Система Orphus: Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сделаем язык чище!
Децим Магн Авсоний
РАЗНЫЕ ЭПИТАФИИ


Текст приводится по изданию: Авсоний. Стихотворения. М., Наука, 1993 г. ("Литературные памятники"). Издание подготовил М.Л. Гаспаров.
Перевод и комментарии М.Л. Гаспарова.
OCR Halgar Fenrirsson

В рукописях они не отделены от предыдущего цикла, но Авсоний в предисловии о них не упоминает. По-видимому, они были присоединены к троянским эпитафиям уже после его смерти.


27. О НИОБЕ,
погребенной на горе Сипиле близ источника

Я, царица Фив, обидев богов-Летоидов,
Здесь, на Сипильском хребте, каменной встала скалой.
Дважды семью детьми гордясь в материнской гордыне,
Всем, кого родила, я и накликала смерть.
Мало и этого злым божествам: окована камнем,
Я потеряла навек свой человеческий вид.
Но и сквозь камень глухой томится прежнее горе —
И орошает скалу вечными токами слез.
Горький грех! Таково ль ненасытны небесные гневы?
Нет страданью конца, хоть и не стало лица.

[комментарий]


28. НА ГРОБНИЦУ КИНИКА ДИОГЕНА,
на которой вместо надписи изваян пес

Молви, пес, над кем ты стоишь? — Над псом. — Над которым?
Над Диогеном. — Он мертв? — Он отошел навсегда. —
Тот Диоген, чье именье — сума, обиталище — бочка,
Он отошел к теням? — Кербер его не пустил. —
Так; но куда же? — В выси, где львиный Сириус пышет,
Где Эригонин пес, там приобщился он к ним.

[комментарий]


29. НА ДИОГЕНА же

Сумка, палка, плащ, подстилка, миска и каша —
Но и такое добро в тягость для пса-мудреца.
Видя, как мальчик-пастух хлебал над ручьем из ладоней,
Крикнул он: "Миска, прощай! Ты для меня ни к чему".


30. НА НЕГО же

В царстве теней с тенью Креза-царя, богатейшего в мире,
Встретился пес-Диоген и говорит ему так:
"Ты лишился всего, а я ничего не лишился:
Гол я, но гол я и был; все, что имел я — при мне".
Царь в ответ: "Ты во всем, а я ни в чем не нуждался,
Как не нуждаюсь и здесь: чем же ты лучше меня?"

[комментарий]


31. НА ГРОБНИЦУ СЧАСТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА

Брызни на прах мой вином, умасти его сладостным нардом,
Чистый возлей бальзам, алые розы рассыпь!
Вечная здесь надо мной весна, неплачевная участь,
Это — новая жизнь, а не печальная смерть.
Помню ли я, что было со мной, или вовсе не помню, —
Радости жизни былой все остаются при мне.

[комментарий]


32. ОБ ИМЕНИ НЕКОЕГО ЛУЦИЯ,
вырезанном на мраморе

Только одна блестит, меж двух начертана точек,
Буква, единственный знак имени мертвого: Л.
Дальше виднеется М, но не вся, а лишь малою частью:
Верх надгробной скалы трещиной пересечен.
И никому не узнать, кто лежит под именем этим:
Марий? Марций? Метелл? — надпись бессильна сказать.
Ибо разбиты лежат, исковеркавшись, бывшие буквы,
Перемешались черты, стали невнятны слова.
Смертен всяк человек — не диво! И памятник смертен:
И для имен и камней тоже приходит конец.

[комментарий]


33. ОБ УДИВИТЕЛЬНОМ КОНЕ:
писано по государеву приказу

Конь Светоносец, который умел по шумному цирку
Семь пробежав кругов, первым заканчивать бег,
Ты сберегал свою прыть, пока торопились другие,
Чтобы потом обогнать всех, кто бежал впереди.
Ты умел упреждать четверню в колесной упряжке:
Лучшим меж лучшими быть — это великая честь.
Эта надпись тебе да будет посмертной утехой,
О быстроногий, в пути к райским крылатым коням.
Там Пегас и там Арион побегут с тобой о бок,
А из своих коней Кастор четвертого даст.

[комментарий]


34. О ПУСТОЙ ГРОБНИЦЕ КАРА

В заблаговременный срок для себя, для жены и потомков
Здесь воздвиг меня Кар, но не спешит умирать.
Долгие годы я праздной стою, но о том не печалюсь —
Пусть все в жизни идет должным своим чередом:
Пусть, прожив безгорестный век, во мне опочиет
Старший — прежде других, младшие — после него.

[комментарий]


35. НА ГРОБНИЦУ ШЕСТНАДЦАТИЛЕТНЕЙ
МАТЕРИ СЕМЕЙСТВА

Все, чего люди хотят достичь за многие годы,
Меньше, чем в двадцать лет возымела Аниция наша:
Грудь сосала, девицей взросла, обрела себе мужа,
Плод понесла, родила и скончалась как матерь семейства.
Кто посмеет роптать на судьбу? и кто не возропщет?
Старческий век она прожила в столь юные сроки.

[комментарий]


ПРИМЕЧАНИЯ.

27. О НИОБЕ, ПОГРЕБЕННОЙ НА ГОРЕ СИПИЛЕ БЛИЗ ИСТОЧНИКА

Ниоба, дочь Тантала, была родом из Малой Азии, где стоит гора Сипил, а замужем была за царем Фив, которому родила семь сыновей и семь дочерей. Возгордившись этим, она возомнила себя выше богини Лето (Латоны), и дети Лето Аполлон и Артемида (Летоиды) перебили ее детей из луков, а неутешно плачущую мать перенесли на Сипил и обратили в камень — классическое описание у Овидия, "Метаморфозы", VI, 146-312). Таково ль ненасытны небесные гневы? — цитата из "Энеиды", I, 11 (о Юноне, гонительнице Энея: одна из самых популярных фраз поэмы). [назад]

28. НА ГРОБНИЦУ КИНИКА ДИОГЕНА, НА КОТОРОЙ ВМЕСТО НАДПИСИ ИЗВАЯН ПЕС

Диоген (IV в. до н.э.) называл себя "киником", т.е. "собачьим" философом, потому что учил ничего не иметь, чтобы быть ни от кого не зависимым, жил нищим, ночевал в бочке и т.д. Здесь он сближается с двумя знаменитыми псами из мифологии: трехглавым Кербером, стерегущим врата подземного царства, и созвездием Большого Пса, в которое была обращена собака царевны Эригоны, воем открывшая ей место, где был зарыт ее убитый отец; самая яркая звезда Большого Пса называлась Сириус, и восход ее означал самую знойную пору лета (июль-август, под созвездием Льва). Образец Авсония — анонимная эпиграмма "Палатинской антологии", VII, 64, но образы мифологических псов добавлены самим Авсонием. [назад]

30. НА НЕГО ЖЕ

Здесь Диоген противопоставляется знаменитому богатством лидийскому царю Крезу (VI в. до н.э.); ср. "Усадьба", 12. Такие "разговоры в царстве мертвых" были популярны в кинической литературе (ср. подражания им у Лукиана). Греческие образцы — "Палатинская антология", XVI, 333 (ср. VII, 66) и IX, 145; ответа Креза в греческой эпиграмме нет, и С. Прете (вслед за Г. Яхманном) считает их даже не принадлежащими Авсонию. Тонкая игра синонимами "careo" = не иметь и "egeo" = нуждаться поневоле переведена лишь приблизительно. [назад]

31. НА ГРОБНИЦУ СЧАСТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА

В последнем стихе реминисценция из жалобы Катулла на смерть брата (68, 23): "Радости жизни былой скончались вместе с тобою…" [назад]

32. ОБ ИМЕНИ НЕКОЕГО ЛУЦИЯ, ВЫРЕЗАННОМ НА МРАМОРЕ

В рукописях на местах букв Л и М — пробелы: видимо, в авсониевском подлинном тексте они впрямь были написаны "не все, а лишь малою частью". Мотив "и камни страдают от времени" знаком латинской поэзии еще со времен Лукреция (V, 306), Овидия ("Фасты", V, 131) и др. [назад]

33. ОБ УДИВИТЕЛЬНОМ КОНЕ: ПИСАНО ПО ГОСУДАРЕВУ ПРИКАЗУ

О коне Арионе и других см. "Благодарственная речь", примеч. к § 81. [назад]

34. О ПУСТОЙ ГРОБНИЦЕ КАРА

Образец (как обычно у Авсония, расширенный) — "Палатинская антология", VII, 228. Обычай заранее сооружать себе гробницу был широко распространен в древности; сохранилось много надписей (в том числе стихотворных) на плитах с этих гробниц. [назад]

35. НА ГРОБНИЦУ ШЕСТНАДЦАТИЛЕТНЕЙ МАТЕРИ СЕМЕЙСТВА

Здесь развивается мысль "Утешения к Ливии", жене Августа, на смерть ее сына Друза — стихотворения конца I в. до н.э., приписывавшегося Овидию (ст. 447-448): "Годы мои не считай: я прожил зрелые годы: // Лучше деянья сочти: старость приходит от дел". Древний, но малозаметный род Анициев рано принял христианство и поэтому в IV в. очень возвысился (и через сто лет после Авсония дал последнего римского философа Боэтия); покойница могла быть сродни Аницию Авхению Бассу, префекту Рима в 382 г. ("возродителем Анициева рода" называет его надпись) или более молодым братьям Аницию Гермогениану Олибрию и Анцию Пробину, консулам 395 г., адресатам панегирика Клавдиана. [назад]