римский император с 16 янв. 27 г. до н. э. по 19 авг. 14 г. н. э.
Денарий, серебро
Дата чеканки: 19—18 гг. до н. э.*
Монетный двор: Испания, монетный двор 1 (Колония Цезарьавгуста?)
вес: 3.60 г
ось: 5 ч.
АВЕРС:CAESAR AVGVSTVS — голо­ва Авгу­ста, в дубо­вом вен­ке, впра­во.
РЕВЕРС: DIVVS IVLIVS — ввер­ху и вни­зу; коме­та с восе­мью луча­ми и хво­стом.
Ссылки: RIC I Augustus 38a (R2)
BMCRE I Augustus 328 note §
Babelon MRR Julia 262 (5 Fr.)
CBN 1305
Cohen I 100 var. (в лавровом венке) p. 78 (5 Fr.)
RSC I 100 (VF £200)
Сохранность: good VF
* Дата чеканки: ок. 19—18 гг. до н. э., Испания, монетный двор 1 (Колония Цезарьавгуста?) (RIC); 18—17 гг. до н. э., испанский монетный двор 1 (Колония Цезарьавгуста?) (BMC RE).
Описание аверса и реверса приводится по BMC RE.
Classical Numismatic Group — Triton XI, Lot 867 (8 Jan 2008).
Estimate: $1000. Price realized (include buyer’s fees): $1495.
Источник: http://www.coinarchives.com
MRR (Babelon), т. II, c. 1—2, к Julia (1885 г.):

LXXXII. ЮЛИИ

Семью Юли­ев мож­но счи­тать самой зна­ме­ни­той из пат­ри­ци­ан­ских семей Рима. Эта семья была в чис­ле тех, кого Тулл Гости­лий пере­вез в Рим после раз­ру­ше­ния Аль­бы Лон­ги и немед­лен­но воз­вел в пат­ри­ции1. Из древ­ней­шей над­пи­си нам извест­но, что Юлии жили в Бовил­лах и что при обсто­я­тель­ствах, точ­но нам не извест­ных, при­нес­ли жерт­ву в соот­вет­ст­вии с обы­ча­я­ми Аль­бы, где была их пер­во­на­чаль­ная роди­на, lege Albana2. Намно­го поз­же мы видим, что тра­ди­ции дей­ст­ви­тель­но свя­зы­ва­ют их с Бовил­ла­ми, так как импе­ра­тор Тибе­рий велел вос­ста­но­вить в этом горо­де алтарь (sacrarium), уста­нов­лен­ный в честь рода Юли­ев, и при­ка­зал поста­вить там ста­тую Авгу­ста3. В то же вре­мя, чле­ны этой семьи пре­тен­до­ва­ли на боже­ст­вен­ное про­ис­хож­де­ние: от Юла или Аска­ния, кото­рый был сыном Вене­ры и Анхи­за: он при­шел осно­вать город Аль­бу после раз­ру­ше­ния Трои. Дик­та­то­ру Юлию Цеза­рю нра­ви­лось в сво­их пуб­лич­ных выступ­ле­ни­ях наме­кать на это небес­ное про­ис­хож­де­ние; это объ­яс­ня­ет при­сут­ст­вие Вене­ры Пра­ро­ди­тель­ни­цы на мно­гих его моне­тах; имя этой боги­ни дик­та­тор дал сво­им сол­да­там в каче­стве паро­ля в бит­вах при с.2 Фар­са­ле и Мун­де. В соот­вет­ст­вии с обе­том, дан­ным перед Фар­са­лом, Цезарь воз­вел в ее честь храм, кото­рый был с необы­чай­ны­ми тор­же­ства­ми открыт 25 сен­тяб­ря 708 г. (46 г. до н. э.)4. Август под­хва­тил при­тя­за­ния сво­ей при­ем­ной семьи, и Вене­ра и в импе­рии тоже про­воз­гла­ша­лась пра­ро­ди­тель­ни­цей Цеза­рей. Чле­ны рода Юли­ев носи­ли сле­дую­щие про­зви­ща: Бур­си­он, Цезарь, Юл, Мен­тон и Либон. На моне­тах мы видим сле­дую­щих пер­со­на­жей: 1. Луций Юлий Цезарь; 2. Секст Юлий Цезарь; 3. Луций Юлий Цезарь; 4. Луций Юлий, сын Луция, Цезарь; 5. Луций Юлий Бур­си­он; 6. Луций Юлий Сали­на­тор; 7. Гай Юлий Цезарь; 8. Гай Юлий Цезарь Окта­виан Август.

© 2009 г. Пере­вод С. Э. Таривер­ди­е­вой

1Dion. Hal. III. 29; Tac. Ann. XI. 24.

2Niebuhr B. G. Römische Geschichte. Bd. II. Berlin, 1836. Anm. 421, 1240.

3Tac. Ann. II. 41.

4Preller L. Roemische Mythologie. 3 Aufl. Hsg. H. Jordan. Bd. 1. B., 1881. S. 444.

MRR (Babelon), т. II, с. 84, к Julia 261—264 (1885 г.):

Пред­ше­ст­ву­ю­щая груп­па (номе­ра 261—264) не нашла себе места в этой кни­ге, посколь­ку она отно­сит­ся к Юлию Цеза­рю. Эти экзем­пля­ры были отче­ка­не­ны в 737 г. (17 г. до н. э.) как и экзем­пля­ры М. Сан­кви­ния, на кото­рых изо­бра­же­ны лигур и, как и здесь, коме­та.

BMC RE (Mattingly), т. I, с. 59, прим. § (к № 328) (1923 г.):

Cohen 100: вари­ант с голо­вой в «лав­ро­вом» вен­ке впра­во на авер­се. На этих сери­ях дубо­вый венок, а не лав­ро­вый, это стан­дарт, и опи­са­ния Коэна долж­ны быть соот­вет­ст­ву­ю­щим обра­зом изме­не­ны. Таким обра­зом, здесь чита­ет­ся «в дубо­вом вен­ке впра­во».

RIC (Sutherland), т. I, с. 25—26, комм. к №№ 26—153 (1984 г.):

с.25 (ii)—(iii) «Неиз­вест­ные испан­ские монет­ные дво­ры 1 и 2»1 (№№ 26—153)

Две серии золотых и сереб­ря­ных монет, пер­вая из кото­рых усту­па­ет вто­рой в объ­ё­ме и доволь­но замет­но отли­ча­ет­ся от неё порт­ре­та­ми, вызва­ли нема­ло труд­но­стей и пута­ни­цы; Мэт­тингли2, сле­дуя за Лаф­фран­ки3, отнёс их к монет­ным дво­рам испан­ских про­вин­ций на том осно­ва­нии, что на мед­ных моне­тах мно­гих испан­ских горо­дов в эпо­ху Авгу­ста наблюда­ет­ся та же мане­ра испол­не­ния порт­ре­тов4, и пред­по­ло­жил, что эти монет­ные дво­ры нахо­ди­лись в Цеза­рь­ав­гу­сте (Сара­гос­са) в Тарра­кон­ской Испа­нии и Коло­нии Пат­ри­ции (совре­мен­ная Кор­до­ва) в Бети­ке5. Без новых свиде­тельств труд­но опро­верг­нуть аргу­мен­та­цию Мэт­тингли; но пред­при­ни­ма­лись попыт­ки осла­бить его аргу­мен­та­цию ввиду обна­ру­же­ния в Немау­зе (Ним) штем­пе­ля авер­са, кото­рым были отче­ка­не­ны ауреи (по-види­мо­му, под­лин­ные), отне­сён­ные Мэт­тингли к «Коло­нии Пат­ри­ция»6, с.26 и при­пи­сать часть «испан­ских» дена­ри­ев Немау­зу, в основ­ном исхо­дя из сти­ли­сти­че­ских сооб­ра­же­ний7. Обсто­я­тель­ства обна­ру­же­ния штем­пе­ля без повреж­де­ний и потёр­то­стей в ним­ском фон­тане поз­во­ля­ют нам не согла­сить­ся с тем, что он пред­став­ля­ет немауз­ский монет­ный двор по чекан­ке золота и сереб­ра и пред­ло­жить иное объ­яс­не­ние8; и, хотя сле­ду­ет при­знать, что пол­ное иссле­до­ва­ние «испан­ско­го» золота и сереб­ра ещё не про­во­ди­лось, да и оно вряд ли поз­во­лит уста­но­вить терри­то­рию обра­ще­ния этих золотых и сереб­ря­ных монет (ибо они ходи­ли повсюду), всё же мож­но отме­тить, что (а) Испа­ния в целом уже дав­но была урба­ни­зи­ро­ва­на и вклю­че­на в сеть тор­го­вых свя­зей; (б) осо­бен­но это отно­сит­ся к Бети­ке; (в) Испа­ния слу­жи­ла важ­ным источ­ни­ком золотых и сереб­ря­ных слит­ков; (г) в Испа­нии (в отли­чие от Гал­лии) в то вре­мя сто­я­ло четы­ре леги­о­на, кото­рым тре­бо­ва­лось пла­тить жало­ва­нье моне­та­ми из дра­го­цен­ных метал­лов. Если учесть так­же боль­шое сход­ство порт­ре­тов, наблюдае­мое меж­ду этим золо­том и сереб­ром, с одной сто­ро­ны, и, с дру­гой сто­ро­ны, обиль­ны­ми выпус­ка­ми город­ской меди, кото­рые нача­ли чека­нить­ся в тот пери­од, когда это золо­то и сереб­ро ста­ло цир­ку­ли­ро­вать в боль­ших коли­че­ствах9, то труд­но отри­цать, по мень­шей мере, прав­до­по­до­бие тео­рии Лаф­фран­ки — Мэт­тингли, вне зави­си­мо­сти от того, где имен­но в Испа­нии рас­по­ла­га­лись сами монет­ные дво­ры.

Про­дол­жи­тель­ность чекан­ки монет­ных дво­ров «Испа­ния 1» и «Испа­ния 2» невоз­мож­но точ­но опре­де­лить. «Испа­ния 1» — менее про­дук­тив­ный из двух10 — чека­нил типы, кото­рые мож­но отне­сти в основ­ном к 19—18 гг. до н. э.: ука­за­ния на уступ­ки Арме­нии и Пар­фии рас­смат­ри­ва­ют­ся в общем кон­тек­сте, где Август пред­став­лен как спа­си­тель Рима, удо­сто­ен­ный Щита доб­ле­стей (clupeus virtutis) и граж­дан­ско­го вен­ка (corona civica). Монет­ный двор «Испа­ния 2» чека­нил гораздо более актив­но, пожа­луй, с 20 по 17/16 гг. до н. э. В его чекан­ке тоже изоби­лу­ют ука­за­ния на Арме­нию и Пар­фию, а Август тоже пред­став­лен как спа­си­тель государ­ства, одна­ко дати­ро­ван­ные выпус­ки и пря­мое упо­ми­на­ние о Веко­вых играх (Ludi Saeculares), состо­яв­ших­ся в 17 г. до н. э., свиде­тель­ст­ву­ют о том, что чекан­ка монет­но­го дво­ра «Испа­ния 2» несо­мнен­но про­дол­жа­лась до 17 г. до н. э.

Ауреи и дена­рии, выпу­щен­ные монет­ным дво­ром «Испа­ния 1», име­ют раз­ные типы, за един­ст­вен­ным исклю­че­ни­ем. На монет­ном дво­ре «Испа­ния 2» дело обсто­ит ина­че. В дру­гих отно­ше­ни­ях оба монет­ных дво­ра име­ют мно­го важ­ных сходств: весо­вой диа­па­зон золотых монет состав­ля­ет 7,90—7,75 г, сереб­ря­ных монет — 3,85—3,65 г; наблюда­ет­ся тен­ден­ция (с неко­то­ры­ми откло­не­ни­я­ми) к рас­по­ло­же­нию штем­пе­лей в пози­ции ↑↓. Хотя вре­мен­ной диа­па­зон их чекан­ки может раз­ли­чать­ся, как и их про­дук­ция и выбор типов авер­са и ревер­са, два монет­ных дво­ра явно име­ют мно­го обще­го — чего и сле­ду­ет ожидать, когда два началь­ни­ка монет­ных дво­ра дей­ст­ву­ют при­бли­зи­тель­но одно­вре­мен­но в сосед­них про­вин­ци­ях.

© 2017 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой

1См. ниже, с. 43 сл.

2Mattingly G. A. Coins of the Roman Empire in the British Museum. V. 1. Augustus to Vitellius. London, 1923. P. cviii f.

3Laffranchi L. La monetizatione di Augusto // RIN. Vol. 25. 1912. P. 151 f.; Vol. 26. 1918. P. 161 f.

4Конеч­но, невер­но было бы пола­гать, что порт­ре­ты на мед­ных моне­тах повли­я­ли на порт­ре­ты на сереб­ре и золо­те (ср. Grant M. From Imperium to Auctoritas. Cambridge, 1946. P. 122; Idem. A Step toward World-Coinage // Studies in Roman Economic and Social History in Honor of A. Ch. Johnson / Ed. P. R. Coleman-Norton. Princeton, 1951. P. 100 f.; Idem. The Six Main Aes Coinages of Augustus. Edinburgh, 1953. P. 77 f.), но на самом деле Мэт­тингли спе­ци­аль­но под­чёр­ки­ва­ет, что речь идёт о вли­я­нии более рас­про­стра­нён­но­го сереб­ра и золота на медь, огра­ни­чен­ную мест­ным обра­ще­ни­ем.

5Sutherland C. H. V. The Emperor and the Coinage. London, 1976. P. 42 f.

6Le Gentilhomme P. Coin monétaire d’Auguste // RN. Ser. 5. T. 9. P. ii; Giard J.-B. Bibliothèce nationale (Paris): Catalogue des monnaies de l’Empire romain. Vol. 1. Paris, 1976. P. 12; Grant M. A Step toward World-Coinage. P. 102 f.

7Giard J.-B. Op. cit. №№ 1330 ff.; P. 13. Эту гипо­те­зу труд­но под­дер­жать в отсут­ст­вие сколь­ко-нибудь надёж­ных свиде­тельств, и она не учи­ты­ва­ет­ся в спис­ках, при­ведён­ных ниже (с. 45 сл.), где все эти моне­ты отне­се­ны к монет­ным дво­рам «Испа­ния 1» и «Испа­ния 2».

8Sutherland C. H. V. Op. cit. P. 44.

9Vives y Escudero A. La moneda hispánica. Madrid, 1924—1926; Sutherland C. H. V., Kraay C. M. Coins of the Roman Empire in the Ashmolean Museum. Part 1. Oxford, 1975. Pl. 22—26.

10Об оцен­ке объ­ё­мов про­из­вод­ства монет­но­го дво­ра «Испа­ния 1» и отсут­ст­вии сколь­ко-нибудь надёж­ных свиде­тельств, а так­же о монет­ном дво­ре «Испа­ния 2» ср.: Sutherland C. H. V. Some Observations on the Coinage of Augustus // NAC. Vol. 7. 1978. P. 169 f.

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА