монетарий 57 г. до н. э.
Денарий, серебро
Дата чеканки: 57 г. до н. э.
Монетный двор: Рим
вес: 3.99 г
АВЕРС:Жен­ский бюст (BMCRR, CRR, Hollstein: Цере­ра; RRC, RCTV: Про­зер­пи­на; MRR, RRM: Фор­ту­на) впра­во, задра­пи­ро­ван­ный, в круг­лых серь­гах и оже­ре­лье, воло­сы укра­ше­ны мако­вы­ми голов­ка­ми, сза­ди воло­сы собра­ны в сет­ку или мешо­чек; над уша­ми и на шее мел­кие завит­ки; от ушей к затыл­ку протя­ну­ты косы. Сза­ди кон­троль­ная мет­ка (яще­ри­ца). Кай­ма из точек.
РЕВЕРС: Кры­ла­тый каду­цей; спра­ва M·PLAETORI вниз; сле­ва CEST·EX·S·C вниз (Marcus Plaetorius Cestianus ex senatus consulto). Кай­ма из точек.
Ссылки: Grueber BMCRR I Rome 3549
Crawford RRC 405/3b (штемпелей аверса (3a—4c): 23, штемпелей реверса (3a—b): 13?)
Sydenham CRR 805 (степень редкости 3: common)
Babelon MRR Plaetoria 6 2 fr.
RSC I Plaetoria 6 (VF £80)
Sear RCTV (2000) I 342 (VF $176, EF $480)
Hollstein, 140—153
RRM (Harlan), ch. 30, p. 167—182
Online: CRRO
*Дата и место чеканки: 69 г. до н. э., Рим (MRR, RRC, RCTV), около 69 г. до н. э., Рим (RSC), около 68 г. до н. э., Рим (BMCRR), около 68—66 гг. до н. э., Рим (CRR), 67 г. до н. э., передвижной монетный двор Помпея (RRM), около 57 г. до н. э., Рим (Hersch, Walker; Hollstein).
Aureo & Calicó S.L., аукцион 319, лот 550, 07.11.2018.
Источник: https://acsearch.info
MRR (Babelon), т. II, с. 307—308, к Plaetoria (1885 г.):

CXXV. ПЛЕТОРИИ

Род Пле­то­ри­ев, пле­бей­ский по про­ис­хож­де­нию, нико­гда не имел боль­шо­го вли­я­ния в эпо­ху Рес­пуб­ли­ки, и ни один из его чле­нов не с.308 достиг кон­суль­ства. Пер­вым в исто­рии упо­ми­на­ет­ся Гай Пле­то­рий, один из трех рим­ских упол­но­мо­чен­ных, кото­рых в 560 г. (194 г. до н. э.) напра­ви­ли в Южную Ита­лию для осно­ва­ния коло­нии Кротон1. Из нумиз­ма­ти­ки извест­ны сле­дую­щие име­на: 1. Квинт Пле­то­рий; 2. Луций Пле­то­рий Цести­ан, сын Луция; 3. Марк Пле­то­рий Цести­ан; 4. Луций Пле­то­рий Цести­ан.

© 2012 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой

1 Liv. XXXIV. 45.

MRR (Babelon), т. II, с. 310—312, к Plaetoria 3—10 (1885 г.):

с.310

3. Марк Пле­то­рий Цести­ан
Куруль­ный эдил в 685 г. от осно­ва­ния Рима (69 г. до н. э.)

Про­зви­ще «Цести­ан», ука­зан­ное на моне­тах Мар­ка Пле­то­рия, не упо­ми­на­ет­ся ни у одно­го антич­но­го исто­ри­ка. Воз­мож­но, Марк Пле­то­рий Цести­ан иден­ти­чен Мар­ку Пле­то­рию, кото­рый высту­пил обви­ни­те­лем Мар­ка Фон­тея в 684 г. (70 г. до н. э.) и про­тив кото­ро­го Цице­рон про­из­нёс речь «В защи­ту Фон­тея». В сле­дую­щем году Марк Пле­то­рий был куруль­ным эди­лом вме­сте с Гаем Фла­ми­ни­ем и имен­но в этом каче­стве чека­нил моне­ты. В 688 г. (66 г. до н. э.) он был пре­то­ром с тем же самым кол­ле­гой. Цице­рон2 сооб­ща­ет, что в 703 г. (51 г. до н. э.) он был осуж­дён, но не уточ­ня­ет, за что и к чему имен­но его при­го­во­ри­ли. Воз­мож­но, его отцом был Марк Пле­то­рий, кото­ро­го в 672 г. (82 г. до н. э.) каз­нил Сул­ла.

На моне­тах Мар­ка Пле­то­рия Цести­а­на встре­ча­ют­ся раз­лич­ные любо­пыт­ные изо­бра­же­ния, кото­рые мож­но сопо­ста­вить с изо­бра­же­ни­я­ми на дена­ри­ях Мар­ка Воль­тея. Голо­ва Кибе­лы на № 3 напо­ми­на­ет о Мега­ле­зий­ских празд­не­ствах в честь этой боги­ни, назы­вав­шей­ся Доб­рая Боги­ня и Вели­кая Мать. Эти празд­не­ства были учреж­де­ны в 550 г. (204 г. до н. э.), и пред­седа­тель­ст­во­ва­ли на них куруль­ные эди­лы3. Имен­но по этой при­чине мы видим голо­ву Кибе­лы на дена­ри­ях, отче­ка­нен­ных куруль­ны­ми эди­ла­ми, напри­мер, Мар­ком Пле­то­ри­ем Цести­а­ном, Пуб­ли­ем Фури­ем Крас­си­пе­дом и Авлом Плав­ци­ем. Дена­рий № 4 до сих пор не был удо­вле­тво­ри­тель­но истол­ко­ван. По наше­му мне­нию, на авер­се изо­бра­же­на сабин­ская боги­ня Ваку­на, объ­еди­няв­шая атри­бу­ты Диа­ны, Цере­ры, Вене­ры, Вик­то­рии и Минер­вы4: дей­ст­ви­тель­но, с.311 жен­ский бюст на этой моне­те име­ет атри­бу­ты этих богинь; Ваку­ну ещё про­дол­жа­ли глу­бо­ко чтить даже в эпо­ху Импе­рии, и в Реа­те она име­ла зна­ме­ни­тый храм, реста­ври­ро­ван­ный Вес­па­си­а­ном1. Голо­ва без­бо­ро­до­го юно­ши на дена­рии № 5, види­мо, при­над­ле­жит богу Счаст­ли­во­го Исхо­да (Bonus Eventus); по крайне мере, она очень напо­ми­на­ет голо­ву, изо­бра­жён­ную на дена­рии Квин­та Кас­сия Лон­ги­на, кото­рую мы назва­ли этим име­нем2. Прав­да, эти две голо­вы не име­ют ниче­го обще­го с голо­вой Счаст­ли­во­го Исхо­да, кото­рая фигу­ри­ру­ет под этим име­нем на дена­рии Скри­бо­ния Либо­на; но мож­но при­ве­сти мно­го при­ме­ров подоб­ных ано­ма­лий; с дру­гой сто­ро­ны, рас­смат­ри­вае­мые голо­вы, как пред­став­ля­ет­ся, похо­жи на голо­ву это­го же бога, кото­рую мож­но увидеть на моне­тах Галь­бы, Тита и дру­гих изо­бра­же­ни­ях, извест­ных как Счаст­ли­вый Исход3. Изо­бра­же­ния на сле­дую­щих дена­ри­ях ещё более зага­доч­ны. Веро­ят­но, это, как и Ваку­на и Доб­рая Боги­ня, боже­ства, культ кото­рых в Риме был тай­ным и вклю­чал в себя ора­ку­лы или мета­ние жре­бия, — такие боже­ства, как Фавн и Фав­на, Палес, ним­фа Эге­рия и неко­то­рые дру­гие. Так­же вполне мож­но пред­по­ло­жить, что мы име­ем дело с изо­бра­же­ни­ем раз­ных ипо­ста­сей боги­ни Фор­ту­ны — таких как Жен­ская Фор­ту­на (Fortuna muliebris), Муж­ская Фор­ту­на (Fortuna virilis), Непо­сто­ян­ная Фор­ту­на (Fortuna brevis), Огляды­ваю­ща­я­ся Фор­ту­на (Fortuna respiciens) и т.д., — или неко­то­рых дру­гих божеств той же при­ро­ды, таких как Нор­ция, Фат, Фата, имев­ших мно­же­ство свя­ти­лищ в Риме и цен­траль­ной Ита­лии4. В любом слу­чае, на ревер­се дена­ри­ев 8 и 9 мы видим фрон­тон хра­ма в Пре­не­сте, где осо­бен­но чти­лась Государ­ст­вен­ная Пер­во­рож­дён­ная Фор­ту­на (Fortuna publica primigenia)5. Бюст боги­ни Жре­бия (Sors) на ревер­се дена­рия № 10 под­креп­ля­ет выше­из­ло­жен­ные пред­по­ло­же­ния и напо­ми­на­ет бюсты Анций­ской Фор­ту­ны на дена­ри­ях Квин­та Рус­ция. Вни­зу изо­бра­же­но не осно­ва­ние ста­туи, как счи­та­ет­ся, на кото­ром напи­са­но сло­во sors, а дощеч­ка, конец кото­рой име­ет фор­му ласточ­ки­на хво­ста; это изо­бра­же­ние одно­го из тех жре­би­ев (sortes), кото­рые сего­дня обна­ру­же­ны в ходе архео­ло­ги­че­ских рас­ко­пок, с.312 осо­бен­но в Пом­пе­ях, и с помо­щью кото­рых бро­са­ли жре­бий и пред­ска­зы­ва­ли буду­щее1.

© 2020 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой.

2Cic. Att. V.20.8.

3Marquardt J. Römische Staatsverwaltung. Bd. 3. Leipzig, 1885. S. 352 f.

4Vacuna in Sabinis dea, quae sub incerta specie est formata; hanc quidam Bellonam, alii Minervam, alii Dianam[1]. Porphyr. Scol. Hor. Od. — Quidam Minervam, alii Dianam putaverunt; nonnulli et Cererem, etiam Venerem esse dixerunt; sed Varro in primo rerum divinarum Victoriam ait[2]. Acron. Scol. Hor. Od.

1Preller L. Römische Mythologie. Aufl. 3. Hsg. H. Jordan. Bd. 1. Berlin, 1881. S. 408 f. Этот дена­рий до сих пор пред­став­ля­ет собой насто­я­щую загад­ку для иссле­до­ва­те­лей. См. об этом: Lafaye G. Histoire du culte des divinités d’ Alexandrie. Paris, 1884. P. 240—241.

2См. выше, т. 1, с. 330 Cassia, 7.

3Cohen H. Description historique des monnaies frappées sous l’Empire romain. Éd. 2. Paris, 1880. Vol. 1. P. 320, n. 14; p. 431, n. 25.

4Preller L. Op. cit. S. 57.

5Preller L. Op. cit. S. 186; Kluegmann A. Die Darstellung öffentlicher Monumente auf den Münzen der Republik // Numismatischte Zeitschrift de Vienne. Bd. 11. 1879. S. 210.

1Preller L. Op. cit. S. 190 Anm. 1.


При­ме­ча­ния пере­вод­чи­цы:


[1]Ваку­на — боги­ня у саби­нян, кото­рую пред­став­ля­ют в неопре­де­лён­ном виде; неко­то­рые счи­та­ют её Бел­ло­ной, дру­гие — Минер­вой, дру­гие — Диа­ной.

[2]Неко­то­рые счи­та­ют Минер­вой, дру­гие Диа­ной; иные гово­рят, что она Цере­ра, а так­же Вене­ра; но Варрон в пер­вой кни­ге «Боже­ст­вен­ных древ­но­стей» гово­рит, что это Вик­то­рия.

MRR (Babelon), т. II, с. 314, к Plaetoria 6 (1885 г.):

Аверс это­го дена­рия обра­зу­ет гибрид­ный экзем­пляр с ревер­сом дена­рия Луция Пле­то­рия № 2.

На авер­се это­го дена­рия встре­ча­ют­ся сле­дую­щие сим­во­лы: амфо­ра, кол­чан, ракуш­ка, дель­фин, вере­те­но, цап­ля, насе­ко­мое, яще­ри­ца, муха, пти­ца, бабоч­ка, высо­кая ваза с руч­кой (praefericulum), ковш (simpulum), сте­бель, ваза.

BMC RR (Grueber), т. I, с. 434—435, прим. 1 к №№ 3519—3601 (1910 г.):
M. PLAETORIVS M. F. CESTIANVS
(МАРК ПЛЕТОРИЙ ЦЕСТИАН, СЫН МАРКА)

с.434 Един­ст­вен­ные моне­ты, отне­сён­ные гра­фом де Сали к 68 г. до н. э., — это моне­ты куруль­но­го эди­ла Мар­ка Пле­то­рия Цести­а­на; дату его долж­но­сти мож­но уста­но­вить с точ­но­стью до одно­го-двух лет. Види­мо, в 70 г. до н. э. Марк Пле­то­рий, для кото­ро­го ког­но­мен «Цести­ан» упо­ми­на­ет­ся толь­ко на моне­тах, обви­нил Мар­ка Фон­тея в вымо­га­тель­стве и зло­употреб­ле­ни­ях при управ­ле­нии Испа­ни­ей (Cic. Font.), а вско­ре после это­го, веро­ят­но, в 68 г. до н. э., в долж­но­сти куруль­но­го эди­ла, имея кол­ле­гой Гая Фла­ми­ния, он заслу­шал обви­не­ние, выдви­ну­тое про­тив Деци­ма Мат­ри­ния, кото­ро­го защи­щал Цице­рон. В 66 г. до н. э. Пле­то­рий был пре­то­ром, сно­ва имея кол­ле­гой Фла­ми­ния, а в 51 г. до н. э. он был осуж­дён по неиз­вест­но­му обви­не­нию (Cic. Att, V. 20. 8). В 44 г. до н. э. он упо­ми­на­ет­ся как сосед фило­со­фа и исто­ри­ка Атти­ка (Cic. Att. XV. 17), но боль­ше о нём ниче­го не сооб­ща­ет­ся.

Моне­ты Пле­то­рия име­ют несколь­ко типов; все эти типы труд­но­объ­яс­ни­мы, а для неко­то­рых удо­вле­тво­ри­тель­ное реше­ние так и не най­де­но. Ясно, что неко­то­рые из них свя­за­ны с его долж­но­стью куруль­но­го эди­ла, на кото­рой он руко­во­дил мно­ги­ми государ­ст­вен­ны­ми игра­ми и празд­ни­ка­ми. Моне­ты его кол­ле­ги Фла­ми­ния неиз­вест­ны, так что Пле­то­рий, види­мо, полу­чил от сена­та какие-то осо­бые пол­но­мо­чия, в силу кото­рых отче­ка­нил эту круп­ную серию монет. Момм­зен (Mommsen Th. Histoire de la monnaie romaine / Trad. franç. par le duc de Blacas. T. 2. P., 1870. P. 481) не пыта­ет­ся ни объ­яс­нить эти типы, ни иден­ти­фи­ци­ро­вать божеств, порт­ре­ты кото­рых изо­бра­же­ны на авер­сах — за исклю­че­ни­ем лишь типа VI, кото­рый он свя­зы­ва­ет с Мега­ле­зий­ски­ми игра­ми в честь Кибе­лы, — и не свя­зы­ва­ет их с дру­ги­ми государ­ст­вен­ны­ми празд­ни­ка­ми, про­во­див­ши­ми­ся под руко­вод­ст­вом куруль­ных эди­лов. Бабе­лон (Babelon E. Description historique et chronologique des monnaies de la République romaine. T. 2. P., 1886. P. 310—312) выдви­га­ет несколь­ко пред­по­ло­же­ний, кото­рые будут упо­мя­ну­ты ниже.

Если рас­смат­ри­вать типы в том поряд­ке, в каком опи­сы­ва­ют­ся моне­ты, мож­но дать сле­дую­щие пред­по­ло­жи­тель­ные объ­яс­не­ния; в неко­то­рых слу­ча­ях они, надо при­знать, слиш­ком пред­по­ло­жи­тель­ны.

Тип I. — Бабе­лон (loc. cit.) иден­ти­фи­ци­ро­вал голо­ву на авер­се как голо­ву Фор­ту­ны и пред­по­ло­жил, что на ревер­се изо­бра­жён тим­пан её зна­ме­ни­то­го хра­ма в Пре­не­сте, где боги­ню осо­бо чти­ли как Фор­ту­ну Государ­ст­вен­ную Пер­во­рож­дён­ную (Fortuna publica primigenia). Немно­го похо­жие изо­бра­же­ния голо­вы Фор­ту­ны, хоти и ина­че испол­нен­ные, встре­ча­ют­ся на моне­тах Мар­ка Аррия Секун­да (Babelon E. Op. cit. T. 1. P. 220) и Квин­та Сици­ния (Babelon E. Op. cit. T. 2. P. 460). Хотя не суще­ст­ву­ет ника­ких доку­мен­таль­ных свиде­тельств о вза­и­мо­свя­зи меж­ду семьёй Пле­то­ри­ев и Пре­не­стой, это объ­яс­не­ние дан­но­го типа, види­мо, под­креп­ля­ет­ся сле­дую­щим.

Тип II.— Фигу­ра боги­ни Жре­бия (Sors) на ревер­се не остав­ля­ет почти ника­ких сомне­ний в том, что бюст на авер­се тоже при­над­ле­жит Фор­туне, хоть и отли­ча­ет­ся по испол­не­нию от преды­ду­ще­го. Имен­но в Пре­не­сте учреж­де­ние ора­ку­ла, извест­но­го как Пре­не­стин­ские Жре­бии, было тес­но свя­за­но с куль­том Фор­ту­ны. Этот спо­соб гада­ния был очень популя­рен в Риме, и сооб­ща­ет­ся, что не толь­ко выдаю­щи­е­ся рим­ляне, но даже ино­зем­ные вла­сти­те­ли при­бе­га­ли к с.435 нему. Этот тип напо­ми­на­ет соеди­нён­ные фигу­ры анций­ских Фор­тун — Фор­ту­ны Счаст­ли­вой и Фор­ту­ны Победи­тель­ни­цы, изо­бра­жён­ные на отче­ка­нен­ных позд­нее моне­тах Квин­та Рус­ция (Babelon E. Op. cit. T. 2. P. 412 № 3), ибо в Анции, как и в Пре­не­сте, нахо­дил­ся боль­шой храм, посвя­щён­ный Фор­туне. Сви­ток или таб­ли­ца в руках у фигу­ры на ревер­се — это изо­бра­же­ние одной из таб­ли­чек или фишек (sortes) из шер­сти или дру­гих мате­ри­а­лов, кото­рые исполь­зо­ва­лись для мета­ния жре­бия или пред­ска­за­ния буду­ще­го. Над­пись Sors нахо­дит­ся не на осно­ва­нии ста­туи, как обыч­но счи­та­ет­ся (Babelon E. loc. cit.).

Тип III. — Если иден­ти­фи­ци­ро­вать голо­ву на авер­се как Цере­ру, а факел на ревер­се — как её осо­бый сим­вол, то эти моне­ты мог­ли быть отче­ка­не­ны в ходе празд­но­ва­ния игр в честь Цере­ры, про­во­див­ших­ся эди­ла­ми. Одна­ко голо­ва может изо­бра­жать и Фло­ру и, таким обра­зом, отно­сить­ся к играм в честь Фло­ры, а кув­шин и факел в этом слу­чае иллю­ст­ри­ру­ют оргии, про­хо­див­шие во вре­мя её празд­неств. Иден­ти­фи­ка­ция это­го типа с Цере­рой пред­став­ля­ет­ся более веро­ят­ной.

Тип IV. — Голо­ва на этих моне­тах, точ­но такая же, как и на преды­ду­щем выпус­ке, тоже может быть иден­ти­фи­ци­ро­ва­на как Цере­ра. Посколь­ку каду­цей был сим­во­лом тор­гов­ли и в этом зна­че­нии на моне­тах неред­ко быва­ет свя­зан с коло­сом, воз­мож­но, здесь отме­ча­ет­ся осо­бая разда­ча зер­на, устро­ен­ная во вре­мя празд­но­ва­ния игр в честь Цере­ры.

Тип V, с таким же ревер­сом, может отно­сить­ся к тому же или подоб­но­му эпи­зо­ду, с кото­рым вполне может быть свя­зан бог Счаст­ли­во­го Исхо­да (Bonus Eventus), изо­бра­же­ние кото­ро­го, по мне­нию Бабе­ло­на, обра­зу­ет тип авер­са. Такую же голо­ву, так­же иден­ти­фи­ци­ро­ван­ную как Счаст­ли­вый Исход, мож­но увидеть на моне­тах Квин­та Кас­сия Лон­ги­на (Babelon E. Op. cit. T. 1. P. 330, № 7). В обо­их слу­ча­ях её испол­не­ние отли­ча­ет­ся от того, что мы видим на моне­тах Луция Скри­бо­ния Либо­на, где при­во­дит­ся имя бога (см. выше, с. 419).

Тип VI. — И Момм­зен, и Бабе­лон счи­та­ют этот тип ука­за­ни­ем на празд­но­ва­ние Мега­ле­зий­ских игр в честь Кибе­лы, Вели­кой Мате­ри богов, кото­рые про­во­ди­лись куруль­ны­ми эди­ла­ми, на что ука­зы­ва­ет куруль­ное крес­ло на ревер­се.

Тип VII. — Бабе­лон (loc. cit.) иден­ти­фи­ци­ро­вал бюст на авер­се как Ваку­ну, сабин­скую боги­ню, соче­тав­шую в сво­ём лице атри­бу­ты Диа­ны, Цере­ры, Вене­ры, Вик­то­рии и Минер­вы. Орёл на ревер­се может быть свя­зан с игра­ми, посвя­щён­ны­ми Юпи­те­ру, устрой­ство кото­рых так­же вхо­ди­ло в обя­зан­но­сти куруль­ных эди­лов.

Мет­ки монет­но­го дво­ра, исполь­зо­вав­ши­е­ся Пле­то­ри­ем, пред­став­ля­ют собой сим­во­лы, встре­чаю­щи­е­ся на авер­се или ревер­се всех типов, кро­ме послед­не­го.

Оста­ёт­ся лишь упо­мя­нуть, что титул «куруль­ный эдил» упо­ми­на­ет­ся толь­ко на двух послед­них типах, и обра­тить вни­ма­ние на раз­ни­цу в тех­ни­ке изготов­ле­ния дена­ри­ев этих типов и осталь­ных пяти. Пер­вые настоль­ко усту­па­ют мастер­ст­вом изготов­ле­ния послед­ним, что если отно­сить все моне­ты, отче­ка­нен­ные Мар­ком Пле­то­ри­ем, к одно­му году, то оче­вид­но, что штем­пе­ли изготав­ли­ва­лись в раз­ных мастер­ских (officinae), где работа­ли раз­ные брига­ды масте­ров. Такое же раз­ли­чие в тех­ни­ке уже отме­ча­лось в отно­ше­нии выпус­ка Гая Госидия Геты (см. выше, с. 421). Тех­ни­ка изготов­ле­ния дена­ри­ев типов I—V боль­ше напо­ми­на­ет моне­ты дру­гих выпус­ков это­го вре­ме­ни.

© 2020 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой.

CRR (Sydenham), с. 132, комм. к № 799—809 (1952 г.):

О пред­ла­гав­ших­ся объ­яс­не­ни­ях серии изо­бра­же­ний на моне­тах Мар­ка Пле­то­рия Цести­а­на см. Babelon E. Description historique et chronologique des monnaies de la République romaine. T. 2. P., 1886. P. 310—312 и Grueber H. A. Coins of the Roman Republic in the British Museum. Vol. 1. L., 1910. P. 434 n. Порядок выпус­ков уста­но­вить невоз­мож­но; но посколь­ку титул «куруль­ный эдил» встре­ча­ет­ся толь­ко на типах vi и vii, мож­но пред­по­ло­жить — но ни в коем слу­чае не утвер­ждать, — что они были послед­ни­ми. По дизай­ну и испол­не­нию эти выпус­ки усту­па­ют №№ i—v.

© 2020 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой.

RRC (Crawford), с. 416, комм. к № 405/3b (1974 г.):
Таб­ли­ца XLI. Кон­троль­ные мет­ки на дена­ри­ях Мар­ка Пле­то­рия Цести­а­на

Пче­ла*BMCRR Rome 3545
Корот­ко­но­гая пти­ца*Боло­нья
Длин­но­но­гая пти­ца*Окс­форд
Бабоч­ка*Клад из Сан-Джу­ли­а­но
Свер­чокBMCRR Rome 3547
Чаша* (см. Pl. LXX.64)Окс­форд
Кин­жал* (см. Pl. LXX.65)BMCRR Rome 3546
Дель­финПариж, A 13925
Кув­шинBMCRR Rome 3544
Лав­ро­вая ветвь*Клад из Бран­до­зы
Яще­ри­цаBMCRR Rome 3549
Пав­линТурин, Simboli, 430
Кол­чан*Окс­форд
Ветвь*BMCRR Rome 3553
Щит*BMCRR Rome 3550
Ковш (simpulum)*BMCRR Rome 3551
ПосохПариж, A 13945
Ваза с рем­нём* (см. Pl. LXX.66)BMCRR Rome 3552
Высо­кая ваза (см. Pl. LXX.67)BMCRR Rome 3548

Звёздоч­кой отме­че­ны штем­пе­ли, общие для типов 3 и 4. Из сим­во­лов, кото­рые пере­чис­ле­ны у Бабе­ло­на и едва ли могут быть про­сто невер­но опи­са­ны, я не нашёл цвет­ка на типе 3, вет­ви и факе­ла на типе 5.


© 2020 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой.

RRC (Crawford), с. 418, комм. к № 405 (1974 г.):

Кон­троль­ные мет­ки на типах 1b, 2 и 3b—4b — сим­во­лы, на типе 5 — сим­во­лы или бук­вы латин­ско­го алфа­ви­та; внут­ри каж­дой из четы­рёх групп одной кон­троль­ной мет­ке соот­вет­ст­ву­ет толь­ко один штем­пель; о засвиде­тель­ст­во­ван­ных кон­троль­ных мет­ках см. табл. XXXIX—XLI на с. 415—417.

Моне­та­рий — Марк Пле­то­рий Цести­ан, сын Мар­ка, пре­тор 64 (?) г. до н. э.; в его карье­ре после долж­но­сти моне­та­рия нет места для кве­сту­ры, кото­рая долж­на пред­ше­ст­во­вать 69 г. до н. э., одна­ко повреж­дён­ный текст Цице­ро­на (Font. 1) не может слу­жить свиде­тель­ст­вом о ней. О его после­дую­щей жиз­ни см. Cic. Att. V.20.8 с ком­мен­та­ри­ем Д.Р. Шекл­то­на Бэй­ли.

На ревер­се типа 1, веро­ят­но, изо­бра­жён храм, рас­по­ло­жен­ный вне Рима (мне­ние Ф. Каста­ньо­ли оспо­рил Г. Юккер: Castagnoli F. Note numismatiche // Archeologia Classica. Vol. 5. 1953. P. 104; Jucker H. Capitolium restitutum. Bemerkungen zu der Silbermünze 5979 // JBM. Bd. 39—40. 1959—1960. S. 295 Anm.1). На ревер­се типа 2, види­мо, изо­бра­жён дей­ст­ву­ю­щий ора­кул (это мне­ние см.: Dressel H. SORS // ZfN. Bd. 33. 1922. S. 24; ср. изо­бра­же­ние, рас­смот­рен­ное в ста­тье: Brendel O. Two Fortunae, Antium and Praeneste // AJA. Vol. 64.1. 1960. P. 45—46); он может напо­ми­нать о том, что моне­та­рий про­ис­хо­дил из пре­не­стин­ской семьи Цести­ев и был усы­нов­лён в туску­лан­скую семью Пле­то­ри­ев (Wiseman T. P. New men in the Roman senate, 139 B.C. — A.D. 14. Oxford, 1971. P. 251; об ора­ку­ле в Пре­не­сте, самом зна­ме­ни­том ита­лий­ском ора­ку­ле, осно­ван­ном на прин­ци­пе жре­бия, см.: ILLRP. 101—110; СIL. XIV. 2862; Cic. Div. II. 85, ср. I. 34; Tibull. I.3.11; Val. Max. I.3.1; ср. Latte K. Römische Religionsgeschichte. München, 1960. Taf. 6 и S. 177 Anm.6). На авер­се типов 3—4 явно изо­бра­жён бюст Про­зер­пи­ны (о кув­шине и факе­ле см.: Roscher W.H. Ausführliches Lexikon der griechischen und römischen Mythologie. Bd. 2. Leipzig, 1894—1897. S. 1370, Ill. 16); если каду­цей на ревер­се типов 3 и 5 в первую оче­редь ассо­ци­и­ру­ет­ся с авер­сом типа 5, то мож­но счи­тать, что он пред­став­ля­ет Мер­ку­рия1 (о вза­и­мо­свя­зи меж­ду Гер­ме­сом и Корой см.: Roscher W.H. Op. cit. S. 1364—1379, Ill. 17—20); типы 3—5, взя­тые вме­сте, несо­мнен­но, отсы­ла­ют к кон­крет­но­му куль­ту, с кото­рым был свя­зан моне­та­рий. Отме­тим свя­ти­ли­ще Демет­ры и Коры в Ари­ции (Paribeni R. Ariccia. Rinvenimento di una stipe votive // NSA. 1930. P. 370). О бук­вах [EX·] S · C см. с. 606.

© 2020 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой.

1Нет осно­ва­ний пред­по­ла­гать, что он пред­став­ля­ет Рому­ла (вопре­ки мне­нию А. Аль­фёль­ди: Alföldi A. Symboles syllaniens et propagande pompéienne // REL. T. 28. 1950. P. 55; idem. Die Geburt der kaiserlichen Bildsymbolik // Museum Helveticum. Bd. 8. 1951. S. 194).

RSC (Seaby), т. 1, c. 74, комм. к Plaetoria 6—7 (1978 г.):

Послед­ние шесть экзем­пля­ров вхо­дят в чис­ло пре­крас­ней­ших рим­ских рес­пуб­ли­кан­ских дена­ри­ев и мог­ли быть выпу­ще­ны по слу­чаю празд­но­ва­ния игр в честь Фло­ры.

Hersch, Walker, p. 133 (1984 г.):

RRC. 405. Выпус­ки Мар­ка Пле­то­рия Цести­а­на, отче­ка­нен­ные соглас­но поста­нов­ле­нию сена­та (Ex S.C.) впер­вые появ­ля­ют­ся в кла­дах спу­стя дол­гое вре­мя после его выпус­ков, отче­ка­нен­ных в куруль­ный эди­ли­тет (RRC. 409). Как отме­ча­лось выше, эти послед­ние моне­ты в боль­ших коли­че­ствах при­сут­ст­ву­ют в кла­дах из Меза­нье и Сан-Гре­го­рио, но пер­вые экзем­пля­ры впер­вые появ­ля­ют­ся толь­ко в кла­дах из Сусти­нен­цы и Фрау­эн­дор­фа и после это­го встре­ча­ют­ся регу­ляр­но. Выпус­ки, отче­ка­нен­ные соглас­но поста­нов­ле­нию сена­та (Ex S.C.) дати­ру­ют­ся око­ло 57 г. до н. э., а не 69 г. до н. э., как счи­тал Кро­уфорд, то есть спу­стя дол­гое вре­мя после выпус­ков Цести­а­на как куруль­но­го эди­ла, отче­ка­нен­ных в 67 г. до н. э. Цести­ан, зани­мав­ший пре­ту­ру око­ло 64 г. до н. э., чека­нил свои дена­рии по ука­за­нию сена­та, веро­ят­но, в каче­стве про­пре­то­ра, а не как обыч­ный моне­та­рий.

© 2020 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой.

Hollstein, с. 142—153 (1993 г.):

с.142 Дати­ров­ку обо­их серий дена­ри­ев RRC 405/1—5 и RRC. 409 у Кро­уфор­да (69 г. до н. э.) и Хёр­ша и Уол­ке­ра (57 г. до н. э.) разде­ля­ет зна­чи­тель­ный интер­вал в дюжи­ну лет. Здесь сле­ду­ет пред­по­честь новый под­ход по несколь­ким при­чи­нам. Во-пер­вых, на более позд­нюю дати­ров­ку ука­зы­ва­ет ана­лиз кла­дов2, во-вто­рых, отли­чия дена­ри­ев RRC. 405.1—5 по тех­ни­ке и сти­лю от дена­ри­ев RRC. 409/12, кото­рые надёж­но дати­ру­ют­ся 67 г. до н. э., дела­ют веро­ят­ным боль­шой вре­мен­ной интер­вал меж­ду ними3. В третьих, нель­зя не заме­тить сти­ли­сти­че­ское сход­ство голо­вы на моне­тах RRC. 405/5 с порт­ре­том на моне­тах RRC. 428/3, отче­ка­нен­ных в 55 г. до н. э.

Кро­ме того, дати­ров­ка Кро­уфор­да созда­ёт хро­но­ло­ги­че­скую про­бле­му с карье­рой моне­та­рия. Он пола­гал, что дена­рии RRC. 405/1—5 и 409/1—2 были отче­ка­не­ны одним и тем же чело­ве­ком. Его сле­ду­ет иден­ти­фи­ци­ро­вать с пре­то­ром 64 (?) г. до н. э., кото­рый в 67 г. до н. э. чека­нил моне­ты в долж­но­сти куруль­но­го эди­ла. Таким обра­зом, меж­ду долж­но­стя­ми моне­та­рия и эди­ла не оста­ёт­ся места для кве­сту­ры, кото­рую, по мне­нию Кро­уфор­да4, он дол­жен был зани­мать ещё рань­ше, что хотя и воз­мож­но, одна­ко не соот­вет­ст­ву­ет обще­му пра­ви­лу.

Хёрш и Уол­кер5 тоже счи­та­ют, что дена­рии RRC. 405/1—5 и 409/1—2 отче­ка­не­ны одним и тем же маги­ст­ра­том Мар­ком Пле­то­ри­ем Цести­а­ном. Одна­ко они пола­га­ют, что он чека­нил моне­ты RRC. 405/1—5 в 57 г. до н. э. не как моне­та­рий, а как про­пре­тор, под кон­тро­лем сена­та (EX SC). Но во с.143 всей рес­пуб­ли­кан­ской монет­ной чекан­ке нет при­ме­ров того, чтобы про­из­вод­ст­вом монет зани­мал­ся про­пре­тор. Кро­ме того, долж­ность про­пре­то­ра была бы каким-то обра­зом отме­че­на на дена­ри­ях. Зани­мае­мая долж­ность здесь вооб­ще не ука­за­на, что не поз­во­ля­ет согла­сить­ся и с утвер­жде­ни­я­ми Г.Б. Мэт­тингли6 и Маре­ка7, соглас­но кото­рым Марк Пле­то­рий выпус­кал моне­ты в каче­стве кве­сто­ра в 73—72 гг. до н. э. или кура­то­ра чекан­ки дена­ри­ев (curator denariorum flandorum) в 68 г. до н. э. Марк Пле­то­рий Цести­ан дол­жен был зани­мать долж­ность обыч­но­го моне­та­рия.

Все про­бле­мы раз­ре­ша­ют­ся, если за про­из­вод­ство обе­их групп дена­ри­ев отве­ча­ли два раз­ных Мар­ка Пле­то­рия Цести­а­на. В пись­ме, напи­сан­ном при­мер­но в фев­ра­ле 55 г. до н. э. к Пуб­лию Кор­не­лию Лен­ту­лу Спин­те­ру, про­кон­су­лу Кили­кии (Fam. I.8.1), Цице­рон упо­ми­на­ет неко­е­го Мар­ка Пле­то­рия: De omnibus rebus, quae ad te pertinent, quid actum, quid constitutum sit, quid Pompeius susceperit, optime ex M. Plaetorio cognosces, qui non solum interfuit iis rebus, sed etiam praefuit neque ullum officium erga te hominis amantissimi, prudentissimi, diligentissimi praetermisit[1]. К сожа­ле­нию, ког­но­мен Мар­ка Пле­то­рия здесь не назван. Одна­ко иден­ти­фи­ка­ция с моне­та­ри­ем пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ной, так как уже выска­зы­ва­лись сомне­ния в том, что лицо, назван­ное в пись­ме Цице­ро­на, иден­тич­но эди­лу 67 г. до н. э. и пре­то­ру 64 г. до н. э.8. Послед­ний может быть отцом моне­та­рия 57 г. до н. э., в поль­зу чего гово­рит и общий для них пре­но­мен Марк. Из пас­са­жа Цице­ро­на сле­ду­ют ещё два выво­да. С одной сто­ро­ны, Цице­рон гово­рит о Мар­ке Пле­то­рии с огром­ным ува­же­ни­ем; с дру­гой сто­ро­ны, Пле­то­рий, види­мо, был тес­но свя­зан с Пом­пе­ем или, во вся­ком слу­чае, хоро­шо осве­дом­лён о его дей­ст­ви­ях.

Зена­кер9 свя­зы­ва­ет дена­рии Мар­ка Пле­то­рия Цести­а­на (RRC. 405/1—5 и 409/1—2), так же, как и дена­рии Мар­ка Воль­тея (RRC. 385/15)10 с игра­ми. Таким обра­зом, эта чекан­ка долж­на слу­жить свиде­тель­ст­вом об играх в честь Победы Сул­лы (ludi Victoriae Sullanae, RRC. 405/1—2), играх в честь Цере­ры (ludi Cereales, RRC. 405/3—5), Рим­ских играх (ludi Romani, RRC. 409/1) и Мега­ле­зий­ских играх (ludi Megalenses, RRC. 409/2). с.144 Для обоб­щён­ной интер­пре­та­ции Зена­ке­ра, осно­ван­ной на дати­ров­ке Сай­ден­х­э­ма (68—66 гг. до н. э.), решаю­щую роль, несо­мнен­но, игра­ет эдиль­ская чекан­ка. Одна­ко гипо­те­за Кро­уфор­да о разде­ле­нии дена­ри­ев Мар­ка Пле­то­рия на две серии под­твер­жде­на дати­ров­кой Хёр­ша и Уол­ке­ра. Поэто­му не сле­ду­ет объ­еди­нять типы Пле­то­рия в систе­му, тем более, что язык обра­зов не даёт для это­го ника­ких осно­ва­ний. Дена­рии RRC. 405/1—5 необ­хо­ди­мо иссле­до­вать подроб­нее.

Интер­пре­та­ция дена­рия RRC. 405/2 не вызы­ва­ет сомне­ний. На осно­ва­нии леген­ды на таб­лич­ке для жре­бия Бабе­лон видел в фигу­ре на ревер­се боги­ню Жре­бия (Sors)11. Дрес­сель спра­вед­ли­во ука­зал, что леген­да SORS опи­сы­ва­ет не бюст, а таб­лич­ку для жре­бия, кото­рую дер­жит ско­рее маль­чик, чем девоч­ка12. Одна­ко более веро­ят­но, что таб­лич­ку дер­жит девоч­ка, узна­вае­мая по ско­рее жен­ской одеж­де и длин­ным воло­сам13.

В Ита­лии было несколь­ко ора­ку­лов, исполь­зо­вав­ших жре­бии, и самый зна­ме­ни­тый из них нахо­дил­ся в Пре­не­сте14. Цице­рон (Div. II.86—87) подроб­но рас­ска­зы­ва­ет леген­ду о его осно­ва­нии, опи­сы­ва­ет его функ­ци­о­ни­ро­ва­ние и зна­че­ние: Sed hoc quidem genus divinationis vita iam communis explosit; fani pulchritudo et vetustas Praenestinarum etiam nunc retinet sortium nomen, atque id in volgus. quis enim magistratus aut quis vir inlustrior utitur sortibus? ceteris vero in locis sortes plane refrinxerunt. quid Carneadem Clitomachus scribit dicere solitum, nusquam se fortunatiorem quam Praeneste vidisse Fortunam[2] Таким обра­зом, ко вре­ме­нам Цице­ро­на ора­ку­лы со жре­би­я­ми утра­ти­ли вся­кое зна­че­ние15, и толь­ко пре­не­стин­ский, види­мо, сохра­нял популяр­ность, а это под­креп­ля­ет пред­по­ло­же­ние Гру­бе­ра16 о том, что имен­но он под­ра­зу­ме­ва­ет­ся на ревер­се с.145 дена­рия Пле­то­рия. Но наи­бо­лее выдаю­щи­е­ся лица к нему не обра­ща­лись, так что, если верить Цице­ро­ну, то сле­ду­ет отверг­нуть тезис Аль­фёль­ди17 о том, что это пред­ска­за­ние ора­ку­ла пре­не­стин­ской Фор­ту­ны, бла­го­при­ят­ное для Пом­пея.

Вер­хов­ной боги­ней в Пре­не­сте была Фор­ту­на Пер­во­рож­дён­ная, свя­зан­ная, как свиде­тель­ст­ву­ет и текст Цице­ро­на, с ора­ку­лом со жре­би­ем18. Как пред­по­ло­жил Гру­бер19, это может ука­зы­вать на то, что на авер­се дена­рия Пле­то­рия RRC. 405/2 сле­ду­ет видеть Фор­ту­ну Пер­во­рож­дён­ную, допол­ня­ю­щую реверс.

Этот тип име­ет не име­ет обще­по­ли­ти­че­ско­го зна­че­ния и не свя­зан с пра­ви­те­ля­ми, но отно­сит­ся исклю­чи­тель­но к семей­ным делам. C его помо­щью, как спра­вед­ли­во счи­та­ет Уайз­мен20, моне­та­рий желал напом­нить о про­ис­хож­де­нии сво­его име­ни Цести­ан, кото­рое появи­лось в резуль­та­те усы­нов­ле­ния его пред­ка из пре­не­стин­ско­го рода Цести­ев в туску­лан­ский род Пле­то­ри­ев, или, точ­нее, о про­ис­хож­де­нии сво­ей семьи из Пре­не­сты, где обна­ру­жи­ва­ет­ся мно­го Цести­ев21.

На осно­ва­нии толь­ко что рас­смот­рен­но­го дена­рия Бабе­лон22 и Гру­бер23 усмат­ри­ва­ют на ревер­се монет RRC. 405/1 фрон­тон хра­ма Фор­ту­ны Пер­во­рож­дён­ной в Пре­не­сте, а на авер­се — и бюст самой Фор­ту­ны. В этом слу­чае дена­рии RRC. 405/1 сле­ду­ет интер­пре­ти­ро­вать в том же смыс­ле, что и дена­рии RRC. 405/2. Одна­ко эти иден­ти­фи­ка­ции авер­са и ревер­са ни в коем слу­чае не явля­ют­ся надёж­ны­ми, что в нема­лой сте­пе­ни обу­слов­ле­но пло­хо рас­по­зна­вае­мым пред­ме­том в левой руке фигу­ры на фрон­тоне. Пред­ла­га­лись сле­дую­щие вари­ан­ты: «зме­е­но­гий гигант»24, «зме­е­но­гое чудо­ви­ще… дер­жа­щее пали­цу»25, «зме­е­но­гая фигу­ра, дер­жа­щая рог изоби­лия (?)»26 или, кон­крет­нее, гигант Валент27, Сцил­ла (из-за вес­ла в левой руке)28 или Тифон (из-за мол­нии)29. Соот­вет­ст­вен­но, рас­смат­ри­ва­лись и дру­гие хра­мы: реста­ври­ро­ван­ный храм Юпи­те­ра Наи­луч­ше­го Вели­чай­ше­го на Капи­то­лии30, храм Мер­ку­рия на Авен­тине31 или про­сто «храм за пре­де­ла­ми Рима»32. Окон­ча­тель­ное реше­ние невоз­мож­но. «Совре­мен­ни­ку доста­точ­но было взгля­нуть на укра­шен­ный фрон­тон, чтобы сра­зу понять, какое зда­ние здесь име­лось в виде. Сего­дня, напро­тив, его иден­ти­фи­ка­ция вызы­ва­ет зна­чи­тель­ные труд­но­сти»33.

Сле­ду­ет исхо­дить из того, что зме­е­но­гий гигант34 дер­жит в руке пали­цу, но это вовсе не поз­во­ля­ет иден­ти­фи­ци­ро­вать храм. Одна­ко сто­ит ещё раз напом­нить, что Цице­рон под­чёр­ки­вал кра­соту хра­ма Фор­ту­ны в Пре­не­сте (fani pulchritudo); из-за сво­ей популяр­но­сти он вполне заслу­жи­вал изо­бра­же­ния на моне­те. Тогда на авер­се RRC. 405/2 тоже может быть пре­не­стин­ская Фор­ту­на, хотя оба авер­са выглядят по-раз­но­му. Воз­мож­но, в Пре­не­сте, как и в Анции, было две куль­то­вые ста­туи Фор­ту­ны35. Два пер­вых дена­рия Пле­то­рия тема­ти­че­ски свя­за­ны друг с дру­гом.

с.147 Интер­пре­та­ция трёх осталь­ных дена­ри­ев Мар­ка Пле­то­рия тоже дале­ко не надёж­на. Во вся­ком слу­чае, они обра­зу­ют груп­пу, о чём свиде­тель­ст­ву­ет моне­та RRC. 405/3, кото­рая объ­еди­ня­ет аверс моне­ты RRC. 405/4 с ревер­сом моне­ты RRC. 405/5. Наи­боль­шие спо­ры вызы­ва­ет иден­ти­фи­ка­ция божеств на соот­вет­ст­ву­ю­щих авер­сах.

Бабе­лон36 счи­та­ет, что на авер­се дена­рия RRC. 405/5 изо­бра­жён бог Счаст­ли­во­го Исхо­да (Bonus Eventus). Но чело­век, увидев­ший дан­ную моне­ту, не понял бы это­го, пото­му что когда голо­ва Счаст­ли­во­го Исхо­да в пер­вый и послед­ний раз появи­лась в рес­пуб­ли­кан­ской чекан­ке на дена­рии Луция Скри­бо­ния Либо­на (RRC. 416/1) в 62 г. до н. э., она сопро­вож­да­лась пояс­ня­ю­щей леген­дой BON EVENT и была изо­бра­же­на ина­че, чем на авер­се дена­рия Пле­то­рия37. Оста­ёт­ся вслед за Кро­уфор­дом38 иден­ти­фи­ци­ро­вать её как Мер­ку­рия на осно­ва­нии каду­цея на ревер­се.

Таким же обра­зом мож­но опре­де­лить и бюст на авер­се монет RRC. 405/3—4 — хотя бы при­бли­зи­тель­но. Факел, несо­мнен­но, являл­ся сим­во­лом Цере­ры, на что впер­вые ука­зал Гру­бер39. На осно­ва­нии кув­ши­на и факе­ла Кро­уфорд40 пред­по­ла­га­ет, что это Про­зер­пи­на, дочь Юпи­те­ра и Цере­ры. Но у обе­их этих боги­ни, Цере­ры и Про­зер­пи­ны, сле­до­ва­ло бы ожидать вен­ка из коло­сьев в воло­сах, кото­рый здесь отсут­ст­ву­ет41. Одна­ко вме­сто вен­ка из коло­сьев она увен­ча­на мако­вы­ми голов­ка­ми42, с.148 кото­рые мож­но свя­зать толь­ко с Цере­рой43. Кро­ме того, каду­цей на ревер­се моне­ты RRC. 405/3 боль­ше под­хо­дит Цере­ре44. Поэто­му, веро­ят­но, на авер­се изо­бра­же­на имен­но она.

Аль­фёль­ди счи­та­ет, что на авер­се RRC. 405/3—4 изо­бра­же­на Сивил­ла, на одной моне­те афро­ди­сий­ская45, на вто­рой — эритрей­ская. Как и в слу­чае с дена­ри­ем Торк­ва­та (RRC. 411/1), изо­бра­же­ние Сивил­лы, несо­мнен­но, потре­бо­ва­ло бы пояс­ни­тель­ной леген­ды, тем более, что оба ревер­са не содер­жат ника­ких намё­ков на Сивил­лу. Ибо нель­зя понять, поче­му кув­шин и факел долж­ны ука­зы­вать на Сивил­лу как жри­цу Апол­ло­на, а жезл Мер­ку­рия — на сивил­ли­но обе­ща­ние ново­го золо­то­го века46. Это про­ро­че­ство Сивил­лы, веро­ят­но, ста­ло извест­но не ранее 44/43 гг. до н. э.47

Аль­фёль­ди, кото­рый отно­сит эту чекан­ку Пле­то­рия к 62 или 61 гг. до н. э., рас­смат­ри­ва­ет каду­цей на ревер­се дена­рия RRC. 405/5 как сим­вол буду­ще­го золо­то­го века. На авер­се он видит моло­до­го Рому­ла и, объ­еди­няя обе сто­ро­ны моне­ты, пишет, «что наступ­ле­ние счаст­ли­во­го ново­го вре­ме­ни начи­на­ет­ся с появ­ле­ния лиде­ра, подоб­но­го Рому­лу»48. Намёк на Пом­пея, кото­рый Аль­фёль­ди пыта­ет­ся обос­но­вать далее49, силь­но пре­уве­ли­чен, и от этой гипо­те­зы сле­ду­ет отка­зать­ся, так как она осно­ва­на на оши­боч­ной дати­ров­ке. «Подоб­но дру­гим выдаю­щим­ся пол­ко­во­д­цам сво­его вре­ме­ни, Пом­пей желал, чтобы его чти­ли как новое вопло­ще­ние осно­ва­те­ля горо­да. Мы зна­ем так­же, что в то вре­мя его тень тяже­ло нави­са­ла над Римом. Счи­та­лось, что он жела­ет заво­е­вать город и пра­вить им. С фев­ра­ля по конец сен­тяб­ря он ожидал в при­го­ро­де Рима одоб­ре­ния сво­его три­ум­фа. Затем празд­ник его победы стал воз­вра­ще­ни­ем заво­е­ва­те­ля с.149 мира, чьи вели­кие дея­ния вско­ре были про­слав­ле­ны в мону­мен­таль­ных зда­ни­ях и их худо­же­ст­вен­ном дизайне. Изо­бра­же­ния на наших моне­тах отра­жа­ют не толь­ко лесть моне­та­рия, но и без­мер­ные амби­ции само­го Пом­пея».

Одна­ко намёк на Пом­пея воз­мо­жен на вто­ром смыс­ло­вом уровне, и это объ­яс­не­ние осно­ва­но, наряду с дати­ров­кой Хёр­ша и Уол­ке­ра (57 г. до н. э.) на изо­бра­же­ни­ях Цере­ры (RRC. 405/3—4) и Мер­ку­рия (RRC. 405/5). Но спер­ва о семей­ных свя­зях.

Вале­рий Мак­сим (IX.3.6) сооб­ща­ет: ...dedicatio aedis Mercurii M. Plaetorio primi pili centurioni data est[5]... Имя Мар­ка Пле­то­рия не вполне надёж­но, так как соглас­но Ливию (II.27.6), храм Мер­ку­рия посвя­тил Марк Лето­рий. Одна­ко в лите­ра­тур­ных и доку­мен­таль­ных источ­ни­ках родо­вые име­на Пле­то­рий и Лето­рий часто пута­ют­ся50, поэто­му Пле­то­рии вполне мог­ли утвер­ждать, что храм Мер­ку­рия посвя­тил их пред­ок51.

Марк Пле­то­рий, кото­ро­му в 495 г. до н. э. народ пору­чил посвя­тить храм Мер­ку­рия, дол­жен был выпол­нить ещё два зада­ния: создать кол­ле­гию куп­цов (mercatorum collegium) и обес­пе­чить снаб­же­ние горо­да зер­ном52. С при­ня­ти­ем в Риме гре­че­ско­го бога Гер­ме­са как бога тор­гов­цев Мер­ку­рия было свя­за­но так­же при­ня­тие гре­че­ских божеств Демет­ры, Дио­ни­са и Коры. Из-за пло­хо­го уро­жая и недо­ста­точ­но­го импор­та зер­на в 496 г. до н. э. дик­та­тор Авл Посту­мий по ука­за­нию Сивил­ли­ных книг обе­то­вал храм Цере­ре, Либе­ру и Либе­ре, кото­рый спу­стя три года посвя­тил кон­сул Спу­рий Кас­сий53. Таким обра­зом, этот серь­ёз­ный зер­но­вой кри­зис с.450 в пер­вые годы Рес­пуб­ли­ки обу­сло­вил вклю­че­ние куль­та Мер­ку­рия и Цере­ры в рим­скую государ­ст­вен­ную рели­гию54.

Пред­став­ле­ние Г. Мэт­тингли55 о том, что дена­рии Пле­то­рия были отче­ка­не­ны для финан­си­ро­ва­ния чрез­вы­чай­ных поста­вок зер­на с Сици­лии в Рим, сле­ду­ет отверг­нуть, так как оно осно­ва­но на оши­боч­ной дати­ров­ке 73 г. до н. э.

Одна­ко в 57 г. до н. э., когда, соглас­но Хёр­шу и Уол­ке­ру, были отче­ка­не­ны дена­рии Пле­то­рия, в Риме сно­ва зашла речь о про­бле­мах с про­до­воль­ст­вен­ным снаб­же­ни­ем. Во вре­мя Апол­ло­но­вых игр (6—13 июля) народ был разъ­ярён ростом цен на зер­но56, и эта про­бле­ма вновь обост­ри­лась после воз­вра­ще­ния Цице­ро­на из изгна­ния в нача­ле сен­тяб­ря. Народ потре­бо­вал от Цице­ро­на вне­сти пред­ло­же­ние о том, чтобы Пом­пею было пору­че­но устра­нить нехват­ку про­до­воль­ст­вия и пред­от­вра­тить надви­гаю­щий­ся голод. Нет сомне­ний в том, что Пом­пей желал это­го назна­че­ния. Хотя он был одним из пер­вых граж­дан в государ­стве (principes civitatis), преды­ду­щие два года не при­нес­ли ему под­лин­но­го поли­ти­че­ско­го удо­вле­тво­ре­ния; для Пом­пея они ста­ли года­ми уни­же­ния. В таких обсто­я­тель­ствах попе­че­ние о про­до­воль­ст­вии (cura annonae), успеш­ное обес­пе­че­ние кото­ро­го мог­ло уве­ли­чить авто­ри­тет Пом­пея, яви­лось как раз вовре­мя. Цице­рон выпол­нил жела­ние наро­да и внёс тре­бу­е­мое им пред­ло­же­ние, и в резуль­та­те — что свиде­тель­ст­ву­ет о необ­хо­ди­мо­сти дан­ной меры — Пом­пею немед­лен­но, 8 сен­тяб­ря, было пору­че­но попе­че­ние о про­до­воль­ст­вии. Он отве­чал за про­из­вод­ство зер­на на всей терри­то­рии государ­ства в тече­ние пяти лет57. Пом­пей успеш­но выпол­нил зада­чу, в основ­ном за счёт ожив­ле­ния част­ной тор­гов­ли58.

Гай Мес­сий желал пре­до­ста­вить Пом­пею более широ­кие пол­но­мо­чия, но не сумел это­го добить­ся. Они вклю­ча­ли бы пра­во на рас­по­ря­же­ние государ­ст­вен­ной каз­ной (Cic. Att. IV.1.7). Толь­ко в апре­ле 56 г. до н. э., соглас­но с.151 рас­по­ря­же­нию сена­та, Пом­пею было пре­до­став­ле­но десять мил­ли­о­нов дена­ри­ев для финан­си­ро­ва­ния его меро­при­я­тий, свя­зан­ных со снаб­же­ни­ем зер­ном (Cic. QF. II.5.1). Веро­ят­но, это были не пер­вые день­ги, пре­до­став­лен­ные Пом­пею с дан­ной целью59. Посколь­ку дена­рии Пле­то­рия — это чекан­ка с леген­дой (EX) SC, ука­зы­ваю­щей на допол­ни­тель­ное выде­ле­ние денег в тече­ние года соглас­но поста­нов­ле­нию сена­та, их мож­но свя­зать с попе­че­ни­ем Пом­пея о про­до­воль­ст­вии. Об этом свиде­тель­ст­ву­ют не изо­бра­же­ния на типах 1—2, веро­ят­но, свя­зан­ные с семей­ной исто­ри­ей, но толь­ко тема­ти­ка Цере­ры и Мер­ку­рия на типах RRC. 405/3—5.

Пом­пей, несо­мнен­но, был под­хо­дя­щим чело­ве­ком для попе­че­ния о про­до­воль­ст­вии (cura annonae). Ранее он уже обез­опа­сил (мор­скую) тор­гов­лю Рима и обес­пе­чил необ­хо­ди­мые постав­ки про­до­воль­ст­вия в сто­ли­цу, победив пира­тов в 67 г. до н. э. Если смот­реть на дело таким обра­зом, то Пом­пей — как и каду­цей на обо­их дена­ри­ях Пле­то­рия — высту­пал за буду­щее бла­го­со­сто­я­ние Рима60. Позд­нее, в нача­ле граж­дан­ской вой­ны (49 г. до н. э.) пом­пе­ян­ский моне­та­рий Квинт Сици­ний сно­ва исполь­зу­ет сим­во­ли­ку каду­цея на моне­тах RRC. 440/1. «Каду­цей ука­зы­ва­ет на про­цве­та­ние тор­гов­ли в мир­ное вре­мя (кото­рое сим­во­ли­зи­ру­ет паль­мо­вая ветвь), что ста­ло воз­мож­ным бла­го­да­ря войне Пом­пея с пира­та­ми и его попе­че­нию о про­до­воль­ст­вии (cura annonae)»61.

Гово­ря о дена­ри­ях Пле­то­рия, сле­ду­ет отме­тить, что чис­ло штем­пе­лей с Мер­ку­ри­ем в четы­ре раза пре­вы­ша­ет чис­ло осталь­ных штем­пе­лей, вме­сте взя­тых62. Види­мо, моне­та­рий счи­тал этот тип осо­бен­но важ­ным, — с одной сто­ро­ны, пото­му что он наи­бо­лее явно отра­жал семей­ную исто­рию, а с дру­гой — пото­му что он наме­кал на обста­нов­ку кон­ца лета 57 г. до н. э., то есть на пору­че­ние Пом­пею попе­че­ния о про­до­воль­ст­вии и на ожидае­мое укреп­ле­ние тор­гов­ли, и транс­ли­ро­вал про­па­ган­ду три­ум­ви­ров.

с.152 Обра­ща­ет на себя так­же вни­ма­ние необыч­ное изо­бра­же­ние Мер­ку­рия, напо­ми­наю­щее, как спра­вед­ли­во отме­ча­ет Аль­фёль­ди63, Алек­сандра Вели­ко­го. На македон­ско­го царя ука­зы­ва­ют моло­дость, нис­па­даю­щие воло­сы, отки­ну­тая назад голо­ва (ἀνασ­το­λή) и взгляд, устрем­лён­ный чуть вверх64. Извест­но, что Алек­сандр слу­жил образ­цом для Пом­пея65. Напри­мер, в пор­ти­ке Пом­пея, вхо­див­ше­му в состав ком­плек­са теат­ра Пом­пея, хра­ни­лась кар­ти­на неко­е­го Кидия с изо­бра­же­ни­ем Алек­сандра66. Уже отме­ча­лось, что моне­та­рий имел свя­зи с Пом­пе­ем (Пле­то­рий, как и его отец, мог состо­ять в друж­бе с Цице­ро­ном67, пред­ло­жив­шим пору­чить Пом­пею попе­че­ние о про­до­воль­ст­вии), и они под­креп­ля­ют воз­мож­ность того, что пятый дена­рий Пле­то­рия содер­жит намёк на Пом­пея.

Хотя пред­став­лен­ная здесь интер­пре­та­ция не вполне надёж­на, мне­ние Кро­уфор­да68 не может быть обос­но­ва­но ника­ки­ми аргу­мен­та­ми и долж­но быть отверг­ну­то, хотя он без вся­ких сомне­ний заяв­ля­ет: «типы 3—5, взя­тые вме­сте, несо­мнен­но, отсы­ла­ют к кон­крет­но­му куль­ту, с кото­рым был свя­зан моне­та­рий». Аргу­мен­том про­тив этой точ­ки зре­ния слу­жит огром­ное пре­об­ла­да­ние штем­пе­лей с Мер­ку­ри­ем над штем­пе­ля­ми с Цере­рой, хотя в рам­ках гипо­те­зы Кро­уфор­да мож­но было бы ожидать рав­но­го соот­но­ше­ния.

В недав­но опуб­ли­ко­ван­ной ста­тье Гар­сия-Бел­лидо69 утвер­жда­ет, что на дена­ри­ях Мар­ка Пле­то­рия (RRC. 405/1—5 и RRC. 409/1—2) — он счи­та­ет, что их чека­нил один и тот же чело­век — мож­но иден­ти­фи­ци­ро­вать пуний­скую ико­но­гра­фию, а имен­но Танит / Небес­ную боги­ню, Баал-Хам­мо­на / Юпи­те­ра и Эшму­на / Эску­ла­пия. Не гово­ря о мел­ких неточ­но­стях в ста­тье — клад из Меза­нье с.153 упо­ми­на­ет­ся с невер­ной дати­ров­кой (с. 37 прим.), на ревер­се дена­рия RRC. 360/3 изо­бра­жён литу­ус, а не ковш (simpulum) (с. 38), — неслож­но увидеть, что эта тео­рия совер­шен­но оши­боч­на.

Гар­сия-Бел­лидо оттал­ки­ва­ет­ся от дена­ри­ев Квин­та Цеци­лия Метел­ла Пия[9] (RRC. 459/1, 460/1, 461/1), кото­рые, несо­мнен­но, содер­жат афри­кан­скую сим­во­ли­ку. Её мож­но обна­ру­жить и на дена­ри­ях Пле­то­рия, хотя рас­пре­де­ле­на она ина­че. Одна­ко дена­рии Метел­ла были отче­ка­не­ны в 47/46 гг. непо­сред­ст­вен­но в Афри­ке, тогда как дена­рии Пле­то­рия все без исклю­че­ния выпу­ще­ны в Риме, где столь слож­ный пуний­ский сим­во­лизм остал­ся бы непо­ня­тым. Кро­ме того, Гар­сия-Бел­лидо не может убеди­тель­но объ­яс­нить, поче­му Марк Пле­то­рий его исполь­зо­вал и что хотел этим ска­зать (ср. с. 47, при­меч. 1). Пояс­не­ния отно­си­тель­но дена­рия RRC. 405/5 осо­бен­но ясно пока­зы­ва­ют шат­кость аргу­мен­та­ции Гар­сия-Бел­лидо, и сто­ит про­ци­ти­ро­вать их здесь как при­мер дру­гих важ­ных её недо­стат­ков: «Воз­мож­но, это Эску­ла­пий, бог, так тес­но свя­зан­ный с Небес­ной Боги­ней, что имел с ней общих жре­цов… Эску­ла­пи­ем стал Эшмун, чей храм в Кар­фа­гене нахо­дил­ся на том же месте, где позд­нее воз­ве­ли храм Эску­ла­пия. Эшмун счи­тал­ся сыном Танит и, подоб­но ей, мог иметь в каче­стве сим­во­ла каду­цей».

Все дена­рии Пле­то­рия RRC. 405/1—5 содер­жат рим­ско-ита­лий­скую сим­во­ли­ку. Моне­та­рий Марк Пле­то­рий Цести­ан напо­ми­нал, с одной сто­ро­ны, о сво­ей род­ной семье — роде Цести­ев, — ссы­ла­ясь на их про­ис­хож­де­ние из Пре­не­сты (RRC. 405/1—2), а с дру­гой — о пред­ке рода Пле­то­ри­ев, кото­рый посвя­тил храм Мер­ку­рия и обес­пе­чил снаб­же­ние Рима зер­ном в пер­вые годы Рес­пуб­ли­ки (RRC. 405.3—5). Послед­ние типы дена­ри­ев могут так­же содер­жать намёк на попе­че­ние о про­до­воль­ст­вии (cura annonae), пору­чен­ное Пом­пею в 57 г. до н. э.

© 2020 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой.

2Hersh Ch., Walker A. The Mesagne Hoard // ANSMN. Vol. 29. 1984. P. 133. Решаю­щую роль игра­ет то, что дена­рии RRC. 405/1—5 не встре­ча­ют­ся в кла­дах из Меза­нье и Сан-Гре­го­рио (Crawford M.H. Roman republican coin hoards. London, 1969. P. 108), кото­рые оба закры­ва­ют­ся дена­ри­ем RRC. 422/1, дати­ру­ю­щим­ся 58 г. до н. э.

3Ср. Grueber H. A. Coins of the Roman Republic in the British Museum. Vol. 1. L., 1910. P. 435); Гру­бер объ­еди­ня­ет моне­ты RRC. 405/1—5 и 409/1—2 в одну груп­пу и разде­ля­ет её про­из­вод­ство по двум мастер­ским (officinae). Сти­ли­сти­че­ское раз­ли­чие отме­ча­ет так­же Аль­фёль­ди (Alföldi A. Studien zur Zeitfolge der Münzprägung der römischen Republik // SNR. Bd. 36. 1954. S. 12), кото­рый, одна­ко, пред­ла­га­ет недо­пу­сти­мые дати­ров­ки — 55 г. до н. э. для RRC. 409/1—2 и 63 г. до н. э. для RRC. 405/1—5.

4Crawford M.H. Roman Republican Coinage. Cambridge, 1974. Vol. 1. P. 418. Мэт­тингли реша­ет эту про­бле­му, дати­руя RRC. 405/1—573 годом до н. э. (Mattingly H.B. The management of the Roman republican mint // AHN. Vol. 29. 1982. P. 12, 45), но кла­ды не допус­ка­ют такой дати­ров­ки.

5Hersh Ch., Walker A. Op. cit. P. 133.

6Mattingly H.B. The denarius of Sufenas and the ludi Victoriae // NC. Vol. 16. 1956. P. 198. C дру­гой сто­ро­ны, ср. ука­за­ние долж­но­сти кве­сто­ра на дена­ри­ях RRC. 393/1a; 396/1; 397/1.

7Marek V. Roman republican coins in the collection of the Charles University. Prag, 1985. P. 72. C дру­гой сто­ро­ны, ср. ука­за­ние долж­но­сти кура­то­ра чекан­ки дена­ри­ев на моне­тах RRC. 393/1b.

8Cicero. Epistulae ad familiars / Ed. by D.R. Shackleton Bailey. Vol 1: 62—47. Cambridge; London; New York; Melbourne, 1977. P. 306.

9Zehnacker H. Moneta. Recherehes sur l’organisation et l’art des emissions monetaires de la republique romaine (289—31 av. J.-C.). Rome, 1973. T. 1. P. 584 ff. Частич­но это мне­ние разде­ля­ет Гру­бер, см.: Grueber H.A. Op. cit. P. 434 f.. Про­тив это­го высту­пал уже Момм­зен: Mommsen Th. Geschichte des römischen Münzwesens. Berlin, 1860. S. 623.

10Ср. его интер­пре­та­цию. Она не име­ет ниче­го обще­го с государ­ст­вен­ны­ми игра­ми (ludi publici).

11Babelon E. Description historique et chronologique des monnaies de la République romaine. T. 2. P., 1886. P. 311, 316. Ему сле­ду­ют Гру­бер и Сай­ден­х­эм: Grueber H.A. Op. cit. P. 434 f.; Sydenham E. The Coinage of the Roman Republic. London, 1952. P. 133. В более новой лите­ра­ту­ре тоже оши­боч­но упо­ми­на­ет­ся боги­ня Жре­бия (Sors), см., напр.: Carson R.A.G. Principal coins of the Romans. I: The Republic, c.290—31 B.C. London, 1978. P. 50.

12Dressel H.: Sors // ZfN. Bd. 33. 1922. S. 29.

13Brendel O.J. Two Fortunae, Antium and Praeneste // AJA. Vol. 64. 1960. P. 46 n. 24; Latte K. Römische Religionsgeschichte. München, 1960. S. 177 f. Anm. 6. Цице­рон (Div. II. 86) пишет, что жре­бии пере­ме­ши­ва­лись и вытя­ги­ва­лись pueri manu, где puer, веро­ят­но, сле­ду­ет пере­во­дить как «ребё­нок» (подроб­нее см.: Lateinisch-Deutsches Handwörterbuch / Ausgearbeitet von K.E. Georges. Aufl. 14. Bd. 2. Hannover, 1976. S. 2067; ср. так­же CIL. XIV 2862; 2868, где Фор­ту­на Пер­во­рож­дён­ная назва­на Iovis puer («ребё­нок Юпи­те­ра»); таким обра­зом, тянуть жре­бий мог­ли как маль­чи­ки, так и девоч­ки. В слу­чае с дена­ри­ем Пле­то­рия это девоч­ка.

14Ehrenberg V. Losung // RE. Bd. 13.2. 1927. Sp. 1455.

15Ора­кул со жре­би­ем в Пре­не­сте про­дол­жал дей­ст­во­вать и в эпо­ху Импе­рии: Suet. Tib. 63.1; Dom. 15.6; Hist.Aug. Alex.Sev. 4.6.

16Grueber H.A. Op. cit. P. 434. Ср. Crawford M.H. Op. cit. P. 418. Эрен­берг (Ehrenberg V. Op. cit. Sp. 455) тоже счи­та­ет воз­мож­ным, что это пре­не­стин­ский ора­кул, что не обя­за­тель­но про­ти­во­ре­чит утвер­жде­нию Цице­ро­на, буд­то выдаю­щи­е­ся люди боль­ше не инте­ре­су­ют­ся ора­ку­ла­ми со жре­би­я­ми.

17Alföldi A. Redeunt Saturnia regna, IV: Apollo und die Sibylle in der Epoche der Bürgerkriege // Chiron. Bd. 5. 1975. S. 189. Аль­фёль­ди дати­ру­ет эти типы Мар­ка Пле­то­рия Цести­а­на 61 г. до н. э.

18О про­ри­ца­те­ле Фор­ту­ны Пер­во­рож­дён­ной (sortilegus Fortunae Primigeniae) ср. CIL. XIV. 2989. Ср. так­же Cic. Div. II.86: … Fortunae monitu pueri manu miscentur atque ducuntur[3].

19Grueber H.A. Op. cit. P. 434. См. так­же: Sydenham E. Op. cit. P. 133; Crawford M. Op. cit. P. 415; Riemann H. Praenestinae sorores. Tibur, Ostia, Antium // MDAI(R). Bd. 94. 1987. S. 138.

20Wiseman T.P. Op. cit. P. 251. О пер­вом обла­да­те­ле име­ни Цести­ан см.: Münzer F. Plaetorius (14) // RE. Bd. 20.2. 1950. Sp. 1949 и Champeaux J. Fortuna. Recherches sur le culte de la Fortune à Rome et dans le monde romain des origines à la mort de César. II: Les transformations de Fortune sous la république. Paris; Rom 1987. P. 64, n. 279. Сайм усмат­ри­ва­ет в изо­бра­же­нии на ревер­се ука­за­ние на пре­не­стин­ское про­ис­хож­де­ние Цести­ев, что не про­ти­во­ре­чит мне­нию Уайз­ме­на, см.: Syme R. Senators, tribes and towns // Historia. Bd. 13. 1964. P. 114. См. так­же Alföldi M.R. Antike Numismatik. Mainz am Rhein, 1978. Bd. 1. S. 152.

21Кро­ме того, моне­ты RRC. 405/2 мож­но поста­вить в один ряд с дена­ри­я­ми Луция Рос­ция Фаб­а­та (RRC. 412/2), кото­рые напо­ми­на­ют о его род­ном горо­де Лану­вии. О Цести­ях из Пре­не­сте в рес­пуб­ли­кан­ское вре­мя ср.: Syme R. Op. cit. P. 114; Champeaux J. Op. cit. P. 64 n. 279; CIL. I2. 61; 115—121; 1476; XIV. 2891; 3091—3095; 3193.

22Babelon E. Op. cit. P. 311, 315.

23Grueber H.A. Op. cit. P. 434.

24Babelon E. Op. cit. P. 315.

25Grueber H.A. Op. cit. P. 434. Так же Sydenham E. Op. cit. P. 132.

26Crawford M. Op. cit. P. 414.

27Mattingly H. Roman coins from the earliest times to the fall of the Western Empire. London, 1928. P. 61, 76.

28Jucker H. Capitolium restitutum. Bemerkungen zu der Silbermünze 5979 // JBM. Bd. 39/40. 1959/1960. S. 295.

29Fuchs G. Architekturdarstellungen auf römischen Münzen der Republik und der frühen Kaiserzeit. Berlin, 1969. S. 19 f. Каста­ньо­ли тоже видит здесь мол­нию: Castagnoli F. Note numismatiche // Archeologia Classica. Vol. 5.1953. Not. 104. Аргу­мен­ты про­тив см.: Jucker H. Op. cit. S. 295.

30Castagnoli F. Loc. cit.

31Mattingly H.B. The Denarius… P. 198, n. 1. Вслед­ст­вие это­го он пред­по­ла­га­ет, что на авер­се изо­бра­же­на Майя, мать Мер­ку­рия, кото­рая, одна­ко, не име­ет кры­ла­той диа­де­мы, вопре­ки мне­нию Кро­уфор­да: Crawford M. Op. cit. P. 414.

32Crawford M. Op. cit. P. 418.

33Fuchs G. Op. cit. S. 20.

34Зме­е­но­гие гиган­ты, иден­тич­ные друг дру­гу, встре­ча­ют­ся на двух рес­пуб­ли­кан­ских дена­ри­ях (RRC. 310/1, RRC. 474/4). В отли­чие от гиган­та на моне­тах RRC. 405/1, они под­ни­ма­ют левые руки, а в пра­вых дер­жат мол­нии, кото­рые Зевс мет­нул в их тела.

35Ср. Stat. Silv. I.3.79—80: quod ni templa darent alias Tirynthia sortes, / et Praenestinae poterant migrare sorores[4]. См. об этом: P. Papinii Statii Silvarum libri / Hrsg. u. edel. von F. Vollmer. Leipzig, 1898. S. 277 f.

36Babelon E. Op. cit. P. 311, так же Grueber H.A. Op. cit. S.435, 438; Sydenham E. Op. cit. P. 133.

37Это отме­ча­ет и Гру­бер (Grueber E. Op. cit. P. 435), кото­рый так­же ссы­ла­ет­ся на сход­ство с авер­сом моне­ты RRC. 428/3, несо­мнен­но име­ю­щим сти­ли­сти­че­ское сход­ство с дена­ри­ем Пле­то­рия, одна­ко как будет пока­за­но ниже, изо­бра­жён­но­го на нём бога не сле­ду­ет иден­ти­фи­ци­ро­вать со Счаст­ли­вым Исхо­дом.

38Crawford M. Op. cit. P. 418.

39Grueber E. Op. cit. P. 435. Цере­ра с факе­лом изо­бра­же­на так­же на дена­ри­ях RRC. 341/6, RRC. 342/3, RRC. 385/3, RRC. 427/2, RRC. 449/2.

40Crawford M. Op. cit. P. 418.

41Дей­ст­ви­тель­но, в рес­пуб­ли­кан­ской монет­ной чекан­ке Цере­ра все­гда изо­бра­жа­лась с вен­ком из коло­сьев в воло­сах. Ср. RRC. 321/1; RRC. 351/1; RRC. 378/1, RRC. 414/1, RRC. 427/1; RRC.467/1; RRC. 494/44. Про­зер­пи­на же отсут­ст­ву­ет пол­но­стью: в рес­пуб­ли­кан­ской чекан­ке она встре­ти­лась бы на этой моне­те в пер­вый и послед­ний раз. Ср. с Пер­се­фо­ной в вен­ке из коло­сьев на моне­тах Сира­куз: Sylloge Nummorum Graecorum. Deutschland. Staatliche Münzsammlung München. Heft 6. Sikelia. Berlin, 1980. Taf. 36 ff.

42Grueber H.A. Op. cit. P. 436; Sydenham E. Op. cit. P. 133; Crawford M. Op. cit. P. 415.

43Ср. Bell. R.E. Dictionary of classical mythology, symbols, attributes and associations. Santa Barbara; Oxford, 1982. P. 190; а так­же Verg. Georg. I.212 и Colum. X.314: «Цере­рин мак» (Cereale papaver).

44Ср. Grueber H.A. Op. cit. P. 435. Он рас­смат­ри­ва­ет так­же боги­ню Фло­ру, но в кон­це кон­цов отда­ёт пер­вое место Цере­ре. Одна­ко сле­ду­ет исклю­чить чекан­ку по слу­чаю игр в честь Цере­ры или экс­тра­ор­ди­нар­ные разда­чи зер­на во вре­мя игр в честь Цере­ры.

45Аль­фёль­ди пыта­ет­ся обос­но­вать своё тезис, ссы­ла­ясь на голо­ву Сивил­лы на дена­рии Тита Кари­зия (RRC. 464/1), см.: Alföldi A. Der neue Romulus // MH. Bd. 8. 1951. S. 20. Одна­ко шари­ки у неё на голо­ве — это явно не цве­ты и не мако­вые голов­ки, а дра­го­цен­ные кам­ни (ср. Grueber H.A. Op. cit. P. 529).

46Alföldi A. Redeunt… S. 188.

47Prümm K. Hellenistisch-römische Geistesströmungen und Kulte mit Beachtung des Eigenlebens der Provinzen. Rom, 1954. S. 426 f.

48Alföldi A. Der neue Romulus. S. 194. Ср. так­же: Alföldi A. Redeunt… S. 189.

49Alföldi A. Redeunt… S. 189.

50Ср. Münzer F. Plaetorius // RE. Bd. 20.2. 1950. Sp. 1947.

51Так, С. Б. Плат­нер (Platner S.B. A topographical dictionary of ancient Rome / Compl. and rev. by Th. Ashby. Rome, 1965. P. 339) пред­по­чи­та­ет пере­дан­ное Вале­ри­ем Мак­си­мом имя M. Plaetorius; Мюн­цер (Münzer F. Römische Adelsparteien und Adelsfamilien. Stuttgart, 1920. S. 89 f.) под­дер­жи­ва­ет ливи­ан­ский вари­ант M. Laetorius; то же мне­ние см.: Combet-Farnoux B. Mercure romain. Le culte public de Mercure et la function mercantile à Rome de la république archaïque à l’époque augustéenne. Paris, 1980. P. 8 ff.

52Liv. II.27.5. Под куп­ца­ми (mercatores), кото­рые были объ­еди­не­ны в кол­ле­гию, воз­мож­но, сле­ду­ет пони­мать тор­гов­цев зер­ном. Одна­ко пред­став­ля­ет­ся, что дена­рии Пле­то­рия RRC. 405/3—5 поз­во­ля­ют под­твер­дить чте­ние Plaetorius (Val. Max. IX.3.6), посколь­ку моне­ты, как и лите­ра­тур­ные источ­ни­ки, свя­зы­ва­ют Мер­ку­рия и Цере­ру.

53Wissowa G. Religion und Kultus der Römer. Aufl. 2. München, 1912. S. 297 f., 304. Ср. Dion. Hal. VI.17.2—4 и Liv. II.27.5—6.

54Цере­ра и Мер­ку­рий были так­же свя­за­ны на хоро­шо извест­ном лек­ти­стер­нии 217 г. до н. э., когда они обра­зо­вы­ва­ли пару богов (Liv. XXII.10.9*).

55Mattingly H.B. The Denarius… P. 198.

56Ascon. 48 C: Is cum faceret ludos Apollinares, ita infima coacta multitudo annonae caritate tumultuata est ut omnes qui in theatro spectandi causa consederant pellerentur[6].

57Cic. Att. IV.1.7; Dom. 5—6; 12; 15—16; Plut. Pomp. 49. Ср. Gelzer M. Pompeius. Lebensbild eines Römers. Wiesbaden, 1984 (пере­пе­чат­ка вто­ро­го пере­ра­ботан­но­го изда­ния 1973 г.). S. 126 f.

58Ср. Herz P. Studien zur römischen Wirtschaftsgesetzgebung. Die Lebensmittelversorgung. Stuttgart, 1988. S. 50 ff.; Rickman G. The corn supply of ancient Rome. Oxford, 1980. P. 56 f.

59Ср. Gelzer M. Op. cit. S. 127. Иное мне­ние см.: Herz P. Op. cit. P. 50 Anm.106.

60Ср. так­же сле­дую­щие стро­ки из «Граж­дан­ской вой­ны» Пет­ро­ния (124, 269—270): Magnum cum Phoebo soror et Cyllenia proles (= Mercurius) / excipit ac totis similis Tirynthius actis[7]. Пет­ро­ний при­пи­сы­ва­ет Пом­пею и Цеза­рю, про­тив­ни­кам в граж­дан­ской войне, несколь­ких богов-покро­ви­те­лей. Оста­ёт­ся понять, до какой сте­пе­ни это про­сто «деле­ние олим­пий­ских богов на две пар­тии» (Burck E. Das Bellum Civile Petrons // Das römische Epos / Hrsg. von E. Burck. Darmstadt, 1979. S. [200—207] 203). Во вся­ком слу­чае, Гер­ку­лес несо­мнен­но высту­па­ет как пер­со­наль­ный бог-покро­ви­тель пар­тии Пом­пея.

61Battenberg Ch. Pompeius und Caesar. Persönlichkeit und Programm in ihrer Münzpropaganda. Diss. Marburg/Lahn, 1980. S. 76.

62Ср. Crawford M. Op. cit. S. 414 ff.

63Alföldi A. Redeunt… S. 189. Ср. так­же интер­пре­та­цию дена­рия RRC. 428/3 в свя­зи с Пом­пе­ем. Ср. так­же рим­скую чекан­ку кве­сто­ра Эзил­ла­та и лега­та про­кве­сто­ра Лен­ту­ла Суры в 60-х гг. I в. до н. э. (см. о ней: Mattingly H.B. L. Julius Caesar governor of Macedonia // Chiron. Bd. 9, 1979. S. 147-167), где голо­ва Алек­сандра на авер­се похо­жа на голо­ву на дена­ри­ях RRC. 405/5 и RRC. 428/3. Изо­бра­же­ния македон­ских монет см.: Gaebler H. Die antiken Münzen Nordgriechenlands. Bd. 3. Berlin, 1906. Taf. III 1—4.

64Сопо­став­ле­ние этих дена­ри­ев см.: Banti A. Corpus Nummorum Romanorum. 9 vols. Firenze, 1980—1982. Plaetoria 84 ff.

65Ср. Weippert O. Alexander-imitatio und römische Politik in republikanischer Zeit. Diss. Augsburg, 1972. S. 56 ff.

66Plin. NH. XXXV.132: Alexander quoque in Pompei porticibus praecellem et Calypso sedem huic eidem adscribuntur[8].

67Ср. об отце: Cic. Font. 36 («мой друг», meus amicus) и ещё раз о моне­та­рии: Cic. Fam. I.8.1.

68Crawford M. Op. cit. P. 418.

69Garcia-Bellido M.P. Punic iconography on the Roman denarii of M. Plaetorius Cestianus // AJN. Vo. 1. 1989. P. 37 ff.


При­ме­ча­ния пере­вод­чи­цы:


[1]Обо всем, что каса­ет­ся тебя, что обсуди­ли, что поста­но­ви­ли, что пред­при­нял Пом­пей, ты луч­ше все­го узна­ешь от Мар­ка Пле­то­рия, кото­рый не толь­ко участ­во­вал в этом, но и руко­во­дил всем этим и по отно­ше­нию к тебе ни в чем не пре­не­брег обя­зан­но­стя­ми самой искрен­ней, самой разум­ной, самой забот­ли­вой друж­бы (пер. В.О. Горен­штей­на).

[2]Впро­чем, этот вид диви­на­ции уже в повсе­днев­ной жиз­ни вышел из употреб­ле­ния. И толь­ко кра­сота и древ­ность хра­ма в Пре­не­сте еще и сей­час под­дер­жи­ва­ют почти­тель­ное отно­ше­ние к хра­ня­щим­ся там жре­би­ям. И то толь­ко у про­сто­го наро­да. Какой же маги­ст­рат, какое более или менее зна­чи­тель­ное лицо при­бе­га­ет сей­час к жре­бию? И в дру­гих местах жре­бии про­сто уни­что­же­ны. В свя­зи с чем, как Кли­то­мах пишет, Кар­не­ад гова­ри­вал, что он не зна­ет ни одной Фор­ту­ны, кото­рая име­ла бы такую фор­ту­ну, как пре­не­стин­ская (пер. М.И. Риж­ско­го).

[3]По зна­ку Фор­ту­ны рукой ребён­ка пере­ме­ши­ва­ют­ся и вытя­ги­ва­ют­ся.

[4]Если бы судеб иных не сули­ли тиринф­ские хра­мы, / И пре­не­стин­ских сестер мог­ли бы мы здесь же увидеть (пер. Т.Л. Алек­сан­дро­вой).

[5]Посвя­ще­ние хра­ма Мер­ку­рия совер­ше­но цен­ту­ри­о­ном при­ми­пи­лом Мар­ком Пле­то­ри­ем.

[6]Когда он про­во­дил Апол­ло­но­вы игры, собрав­ша­я­ся тол­па про­сто­на­ро­дья так взбун­то­ва­лась из-за доро­го­виз­ны про­до­воль­ст­вия, что все сидев­шие в теат­ре ради зре­ли­ща были изгна­ны.

[7]Руку Вели­ко­го дер­жат с сест­рою Феб, и Кил­лен­ский / отпрыск (= Мер­ку­рий), и сход­ный в делах с Пом­пе­ем тиринф­ский вои­тель (пер. Б.И. Ярхо).

[8]Ему же при­пи­сы­ва­ют­ся Алек­сандр, пре­вос­ход­ная сре­ди кар­тин Пор­ти­ков Пом­пея, и Сидя­щая Калип­со (пер. Г.А. Таро­ня­на).

[9]Так в ори­ги­на­ле. Име­ет­ся в виду чекан­ка Кивн­та Цеци­лия Метел­ла Пия Сци­пи­о­на.

RRM (Harlan), гл 30, с. 167—182 (2012 г.):
30. Марк Пле­то­рий Цести­ан, 68/67 гг. до н. э.

с.167 Моне­та­рий Марк Пле­то­рий Цести­ан отче­ка­нил семь раз­ных монет­ных типов. Все они выпу­ще­ны соглас­но поста­нов­ле­нию сена­та (S·C), и два из них име­ют леген­ду AED·CUR, ука­зы­ваю­щую, что он отче­ка­нил их в долж­но­сти куруль­но­го эди­ла. Впер­вые эти выпус­ки появ­ля­ют­ся толь­ко в кла­дах из Кавал­лы, Сан-Гре­го­рио и Меза­нье, при­чём в этих кла­дах най­де­ны толь­ко два типа из семи — те, что име­ют леген­ду AED·CUR. С помо­щью двух пас­са­жей из речи Цице­ро­на «В защи­ту Клу­ен­ция», про­из­не­сён­ной в 66 г. до н. э., мы можем доволь­но точ­но опре­де­лить год, когда Цести­ан зани­мал куруль­ный эди­ли­тет. Цице­рон отме­ча­ет, что в этом году Цести­ан и Фла­ми­ний высту­па­ли пред­седа­те­ля­ми вто­рой и третьей пане­лей суда по делам об убий­ствах1. Ранее в этой же речи Цице­рон ска­зал, что недав­но он защи­щал Деци­ма Мат­ри­ния перед эти­ми же людь­ми, когда они были куруль­ны­ми эди­ла­ми. Сле­до­ва­тель­но, самая позд­няя дати­ров­ка их эди­ли­те­та — 67 г. до н. э. Кли­ен­та Цице­ро­на пони­зи­ли в сослов­ном ран­ге цен­зо­ры 70 г. до н. э.2. Таким обра­зом, эта дати­ров­ка ста­но­вит­ся верх­ней гра­ни­цей. Но в 70 г. до н. э. Цести­ан при­влёк к суду по делам о вымо­га­тель­стве Мар­ка Фон­тея, ранее слу­жив­ше­го намест­ни­ком Гал­лии. Цести­ан вряд ли стал бы ини­ции­ро­вать подоб­ный про­цесс, нахо­дясь в долж­но­сти эди­ла, поэто­му 70 г. до н. э. исклю­ча­ет­ся. Мы уже дати­ро­ва­ли 69 годом до н. э. куруль­ный эди­ли­тет Суль­пи­ция Галь­бы, а посколь­ку извест­но, что кол­ле­гой Цести­а­на был Фла­ми­ний, а не Галь­ба, оста­ют­ся толь­ко 68 и 67 гг. К сожа­ле­нию, о Фла­ми­нии, кол­ле­ге Цести­а­на, не извест­но ниче­го, что поз­во­ля­ло бы дати­ро­вать их эди­ли­тет. Гру­бер, сле­дуя за де Сали, отнёс эди­ли­тет Пле­то­рия и всю его чекан­ку к 68 г. до н. э.3 Бро­у­тон счи­тал более веро­ят­ным, что Цести­ан был эди­лом в 67 г. до н. э., ссы­ла­ясь на при­мер Юлия Цеза­ря, кото­рый был пред­седа­те­лем суда по делам об убий­ствах в сле­дую­щем же году после эди­ли­те­та. Кро­уфорд при­нял дати­ров­ку Бро­у­то­на — 67 г. до н. э.4

Пред­по­ло­же­ние Бро­у­то­на не учи­ты­ва­ет вза­и­мо­связь с дру­ги­ми моне­та­ми с леген­дой AED·CUR, отче­ка­нен­ны­ми Галь­бой при­мер­но в это же вре­мя. Галь­ба и Пле­то­рий — един­ст­вен­ные куруль­ные эди­лы, чека­нив­шие моне­ты меж­ду 81 и 58 гг. до н. э., и я пред­по­ла­гаю, что после того, как Веррес про­ва­лил реа­ли­за­цию зако­на Терен­ция — Кас­сия, сенат пору­чил эту про­грам­му куруль­ным эди­лам, и моне­ты с леген­дой AED·CUR, выпу­щен­ные Галь­бой в 69 г. до н. э., исполь­зо­ва­лись для покуп­ки зер­на. Нехват­ка зер­на сохра­ня­лась и в 68 г. до н. э. лишь усу­гу­би­лась, так что сенат не мог отка­зать­ся от этой про­грам­мы. Логич­но видеть в выпус­ке Цести­а­на с леген­дой AED·CUR про­дол­же­ние зер­но­вой про­грам­мы в 69 г. до н. э., поэто­му я дати­рую эди­ли­тет Цести­а­на 68 г. до н. э. Таким обра­зом, эти два выпус­ка куруль­ных эди­лов Галь­бы и Цести­а­на с леген­дой S·C отно­сят­ся к пери­о­ду меж­ду кри­зи­сом, вызван­ным зло­употреб­ле­ни­я­ми Верре­са с.168 в отно­ше­нии зако­на Терен­ция — Кас­сия, и пору­че­ни­ем зер­но­вой про­бле­мы Пом­пею в 67 г. до н. э.

Посколь­ку для дати­ров­ки двух монет Цести­а­на с леген­дой AED·CUR у нас име­ют­ся более надёж­ные вре­менны́е рам­ки, рас­смот­рим сна­ча­ла их. На авер­се одной из этих монет изо­бра­же­на голо­ва Кибе­лы в башен­ном вен­ке. Её воло­сы длин­ны­ми прядя­ми пада­ют на шею. На неко­то­рых штем­пе­лях за её пле­чом вид­не­ет­ся пере­д­няя часть тела льва, напо­ми­наю­щая о львах, запря­жён­ных в её колес­ни­цу, кото­рые изо­бра­же­ны на моне­те Воль­тея. На дру­гих раз­но­вид­но­стях мы видим рог изоби­лия (cornucopia), сим­во­ли­зи­ру­ю­щий пло­до­ро­дие. Под под­бо­род­ком у неё зем­ной шар, ука­зы­ваю­щий, что она — Вели­кая Мать. Одной из обя­зан­но­стей куруль­ных эди­лов было устрой­ство игр в её честь — Мега­ле­зий­ских игр. Моне­та про­сто сим­во­ли­зи­ру­ет долж­ность куруль­но­го эди­ла. Вдоль лево­го края моне­ты напи­сан ког­но­мен моне­та­рия — CESTIANVS. На ревер­се изо­бра­же­но куруль­ное крес­ло, окру­жён­ное над­пи­сью M·PLAETOPIVS AED·CVR EX·S·C. В целом моне­та повто­ря­ет тип, исполь­зо­ван­ный куруль­ным эди­лом Фури­ем Крас­си­пе­дом в кон­це 80-х гг. до н. э. Ком­мен­та­то­ры выска­зы­ва­ли пред­по­ло­же­ние, что выпуск Фурия пред­на­зна­чал­ся для покуп­ки зер­на.

с.169 Боже­ство на вто­ром типе Пле­то­рия с леген­дой AED·CVR пред­став­ля­ет куда более слож­ную загад­ку и интри­гу. На этой богине шлем с греб­нем, как у Минер­вы, её воло­сы нис­па­да­ют длин­ны­ми локо­на­ми, слов­но у Апол­ло­на, она име­ет кры­лья, как Вик­то­рия, и лук и стре­лы, подоб­но Диане. Венок из лав­ра, коло­сьев, маков и лото­са поверх шле­ма напо­ми­на­ет о еги­пет­ской богине Иси­де. Бабе­лон, за кото­рым сле­ду­ет Гру­бер, иден­ти­фи­ци­ро­вал эту боги­ню как Ваку­ну. Гора­ций упо­ми­на­ет Ваку­ну в «Посла­ни­ях» (I.10.49), а от схо­ли­а­ста Пор­фи­ри­о­на мы узна­ём, что Ваку­на была сабин­ской боги­ней неяс­ной фор­мы и при­ро­ды; неко­то­рые счи­та­ли её Бел­ло­ной, неко­то­рые — Минер­вой, неко­то­рые — Диа­ной, Варрон же иден­ти­фи­ци­ро­вал Ваку­ну с Вик­то­ри­ей.

Кро­уфорд счи­та­ет невоз­мож­ной тра­ди­ци­он­ную иден­ти­фи­ка­цию фигу­ры на моне­те Цести­а­на с Ваку­ной и пред­по­ла­га­ет, что может быть вер­ным пред­по­ло­же­ние Аль­фёль­ди о том, что это Иси­да, а орёл на ревер­се пред­став­ля­ет орла Пто­ле­ме­ев. Труд­ность с иден­ти­фи­ка­ци­ей состо­ит в том, чтобы най­ти боги­ню, кото­рой будет соот­вет­ст­во­вать весь набор атри­бу­тов. Рас­смат­ри­вая эту боги­ню на моне­те Пле­то­рия в при­ло­же­нии 15 к сво­ей кни­ге о пале­ст­рин­ской моза­и­ке с Нилом, П. Мей­бум ука­зы­ва­ет: «Един­ст­вен­ная боги­ня, кото­рая мог­ла иметь и рог изоби­лия, и доспе­хи, и кры­лья — это Фор­ту­на»5. Это наи­бо­лее прав­до­по­доб­ное пред­по­ло­же­ние по пово­ду таин­ст­вен­ной боги­ни.

с.170 Пле­то­рии, види­мо, про­ис­хо­ди­ли из горо­да Туску­ла. Над­пись из Туску­ла свиде­тель­ст­ву­ет о том, что Марк Пле­то­рий, сын Луция, был мест­ным эди­лом и отве­чал за под­дер­жа­ние в поряд­ке хра­ма Фор­ту­ны6. Кро­ме того, сена­тор Луций Пле­то­рий упо­ми­на­ет­ся как член Папи­ри­е­вой три­бы, а Тускул отно­сил­ся к Папи­ри­е­вой три­бе.

Одна­ко ког­но­мен наше­го моне­та­рия, Цести­ан, ука­зы­ва­ет на то, что либо он сам, либо кто-то из его пред­ков был усы­нов­лён в род Пле­то­ри­ев из рода Цести­ев. Это усы­нов­ле­ние рас­смат­ри­ва­лось выше, в гла­ве про Луция Пле­то­рия, и пред­став­ля­ет­ся веро­ят­ным, что усы­нов­лён был сам Марк Пле­то­рий Цести­ан. В Пре­не­сте были най­де­ны над­пи­си с упо­ми­на­ни­ем родо­во­го име­ни Цестий7, и здесь сто­ит рас­смот­реть дизайн ревер­са одной из монет Цести­а­на без леген­ды AED·CVR, ибо он про­ли­ва­ет свет на его про­ис­хож­де­ние. Маль­чи­ка на ревер­се, кото­рый дер­жит в руках таб­лич­ку, поме­чен­ную SORS, вполне мож­но свя­зать с хра­мом Фор­ту­ны в Пре­не­сте. Зна­че­ние это­го дизай­на пояс­ня­ет пас­саж из трак­та­та Цице­ро­на «О диви­на­ции».

«Но что же такое жре­бий (sors)? То же почти, что игра в паль­цы или бро­са­ние играль­ных костей. В этих делах игра­ет роль про­из­вол и слу­чай, а не разум и не рас­чет. И выду­ма­ли все это обман­щи­ки или из коры­сти, или по суе­ве­рию, или по заблуж­де­нию. Одна­ко и тут посту­пим так же, как с гаруспи­ци­я­ми. Рас­смот­рим, что гово­рит пре­да­ние о про­ис­хож­де­нии самых зна­ме­ни­тых жре­би­ев. Пре­не­стин­ские памят­ни­ки сооб­ща­ют, что Нуме­рий Суф­фу­стий, чело­век почтен­ный и знат­ный, часто видел до край­но­сти напу­гав­шие его сны, в кото­рых ему было при­ка­за­но пой­ти в опре­де­лен­ное место и там раз­ре­зать камень. Устра­шен­ный эти­ми сна­ми, он, не взи­рая на насмеш­ки сво­их сограж­дан, про­де­лал это. И вот, когда камень был раз­ре­зан, из него выпа­ли жре­бии, дубо­вые и поме­чен­ные выре­зан­ны­ми на них стран­ны­ми бук­ва­ми. И теперь это место обне­се­но огра­дой и счи­та­ет­ся свя­щен­ным. А нахо­дит­ся оно вбли­зи хра­ма, в кото­ром мате­ри семейств бла­го­че­сти­во покло­ня­ют­ся Юпи­те­ру-маль­чи­ку, изо­бра­жен­но­му груд­ным мла­ден­цем, с.171 сидя­щим вме­сте с Юно­ной на коле­нях Фор­ту­ны и тяну­щим­ся к ее груди.

Гово­рят так­же, что в то же вре­мя на том месте, где и сей­час рас­по­ло­жен храм Фор­ту­ны, из ство­ла олив­ко­во­го дере­ва истек мед. А гаруспи­ки объ­яви­ли, что упо­мя­ну­тые жре­бии ста­нут самы­ми зна­ме­ни­ты­ми, и веле­ли из ство­ла той оли­вы сде­лать ларец и в него поло­жить жре­бии. Их и ныне тянут из него для тех, кото­рые хотят запро­сить Фор­ту­ну. Но поче­му заслу­жи­ва­ют дове­рия жре­бии, кото­рые, с целью узнать волю судь­бы, маль­чик, пере­ме­шав сво­и­ми рука­ми, вытас­ки­ва­ет из лар­ца? Каким обра­зом эти жре­бии ока­за­лись в том месте? Кто сру­бил тот дуб, из кото­ро­го они были сде­ла­ны, кто обте­сал их, кто над­пи­сал? Гово­рят: бог все может сде­лать. О, если бы он сде­лал сто­и­ков поум­нее, чтобы они не были таки­ми суе­вер­ны­ми из-за мало­ду­шия! Впро­чем, этот вид диви­на­ции уже в повсе­днев­ной жиз­ни вышел из употреб­ле­ния. И толь­ко кра­сота и древ­ность хра­ма в Пре­не­сте еще и сей­час под­дер­жи­ва­ют почти­тель­ное отно­ше­ние к хра­ня­щим­ся там жре­би­ям. И то толь­ко у про­сто­го наро­да. Какой же маги­ст­рат, какое более или менее зна­чи­тель­ное лицо при­бе­га­ет сей­час к жре­бию? И в дру­гих местах жре­бии про­сто уни­что­же­ны. В свя­зи с чем, как Кли­то­мах пишет, Кар­не­ад гова­ри­вал, что он не зна­ет ни одной Фор­ту­ны, кото­рая име­ла бы такую фор­ту­ну, как пре­не­стин­ская»8.

Пред­став­ля­ет­ся, что моне­та Цести­а­на с леген­дой SORS напо­ми­на­ет о хра­ме Фор­ту­ны в Пре­не­сте и что это намёк на его роди­ну, точ­но так же, как изо­бра­же­ние Юно­ны Соспи­ты на моне­тах Папия и Про­ци­лия наме­ка­ют на их роди­ну Лану­вий. Посколь­ку Пле­то­рий Цести­ан мог быть свя­зан с Туску­лом по усы­нов­ле­нию, а с Пре­не­стой — по рож­де­нию, и посколь­ку ни один из этих горо­дов не был сабин­ским, нет осо­бых при­чин счи­тать, что Цести­ан стал бы изо­бра­жать на сво­их моне­тах мало­из­вест­ную сабин­скую боги­ню Ваку­ну. Име­ют­ся свиде­тель­ства о том, что в Туску­ле некий Пле­то­рий был свя­зан с хра­мом Фор­ту­ны, а Пре­не­ста, город Цести­ев, про­сла­вил­ся сво­им хра­мом Фор­ту­ны, поэто­му из всех богинь в жиз­ни Пле­то­рия Цести­а­на наи­боль­шее зна­че­ние долж­на была иметь имен­но Фор­ту­на.

Может ли быть Фор­ту­ной стран­ная боги­ня с моне­ты Пле­то­рия с леген­дой AED·CVR? Не име­ет­ся ника­ких опи­са­ний спе­ци­фи­че­ской ико­но­гра­фии пре­не­стин­ской Фор­ту­ны, сохра­нил­ся лишь её эпи­тет «Пер­во­рож­дён­ная» (Primigenia). До нас дошла над­пись из Пре­не­сты: «Orcevia Numeri / nationu gratia / Fortuna Diovo fileia / Primogenia / donom dedi», кото­рая пере­во­дит­ся так: «Я, Орсе­вия, жена Нуме­рия, в бла­го­дар­ность за рож­де­ние ребён­ка пода­ри­ла дар Фор­туне, пер­во­рож­дён­ной доче­ри Юпи­те­ра»9. Но зна­че­ние сло­ва Primigenia неяс­но. Его основ­ное зна­че­ние — «пер­вый в сво­ём роде» или «изна­чаль­ный». Но Цице­рон тол­ку­ет сло­во Primigenia как «наша спут­ни­ца с рож­де­ния» (a gignendo comes)10. Вполне понят­но, поче­му зна­че­ние «пер­во­рож­дён­ная дочь Юпи­те­ра» не при­шло Цице­ро­ну в голо­ву, если суще­ст­во­ва­ла ста­туя Фор­ту­ны, вскарм­ли­ваю­щей мла­ден­цев Юпи­те­ра и Юно­ну. с.172 Такая ста­туя пред­по­ла­га­ет, что Фор­ту­на роди­лась рань­ше Юпи­те­ра и была одной из пер­вых, или изна­чаль­ных, богов. Здесь нали­цо пута­ни­ца.

Во вся­ком слу­чае, и над­пись, и ста­туя дока­зы­ва­ют одно: жите­ли Пре­не­сты покло­ня­лись Фор­туне в первую оче­редь как богине пло­до­ви­то­сти. Итак, если боги­ня Цести­а­на — дей­ст­ви­тель­но Фор­ту­на, то чем объ­яс­ня­ет­ся раз­но­об­ра­зие её атри­бу­тов? Чаще все­го Фор­ту­ну изо­бра­жа­ли с рогом изоби­лия11. Этот сим­вол пло­до­ро­дия при­сут­ст­ву­ет под под­бо­род­ком боги­ни на моне­те Цести­а­на. Как быть с вен­ком из лав­ра, коло­сьев, маков и лото­са, харак­тер­ным для еги­пет­ской Иси­ды? Это явно сим­во­лы пло­до­ро­дия, вполне умест­ные для любой боги­ни пло­до­ро­дия, и они мог­ли быть наме­рен­но заим­ст­во­ва­ны в культ пре­не­стин­ской Фор­ту­ны. Сохра­ни­лась пре­крас­ная моза­и­ка из хра­ма в Пре­не­сте с изо­бра­же­ни­ем Нила, пред­по­ла­гаю­щая, что к 80-м гг. до н. э. связь меж­ду Иси­дой и Фор­ту­ной уже суще­ст­во­ва­ла. Более позд­няя над­пись, в кото­рой засвиде­тель­ст­во­ван титул Иси­ды Isityches, дока­зы­ва­ет, что Иси­ду мог­ли упо­доб­лять гре­че­ской богине Тихе (Фор­ту­на)12. Как насчёт кры­льев? Посколь­ку Фор­ту­на ассо­ции­ро­ва­лась с Тихе, кото­рая име­ла кры­лья, ука­зы­вав­шие на её непо­сто­ян­ство, кры­лья боги­ни Цести­а­на не обя­за­тель­но свя­зы­вать с Вик­то­ри­ей. Но как объ­яс­нить воен­ный харак­тер шле­ма с греб­нем? Рим­ля­нам была извест­на и более воен­ная ипо­стась боги­ни. После пора­же­ния от рук Ган­ни­ба­ла и гибе­ли 1200 сол­дат Пуб­лий Сем­п­ро­ний Туди­тан, кон­сул 204 г. до н. э., дал обет постро­ить храм Фор­туне Пер­во­рож­дён­ной, если одер­жит победу в сле­дую­щем сра­же­нии. Его молит­вы были услы­ша­ны, и вой­ско Ган­ни­ба­ла обра­ти­лось в бег­ство13. Рим­ский храм Фор­ту­ны Пер­во­рож­дён­ной, посвя­щён­ный толь­ко в 194 г. до н. э., нахо­дил­ся на Кви­ри­на­ле14. Рим­ская Фор­ту­на Пер­во­рож­дён­ная име­ла воен­ное про­ис­хож­де­ние, так что шлем с греб­нем на её куль­то­вой ста­туе в хра­ме на Кви­ри­на­ле не был бы неуме­стен.

с.173 Я пола­гаю, что моне­ты Цести­а­на с леген­дой AED·CVR сохра­ни­ли для нас ико­но­гра­фию боги­ни Фор­ту­ны Пер­во­рож­дён­ной — веро­ят­но, в том обра­зе, в каком ей покло­ня­лись в её хра­ме в Риме. Если иден­ти­фи­ци­ро­вать боги­ню как Фор­ту­ну, то ста­но­вит­ся про­ще истол­ко­вать орла с мол­нией в ког­тях на ревер­се той же моне­ты как про­стой сим­вол Юпи­те­ра, кото­рый либо был отцом Фор­ту­ны Пер­во­рож­дён­ной, либо был ею вскорм­лен.

Теперь сле­ду­ет перей­ти к сле­дую­ще­му вопро­су. Отно­сят­ся ли пять монет­ных типов Цести­а­на без леген­ды AED·CVR к году его куруль­но­го эди­ли­те­та? Гру­бер дати­ро­вал все семь монет­ных типов одним и тем же годом, но отме­тил, что мастер­ство их изготов­ле­ния раз­ли­ча­ет­ся. Он пишет: «если отно­сить все моне­ты, отче­ка­нен­ные Мар­ком Пле­то­ри­ем, к одно­му году, то оче­вид­но, что штем­пе­ли изготав­ли­ва­лись в раз­ных мастер­ских (officinae), где работа­ли раз­ные брига­ды масте­ров»15. Кро­уфорд разде­лил эти типы и дати­ро­вал пять типов без леген­ды AED·CVR 69 г. до н. э., когда Цести­ан, по его мне­нию, был моне­та­ри­ем. Эта дати­ров­ка была при­ня­та мно­ги­ми авто­ра­ми до обна­ру­же­ния кла­да из Меза­нье. Сре­ди 5940 монет из Меза­нье встре­ча­ют­ся оба типа с леген­дой AED·CVR, но ни одно­го из осталь­ных пяти типов. Одна­ко Кро­уфорд отме­ча­ет 116 кон­троль­ных меток, исполь­зо­ван­ных на пяти раз­лич­ных типах, а в новей­ших ката­ло­гах пере­чис­ля­ют­ся новые кон­троль­ные мет­ки, ука­зы­ваю­щие на то, что эти типы выпус­ка­лись в доволь­но боль­ших объ­ё­мах. Хёрш и Уол­кер сочли их отсут­ст­вие в кла­де из Меза­нье вес­кой при­чи­ной для того, чтобы сдви­нуть дати­ров­ку этих монет на пери­од после 58 г. до н. э. Посколь­ку эти моне­ты при­сут­ст­ву­ют в кла­дах из Сусти­нен­цы и Фрау­эн­дор­фа, наи­бо­лее веро­ят­ной пред­став­ля­ет­ся их дати­ров­ка при­мер­но 57 г. до н. э., пред­по­ла­гаю­щая, что Цести­ан, воз­мож­но, чека­нил их как про­пре­тор. Эта новая дати­ров­ка дан­ных монет 57 годом до н. э. была при­ня­та в боль­шин­стве ката­ло­гов. Извест­но, что Цести­ан дей­ст­ви­тель­но был про­пре­то­ром, но намно­го рань­ше 57 г. до н. э. Бро­у­тон отно­сит пре­ту­ру Цести­а­на к 64 г. до н. э., а его про­пре­ту­ру в Македо­нии к 63—62 гг. до н. э. на осно­ва­нии гре­че­ской над­пи­си, где Пле­то­рий назван strategos. Луций Ман­лий Торк­ват, про­пре­тор Македо­нии, вер­нул­ся в Рим в 63 г. до н. э., и извест­но, что Анто­ний при­был туда в 62 г. до н. э. Посколь­ку осталь­ные годы заня­ты, Бро­у­тон счёл, что Цести­ан был про­пре­то­ром Македо­нии в 63/62 гг. до н. э. — в един­ст­вен­ное доступ­ное для него вре­мя.

О карье­ре Цести­а­на боль­ше ниче­го не извест­но до 56 г. до н. э., когда он актив­но под­дер­жи­вал попыт­ки Лен­ту­ла Спин­те­ра добить­ся пору­че­ния о вос­ста­нов­ле­нии Пто­ле­мея на еги­пет­ском троне. В 55 г. до н. э. Цести­ан отпра­вил­ся в Кили­кию, чтобы при­со­еди­нить­ся к Лен­ту­лу — веро­ят­но, в каче­стве чле­на шта­ба или лега­та16. В иссле­до­ва­нии моне­та­ри­ев, дей­ст­во­вав­ших меж­ду 63 и 49 гг. до н. э., я счёл, что для Пле­то­рия чека­нить моне­ты так позд­но, в 50-х гг. до н. э., после пре­ту­ры и про­пре­ту­ры, было бы ненор­маль­но. Я решил не рас­смат­ри­вать Пле­то­рия в чис­ле моне­та­ри­ев 50-х гг. до н. э. Он явно не был монет­ным маги­ст­ра­том, а его чекан­ка про­из­во­ди­лась по реше­нию сена­та с какой-то опре­де­лён­ной целью. Хёрш и Уол­кер не пред­ло­жи­ли ника­ких при­чин, поче­му он с.174 мог бы зани­мать про­пре­ту­ру в 57 г. до н. э. или что обу­сло­ви­ло осо­бую необ­хо­ди­мость чека­нить эти дена­рии.

Несмот­ря на их отсут­ст­вие в кла­де из Меза­нье, я всё же пола­гаю, что пять монет без леген­ды AED·CVR отно­сят­ся к 60-м гг. до н.э., и сами моне­ты содер­жат ука­за­ния на более ран­нюю дати­ров­ку. 116 кон­троль­ных меток, отме­чен­ные Кро­уфор­дом и поз­во­ля­ю­щие нам оце­нить объ­ё­мы чекан­ки, выгляде­ли бы неумест­но на моне­тах, отче­ка­нен­ных в 50-х гг. до н. э. Как было пока­за­но ранее, в гла­ве про Пом­по­ния Руфа, с середи­ны 60-х гг. до н. э. кон­троль­ные мет­ки фак­ти­че­ски исче­за­ют из рес­пуб­ли­кан­ской чекан­ки. Если моне­ты Цести­а­на сле­ду­ет дати­ро­вать 50-ми гг. до н. э., то его кон­троль­ные мет­ки — это ещё одна ано­ма­лия. Мож­но воз­ра­зить, что Цести­ан про­сто сле­до­вал той прак­ти­ке, кото­рую ранее исполь­зо­вал в свой куруль­ный эди­ли­тет, но из двух монет, отче­ка­нен­ных во вре­мя его эди­ли­те­та, одна име­ет кон­троль­ные мет­ки, а вто­рая — нет. Кон­троль­ные мет­ки часто исполь­зо­ва­лись в 70-х и 60-х гг. до н. э., но ред­ко — после 66 г. до н. э. Рос­ций Фаб­ат, чека­нив­ший в 62 г. до н. э. и ими­ти­ро­вав­ший более ран­ний выпуск Луция Папия, стал послед­ним, кто исполь­зо­вал слож­ную систе­му кон­троль­ных меток. Луч­ше попы­тать­ся дати­ро­вать осталь­ные типы Цести­а­на 60-ми гг. до н. э., бли­же к тому вре­ме­ни, когда он чека­нил моне­ты в долж­но­сти куруль­но­го эди­ла, но не в год куруль­но­го эди­ли­те­та.

Самый инте­рес­ный кон­текст для пяти монет без леген­ды AED·CVR обна­ру­жи­ва­ет­ся в 67 г. до н. э. Зер­но­вой кри­зис лишь уси­лил­ся ввиду бес­пре­пят­ст­вен­ных напа­де­ний пира­тов. Они взя­ли верх над рим­ски­ми пол­ко­во­д­ца­ми, послан­ны­ми про­тив них, и про­дол­жи­ли рыс­кать по Сре­ди­зем­но­мо­рью, пара­ли­зуя всё море­пла­ва­ние. Плу­тарх сооб­ща­ет, что их чис­ло посто­ян­но воз­рас­та­ло, пока не достиг­ло тыся­чи кораб­лей, мно­гие из кото­рых име­ли позо­ло­чен­ные пару­са, пур­пур­ные наве­сы и посе­реб­рён­ные вёс­ла. Они не огра­ни­чи­ва­лись гра­бе­жом кораб­лей в море, но ата­ко­ва­ли так­же при­бреж­ные горо­да и око­ло 400 из них захва­ти­ли. Пре­не­бре­гая бога­ми, они гра­би­ли свя­ти­ли­ща и осквер­ня­ли свя­щен­ные участ­ки. Осо­бен­но при­быль­ным пред­при­я­ти­ем было похи­ще­ние бога­тых рим­лян и содер­жа­ние их в пле­ну ради выку­па17. Исто­рия о пле­не­нии Цеза­ря пира­та­ми хоро­шо извест­на, но едва ли уни­каль­на. Одна­жды пира­ты сме­ло мар­ши­ро­ва­ли по рим­ской доро­ге и напа­ли на двух пре­то­ров, оде­тых в тоги с пур­пур­ной кай­мой, в сопро­вож­де­нии сви­ты из рабов и лик­то­ров. Пира­ты захва­ти­ли их и увез­ли. В кон­це кон­цов, их власть рас­про­стра­ни­лась на всё Сре­ди­зем­но­мо­рье, и в резуль­та­те море­пла­ва­ние и тор­гов­ля пре­кра­ти­лись. Рим­ляне, уже дав­но зави­сев­шие от импорт­но­го зер­на, ощу­ти­ли на сво­ей шее удав­ку, кото­рую сле­до­ва­ло разо­рвать.

В 67 г. до н. э. пле­бей­ский три­бун Авл Габи­ний соста­вил зако­но­про­ект о пре­до­став­ле­нии Пом­пею вер­хов­но­го коман­до­ва­ния на всём Сре­ди­зем­но­мо­рье и на суше на рас­сто­я­нии пяти­де­ся­ти миль (80,46 км) вглубь от бере­га. Габи­ний напом­нил рим­ля­нам о доб­рой служ­бе, кото­рую Пом­пей уже им сослу­жил.

«Вспом­ни­те, сколь мно­гие и сколь серь­ез­ные неуда­чи мы потер­пе­ли в с.174 войне с Сер­то­ри­ем из-за отсут­ст­вия пол­ко­во­д­ца, и что мы не нашли нико­го, соот­вет­ст­ву­ю­ще­го зада­че, ни сре­ди моло­дых, ни сре­ди ста­рых, кро­ме это­го чело­ве­ка, и отпра­ви­ли его вме­сто обо­их кон­су­лов, хотя в то вре­мя он еще не достиг тре­бу­е­мо­го воз­рас­та и даже не был чле­ном сена­та. Я был бы рад, конеч­но, если бы у вас было мно­го спо­соб­ных людей, и если я дол­жен молить­ся об этом, я буду молить­ся; но посколь­ку эти спо­соб­но­сти не воз­ни­ка­ют в ответ на моль­бу и не нис­хо­дят на кого-либо сами по себе, но чело­век дол­жен родить­ся с при­род­ной склон­но­стью к это­му, дол­жен пони­мать, что умест­но, и делать, что сле­ду­ет, и сверх это­го дол­жен повсюду обла­дать уда­чей, — все это очень ред­ко дает­ся одно­му чело­ве­ку, — если такой най­дет­ся, то вы долж­ны еди­но­душ­но и под­дер­жи­вать его, и исполь­зо­вать его в пол­ной мере, даже если он это­го не жела­ет»18.

Пред­у­смот­рен­ное зако­но­про­ек­том коман­до­ва­ние Пом­пея долж­но было вклю­чать почти весь рим­ский мир. Самые вли­я­тель­ные сена­то­ры вос­про­ти­ви­лись пере­да­че столь широ­ких пол­но­мо­чий в одни руки и попы­та­лись отго­во­рить народ от при­ня­тия зако­на. Но пред­ше­ст­ву­ю­щие попыт­ки сена­та решить про­бле­му ока­за­лись бес­плод­ны­ми и при­нес­ли лишь разо­ча­ро­ва­ние. В кон­це кон­цов народ при­нял закон, кото­рый давал Пом­пею почти вдвое боль­ше войск, чем изна­чаль­ное пред­ло­же­ние Габи­ния. Пом­пей полу­чил в своё под­чи­не­ние двух кве­сто­ров и был впра­ве назна­чить по сво­е­му выбо­ру два­дцать четы­ре лега­та. Ему было поз­во­ле­но набрать столь­ко вой­ска, сколь­ко он сочтёт нуж­ным, и брать столь­ко денег, сколь­ко ему тре­бу­ет­ся, не толь­ко из каз­ны, но и в про­вин­ци­ях и у откуп­щи­ков нало­гов. Извест­но, что он дей­ст­ви­тель­но полу­чал день­ги из источ­ни­ков вне Рима, посколь­ку Лукулл зафик­си­ро­вал пере­да­чу Пом­пею денег, захва­чен­ных в войне про­тив Мит­ри­да­та. Было сна­ря­же­но пять­сот кораб­лей и набра­но 120 тыс. пехо­тин­цев и 5 тыс. кон­ни­ков. Аппи­ан сооб­ща­ет, что финан­си­ро­ва­ние состав­ля­ло 6 тыс. атти­че­ских талан­тов, то есть 24 млн. дена­ри­ев. Пом­пей разде­лил свою сфе­ру ответ­ст­вен­но­сти на три­на­дцать обла­стей и пере­дал эскад­ры судов, пехоту и кон­ни­цу под коман­до­ва­ние три­на­дца­ти лега­тов, полу­чив­ших пре­тор­ские пол­но­мо­чия. В резуль­та­те каж­дый коман­дир пол­но­стью кон­тро­ли­ро­вал свою область, и ему не при­хо­ди­лось покидать её, бес­ко­неч­но пре­сле­дуя пира­тов по все­му Сре­ди­зем­но­мо­рью. Для себя Пом­пей выде­лил шесть­де­сят судов и объ­ез­жал всю терри­то­рию, коор­ди­ни­руя опе­ра­ции. Ожида­лось, что вой­на ока­жет­ся очень тяжё­лой, поэто­му пол­но­мо­чия были пре­до­став­ле­ны Пом­пею на три года19. Одна­ко он повёл вой­ну так рацио­наль­но, что закон­чил её за три меся­ца. Пли­ний сооб­ща­ет, что Пом­пей захва­тил 846 судов20. Око­ло 10 тыс. пира­тов было уби­то, ещё 20 тыс. взя­то в плен. Пом­пей обо­шёл­ся с ними мило­серд­но и посе­лил их вме­сте с семья­ми в мало­люд­ных горо­дах вда­ли от моря.

Плу­тарх сооб­ща­ет, что сра­зу после назна­че­ния Пом­пея глав­но­ко­ман­дую­щим в войне про­тив пира­тов цены на все про­дук­ты рез­ко упа­ли и вско­ре рын­ки были пере­пол­не­ны21. Воз­мож­но, тре­во­га, вызван­ная зер­но­вым кри­зи­сом, с.176 и утих­ла после назна­че­ния Пом­пея, но мно­го­чис­лен­ные вой­ска, собран­ные им, тре­бо­ва­ли обшир­ной логи­сти­че­ской под­держ­ки. Необ­хо­ди­мо было поку­пать про­ви­ант и сна­ря­же­ние и пла­тить жало­ва­нье. Для это­го Пом­пею тре­бо­ва­лись опыт­ные снаб­жен­цы. Если Цести­ан уже был занят чекан­кой монет, пред­по­ло­жи­тель­но для при­об­ре­те­ния зер­на, в долж­но­сти куруль­но­го эди­ла, Пом­пей мог назна­чить его сво­им лега­том и пору­чить ему и даль­ше чека­нить моне­ты для при­об­ре­те­ния зер­на, при­па­сов и упла­ты жало­ва­нья. Едва ли в рас­по­ря­же­нии Пом­пея име­лось доста­точ­но налич­ных денег, поэто­му мож­но ожидать воз­рас­та­ния объ­ё­мов чекан­ки. Одна­ко все выпус­ки монет­ных маги­ст­ра­тов, кото­рые я отнёс к 68 и 67 гг. до н. э., не слиш­ком вели­ки; и осо­бые выпус­ки Цести­а­на с леген­дой S·C вполне мож­но рас­смат­ри­вать как часть тех 24 мил­ли­о­нов дена­ри­ев, кото­рые были пре­до­став­ле­ны Пом­пею поста­нов­ле­ни­ем сена­та. Коман­до­ва­ние Пом­пея вклю­ча­ло всё Сре­ди­зем­но­мо­рье, и для покры­тия рас­хо­дов в раз­ных местах име­ло смысл исполь­зо­вать пере­движ­ной монет­ный двор. Это воз­вра­ща­ет нас к утвер­жде­нию Гру­бе­ра: «Оче­вид­но, что штем­пе­ли изготав­ли­ва­лись в раз­ных мастер­ских (officinae), где работа­ли раз­ные брига­ды масте­ров». И это может объ­яс­нять отсут­ст­вие дан­ных монет в кла­де из Меза­нье. Учи­ты­вая чрез­вы­чай­ный харак­тер ново­го коман­до­ва­ния Пом­пея, сенат, веро­ят­но, дал раз­ре­ше­ние на допол­ни­тель­ную чекан­ку, а пять типов Цести­а­на без леген­ды AED·CVR — это един­ст­вен­ные моне­ты с леген­дой S·C, выпу­щен­ные в зна­чи­тель­ных коли­че­ствах после вой­ны с Сер­то­ри­ем, кото­рые мож­но дати­ро­вать нача­лом 60-х гг. до н. э.

Рас­смот­рим теперь дизайн пяти типов без леген­ды AED·CVR. Посколь­ку на ревер­се моне­ты с леген­дой SORS изо­бра­же­но мета­ние жре­бия в хра­ме Фор­ту­ны в Пре­не­сте, боги­ню на авер­се в ката­ло­гах часто иден­ти­фи­ци­ру­ют с Фор­ту­ной, обыч­но со зна­ком вопро­са, но не име­ну­ют её кон­крет­но Фор­ту­ной Пер­во­рож­дён­ной Пре­не­стин­ской. Я дей­ст­ви­тель­но счи­таю, что её иден­ти­фи­ка­ция с Фор­ту­ной вполне вер­на, но она не похо­жа на фигу­ру на моне­те с леген­дой AED·CVR, кото­рую я опре­де­лил как Фор­ту­ну Пер­во­рож­дён­ную, пред­став­лен­ную в воен­ном обра­зе, подо­баю­щем её хра­му в Риме. Одна­ко голо­ва на моне­те с леген­дой SORS с.177 выглядит имен­но так, как мож­но пред­ста­вить себе ста­тую Фор­ту­ны Пер­во­рож­дён­ной в Пре­не­сте, выкарм­ли­ваю­щей Юпи­те­ра и Юно­ну. В таком обра­зе она очень похо­жа на Фор­ту­ну Рим­ско­го наро­да, иден­ти­фи­ци­ро­ван­ную над­пи­сью FORT перед лицом и P·R поза­ди голо­вы, на моне­те Сици­ния, отче­ка­нен­ной в 49 г. и изо­бра­жён­ной ниже.

Боги­ня на моне­те с леген­дой SORS вполне может быть изо­бра­же­ни­ем Фор­ту­ны Рим­ско­го наро­да, но Гру­бер счи­та­ет, что Фор­ту­на Рим­ско­го наро­да — это боги­ня на при­ведён­ной ниже моне­те, на ревер­се кото­рой изо­бра­же­на зме­е­но­гая фигу­ра в тим­пане хра­ма, хоть он и добав­ля­ет знак вопро­са22. Воло­сы боги­ни зачё­са­ны назад и удер­жи­ва­ют­ся сет­кой. На ней круг­лые серь­ги и кры­ла­тая диа­де­ма. Хотя кры­лья отсут­ст­ву­ют на диа­де­ме Фор­ту­ны Рим­ско­го наро­да на моне­те Сици­ния и на похо­жей моне­те Цести­а­на, мы уже виде­ли, что кры­лья мог­ли ассо­ции­ро­вать­ся с Фор­ту­ной.

Но если эта голо­ва в кры­ла­той диа­де­ме — тоже Фор­ту­на, то явля­ет­ся ли храм со зме­е­но­гой фигу­рой в тип­мане, изо­бра­жён­ный на ревер­се, хра­мом Фор­ту­ны, с.178 и где нахо­дил­ся этот храм? Мы не можем точ­но опре­де­лить, что за храм изо­бра­жён на ревер­се. Цести­ан, несо­мнен­но, ожидал, что его совре­мен­ни­ки узна­ют храм по скульп­ту­ре на тим­пане. Но если мы не можем лока­ли­зо­вать храм, можем ли мы свя­зать его тема­ти­ку с Фор­ту­ной? Чудо­ви­ще со зме­я­ми вме­сто ног — это один из гиган­тов, кото­рые, по сло­вам Геси­о­да, роди­лись из кро­ви, про­лив­шей­ся на Мать-Зем­лю из отре­зан­ных гени­та­лий Ура­на. Пав­са­ний счи­та­ет абсур­дом утвер­жде­ние, буд­то у гиган­тов были змеи вме­сто ног23, но их так часто изо­бра­жа­ли в гре­че­ском искус­стве, и даже латин­ские авто­ры опи­сы­ва­ют их зме­е­но­ги­ми. Когда Зевс победил тита­нов и стал вер­хов­ным богом, Мать-Зем­ля под­стрек­ну­ла гиган­тов заво­е­вать небе­са и осво­бо­дить тита­нов от оков. Гиган­ты были так вели­ки, что под­ни­ма­ли целые горы и сра­жа­лись ими как ору­жи­ем. Соглас­но гре­че­ско­му мифу, они вос­ста­ли из зем­ли в македон­ской Фле­гре. Но у рим­лян была своя вер­сия, соглас­но кото­рой гиган­ты вос­ста­ли на Кум­ской рав­нине в Ита­лии, извест­ной так­же как Фле­грей­ская рав­ни­на, — это область вул­ка­ни­че­ской актив­но­сти, где рас­по­ло­жен Везу­вий. Лишь объ­еди­нив уси­лия, бог и герой суме­ли одер­жать верх над гиган­та­ми. Гер­ку­лес помог Юпи­те­ру победить этих чудо­вищ, а затем сно­ва зато­чить их под зем­лёй. Гер­ку­лес сде­лал эту зем­лю доступ­ной для возде­лы­ва­ния24. Вул­ка­ни­че­ская поч­ва была бога­той и пло­до­род­ной, но про­дол­жав­ша­я­ся вул­ка­ни­че­ская актив­ность в этой обла­сти свиде­тель­ст­во­ва­ла о том, что под зем­лёй таят­ся поко­рён­ные гиган­ты. Гру­бер иден­ти­фи­ци­ро­вал пред­мет в левой руке гиган­та как пали­цу, но пред­по­ло­же­ние Кро­уфор­да о том, что это рог изоби­лия, более прав­до­по­доб­но в све­те сель­ско­хо­зяй­ст­вен­ной дея­тель­но­сти в той обла­сти, где гиган­ты были побеж­де­ны и погре­бе­ны. Поче­му зме­е­но­гий гигант мог бы укра­шать тим­пан хра­ма Фор­ту­ны? Одной из вза­и­мо­свя­зей меж­ду ними может слу­жить тема изоби­лия, кото­рую сим­во­ли­зи­ру­ет атри­бут Фор­ту­ны — рог изоби­лия. Дру­гую вза­и­мо­связь может давать таин­ст­вен­ный титул «Пер­во­рож­дён­ная». Этот титул и ста­туя Фор­ту­ны, выкарм­ли­ваю­щей Юпи­те­ра и Юно­ну, кото­рую Цице­рон видел в Пре­не­сте, свиде­тель­ст­ву­ют, что Фор­ту­на была рож­де­на в преды­ду­щем поко­ле­нии богов. Пер­во­быт­ный гигант на тим­пане — это напо­ми­на­ние о её древ­нем про­ис­хож­де­нии.

Если обра­тить­ся к дру­гим моне­там этой серии, мы видим, что на двух дру­гих авер­сах изо­бра­же­ны бюсты третьей боги­ни, похо­жей на боги­ню в кры­ла­той диа­де­ме. На этих моне­тах мы видим боги­ню, воло­сы кото­рой стя­ну­ты назад и собра­ны в сет­ку. Её при­чёс­ка укра­ше­на мако­вы­ми голов­ка­ми. В ушах у неё круг­лые серь­ги, а над уша­ми, види­мо, — рога вме­сто кры­льев. Это могут быть про­сто воло­сы, собран­ные и удер­жи­вае­мые сет­кой для волос, но им несо­мнен­но при­да­на фор­ма рогов. Намёк ли это на рог изоби­лия? Иден­ти­фи­ка­ция этой боги­ни тоже неяс­на. Обыч­но её назы­ва­ют Цере­рой или Про­зер­пи­ной, ссы­ла­ясь на сим­во­лы на ревер­се — кув­шин и факел, напо­ми­наю­щие о факе­ле, с помо­щью кото­ро­го Цере­ра иска­ла Про­зер­пи­ну. Кро­уфорд ука­зы­ва­ет на каду­цей на дру­гом ревер­се как на допол­ни­тель­ную ассо­ци­а­цию с под­зем­ным миром. Он утвер­жда­ет, что эта боги­ня — несо­мнен­но Про­зер­пи­на25. Он видит здесь ссыл­ку на культ, с кото­рым с.179 был свя­зан моне­та­рий. Одна­ко эта иден­ти­фи­ка­ция вызы­ва­ет сомне­ния — в основ­ном пото­му, что Про­зер­пи­ну обыч­но изо­бра­жа­ли с коло­сья­ми в воло­сах. Здесь коло­сья бли­ста­ют сво­им отсут­ст­ви­ем. Наи­бо­лее весо­мым ука­за­ни­ем на Цере­ру/Про­зер­пи­ну ста­но­вит­ся факел на ревер­се, но к середине IV в. до н. э. об упо­доб­ле­нии Тихе (Фор­ту­ны) Демет­ре (Цере­ре) уже ясно свиде­тель­ст­ву­ет ста­туя работы Ксе­но­фон­та из Афин и Кал­ли­сто­ни­ка из Фив, кото­рую Пав­са­ний видел в Фивах. Ста­туя изо­бра­жа­ла Тихе, дер­жав­шую на руках мла­ден­ца-Плу­то­са, сына Демет­ры, и Пав­са­ний счи­та­ет, что изо­бра­зить Тихе в каче­стве его мате­ри или нянь­ки было отлич­ной мыс­лью26. Ста­туя, кото­рую видел Пав­са­ний, утра­че­на, но похо­жая ста­туя Тихе в башен­ном вен­ке с рогом изоби­лия в одной руке и мла­ден­цем Плу­то­сом в дру­гой хра­нит­ся в Архео­ло­ги­че­ском музее Стам­бу­ла. Упо­доб­ле­ние Тихе Демет­ре озна­ча­ет, что кув­шин и факел на ревер­се могут отно­сить­ся не толь­ко к куль­ту Цере­ры или Про­зер­пи­ны. В кон­тек­сте дру­гих типов Цести­а­на эта боги­ня может быть ещё одной ипо­ста­сью Фор­ту­ны. Име­ет­ся ещё один неболь­шой аргу­мент в под­держ­ку этой вер­сии. Про­зер­пи­на обыч­но носит серь­ги в фор­ме двой­ной или трой­ной кап­ли, но серь­ги боги­ни Цести­а­на круг­лые, а такие ред­ко встре­ча­ют­ся на моне­тах. Коле­со — это сим­вол, ассо­ци­и­ру­ю­щий­ся с Фор­ту­ной.

с.180 Более того, каду­цей, кото­рый Кро­уфорд свя­зы­вал с Про­зер­пи­ной и под­зем­ным миром, может вызы­вать совер­шен­но иные ассо­ци­а­ции, если свя­зать его с вой­ной про­тив пира­тов. Если моне­ты Цести­а­на без леген­ды AED·CVR — это день­ги, отче­ка­нен­ные во вре­мя вой­ны с пира­та­ми, то каду­цей на ревер­се двух выпус­ков лег­ко истол­ко­вать как сим­вол тор­гов­ли и ком­мер­ции, кото­рые эта вой­на при­зва­на была вос­ста­но­вить. Пом­пей очи­стил воды Сре­ди­зем­но­мо­рья за неве­ро­ят­но корот­кое вре­мя и сно­ва открыл моря для тор­гов­ли, пред­став­лен­ной каду­це­ем на ревер­се. Позд­нее каду­цей исполь­зо­вал­ся в каче­стве сим­во­ла победы Пом­пея в пират­ской войне на моне­те, отче­ка­нен­ной Сици­ни­ем и изо­бра­жён­ной выше. Посколь­ку дру­гие ком­мен­та­то­ры не дати­ро­ва­ли моне­ты без леген­ды AED·CVR 67 г. до н. э., никто не свя­зы­вал каду­цей с пират­ской вой­ной, и боль­шин­ство типов Цести­а­на ока­за­лось труд­но истол­ко­вать.

Отно­си­тель­но каж­дой боги­ни, изо­бра­жён­ной на авер­сах монет Цести­а­на мож­но при­ве­сти аргу­мен­ты в поль­зу её иден­ти­фи­ка­ции c Фор­ту­ной, но поче­му они изо­бра­же­ны с раз­ны­ми атри­бу­та­ми? Могут ли все эти боги­ни дей­ст­ви­тель­но быть Фор­ту­ной? В Риме не было недо­стат­ка в хра­мах Фор­ту­ны, и каж­дый из них под­чёр­ки­вал свою осо­бен­ность боги­ни. Вит­ру­вий пишет, что на Кви­ри­на­ле, воз­ле Кол­лин­ских ворот, есть место, извест­ное как Три Фор­ту­ны, посколь­ку здесь сто­ят три хра­ма, посвя­щён­ных Фор­туне: храм Государ­ст­вен­ной Пер­во­рож­дён­ной Фор­ту­ны Рим­ско­го наро­да кви­ри­тов, — веро­ят­но, тот самый, кото­рый был обе­то­ван в 204 г. до н. э., храм Ближ­ней Государ­ст­вен­ной Фор­ту­ны (это озна­ча­ет, что он нахо­дил­ся бли­же к горо­ду, чем осталь­ные) и тре­тий храм, посвя­щён­ный Фор­туне без ука­за­ния осо­бо­го титу­ла27.

Таким обра­зом, вполне воз­мож­но, что все боги­ни Цести­а­на на моне­тах без леген­ды AED·CVR — это Фор­ту­на, пред­став­лен­ная в раз­ных ипо­ста­сях, в кото­рых ей покло­ня­лись в Риме, преж­де все­го — Три Фор­ту­ны. Габи­ний ска­зал наро­ду, что пору­чить Пом­пею коман­до­ва­ние в войне про­тив пира­тов сле­ду­ет преж­де все­го пото­му, что во всех начи­на­ни­ях ему сопут­ст­ву­ет доб­рая Фор­ту­на. с.181 Воз­мож­но, вера в доб­рую Фор­ту­ну Пом­пея повли­я­ла на реше­ние Цести­а­на и даль­ше чека­нить Фор­ту­ну на этих моне­тах, пред­на­зна­чен­ных для вой­ны с пира­та­ми.

Боже­ство на авер­се седь­мо­го типа — без­бо­ро­дый муж­чи­на с длин­ны­ми нис­па­даю­щи­ми воло­са­ми, не име­ю­щий дру­гих атри­бу­тов. Сим­во­лы за его голо­вой — это кон­троль­ные мет­ки, не поз­во­ля­ю­щие иден­ти­фи­ци­ро­вать фигу­ру. Кро­уфорд пред­по­ло­жил, что это может быть Мер­ку­рий, посколь­ку на ревер­се изо­бра­жён кры­ла­тый каду­цей. Бабе­лон иден­ти­фи­ци­ро­вал его как бога Счаст­ли­во­го Исхо­да (Bonus Eventus), Гру­бер отме­тил, что фигу­ра не похо­жа на ту, что пря­мо назва­на Счаст­ли­вым Исхо­дом на моне­тах Луция Скри­бо­ния Либо­на, где юно­ша тоже без­бо­ро­дый, но не име­ет длин­ных стру­я­щих­ся волос.

Наи­бо­лее вес­кая при­чи­на иден­ти­фи­ци­ро­вать бога Цести­а­на со Счаст­ли­вым Исхо­дом заклю­ча­ет­ся в том, что в посвя­ти­тель­ных над­пи­сях этот бог часто упо­ми­на­ет­ся вме­сте с Фор­ту­ной. Кро­ме того, рим­ляне, часто посе­щав­шие Капи­то­лий, долж­ны были видеть там две ста­туи Пра­к­си­те­ля: одна изо­бра­жа­ла Счаст­ли­вый Исход, вто­рая — Доб­рую Фор­ту­ну. с.182 Веро­ят­но, изна­чаль­но Пра­к­си­тель создал ста­туи Бла­го­го Духа и Бла­гой Судь­бы (Agathos Daimon и Agathe Tyche), кото­рые рим­ляне иден­ти­фи­ци­ро­ва­ли со сво­и­ми мест­ны­ми бога­ми28. Неиз­вест­но, как выгляде­ла ста­туя Счаст­ли­во­го Исхо­да работы Пра­к­си­те­ля, но на рим­ских импе­ра­тор­ских моне­тах и гем­мах, начи­ная с прав­ле­ния Галь­бы, мы часто видим без­бо­ро­до­го юно­шу, иден­ти­фи­ци­ро­ван­но­го в над­пи­си как Счаст­ли­вый Исход. Иден­ти­фи­ка­ция без­бо­ро­до­го бога Цести­а­на со Счаст­ли­вым Исхо­дом пред­став­ля­ет­ся пред­по­чти­тель­ной по срав­не­нию с гипо­те­зой Кро­уфор­да о Мер­ку­рии, кото­рый обыч­но име­ет лег­ко узна­вае­мые атри­бу­ты. Посколь­ку бога Счаст­ли­во­го Исхо­да объ­еди­ня­ли с Фор­ту­ной, нет ниче­го уди­ви­тель­но­го в том, что на ревер­сах монет с их изо­бра­же­ни­я­ми мы видим один и тот же кры­ла­тый каду­цей. Оба боже­ства отве­ча­ли за победу Пом­пея над пира­та­ми и вос­ста­нов­ле­ние без­опас­ной тор­гов­ли.

© 2020 г. Пере­вод О. В. Люби­мо­вой.

с.217

1Цице­рон. В защи­ту Клу­ен­ция. 147*.

2Цице­рон. В защи­ту Клу­ен­ция. 125.

3Grueber H. A. Coins of the Roman Republic in the British Museum. Vol. 1. L., 1910. P. 435.

4Crawford M. H. Roman Republican Coinage. Cambridge, 1974. Vol. 1. P. 437.

с.218

5Meyboom P. G. P. The Nile Mosaic of Palestrina: Early Evidence of Egyptian Religion in Italy. Leiden, 1995. P. 160.

6ILS. 6206.

7CIL. XIV. 2891, 3091, 3095; ILS. 3420.

8Цице­рон. О диви­на­ции. II.85—87.

9ILS. 3684.

10Цице­рон. О зако­нах. II.28.

11Плу­тарх. Об уда­че рим­лян. 4.

12CIL. XIV. 2867.

13Ливий. XXIX.36.

14Ливий. XXXIV.53.5*.

15Grueber H. A. Op. cit. P. 435.

16Цице­рон. Пись­ма к близ­ким. I.8.1.

17Плу­тарх. Пом­пей. 24.

18Дион Кас­сий XXXVI.27.4-6.

19Плу­тарх. Пом­пей. 25; Аппи­ан. Мит­ри­да­то­вы вой­ны. 94.

20Пли­ний. Есте­ствен­ная исто­рия. VII.93.

21Плу­тарх. Пом­пей. 26.

22Grueber H. A. Op. cit. P. 434.

23Пав­са­ний. VIII.29.3.

24Дио­дор Сици­лий­ский. IV.21.6.

25Crawford M. H. Op. cit. P. 418.

26Пав­са­ний. IX.16.2.

27Вит­ру­вий. III.2.2.

28Пли­ний. Есте­ствен­ная исто­рия. XXXVI.23.

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА