Притиранья для лица

Публий Овидий Назон. Скорбные элегии. Письма с Понта. Москва, изд-во «Наука», 1978.
Перевод С. А. Ошерова. Комментарии М. Л. Гаспарова.
Издание подготовили М. Л. Гаспаров, С. А. Ошеров.

При­ти­ра­нья для лица
(ок. 1 г. до н. э.)

В «Нау­ке люб­ви» (III, 205—206) Овидий пишет: «Есть у меня о сред­ствах для лиц осо­бая кни­га — хоть неболь­шая, она сто­и­ла мно­гих трудов…». Это ука­зы­ва­ет, что «При­ти­ра­нья для лица» были напи­са­ны не позд­нее завер­ше­ния «Нау­ки люб­ви», т. е. 1 г. н. э. Худо­же­ст­вен­ный инте­рес такой темы для авто­ра был тот же, что и в позд­ней­шей «Нау­ке рыбо­лов­ства», — пере­ло­жить в сти­хи как мож­но менее поэ­ти­че­ский мате­ри­ал, вос­поль­зо­вав­шись этим для игры в пери­фра­зы и т. п. От поэ­мы сохра­ни­лось толь­ко 100 строк в силь­но испор­чен­ном тек­сте. Рим­ские меры веса, кото­ры­ми поль­зу­ет­ся Овидий: фунт (327,5 г) делит­ся на 12 унций (27,3 г), унция — на 24 скру­пу­ла (1,14 г).
Жен­щи­ны! Вот вам урок: учи­тесь, как мож­но заботой
Сде­лать пре­крас­ней лицо и сохра­нить кра­соту.
Толь­ко уход, изведя еже­вич­ник колю­чий, заста­вил
Поч­ву бес­плод­ных полей зла­ки Цере­ры дарить;
5 Толь­ко уход избав­ля­ет пло­ды от горь­ко­го сока,
Яблоне усы­но­вить чуж­дый велит уро­жай.
То, что ухо­же­но, всем по душе. Раз­зо­ло­че­ны кров­ли,
Мра­мо­ром штуч­ных полов чер­ная скры­та зем­ля,
Индия шлет для утех сло­но­вую кость вырез­ную,
10 Луч­ше ста­но­вит­ся шерсть, вый­дя из тир­ских кот­лов.
Может, при Татии встарь и люби­ли саби­нян­ки боль­ше
Не за собою ходить, а за отцов­ской зем­лей.
Радост­но было сидеть на высо­кой ска­мье крас­но­ли­цым
Женам и тол­стую нить гру­бой рукою сучить,
15 Вече­ром в хлев запи­рать ягнят, кото­рых при­гна­ла
С паст­би­ща дочь, и в очаг хво­рост кидать и дро­ва.
Мате­ри наши теперь наро­ди­ли дочек неж­нее:
Хочет­ся всем вам ходить в пла­тье с шитьем золотым,
Хочет­ся так и сяк уло­жить наду­шён­ные куд­ри,
20 Хочет­ся, чтоб само­цвет ярче на паль­це свер­кал;
Кам­ни с восто­ка везут, чтобы вы их носи­ли на шее,
Чтобы их груз оття­нул моч­ки обо­их ушей…
Впро­чем, нель­зя уко­рять за ста­ра­нье понра­вить­ся жен­щин,
Если муж­чи­ны, и те ста­ли лоще­ны в наш век.
25 Холят себя мужья, пере­няв­шие жен­ский обы­чай,
Так что нель­зя и жене боль­ше следить за собой.
Как укра­сить себя, как ловить любовь на при­ман­ку,
Знать не пустяк. А в упрек ста­вить опрят­ность нель­зя.
Сидя в деревне, и то любая куд­ри уло­жит,
30 Скрой на Афоне ее — при­бра­на будет и там.
Нра­вить­ся хоть и себе — даже это каж­дой при­ят­но,
Каж­дой своя кра­сота и по душе, и мила.
Любит Юно­нин пав­лин рас­пус­кать хва­ле­ные перья
Перед людь­ми: кра­сотой даже и пти­ца гор­да.
35 Так-то вер­ней сожжет нас любовь, чем от силы без­вест­ной
Трав, иску­шен­ной в волш­бе сре­зан­ных тай­но рукой.
Зельям верить нель­зя, и неза­чем сме­ши­вать соки
Или зло­вред­ный пытать яд от влюб­лен­ных кобыл.
Змеи в даль­них полях от мар­сий­ских не лоп­нут закля­тий,
40 И не пого­нит река воды к исто­кам сво­им.
Если в темес­скую медь кто-нибудь ино­гда и уда­рит,
Все ж с колес­ни­цы ноч­ной кони не сбро­сят луну.
Жен­щи­ны! Преж­де все­го и все­гда доб­ро­нра­вье блюди­те!
Внеш­ность пле­ня­ет, когда с нра­вом в согла­сье она.
45 Любят надеж­но — за нрав! Кра­сота ухо­дит с года­ми,
Сет­ка покро­ет мор­щин милое преж­де лицо.
Вре­мя при­дет, когда вам будет в зер­ка­ло горь­ко глядеть­ся,
И огор­че­нье еще к преж­ним доба­вит мор­щин.
Лишь доб­ро­нра­вье одно усто­ит и годам не усту­пит,
50 Толь­ко оно при­вя­зать может надол­го любовь.
Жен­щи­ны! Вот вам урок: когда том­ные чле­ны покинет
Сон, учи­тесь лицо белым и све­жим хра­нить.
От шелу­хи и мяки­ны очисть ячмен­ные зер­на,
Те, что из Ливии к нам шлют на судах гру­зо­вых,
55 Выбей деся­ток яиц на горох журав­ли­ный, по весу
Взяв, сколь­ко чистый ячмень весил — два фун­та спол­на.
После того как смесь на вет­ру про­сохнет, осли­ца
Пусть пере­ме­лет ее, жер­нов шер­ша­вый вер­тя.
Рог разотри, что олень годо­ва­лый сбро­сил впер­вые,
60 Фунт порош­ка разде­лив, долю шестую возь­ми,
И, когда с мел­кой мукой будет он у тебя пере­ме­шан,
Сра­зу ее над ларем ты через сито про­сей.
Дюжи­ну после очисть нар­цис­са луко­виц, в глад­ком
Мра­мо­ре их разотри неуто­ми­мой рукой,
65 Унцию туск­ских сме­шай семян с ара­вий­ской каме­дью,
Более в девять раз меду к соста­ву добавь.
Кто при­ти­ра­ньем таким лицо смяг­ча­ет усерд­но,
Будет кожа у той гла­же лоще­ных зер­кал.
Сме­ло бобы про­ка­ли, животы от кото­рых взду­ва­ет,
70 И на огне насу­ши блед­ных вол­ча­на пло­дов,
Тех и дру­гих, весы урав­няв, бери по шесть фун­тов,
Те и дру­гие дай чер­ным дро­бить жер­но­вам.
Надо вло­жить и белил, и крас­ной щелоч­ной пены,
Яркий косат­ник добавь из илли­рий­ской зем­ли.
75 Пусть это все пере­трут моло­дые силь­ные руки;
Взяв­ши стер­тую смесь, унцию ров­но отвесь.
Гнезда пла­к­си­вых птиц раздо­будь (пото­му «зимо­род­ным»
Сна­до­бье это зовут). Пят­на сго­ня­ет оно.
Если ты спро­сишь, каким я доволь­ст­ву­юсь весом, отве­чу:
80 Унцию ты разде­лить надвое ров­но долж­на.
Все это соеди­нить, чтобы сме­сью сма­зы­вать кожу,
Мож­но, доба­вив из сот жел­тый атти­че­ский мед.
Ладан, хоть он уго­ден богам и гнев их сми­ря­ет,
Все-таки ты не спе­ши бро­сить в огонь на алтарь:
85 С щело­ком ладан сме­шай, если ищешь от пры­щи­ков сред­ство,
Ров­но по тре­ти возь­ми фун­та для сме­си такой.
Мень­ше трех унций отвесь с коры добы­той камеди,
С кубик играль­ный все­го жир­но­го мир­ра добавь,
Все это вме­сте сте­рев, про­пу­сти через тон­кое сито,
90 Чтобы скре­пить поро­шок, меду густо­го налей.
Будет полез­но укроп в бла­го­вон­ное мир­ро под­сы­пать,
На девять скру­пу­лов взяв мир­ра — укро­па лишь пять.
Розы сухих лепест­ков набе­ри, сколь­ко схва­тишь в при­горш­ню,
Ладан муж­ской под­ме­шай к ним и Аммо­но­ву соль.
95 Так­же и сли­зи­стый сок, выде­ле­нье зерен ячмен­ных;
Соли и лада­на вес с весом срав­няй лепест­ков.
Сна­до­бьем этим намажь нена­дол­го глад­кую кожу —
Цвет лица у тебя станет надол­го хорош.
Видел я жен­щин, что мак в холод­ной воде рас­ти­ра­ют
100 И лекар­ст­вом таким неж­ное мажут лицо…

ПРИМЕЧАНИЯ


  • 10.из тир­ских кот­лов. — Тир в Фини­кии сла­вил­ся пур­пур­ны­ми крас­ка­ми для тка­ней.
  • 11. Татий — древ­ний сабин­ский царь, союз­ник Рому­ла; о саби­нян­ках его вре­ме­ни Овидий сход­но пишет в «Любов­ных эле­ги­ях» (I, 8, 39).
  • 33. пав­лин был пти­цей, посвя­щен­ной Юноне.
  • 38. ядот кобыл — яд из выде­ле­ний кобыл в пери­од случ­ки упо­ми­на­ет­ся в каче­стве зелья и Вер­ги­ли­ем («Геор­ги­ки», III, 280—284). О дру­гих при­во­рот­ных зельях Овидий гово­рит с таким же осуж­де­ни­ем в «Нау­ке люб­ви» (II, 99—102).
  • 41.в темес­скую медь… — в мед­ные сосуды (в Теме­се, в Южной Ита­лии, нахо­ди­лись мед­ные руд­ни­ки) уда­ря­ли кол­ду­ньи, «сво­дя с неба» Луну-Гека­ту; ср. «Мета­мор­фо­зы», VII, 207.
  • 51. Пере­вод по чте­нию позд­них руко­пи­сей.
  • 65. камедь — пере­вод по руко­пис­но­му чте­нию.
  • 69—70. Текст испор­чен, пере­вод по чте­нию Гейн­зия; вол­чан (лупин) — обыч­ный в Риме корм для скота.
  • 77. пла­к­си­вые пти­цы — зимо­род­ки; миф об Алки­оне-зимо­род­ке, опла­ки­ваю­щей Кеи­ка, рас­ска­зан в «Мета­мор­фо­зах» (XI).
  • 94. Аммо­но­ва соль (из Аммо­но­ва оази­са в Ливии) упо­ми­на­ет­ся и Пли­ни­ем Стар­шим (XXXI, 78).
  • ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА
    1260010232 1260010323 1260010311 1306329786 1309855011 1311251999

    Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.