Система Orphus: Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сделаем язык чище!
Солон
ФРАГМЕНТЫ

Текст приводится по изданию: «Античная лирика». Библиотека всемирной литературы. Серия первая. Т. 4, М., Художественная литература, 1968.
Перевод Вяч. Иванова («Саламин», «Моей свидетельницей перед судом времен…»), В. Латышева («Седмицы человеческой жизни»).

САЛАМИН

Все горожане, сюда! Я торговый гость саламинский,
Но не товары привез, — нет, я привез вам стихи.
……………………………………………………..
Быть бы мне лучше, ей-ей, фолегандрием иль сикинитом,
Чем гражданином Афин, родину б мне поменять!
Скоро, гляди, про меня и молва разнесется дурная:
«Этот из тех, кто из рук выпустили Саламин!»
………………………………………………………
На Саламин! Как один человек, за остров желанный
Все ополчимся! С Афин смоем проклятый позор!

СЕДМИЦЫ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ

Маленький мальчик, еще неразумный и слабый, теряет,
Чуть ему минет семь лет, первые зубы свои;
Если же Бог доведет до конца седмицу вторую,
Отрок являет уже признаки зрелости нам.
В третью у юноши быстро завьется, при росте всех членов,
Нежный пушок бороды, кожи меняется цвет.
Всякий в седмице четвертой уже достигает расцвета
Силы телесной, и в ней доблести явствует знак.
В пятую — время подумать о браке желанном мужчине,
Чтобы свой род продолжать в ряде цветущих детей.
Ум человека в шестую седмицу вполне созревает
И не стремится уже к неисполнимым делам.
Разум и речь в семь седмиц уже в полном бывают расцвете,
Также и в восемь — расцвет длится четырнадцать лет.
Мощен еще человек и в девятой, однако слабеют
Для веледоблестных дел слово и разум его.
Если ж десятое Бог доведет до конца семилетье,
Ранним не будет тогда смертный конец для людей.

* * *

Моей свидетельницей пред судом времен
Да будет черная земля, святая мать
Богов небесных! Я убрал с нее позор
Повсюду водруженных по межам столбов.
Была земля рабыней, стала вольною.
И многих в стены богозданной родины
Вернул афинян, проданных в полон чужой
Кто правосудно, кто неправдой. Я домой
Привел скитальцев, беглецов, укрывшихся
От долга неоплатного, родную речь
Забывших средь скитаний по чужим краям.
Другим, что здесь меж ними, обнищалые,
В постыдном рабстве жили, трепеща владык,
Игралища их прихотей, свободу дал.
Законной властью облеченный, что сулил,
С насильем правду сочетав, — исполнил я.
Уставы общих малых и великих прав
Я начертал; всем равный дал и скорый суд.
Когда б другой, корыстный, злонамеренный,
Моим рожном вооружился, стада б он
Не уберег и не упас. Когда бы сам
Противников я слушал всех и слушал все,
Что мне кричали эти и кричали те,
Осиротел бы город, много пало бы
В усобице сограждан. Так со всех сторон
Я отбивался, словно волк от своры псов.


Текст приводится по изданию: «Эллинские поэты VIII—III вв. до н.э.», М., Ладомир, 1999.
Номера в скобках — по изданию Poetarum elegiacorum testimonia et fragmenta. Ed. B. Gentili et C. Prato. Partes I—II, Leipzig, 1979—1985.
Фрагменты Солона даются в переводах С. Радцига (20, 22—27), Г. Церетели (1, 19, 21).
OCR Halgar Fenrirsson

  1(3)
БЛАГОЗАКОНИЕ

Наша страна не погибнет вовеки по воле Зевеса
И по решенью других присноблаженных богов.
Ибо хранитель такой, как благая Афина-Паллада,
Гордая грозным отцом, длани простерла над ней.
Но, уступая корысти, объятые силой безумья,
Граждане сами не прочь город великий сгубить.
Кривдой полны и владыки народа, и им уготован
Жребий — снести много бед за своеволье свое.
Им непривычно спесивость обуздывать и, отдаваясь
10 Мирной усладе пиров, их в тишине проводить, —
Нет, под покровом деяний постыдных они богатеют
И, не щадя ничего, будь это храмов казна
Или народа добро, предаются, как тати, хищенью, —
Правды священной закон в пренебреженье у них!
Но, и молчанье храня, знает Правда, что есть и что было:
Пусть, хоть и поздно, за грех все-таки взыщет она!
Будет тот час для народа всего неизбежною раной,
К горькому рабству в полон быстро народ попадет!
Рабство ж пробудит от дремы и брань, и раздор межусобный:
20 Юности радостный цвет будет войной унесен.
Ведомо иго врагов: град любезный оно сокрушает
Через крамолу, — она неправдолюбцам люба!
Беды такие народу грозят, а среди неимущих
В землю чужую тогда мало ль несчастных пойдет,
Проданных в злую неволю, в позорные ввергнутых узы,
Дабы познали они рабства тяжелого гнет?
Так к дому каждого быстро идет всенародное горе,
Двери не в силах уже бега его задержать,
Через высокую стену оно перейдет и настигнет
30 Всюду, хотя б от него спрятался ты в тайнике.
Сердце велит мне афинян наставить в одном убежденье —
Что беззаконье грозит городу тучею бед.
* * *
Народа б не сдержал и не отстал бы сам,
Пока не сбил бы масла, снявши молоко.
А я ж меж ними, как на спорном поле столб,
Встал на меже.

ПРОТИВ ЕДИНОВЛАСТИЯ

19 (12)

Хмурая туча дождем проливается или же градом;
Пламенной молнии блеск в громе находит ответ.
А от великих людей гибнет город, и к единодержцу
В плен попадает народ, если в нем разума нет.
Кто вознесется превыше других, нелегко того будет
После сдержать, — обо всем надо размыслить сейчас!

20 (15)

Коли беда вас постигла по слабости вашей постыдной,
То и богов обвинять нечего вам за нее.
Сами ведь этих людей вы усилили, дав им защиту,
И получили за то рабство лихое в удел.
Каждый из вас в одиночку лисиною поступью ходит,
Вместе же всех коль возьмешь, разумом слабы совсем.
Вы на язык лишь глядите и речи лукавого мужа,
Но не глядите совсем, что происходит кругом.

21 (26)
МИМНЕРМУ

Если совет мой послушать ты хочешь, то выкини слово
И не сердись, что я стих лучше придумал, чем ты,
Но переделай его, сладкопевец, и так пой отныне:
«Лишь на десятке восьмом смерть да подходит ко мне!»

22 (11)
ФИЛОКИПРУ, ЦАРЮ КИПРА

Ныне ты здесь, над солийцами царствуя долгие годы,
В городе сем обитай средь поколений своих.
Мне же Киприда да даст, что в венце из фиалок сияет,
С острова славного плыть здравым на быстрой ладье.
За устроенье же града мне милость с великою славой!
Да ниспошлет и возврат в землю родную мою.

ПИРУШКА

23 (32)

Там пьют они, и кто из них печеньице,
Кто хлеб жует, лепешек с чечевицей смесь —
Другие. Там в пирожных недостатка нет
Во всяких. Словом, то, что черная земля
Приносит людям, — все там в изобилье есть.

24 (33)

Спешит один со ступкой, с сильфием другой,
Кто с уксусом.

25 (34)

Другой несет гранатных зерен, тот кунжут.

РАЗНОЕ

26 (13)

Ветром волнуется море, когда же ничто не волнует
Глади морской, тогда нет тише ее ничего.

27 (35)

Властям покорствуй — хочешь ты иль нет.


ПРИМЕЧАНИЯ

Солон (род. ок. 640 г.) принадлежал к старинному аттическому роду. Расположение сограждан он завоевал умелой агитацией за войну с соседней Мегарой за о-в Саламин (см. фр. 12). Так как предприятие завершилось полным успехом, Солон был избран в «примирители» между простым народом и знатью, когда в самом начале VI в. социальные противоречия достигли в Аттике невиданной остроты. В 594 г. он провел законы, заложившие экономическую основу афинской демократии: запрещалось долговое рабство, а также отчуждение и продажа земельных участков. Проданных за долги в рабство Солон выкупил за счет государства и вернул на родину. В политическом плане Солон поделил все гражданское население на 4 класса, предоставив им, в зависимости от имущественного ценза, неравные права в государственном управлении. Компромиссный характер реформ Солона навлек на него недовольство с обеих сторон: богатых — за вторжение в их права собственности, бедных — за неполное обладание политическими правами (см. фр. 15—18). Подробно о Солоне — в его биографии, составленной Плутархом, и в «Афинской политии» Аристотеля.

Согласно сообщению Диогена Лаэртского, Солон написал 5 тысяч элегических двустиший, от которых сохранилось 219 стихов.

Фр. 1. Ст. 15 сл. …знает Правда… — Ср.: «Труды и Дни», 256—264. [назад]

Фр. 20. Ст. 1. Коли беда вас постигла… — Солон отнесся отрицательно к захвату единоличной власти в Афинах Писистратом. [назад]

Фр. 21. Ответ на фр. 12 Мимнерма. [назад]

Фр. 22. Солийцы — жители города Солы, названного так Филокипром в честь Солона. [назад]

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Акция по фракселю фраксель в Premium Aesthetics смотрите цены.