05.04.2013 г.
University of Oxford
На месте последней битвы первой Пунической войны найдены редкие бронзовые тараны

Окс­форд­ский уни­вер­си­тет орга­ни­зо­вал одно­днев­ный кол­ло­кви­ум, чтобы изу­чить наход­ки на месте послед­ней мор­ской бит­вы меж­ду Римом и Кар­фа­ге­ном во вре­мя пер­вой Пуни­че­ской вой­ны (в 241 г. до н. э.). 23-лет­няя мор­ская вой­на меж­ду дву­мя могу­ще­ст­вен­ны­ми дер­жа­ва­ми Сре­ди­зем­но­мо­рья велась за кон­троль над Сици­ли­ей. В рам­ках про­ек­та «Эгад­ские ост­ро­ва» до сих пор было собра­но в общей слож­но­сти 10 древ­них брон­зо­вых кора­бель­ных тара­нов, боль­шин­ство из кото­рых обна­ру­жи­ли на дне у запад­но­го побе­ре­жья Сици­лии.


Брон­зо­вый таран воен­но­го суд­на на дне у запад­но­го побе­ре­жья Сици­лии. [Фото: Окс­форд­ский уни­вер­си­тет].

Над тара­ном про­во­дят­ся рестав­ра­ци­он­ные работы. [Фото: Окс­форд­ский уни­вер­си­тет].

Десять тара­нов (на латы­ни «rostra»), каж­дый из кото­рых весит при­мер­но 125 кг и изготов­лен из брон­зы, уста­нав­ли­ва­лись на носах воен­ных кораб­лей (антич­ные три­ре­мы или квин­кве­ре­мы) и исполь­зо­ва­лись для того, чтобы тара­нить вра­же­ские суда.

Эти тара­ны — ред­кое откры­тие, посколь­ку кро­ме них име­ет­ся лишь четы­ре дру­гих кора­бель­ных тара­на эпо­хи антич­но­сти. Это пер­вые тара­ны, обна­ру­жен­ные в архео­ло­ги­че­ском кон­тек­сте, и на них име­ют­ся над­пи­си, пре­иму­ще­ст­вен­но на латин­ском, а так­же на пуний­ском (на этом язы­ке гово­ри­ли жите­ли Кар­фа­ге­на). Эти тара­ны — лишь неко­то­рые из арте­фак­тов, най­ден­ных на дне моря, в част­но­сти, шле­мов и амфор, при­над­ле­жав­ших обе­им сто­ро­нам, и они пред­став­ля­ют собой заме­ча­тель­ный обра­зец пано­ра­мы места антич­ной мор­ской бит­вы. В резуль­та­те Пуни­че­ских войн меж­ду Римом и Кар­фа­ге­ном в 264—146 гг. до н. э. пуний­ская куль­ту­ра в зна­чи­тель­ной мере была уни­что­же­на.

Семи­нар в Окс­фор­де пре­до­ста­вит архео­ло­гам, совер­шив­шим откры­тие, первую круп­ную воз­мож­ность обсудить наход­ку с веду­щи­ми исто­ри­ка­ми и архео­ло­га­ми, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щи­ми­ся на стро­и­тель­стве древ­них воен­ных судов. Веду­щие эпи­гра­фи­сты и нумиз­ма­ты (спе­ци­а­ли­сты по валю­те и моне­там) тоже обсудят над­пи­си на тара­нах и ико­но­гра­фию релье­фов, кото­ры­ми укра­ше­ны неко­то­рые из них.

Про­ек­том сов­мест­но руко­во­дят док­тор Себастья­но Туза (Мор­ское управ­ле­ние, Сици­лий­ский реги­он) и док­тор Джефф Роял (Мор­ской фонд RPM). Наход­ки были полу­че­ны в ходе работ над круп­ным про­ек­том по под­вод­ным иссле­до­ва­ни­ям, кото­рый начал­ся в 2005 г. и в рам­ках кото­ро­го за семь с лиш­ним сезо­нов было иссле­до­ва­но более 270 км2 мор­ско­го дна. Основ­ные мето­ды, исполь­зу­е­мые в этом теку­щем про­ек­те, — кар­то­гра­фия при помо­щи мно­го­лу­че­во­го эхо­лота и после­ду­ю­щее под­твер­жде­ние ано­ма­лий при помо­щи аппа­ра­та с дистан­ци­он­ным управ­ле­ни­ем (ROV).

Орга­ни­за­тор кон­фе­рен­ции док­тор Джо­на­тан Р. У. Прэг, с факуль­те­та клас­си­че­ской фило­ло­гии в Окс­форд­ском уни­вер­си­те­те, ска­зал: «Окс­форд орга­ни­зу­ет меро­при­я­тие, кото­рое может ока­зать­ся очень важ­ным для пони­ма­ния того, как велась мор­ская вой­на в древ­но­сти. Тара­ны явля­ют­ся уни­каль­ным свиде­тель­ст­вом не толь­ко о самих древ­них тара­нах и их исполь­зо­ва­нии в войне, но и о самой кон­струк­ции воен­ных судов.

Наше пред­став­ле­ние о древ­них воен­ных кораб­лях это­го вре­ме­ни оста­ет­ся крайне огра­ни­чен­ным из-за отсут­ст­вия сохра­нив­ших­ся облом­ков, и имен­но эти тара­ны уско­ри­ли круп­ный экс­пе­ри­мент по вос­со­зда­нию древ­ней афин­ской три­ре­мы “Олим­пи­а­да”.

Хотя в слу­чае тара­нов с Эгад­ских ост­ро­вов шпан­го­у­ты судов уни­что­жи­ли кора­бель­ные чер­ви, все же, иссле­до­вав тара­ны, кото­рые были обыч­ной частью кораб­лей, мож­но полу­чить цен­ные сведе­ния о кон­струк­ции суд­на мето­дом экс­тра­по­ля­ции.

Обна­ру­же­ние тара­нов пред­став­ля­ет новые свиде­тель­ства, кото­рые про­ти­во­ре­чат име­ю­щим­ся тео­ри­ям о тех типах кораб­лей, что исполь­зо­ва­лись в то вре­мя. К тому же над­пи­си сохра­ни­ли совре­мен­ное свиде­тель­ство о том, что рим­ские част­ные лица и маги­ст­ра­ты участ­во­ва­ли в стро­и­тель­стве кораб­лей, что про­ти­во­ре­чит рас­про­стра­нён­но­му пред­став­ле­нию о рим­ля­нах, как о “сухо­пут­ных жите­лях”. В древ­них рас­ска­зах рим­ляне пред­ста­ют как народ, незна­ко­мый с мор­ски­ми боя­ми до пер­вой Пуни­че­ской вой­ны, тогда как сами тара­ны и над­пи­си на них ука­зы­ва­ют, что рим­ляне уже име­ли неко­то­рое пред­став­ле­ние о море».

© 2013 г. The Archaeology News Network.
© 2015 г. Перевод с англ.: Таривердиева С. Э.
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА