римский император с 16 янв. 27 г. до н. э. по 19 авг. 14 г. н. э.
Денарий, серебро
Дата чеканки: 19—18 гг. до н. э.*
Монетный двор: Испания, монетный двор 1 (Колония Цезарьавгуста?)
вес: 3.50 г
диаметр: 19 мм
АВЕРС:CAESAR AVGVSTVS — обна­жен­ная голо­ва Авгу­ста впра­во.
РЕВЕРС: Вик­то­рия, в дра­пи­ров­ке, при­зем­ля­ет­ся впра­во, дер­жит обе­и­ми руках круг­лый щит, на кото­ром начер­та­но CL. V. (Clypeus virtutis) и лав­ро­вую ветвь в пра­вой руке; сле­ва от Вик­то­рии S. P. Q. R. (Senatus populusque romanus).
Ссылки: RIC I Augustus 47a (R3)
BMCRE I Augustus 342 (Pl. 6. 19)
Grueber BMCRR II Gaul 153 (Pl. CVII. 5)
CBN 1325
RSC I 289e (VF £260)
Сохранность: good EF
* Дата чеканки: 19—18 гг. до н. э., Испания, неопределенный монетный двор 1 (Колония Цезарьавгуста?) (RIC); 18—17 гг. до н. э., испанский монетный двор 1 (Колония Цезарьавгуста?) (BMCRE); 16—15 гг. до н. э., Галлия (BMCRR).
Описание реверса приводится по BMC.
ArtCoins Roma s.r.l. — Auction 3, Lot 268 (31.05.2011).
Оценочная стоимость: 480 EUR. Цена реализации (без аукционной комиссии): 1500 EUR (2143 USD).
Источник: http://www.acsearch.info
BMC RR (Grueber), т. II, с. 418—419, прим. 1 (к №№ 124—225) (1910 г.):
ПЕРИОД VI.

Око­ло 27—3 гг. до н. э., от осно­ва­ния Горо­да 727—751 гг.

Чекан­ка моне­ты Окта­вия как Авгу­ста.


Шест­на­дца­то­го янва­ря 27 г. до н. э. Сенат еди­но­глас­ным реше­ни­ем даро­вал Окта­вию зна­ме­ни­тый титул Авгу­ста, и с это­го момен­та он име­ну­ет­ся так на моне­тах, в пуб­лич­ных доку­мен­тах и в над­пи­сях. Чекан­ки, вклю­чен­ные в этот пери­од, послед­ние из тех, что пред­сто­ит опи­сать в свя­зи с про­вин­ци­ей Гал­ли­ей, могут быть разде­ле­ны на четы­ре серии, рас­по­ло­жен­ные в хро­но­ло­ги­че­ском поряд­ке.

Выпуск I, 27—25 гг. до н. э. — Эти моне­ты были отче­ка­не­ны в то вре­мя, когда Август при­ехал в Гал­лию, чтобы осу­ще­ст­вить реор­га­ни­за­цию этой про­вин­ции.

Выпуск II, 24—16 гг. до н. э. — Моне­ты, дати­ро­ван­ные эти­ми года­ми, по-види­мо­му, не отме­ча­ют какой-то осо­бый пери­од в исто­рии Гал­лии. Август в то вре­мя либо был в Ита­лии, либо посе­щал восточ­ную часть рим­ских вла­де­ний — Малую Азию и Гре­цию (см. ЧЕКАНКА ВОСТОКА).

Выпуск III, 16—15 гг. до н. э. — Дата выпус­ка этих монет вновь сов­па­ла со вре­мен­ным пре­бы­ва­ни­ем Авгу­ста в Гал­лии, куда он при­ехал для отра­же­ния набе­гов гер­ман­ских пле­мен и завер­ше­ния меро­при­я­тий, свя­зан­ных с даль­ней­шей орга­ни­за­ци­ей про­вин­ции.

с.419 Выпуск IV, 14—3 гг. до н. э. — Выпуск этих монет дати­ру­ет­ся, начи­ная с того вре­ме­ни, когда Август был про­воз­гла­шен импе­ра­то­ром в деся­тый раз после победы Тибе­рия над рета­ми в авгу­сте преды­ду­ще­го года. Посколь­ку на леген­дах боль­шин­ства экзем­пля­ров это­го выпус­ка ука­за­на либо оче­ред­ная импе­ра­тор­ская аккла­ма­ция, либо год три­бун­ской вла­сти Авгу­ста, их хро­но­ло­ги­че­ская клас­си­фи­ка­ция не пред­став­ля­ет серь­ез­ных труд­но­стей.

Каж­дый выпуск име­ет ряд осо­бен­но­стей, либо в ука­за­нии титу­лов импе­ра­то­ра, либо в изо­бра­же­ни­ях, либо по каче­ству работы. Так­же, по-види­мо­му, для каж­до­го харак­те­рен осо­бый порт­рет. С 27—25 гг. до н. э. импе­ра­тор назы­ва­ет­ся толь­ко Augustus; с 24—15 гг. до н. э. — Augustus или Caesar Augustus; и с 14—3 гг. до н. э. — толь­ко Augustus Divi f. Эти титу­лы доволь­но близ­ки к тем, кото­рые име­ют­ся на совре­мен­ных им выпус­ках рим­ско­го монет­но­го дво­ра. Изо­бра­же­ния на ревер­сах в пери­од с 27—15 г. до н. э. в основ­ном явля­ют­ся копи­я­ми изо­бра­же­ний цен­траль­но­го монет­но­го дво­ра, но, начи­ная с это­го вре­ме­ни, они ори­ги­наль­ны по сво­е­му харак­те­ру, хотя и ред­ко отно­сят­ся к совре­мен­ным собы­ти­ям. На них име­ет­ся боль­шое коли­че­ство повто­ре­ний.

Что каса­ет­ся монет пер­во­го выпус­ка, то на них порт­рет Авгу­ста более рельеф­ный, в срав­не­нии с преды­ду­щи­ми выпус­ка­ми, отне­сен­ны­ми к Гал­лии. По сти­лю он более схож с порт­ре­та­ми на совре­мен­ных тому вре­ме­ни моне­тах рим­ско­го дво­ра. Тем не менее, име­ют­ся неболь­шие отли­чия в изо­бра­же­нии при­чес­ки, фор­мы голо­вы и, осо­бен­но в фор­ме шеи, кото­рая менее рельеф­на и неко­то­рым обра­зом вогну­та у осно­ва­ния, как на галль­ских экзем­пля­рах 29—27 гг. до н. э. Как уже упо­ми­на­лось, у импе­ра­то­ра назван толь­ко один титул Augustus, а изо­бра­же­ния на ревер­се явля­ют­ся копи­я­ми изо­бра­же­ний, исполь­зо­вав­ших­ся на рим­ском монет­ном дво­ре.

Фигу­ра всад­ни­ка на авер­се дена­рия типа I, воз­мож­но, изо­бра­жа­ет одну из мно­го­чис­лен­ных ста­туй, воз­двиг­ну­тых в честь Авгу­ста в то вре­мя, когда он был импе­ра­то­ром, на что ука­зы­ва­ет леген­да IMP. Это несколь­ко необыч­ный вид, Август пока­зан в шле­ме. Таким обра­зом, это, воз­мож­но, вос­про­из­веде­ние мест­ной ста­туи, весь­ма веро­ят­но, воз­двиг­ну­той ему в Лугдуне. Моне­та, тем не менее, сде­ла­на так гру­бо, что сомни­тель­но, что она дей­ст­ви­тель­но чека­ни­лась в Лугдуне. О Козе­ро­ге, сим­во­ле Авгу­ста по горо­ско­пу, уже гово­ри­лось в свя­зи с выпус­ка­ми рим­ско­го монет­но­го дво­ра это­го же вре­ме­ни (см. выше, с. 19).

BMC RR (Grueber), т. II, с. 424, прим. 1 (к №№ 147—155) (1910 г.):

ВЫПУСК III
(око­ло 16—15 гг. до н. э.; от осно­ва­ния Горо­да 738—739 гг.)

Выпус­ки, дати­ру­е­мые эти­ми года­ми, сов­па­да­ют с при­сут­ст­ви­ем Авгу­ста в Гал­лии. На севе­ре и восто­ке Альп в нача­ле 16 г. до н. э. про­изо­шло откры­тое вос­ста­ние. Вар­вар­ские пле­ме­на ден­те­ле­тов и скор­дис­ков совер­ша­ли набе­ги на Македо­нию, а сав­ро­ма­ты вторг­лись во Фра­кию; но более серь­ез­ная опас­ность исхо­ди­ла от неко­то­рых воин­ст­вен­ных пле­мен — сигам­бров, узи­пе­тов и тенк­те­ров, кото­рые пере­сек­ли Рейн, вторг­лись в Гал­лию Бель­ги­ку и нанес­ли пора­же­ние ее намест­ни­ку Лол­лию. Ситу­а­ция каза­лась Авгу­сту кри­ти­че­ской, тем более, что Гал­лия была импе­ра­тор­ской про­вин­ци­ей, и поэто­му он поспеш­но пере­сек Аль­пы, чтобы при­нять коман­до­ва­ние леги­о­на­ми (Dion Cassius, LIV. 20). Гер­ман­цы, одна­ко, не жела­ли встре­чать­ся с регу­ляр­ной импе­ра­тор­ской арми­ей, так что они вер­ну­лись за Рейн, пошли на согла­ше­ние и дали залож­ни­ков. Август остал­ся в про­вин­ции, чтобы завер­шить ее реор­га­ни­за­цию, и, по-види­мо­му, сде­лал Лугдун сво­ей штаб-квар­ти­рой, так как имен­но там он рас­сле­до­вал дело о вымо­га­тель­стве, в кото­ром был обви­нен про­ку­ра­тор Лици­ний. Его пре­бы­ва­ние там дли­лось до кон­ца 14 г. до н. э. или до нача­ла 13 г. до н. э., когда он вер­нул­ся в Рим с Тибе­ри­ем и Дру­зом, недав­но одер­жав­ши­ми бле­стя­щие победы над рета­ми воз­ле озе­ра Бенак (озе­ро Гар­да) и в Гал­лии Гель­ве­ти­ке.

При­бы­тие Авгу­ста в Лугдун было, по-види­мо­му, воз­ве­ще­но уве­ли­че­ни­ем выпус­ка монет, осо­бен­но золотых. Изо­бра­же­ния на них, одна­ко, не запе­чат­ле­ли каких-либо совре­мен­ных собы­тий, но, как и на выше­опи­сан­ных моне­тах, отно­сят­ся к тем собы­ти­ям, кото­рые про­ис­хо­ди­ли несколь­ко лет назад и уже были про­ил­лю­ст­ри­ро­ва­ны на моне­тах Рима. Сле­до­ва­тель­но, рисун­ки на них — это про­стые адап­та­ции, и на них изо­бра­же­ны лав­ро­вые дере­вья, поса­жен­ные с обе­их сто­рон дома Авгу­ста, граж­дан­ский венок и clypeus virtutis, — все это было пожа­ло­ва­но ему осо­бым поста­нов­ле­ни­ем сена­та и рим­ско­го наро­да, — а так­же воз­вра­ще­ние штан­дар­тов от пар­фян и их посвя­ще­ние в хра­ме Мар­са Мсти­те­ля. Изо­бра­же­ния на авер­сах этих выпус­ков в боль­шин­стве еди­но­об­раз­ны. Если порт­рет изо­бра­жен на аурее, то Август назван про­сто AVGVSTVS, а если на дена­рии, то CAESAR AVGVSTVS. Так­же на ауре­ях имя рас­по­ло­же­но ниже голо­вы, как и на неко­то­рых отче­ка­нен­ных в Риме моне­тах с изо­бра­же­ни­ем на ревер­се Вик­то­рии и щита (см. выше, стр. 22, 23). Этот порт­рет явля­ет­ся чем-то про­ме­жу­точ­ным меж­ду изо­бра­жен­ным на моне­тах 24—16 гг. до н. э. и изо­бра­жен­ным на моне­тах, выпус­кав­ших­ся после 15 г. до н. э. Он несколь­ко более релье­фен, неже­ли на более ран­них экзем­пля­рах, но не настоль­ко, как на после­дую­щих. Во всех этих выпус­ках так вели­ко еди­но­об­ра­зие тех­ни­ки и сти­ля, что отне­се­ние их к одно­му кон­крет­но­му месту про­ис­хож­де­ния ста­но­вит­ся прак­ти­че­ски несо­мнен­ным фак­том.

BMC RR (Grueber), т. II, с. 426, прим. 1 (к № 153) (1910 г.):
Тип IV.

Изо­бра­же­ние на этом дена­рии несколь­ко отли­ча­ет­ся от всех, выпу­щен­ных в Риме. Вик­то­рия ско­рее спус­ка­ет­ся, чем летит, ее фигу­ра более пря­мая, и леген­да раз­ме­ще­на поза­ди нее сле­ва, а не под щитом (см. выше с. 23, № 4386).

RIC (Sutherland), т. I, с. 25—26, комм. к №№ 26—153 (1984 г.):

с.25 (ii)—(iii) «Неиз­вест­ные испан­ские монет­ные дво­ры 1 и 2»1 (№№ 26—153)

Две серии золотых и сереб­ря­ных монет, пер­вая из кото­рых усту­па­ет вто­рой в объ­ё­ме и доволь­но замет­но отли­ча­ет­ся от неё порт­ре­та­ми, вызва­ли нема­ло труд­но­стей и пута­ни­цы; Мэт­тингли2, сле­дуя за Лаф­фран­ки3, отнёс их к монет­ным дво­рам испан­ских про­вин­ций на том осно­ва­нии, что на мед­ных моне­тах мно­гих испан­ских горо­дов в эпо­ху Авгу­ста наблюда­ет­ся та же мане­ра испол­не­ния порт­ре­тов4, и пред­по­ло­жил, что эти монет­ные дво­ры нахо­ди­лись в Цеза­рь­ав­гу­сте (Сара­гос­са) в Тарра­кон­ской Испа­нии и Коло­нии Пат­ри­ции (совре­мен­ная Кор­до­ва) в Бети­ке5. Без новых свиде­тельств труд­но опро­верг­нуть аргу­мен­та­цию Мэт­тингли; но пред­при­ни­ма­лись попыт­ки осла­бить его аргу­мен­та­цию ввиду обна­ру­же­ния в Немау­зе (Ним) штем­пе­ля авер­са, кото­рым были отче­ка­не­ны ауреи (по-види­мо­му, под­лин­ные), отне­сён­ные Мэт­тингли к «Коло­нии Пат­ри­ция»6, с.26 и при­пи­сать часть «испан­ских» дена­ри­ев Немау­зу, в основ­ном исхо­дя из сти­ли­сти­че­ских сооб­ра­же­ний7. Обсто­я­тель­ства обна­ру­же­ния штем­пе­ля без повреж­де­ний и потёр­то­стей в ним­ском фон­тане поз­во­ля­ют нам не согла­сить­ся с тем, что он пред­став­ля­ет немауз­ский монет­ный двор по чекан­ке золота и сереб­ра и пред­ло­жить иное объ­яс­не­ние8; и, хотя сле­ду­ет при­знать, что пол­ное иссле­до­ва­ние «испан­ско­го» золота и сереб­ра ещё не про­во­ди­лось, да и оно вряд ли поз­во­лит уста­но­вить терри­то­рию обра­ще­ния этих золотых и сереб­ря­ных монет (ибо они ходи­ли повсюду), всё же мож­но отме­тить, что (а) Испа­ния в целом уже дав­но была урба­ни­зи­ро­ва­на и вклю­че­на в сеть тор­го­вых свя­зей; (б) осо­бен­но это отно­сит­ся к Бети­ке; (в) Испа­ния слу­жи­ла важ­ным источ­ни­ком золотых и сереб­ря­ных слит­ков; (г) в Испа­нии (в отли­чие от Гал­лии) в то вре­мя сто­я­ло четы­ре леги­о­на, кото­рым тре­бо­ва­лось пла­тить жало­ва­нье моне­та­ми из дра­го­цен­ных метал­лов. Если учесть так­же боль­шое сход­ство порт­ре­тов, наблюда­е­мое меж­ду этим золо­том и сереб­ром, с одной сто­ро­ны, и, с дру­гой сто­ро­ны, обиль­ны­ми выпус­ка­ми город­ской меди, кото­рые нача­ли чека­нить­ся в тот пери­од, когда это золо­то и сереб­ро ста­ло цир­ку­ли­ро­вать в боль­ших коли­че­ствах9, то труд­но отри­цать, по мень­шей мере, прав­до­по­до­бие тео­рии Лаф­фран­ки — Мэт­тингли, вне зави­си­мо­сти от того, где имен­но в Испа­нии рас­по­ла­га­лись сами монет­ные дво­ры.

Про­дол­жи­тель­ность чекан­ки монет­ных дво­ров «Испа­ния 1» и «Испа­ния 2» невоз­мож­но точ­но опре­де­лить. «Испа­ния 1» — менее про­дук­тив­ный из двух10 — чека­нил типы, кото­рые мож­но отне­сти в основ­ном к 19—18 гг. до н. э.: ука­за­ния на уступ­ки Арме­нии и Пар­фии рас­смат­ри­ва­ют­ся в общем кон­тек­сте, где Август пред­став­лен как спа­си­тель Рима, удо­сто­ен­ный Щита доб­ле­стей (clupeus virtutis) и граж­дан­ско­го вен­ка (corona civica). Монет­ный двор «Испа­ния 2» чека­нил гораздо более актив­но, пожа­луй, с 20 по 17/16 гг. до н. э. В его чекан­ке тоже изоби­лу­ют ука­за­ния на Арме­нию и Пар­фию, а Август тоже пред­став­лен как спа­си­тель государ­ства, одна­ко дати­ро­ван­ные выпус­ки и пря­мое упо­ми­на­ние о Веко­вых играх (Ludi Saeculares), состо­яв­ших­ся в 17 г. до н. э., свиде­тель­ст­ву­ют о том, что чекан­ка монет­но­го дво­ра «Испа­ния 2» несо­мнен­но про­дол­жа­лась до 17 г. до н. э.

Ауреи и дена­рии, выпу­щен­ные монет­ным дво­ром «Испа­ния 1», име­ют раз­ные типы, за един­ст­вен­ным исклю­че­ни­ем. На монет­ном дво­ре «Испа­ния 2» дело обсто­ит ина­че. В дру­гих отно­ше­ни­ях оба монет­ных дво­ра име­ют мно­го важ­ных сходств: весо­вой диа­па­зон золотых монет состав­ля­ет 7,90—7,75 г, сереб­ря­ных монет — 3,85—3,65 г; наблюда­ет­ся тен­ден­ция (с неко­то­ры­ми откло­не­ни­я­ми) к рас­по­ло­же­нию штем­пе­лей в пози­ции ↑↓. Хотя вре­мен­ной диа­па­зон их чекан­ки может раз­ли­чать­ся, как и их про­дук­ция и выбор типов авер­са и ревер­са, два монет­ных дво­ра явно име­ют мно­го обще­го — чего и сле­ду­ет ожидать, когда два началь­ни­ка монет­ных дво­ра дей­ст­ву­ют при­бли­зи­тель­но одно­вре­мен­но в сосед­них про­вин­ци­ях.

© 2017 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой

1См. ниже, с. 43 сл.

2Mattingly G. A. Coins of the Roman Empire in the British Museum. V. 1. Augustus to Vitellius. London, 1923. P. cviii f.

3Laffranchi L. La monetizatione di Augusto // RIN. Vol. 25. 1912. P. 151 f.; Vol. 26. 1918. P. 161 f.

4Конеч­но, невер­но было бы пола­гать, что порт­ре­ты на мед­ных моне­тах повли­я­ли на порт­ре­ты на сереб­ре и золо­те (ср. Grant M. From Imperium to Auctoritas. Cambridge, 1946. P. 122; Idem. A Step toward World-Coinage // Studies in Roman Economic and Social History in Honor of A. Ch. Johnson / Ed. P. R. Coleman-Norton. Princeton, 1951. P. 100 f.; Idem. The Six Main Aes Coinages of Augustus. Edinburgh, 1953. P. 77 f.), но на самом деле Мэт­тингли спе­ци­аль­но под­чёр­ки­ва­ет, что речь идёт о вли­я­нии более рас­про­стра­нён­но­го сереб­ра и золота на медь, огра­ни­чен­ную мест­ным обра­ще­ни­ем.

5Sutherland C. H. V. The Emperor and the Coinage. London, 1976. P. 42 f.

6Le Gentilhomme P. Coin monétaire d’Auguste // RN. Ser. 5. T. 9. P. ii; Giard J.-B. Bibliothèce nationale (Paris): Catalogue des monnaies de l’Empire romain. Vol. 1. Paris, 1976. P. 12; Grant M. A Step toward World-Coinage. P. 102 f.

7Giard J.-B. Op. cit. №№ 1330 ff.; P. 13. Эту гипо­те­зу труд­но под­дер­жать в отсут­ст­вие сколь­ко-нибудь надёж­ных свиде­тельств, и она не учи­ты­ва­ет­ся в спис­ках, при­ведён­ных ниже (с. 45 сл.), где все эти моне­ты отне­се­ны к монет­ным дво­рам «Испа­ния 1» и «Испа­ния 2».

8Sutherland C. H. V. Op. cit. P. 44.

9Vives y Escudero A. La moneda hispánica. Madrid, 1924—1926; Sutherland C. H. V., Kraay C. M. Coins of the Roman Empire in the Ashmolean Museum. Part 1. Oxford, 1975. Pl. 22—26.

10Об оцен­ке объ­ё­мов про­из­вод­ства монет­но­го дво­ра «Испа­ния 1» и отсут­ст­вии сколь­ко-нибудь надёж­ных свиде­тельств, а так­же о монет­ном дво­ре «Испа­ния 2» ср.: Sutherland C. H. V. Some Observations on the Coinage of Augustus // NAC. Vol. 7. 1978. P. 169 f.

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА