26.06.2016 г.
The History Blog
В Помпеях найдена ещё одна самнитская могила, скелеты и золотые монеты

Най­ден­ные у Пор­та Эрко­ла­но пере­ме­шан­ные остан­ки погиб­ших в зем­ле­тря­се­нии 79 г. н. э.

В про­шлом году меж­ду­на­род­ная и меж­дис­ци­пли­нар­ная архео­ло­ги­че­ская груп­па из Цен­тра Жана Бера­ра в Неа­по­ле, рас­ка­пы­ваю­щая Пор­та Эрко­ла­но за севе­ро-запад­ны­ми ворота­ми Пом­пей, вызва­ла сен­са­цию, обна­ру­жив ред­кую нетро­ну­тую сам­нит­скую моги­лу IV в. до н. э. Сего­дня эта же груп­па нашла ещё одну сам­нит­скую моги­лу того же пери­о­да, а так­же ске­ле­ты четы­рёх чело­век, бежав­ших от извер­же­ния Везу­вия, и кое-что из сокро­вищ, кото­рые они нес­ли с собой.


Вер­ти­каль­ная шах­та, воз­мож­но — печь для выплав­ки брон­зы, с лест­ни­цей.

В рим­ских горо­дах за окруж­ны­ми сте­на­ми тра­ди­ци­он­но раз­ме­ща­лись погре­бе­ния и ремес­лен­ные мастер­ские, в дан­ном слу­чае, преж­де все­го, гон­чар­ное про­из­вод­ст­во, ибо оно созда­ва­ло мно­го шума, дыма, непри­ят­ных запа­хов и т. д., что ста­ло бы поме­хой в густо­на­се­лён­ном город­ском цен­тре. Вооб­ще-то архео­ло­ги­че­ская груп­па пять лет рас­ка­пы­ва­ет этот уча­сток, чтобы иссле­до­вать обо­рудо­ва­ние для про­из­вод­ства кера­ми­ки и зна­че­ние ремес­ла в эко­но­ми­ке Пом­пей. Они и не рас­счи­ты­ва­ли най­ти здесь что-то новое, ибо в XIX в. на этой тер­ри­то­рии уже вёл рас­коп­ки вели­кий Джу­зеп­пе Фио­рел­ли, дирек­тор архео­ло­ги­че­ских работ в Пом­пе­ях, открыв­ший новую эпо­ху; это он изо­брёл метод гип­со­вых слеп­ков, кото­рые поз­во­ли­ли увидеть послед­ние момен­ты жиз­ни жертв Везу­вия.


Круг­лый коло­дец, воз­мож­но — каме­но­лом­ня, где добы­ва­ли строй­ма­те­ри­а­лы.

16 мая начал­ся сезон рас­ко­пок, и вско­ре груп­па обна­ру­жи­ла остат­ки двух мастер­ских — к сво­ей нема­лой радо­сти и в пол­ном соот­вет­ст­вии со сво­и­ми зада­ча­ми. В одной из них име­лась вер­ти­каль­ная шах­та со встро­ен­ной сбо­ку лест­ни­цей — ранее в Пом­пе­ях такое устрой­ст­во нико­гда не встре­ча­лось. Архео­ло­ги пола­га­ют, что это может быть печь для про­из­вод­ства пред­ме­тов из брон­зы. Во вто­рой мастер­ской, рас­по­ло­жен­ной бли­же к город­ским воротам, име­ет­ся круг­лый коло­дец, вры­тый в зем­лю, кото­рый мог исполь­зо­вать­ся для извле­че­ния стро­и­тель­ных мате­ри­а­лов. Архео­ло­ги не могут точ­но опред­е­лить его назна­че­ние. В него мож­но было спу­стить­ся по вин­то­вой лест­ни­це, выре­зан­ной в грун­те. В следу­ю­щем меся­це иссле­до­ва­ния про­дол­жат­ся, и будут рас­ко­па­ны сосед­ние мастер­ские.


Кости погиб­ше­го в извер­же­нии Везу­вия в 79 г. н. э. и золотая моне­та. Круп­ный план.

Остан­ки жертв Везу­вия были най­де­ны в зад­ней ком­на­те одной из мастер­ских. Эти чет­ве­ро, види­мо, были моло­ды, одна из них — девоч­ка-под­ро­сток, кото­рая, види­мо, бежа­ла за город­ские ворота, но вынуж­де­на была оста­но­вить­ся и искать убе­жи­ща, тщет­но пыта­ясь спря­тать­ся от пиро­кла­сти­че­ско­го пото­ка, погре­бав­ше­го под собой город. Остан­ки валя­лись впе­ре­меш­ку воз­ле сте­ны — это сотво­ри­ли гра­би­те­ли, так назы­ва­е­мые fossores, про­рыв­шие тун­нель сквозь руи­ны в поис­ках цен­но­стей, кото­рые люди взя­ли с собой, пыта­ясь убе­жать от извер­же­ния. Труд­но ска­зать, когда имен­но про­изо­шло это втор­же­ние: где-то меж­ду ката­стро­фой 79 г. н. э. и нача­лом офи­ци­аль­ных рас­ко­пок в XIX в.


Золотая моне­та с про­фи­лем Вес­па­си­а­на, око­ло 74—78 гг. н. э.

Одна­ко гра­би­те­ли ута­щи­ли не всё. Среди костей было най­де­но три золотых моне­ты и под­вес­ка из золо­той фоль­ги в фор­ме листа. Моне­ты — это ауреи импе­ра­то­ра Вес­па­си­а­на, отче­ка­нен­ные в 74 и 77/78 гг. н. э. Име­ет­ся и кое-какая непо­вре­ждён­ная кера­ми­ка: кубок, три малень­ких кув­ши­на, две крыш­ки от кухон­ной посуды, обуг­лен­ные от повсе­днев­но­го исполь­зо­ва­ния, а не от извер­же­ния, и эле­гант­ный белый urceus — высо­кий и узкий сосуд с одной руч­кой для гару­ма, пере­бро­див­ше­го на солн­це солё­но­го соуса из рыбьих потро­хов, кото­рый рим­ляне исполь­зо­ва­ли в любых блюдах.


Сам­нит­ская моги­ла с чер­но­ла­ко­вым погре­баль­ным инвен­та­рём, IV в. до н. э.

Сам­нит­ская моги­ла, дати­ру­е­мая IV в. до н. э., выло­же­на извест­ко­вы­ми пли­та­ми и содер­жит остан­ки взрос­ло­го муж­чи­ны и погре­баль­ный инвен­тарь, весь­ма отлич­ный от того, что был най­ден в про­шлом году в моги­ле жен­щи­ны. Здесь нахо­ди­лось шесть ваз, в том чис­ле ойно­хоя, лекиф, килик, ски­фос и сфе­ри­че­ский ари­балл с плос­ким дном, все чер­но­ла­ко­вые, без каких-либо рос­пи­сей, в отли­чие от кера­ми­ки из про­шло­год­ней моги­лы. Вновь най­ден­ное погре­бе­ние ещё не до кон­ца рас­ко­па­но, но архео­ло­ги ожида­ют встре­тить в нём остат­ки ремен­ной пряж­ки и (или) ору­жия, кото­рые ранее обна­ру­жи­ва­лись в моги­лах сам­ни­тов-муж­чин.

В кон­це V — нача­ле IV вв. до н. э. про­изо­шло круп­ное пере­се­ле­ние, и сам­нит­ские пле­ме­на, пер­во­на­чаль­но оби­тав­шие в Апен­ни­нах, заня­ли тер­ри­то­рии дру­гих ита­лий­ских пле­мён и гре­че­ских коло­ний и в кон­це кон­цов достиг­ли Среди­зем­но­го моря. До извер­же­ния Везу­вия Пом­пеи рас­по­ла­га­лись менее чем в полу­ки­ло­мет­ре от побе­ре­жья, так что при­сут­ст­вие сам­ни­тов здесь — это важ­ное свиде­тель­ст­во о послед­них эта­пах их экс­пан­сии. От это­го пери­о­да оста­лось очень мало архео­ло­ги­че­ско­го мате­ри­а­ла, и тем боль­шее зна­че­ние при­об­ре­та­ет каж­дое откры­тие.

© 2016 г. The History Blog.
© 2016 г. Фото: Фото: Археологическое управление Помпей.
© 2016 г. Перевод с англ.: Любимова О. В.
При инвентаризации земель понадобилась геодезия участка, вот тут заказали услугу.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА