НРАВСТВЕННЫЕ ПИСЬМА К ЛУЦИЛИЮ
ПИСЬМО CVI

Луций Анней Сенека. Нравственные письма к Луцилию. М., Издательство «Наука», 1977.
Перевод, примечания, подготовка издания С. А. Ошерова. Отв. ред. М. Л. Гаспаров.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Сене­ка при­вет­ст­ву­ет Луци­лия!

(1) Я не так ско­ро отве­чаю на твои пись­ма не пото­му, что так уж обре­ме­нен дела­ми: этих оправ­да­ний можешь не слу­шать, ведь сво­бо­ден и я, и все, — если мы толь­ко поже­ла­ем. Дела за нами не гонят­ся, — люди сами дер­жат­ся за них и счи­та­ют заня­тость при­зна­ком сча­стья. Так поче­му же я сра­зу не напи­сал тебе? То, о чем ты спра­ши­вал, состав­ля­ет часть мое­го труда. (2) Ведь ты зна­ешь, что я в нем хочу охва­тить всю нрав­ст­вен­ную фило­со­фию и объ­яс­нить все отно­ся­щи­е­ся к ней вопро­сы. Вот я и коле­бал­ся, отло­жить ли мне тебя или рас­смот­реть твое дело преж­де, чем до него в сво­ем месте дой­дет оче­редь; и мне пока­за­лось, что чело­веч­нее будет не задер­жи­вать при­шед­ше­го из такой дали. (3) Пото­му я и этот пред­мет изы­му из ряда свя­зан­ных с ним и, если будет еще что-нибудь подоб­ное, пошлю тебе по сво­ей воле, без прось­бы. Ты спро­сишь, что я имею в виду. — Все, о чем ско­рей при­ят­но, чем полез­но, знать; вро­де того, про что ты зада­ешь вопро­сы: телес­но ли бла­го?

(4) Бла­го при­но­сит поль­зу, то есть дей­ст­ву­ет; а что дей­ст­ву­ет, то телес­но. Бла­го дви­жет душу, в некото­ром роде лепит ее и удер­жи­ва­ет, — а все это свой­ства тела. Телес­ные бла­га сами телес­ны, — а зна­чит, и душев­ные бла­га тоже, пото­му что и душа есть тело. (5) Бла­го чело­ве­ка не может не быть телом, пото­му что он сам теле­сен. Я солгу, если не при­знаю, что всё питаю­щее тело или под­дер­жи­ваю­щее либо вос­ста­нав­ли­ваю­щее его здо­ро­вье — телес­но; зна­чит, и бла­го чело­ве­ка есть тело. Я думаю, ты не сомне­ва­ешь­ся, что стра­сти — такие как гнев, любовь, грусть, — суть тела (мне хочет­ся при­со­во­ку­пить и то, о чем ты не спра­ши­ва­ешь); а если сомне­ва­ешь­ся, погляди, меня­ем­ся ли мы от них в лице, хму­рим ли лоб и рас­пус­ка­ем ли мор­щи­ны, крас­не­ем ли и чув­ст­ву­ем ли, как кровь отли­ва­ет от щек. Что же, по-тво­е­му, может оста­вить столь явные телес­ные при­зна­ки, кро­ме тела? (6) А если стра­сти суть тела, то и душев­ные неду­ги тоже, — такие как ску­пость, жесто­кость, все зако­ре­не­лые и уже неис­пра­ви­мые поро­ки; а зна­чит, и зло­ба со все­ми ее раз­но­вид­но­стя­ми — ковар­ст­вом, зави­стью, спе­сью — тоже; (7) а зна­чит, и бла­га тоже, во-пер­вых, пото­му что они про­ти­во­по­лож­ны поро­кам, и, во-вто­рых, пото­му что явят тебе те же при­ме­ты. Неуже­ли ты не видел, какую силу при­да­ет взгляду храб­рость? какую остро­ту — разум­ность? какую кротость и покой — бла­го­че­стье? какую без­мя­теж­ность — весе­лье? какую непре­клон­ность — стро­гость? какую невоз­му­ти­мость — прав­ди­вость? Зна­чит, все это — тела: от них меня­ет­ся и цвет кожи, и состо­я­нье тела, над кото­рым они и власт­ву­ют. Все назван­ные мною доб­ро­де­те­ли суть бла­га, как и всё, что они дают. (8) Как усо­мнить­ся вот в чем: все, что может к чему-либо при­кос­нуть­ся, есть тело?


Тело лишь может касать­ся и тела лишь мож­но кос­нуть­ся, —

так ска­зал Лукре­ций1. А от все­го назван­но­го мною наше тело не меня­лось бы, если бы не испы­та­ло при­кос­но­ве­ний; зна­чит, все это телес­но. (9) Опять-таки, все, в чем доста­точ­но силы, чтобы тол­кать впе­ред, при­нуж­дать, удер­жи­вать, при­ка­зы­вать, есть тело. Но раз­ве страх не удер­жи­ва­ет? Раз­ве дер­зость не тол­ка­ет впе­ред? Раз­ве храб­рость не при­да­ет сил и не дви­жет нами? воздерж­ность не обузды­ва­ет и не отзы­ва­ет вспять? радость не под­ни­ма­ет? грусть не давит? (10) Нако­нец, что бы мы ни дела­ли, мы посту­па­ем так по веле­нью либо зло­нра­вия, либо доб­ро­де­те­ли; а что повеле­ва­ет телом, то и само есть тело, что дает телу силы, то тоже тело. Бла­го чело­ве­ка есть и бла­го его тела; зна­чит, оно телес­но.

(11) Ну что ж, в чем ты хотел, в том я тебе уго­дил; а сей­час я ска­жу себе, что ты ска­жешь на это (я воочию вижу тебя): мы игра­ем в раз­бой­ни­ки2; тра­тим вре­мя на ненуж­ные тон­ко­сти, от кото­рых ста­но­вят­ся не луч­ше, а толь­ко уче­нее. (12) Муд­рость и яснее, и про­ще, для бла­го­мыс­лия доволь­но про­честь немно­го. Но и фило­со­фию, как все осталь­ное, мы загро­мож­да­ем ненуж­но­стя­ми. В чте­нии, как и во всем, мы стра­да­ем неуме­рен­но­стью; и учим­ся для шко­лы, а не для жиз­ни. Будь здо­ров.

ПРИМЕЧАНИЯ


  • 1«О при­ро­де вещей», I, 304.
  • 2Игра напо­до­бие шашек.
  • ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА
    1327002012 1327002013 1327002021 1346570107 1346570108 1346570109

    Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.