Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сделаем язык чище!
Полибий
ВАЖНЕЙШИЕ ИЗВЕСТИЯ ДРЕВНИХ О ПОЛИБИИ И ЕГО СОЧИНЕНИЯХ
Используется греческий шрифт

Текст приводится по изданию: Текст приведен по изданию: Полибий. Всеобщая история. Пер. с греч. и комментарии Ф.Г. Мищенко. Том I. СПб.: "Наука", "Ювента", 1994. — 496 с. — (Историческая библиотека).

Впервые известия эти собраны в изд. Швейггейзера Polybii Megalopolitani Historiarum quidquid superest. I—IX. Lips. 1789—1795 (Т. V. стр. 3 сл.) и без критики перепечатаны в изд. Бютнер-Вобста Polybii Historiae I, Lips. 1882, LXXXVII сл. Мы отступили от порядка изложения прежних издателей. Для перевода избран нами текст в редакции Гульча Polybii historiae. I—IV. Berol. 1867—1872. Новым изданием I т. (1888) мы не успели воспользоваться.

Suidas под сл. Polybios. Полибий, сын Лика1, из Мегалополя в Аркадии, наставник Сципиона Африканского2 в одно время с философом Панетием3. Родился во время Птолемея, прозванного Эвергетом4. Он написал пространную римскую историю в сорока книгах. Начинает5 историю бегством спартанца Клеомена и Филиппом, отцом Персея, дальнейшие деяния римлян присоединяя к наследованию македонян6.

Plutarch. an seni gerenda sit respublica. c. 11, p. 790E. Так, Аристид следовал за Клисфеном, Кимон за Аристидом, Фокион за Хабрией, Катон за Фабием Максимом, Помпей за Суллою, Полибий за Филопеменом. В юности они примыкали к старшим, а потом, как бы расцветая и мужая участием в управлении и подвигах старшин, приобретали себе опытность и навык к делам общественным вместе со славою и могуществом.

Он же, Philopoem. c. 21, p. 368. Сжегши тело его (Филопемена) и останки собравши в урну… несли ее сын стратега ахеян Полибий и с ним старейшины ахеян.

Strabon. I, 1, 1, р. 2. Эратосфен, Полибий и Посейдоний мудрецы. I, 2, 1, р. 14. Препираться со всеми не стоит, но спорить с Эратосфеном, Гиппархом, Посейдонием, Полибием и другими подобными почетно.

Aelian. tactic. I, 2, p. 242. (Полибий) человек многосведующий.

Diodor. Sic. XXXI, 26, 5. Публий Сципион… на восемнадцатом году от роду предался философии, избрав себе наставником мегалопольца Полибия, который написал историю. В общении с ним он воспитал в себе любовь ко всякого рода добродетели и пр.

Vellej. Patercul. I, 13. Сципион был столь изысканным писателем и поклонником свободных занятий и науки вообще, что всюду, дома и на войне, имел при себе Полибия и Панетия, людей с выдающимся умом.

Plutarch. apophthegm. p. 199F. (Сципион7 младший)… следуя наставлению Полибия, старался не раньше удаляться с площади, как приобревши себе расположение или дружбу в ком-либо из людей, с коими повстречался. Ср. его же Sympos. 4, p. 659F.

Он же Praecept. polit. p. 814C. Полибий и Панетий извлекли пользу из дружбы с вождями: оба они, пользуясь расположением Сципиона, оказали важные услуги8 своей родине.

Pausan. VIII, 30, 4. Все эллинские города, какие входили в ахейский союз, призвали к себе от римлян Полибия устроителем государства и законодателем… На площади (в Мегалополе) позади огороженного места, посвященного Зевсу Ликейскому, на столбе стоит изображение человека, именно Полибия, сына Ликорта. Там же начертаны двустишия9, которые гласят, что он «странствовал по всем землям и морям, что был помощником римлян в войне и смирил гнев их против эллинов».

Он же VIII, 37, 1. Четвертое изображение (в портике храма Владычицы10) Полибия, сына Ликорта, и на нем следующая надпись: «Эллада не пострадала бы вовсе, если бы следовала во всем указаниям Полибия; потом, когда ошибка была сделана, он один помог ей».

Он же VIII, 9, 1. У мантинеян есть храм; в нем на столбе стоит изображение Полибия, сына Ликорта.

Он же VIII, 44, 5. В Паллантии11… есть святилище Коры и Деметры, а немного дальше стоит статуя Полибия.

Он же VIII, 48, 6. (В Тегее) подле святилища Элифии находится жертвенник Земли. Подле жертвенника столб из белого мрамора, а на нем изображение Полибия, сына Ликорта.

Lucian. Macrob. c. 22. Полибий, сын Ликорта, мегалополец, возвращаясь с поля, упал с лошади, после этого заболел и умер восьмидесяти двух лет от роду.

Pausan. VIII, 30, 4. Полибий в числе других деяний римлян12 написал о том, как они вступили в войну с карфагенянами, какова была причина войны, как нескоро и с сколь великими опасностями римляне кончили ее благодаря доблести Сципиона, именуемого Карфагенским, и как разрушили Карфаген до основания.

Zosim. Historiar. I init. Полибий мегалополец, вознамерившись сохранить для потомства память о достоверных событиях своего времени, полагал, что поступит правильно, если на деле покажет, что римляне в течение шестисот13 лет после основания города в войнах с соседями не приобрели большого могущества. Покорив своей власти некую часть Италии, они были вытеснены оттуда после перехода Ганнибала в Италию и поражения при Каннах, видели, как неприятель угрожал даже стенам их, но затем вознеслись до такого могущества, что в неполные пятьдесят три года приобрели не только Италию, но и всю Ливию, а засим подчинили своей власти и иберов. В стремлении к дальнейшим приобретениям они переправились через Ионийский залив, покорили эллинов, сокрушили царство македонян, а тогдашнего царя македонян14 взяли в плен и доставили в Рим.

Euagr. Histor. eccles. V cap. ult. Деяния римлян, обнимающие собою историю целого мира, как совершенные ими во взаимных распрях, так и против других народов, были предметом обработки для Дионисия Галикарнасского, написавшего историю от так называемых аборигенов до Пирра эпирца. От этого времени и до падения Карфагена ведет свое повествование Полибий мегалополец.

Phot. Biblioth. cod. LXXXIII, p. 116, ed. Hoeschel. В выражениях, весьма изысканных, он (Дионисий Галикарнасский) излагает заселение Рима, рождение Рема и Ромула и бегло следит за всеми дальнейшими событиями до начала войны римлян с эпирцем Пирром. Рассказывает он и эту войну и останавливается на третьем годе сто двадцать восьмой олимпиады. С этой олимпиады15, говорит он, начал свою историю мегалополец Полибий.

Dion. Halic. de composit. verbor. c. 4, p. 28, 29. Большую силу имеет у него (Полибия) сочетание имен, а не подбор их… Сочетанием имен наибольше отличается поэт от поэта, оратор от оратора. Именно это было предметом большой заботы почти для всех древних писателей, благодаря чему прекрасны стихотворения их, песни и прозаические сочинения; напротив, у писателей позднейших за немногими исключениями они не так хороши. С течением времени эта сторона была в полном пренебрежении; никто не считал нужным ни заботиться о ней, ни что-либо прибавлять к украшению речи. Вот почему они оставили по себе такие сочинения, что никто не в силах прочитать их до конца. Я разумею Филарха, Дуриса, Полибия, Псаона и т.д.

Cicer. de officiis III, 32, 113. Полибий — добросовестнейший писатель.

Liv. XXX, 45, 5. Полибий — писатель, заслуживающий величайшего доверия16.

Он же XXXIII, 10, 10. Мы следовали Полибию, писателю достоверному, как в истории римских деяний вообще, так в особенности тех, какие совершены римлянами в Элладе.

Xiphilin. August. p. 41, ed. H. Stephani. Большинство знамений я предоставлю любителям чудесного, и Дион поступил бы гораздо лучше, если бы не восхищался ими сверх меры, но постарался бы подражать сколько-нибудь Полибию, который описал взятие Карфагена, порабощение Эллады, а раньше этого известное тяжкое поражение римлян Ганнибалом и долговременные беды их, причем вовсе не показывает наклонности к чудесному или к повествованию о знамениях, которыми предвещались бедствия для остальных государств.

Suidas под сл. Polybios. Да будет известно, что историю Полибия продолжает софист Посейдоний ольбиополец.

Там же: События после Полибия описал и амасеец Страбон17 в сорока трех книгах.

Он же под сл. Skylax: писал против истории Полибия.

Он же под сл. Brutus: Брут, римский военачальник, написал письма и извлечение из книг историка Полибия.

Cicer. ad Famil. V, 12. …как писали многие эллины: Каллисфен, описавший Троянскую войну, Тимей — войну Пирра, Полибий — Нумантинскую; все они отделили названные мною войны от своих вечных историй.

Arrian. Tactic. init. p. 240, ed. Koechly. Есть и сочинение Павсания об этом (о тактике), а также Эвангела и аркадянина Полибия, сверстника Сципиона римлянина, который вел многие важные войны и ту, между прочим, в которой взял Карфаген и покорил его власти римлян.

Aelian. Tactic. I, 2, p. 240, ed. Koechly. Сочинения о тактике писали эпирец, Пирр, а также сын его Александр и Клеарх, кроме того, Павсаний, Эвангел и мегалополец Полибий, человек многосведующий, сверстник Сципиона.

Там же III, 4, р. 268. Эней определял тактику как искусство военных движений, а Полибий определяет ее так: если кто, получив беспорядочную толпу воинов, соберет ее, разделит на отряды и соединит их в одно целое, преподаст воинам полезные для войны сведения.

Там же XIX, 10, р. 356. Этим строем конного отряда в шестьдесят четыре человека (дабы построенные косоугольником всадники не стояли в ряд и не касались друг друга) пользуется Полибий, в форме литеры Λ.

Gemin. Elementa Astronom. c. 13, Petavii Uranolog. p. 54D18: Историк Полибий написал книгу, носящую заглавие «О местожительстве у экватора», а находится оно в середине жаркого пояса. Он утверждает, что страны эти населены и имеют климат более умеренный, чем у жителей окраин жаркого пояса. Частью он сообщает известия о тех людях, которые видели эти места жительства и свидетельствовали о тамошних явлениях природы, частью руководствуется соображениями о естественном движении солнца. И в самом деле, солнце долгое время держится около тропиков при прохождении к ним и удалении от них, так что, судя по ощущению, остается у тропических кругов в течение почти сорока дней. По этой причине продолжительность дня бывает там одинакова в течение почти сорока дней. Таким образом, если бы солнце оставалось дольше в местах обитания, лежащих под тропиками, то неизбежно они были бы выжжены и сделались бы необитаемыми вследствие чрезмерного жара. Но отклонения солнца от равноденственного круга совершаются быстро, вследствие чего и продолжительность дня у равноденствий значительно увеличивается. Понятно отсюда, почему лежащие под экватором места обитания умереннее: хотя восхождение совершается там в зените, но солнце быстро удаляется оттуда. Ибо все народы, живущие между тропическими кругами, одинаково лежат на пути прохождения солнца; но более продолжительное время солнце остается у народов, живущих у тропиков. Вот почему более умеренны те места жительства, которые находятся у экватора и лежат в середине жаркого пояса, нежели места жительства народов, обитающих на окраинах этого пояса и находящихся под тропическими кругами.

Strabon. II, 3, 1, р. 96. Полибий насчитывает шесть поясов: два под арктическими кругами, два других между ними и тропиками и два между тропиками19 и экватором.

Там же II, 3, 2, р. 97. Полибий поступает неправильно, разделяя некоторые поясы арктическими кругами и помещая два пояса под ними, а два других между ними и тропиками.

Там же: Если же, как утверждает Эратосфен, лежащий под экватором пояс умеренный, с чем соглашается и Полибий. Однако этот последний прибавляет, что к тому же пояс этот и самый высокий, вследствие чего орошается дождями, когда пассатными ветрами пригоняются с севера облака в огромнейшем количестве на возвышенности.

Там же: Посейдоний нападает на Полибия за то, что тот утверждает, будто лежащая под экватором страна самая высокая; ибо, говорит он, на шарообразной поверхности вовсе нет возвышения и пр.

Achill. Stat.20 Isagoge in Phaenomena, c. XXXI, p. 157C. О числе поясов существует у преемников его большое разногласие. Одни насчитывали их шесть, как Полибий и Посейдоний, причем жаркий пояс они делят на два.