Борьба Афины с Алкионеем
Фрагмент восточного фриза Пергамского алтаря.
Мрамор. Ок. 180—159 гг. до н. э.
Берлин, Государственные музеи, Пергамский музей (Пергамон).

Борьба Афины с Алкионеем.

Фрагмент восточного фриза Пергамского алтаря.
Мрамор. Ок. 180—159 гг. до н. э.

Берлин, Государственные музеи, Пергамский музей (Пергамон).

Описание:
66—69. АЛТАРЬ ЗЕВСА В ПЕРГАМЕ

Древ­няя Гре­ция. Око­ло 180—159 годов. до н. э. Мра­мор. Осно­ва­ние алта­ря 36,44 × 34,20 м

Гран­ди­оз­ный мра­мор­ный алтарь, посвя­щен­ный Зев­су и Афине, был пост­ро­ен в цар­ст­во­ва­ние Евме­на II в знак бла­го­дар­но­сти богам за ока­зан­ную помощь пер­гам­цам в тяж­ких бит­вах с гала­та­ми, сосед­ни­ми мало­азий­ски­ми пле­ме­на­ми. Это соору­же­ние нахо­ди­лось на осо­бой тер­ра­се южно­го скло­на горы акро­по­ля, ниже свя­ти­ли­ща Афи­ны. Построй­ка состо­я­ла из под­ня­то­го на пяти­сту­пен­ча­том фун­да­мен­те цоко­ля, в запад­ной сто­роне кото­ро­го была вре­за­на откры­тая лест­ни­ца шири­ною 20 м. Верх­ний ярус был обне­сен строй­ной колон­на­дой, внут­ри кото­рой нахо­дил­ся алтар­ный дво­рик, а в нем — алтарь для жерт­во­при­но­ше­ний. Зда­ние алта­ря раз­ме­ра­ми 36 × 34 м поко­и­лось на четы­рех­сту­пен­ча­том осно­ва­нии и дости­га­ло око­ло 9 м высоты. Рельеф­ный фриз высотою в 2,30 м и дли­ною в 120 м пок­ры­вал высо­кую глад­кую сте­ну цоко­ля и боко­вые сте­ны лест­ни­цы. Зуб­ча­тый кар­низ завер­шал верх­ний край фри­за. Сюже­том для изо­бра­же­ний на фри­зе послу­жи­ла тра­ди­ци­он­ная тема гре­че­ско­го клас­си­че­ско­го искус­ства — сра­же­ние богов с гиган­та­ми (гиган­то­ма­хия). Неболь­шой мра­мор­ный фриз на внут­рен­них сте­нах алтар­но­го дво­ри­ка был посвя­щен жиз­ни и дея­ни­ям Теле­фа — леген­дар­но­го осно­ва­те­ля Пер­га­ма. Пер­гам­ские вла­сти­те­ли почи­та­ли его как сво­его родо­на­чаль­ни­ка.

С 1878 по 1886 год на Пер­гам­ском акро­по­ле велись рас­коп­ки по ини­ци­а­ти­ве Бер­лин­ских музеев. Честь откры­тия алта­ря при­над­ле­жит немец­ко­му инже­не­ру Кар­лу Гума­ну (1839—1896), стро­ив­ше­му по пору­че­нию турец­ко­го пра­ви­тель­ства доро­ги и мосты в Малой Азии. Ему уда­лось добить­ся от турец­ких вла­стей при­ня­тия мер по охране акро­по­ля и раз­ре­ше­ние на про­веде­ние архео­ло­ги­че­ских изыс­ка­ний. В тече­ние двух сезо­нов (1878—1879) алтарь был рас­ко­пан, от него на месте уце­ле­ли лишь фун­да­мент и частич­но сте­ны цоко­ля. Но сре­ди раз­ва­лин, в куче зем­ли и облом­ков, были най­де­ны мно­го­чис­лен­ные части зда­ния: колон­ны, их базы и капи­те­ли, пли­ты кар­ни­зов и пере­кры­тий, над­пи­си и ста­туи, а глав­ное — рельеф­ные изо­бра­же­ния боль­шо­го и мало­го фри­зов алта­ря. После достав­ки най­ден­ных при рас­коп­ках пред­ме­тов в Бер­лин­ском музее в тече­ние ряда лет про­из­во­ди­лась кро­пот­ли­вая работа по рестав­ра­ции несколь­ких тысяч облом­ков, по опре­де­ле­нию при­над­леж­но­сти плит с фигу­ра­ми той или иной сто­роне алта­ря, по уста­нов­ле­нию поряд­ка сле­до­ва­ния изо­бра­же­ний. Мно­го­лет­няя работа немец­ких уче­ных увен­ча­лась бле­стя­щим успе­хом. В спе­ци­аль­но пост­ро­ен­ном зда­нии Пер­гам­ско­го музея была вос­со­зда­на запад­ная сто­ро­на алта­ря — с лест­ни­цей, колон­на­дой, пор­ти­ка­ми, ста­ту­я­ми и скульп­тур­ным фри­зом. Пли­ты фри­за дру­гих сто­рон алта­ря были раз­ме­ще­ны в том же зале воз­ле стен.

Алтарь в целом пред­став­лял соору­же­ние, гар­мо­ни­че­ски соче­тав­шее в себе архи­тек­тур­ные и скульп­тур­ные эле­мен­ты. Скульп­тур­ный наруж­ный фриз являл­ся орга­ни­че­ской неотъ­ем­ле­мой частью зда­ния: невоз­мож­но вооб­ра­зить фриз в отры­ве от алта­ря и алтарь без фри­за, глав­ной его худо­же­ст­вен­ной цен­но­сти. Фигу­ры богов и гиган­тов пред­став­ле­ны во всю высоту фри­за, в пол­то­ра раза пре­вы­шаю­щую чело­ве­че­ский рост. Ком­по­зи­ция фри­за состо­ит из мно­же­ства фигур, пост­ро­ен­ных в груп­пы борю­щих­ся про­тив­ни­ков. Дви­же­ния их направ­ле­ны в раз­ные сто­ро­ны, в опре­де­лен­ном рит­ме, с соблюде­ни­ем рав­но­ве­сия состав­ных частей на каж­дой сто­роне зда­ния.

Леген­да рас­ска­зы­ва­ет, как гиган­ты, сыно­вья боги­ни зем­ли Геи, реши­лись одна­жды напасть на Олимп и сверг­нуть власть богов. По пред­ска­за­нию ора­ку­ла, в этой борь­бе боги мог­ли бы победить толь­ко в том слу­чае, если бы на их сто­роне высту­пил смерт­ный чело­век. Геракл, сын бога Зев­са и зем­ной жен­щи­ны Алк­ме­ны, при­зван к уча­стию в бит­ве. Над­пись, сох­ра­нив­ша­я­ся на кар­ни­зе фри­за, и фраг­мент льви­ной шку­ры, непре­мен­ный атри­бут Герак­ла, свиде­тель­ст­ву­ют о том, что изо­бра­же­ние героя, ныне утра­чен­ное, нахо­ди­лось рядом со скульп­тур­ной груп­пой Зев­са. Рас­по­ло­же­ние богов на фри­зе долж­но было под­чи­нять­ся опре­де­лен­но­му гене­а­ло­ги­че­ско­му прин­ци­пу, поэто­му сле­дую­щей фигу­рой за Зев­сом в иерар­хии богов поме­ща­лась Афи­на, его дочь. Над­пись на кар­ни­зе сооб­ща­ет нам ее имя. Боги­ня оде­та в широ­кий пеп­лос, под­по­я­сан­ный дву­мя зме­я­ми. Аму­лет с голо­вой Меду­зы Гор­го­ны, отго­ня­ю­щий злые силы, поме­щен на левой груди Афи­ны. Воору­жен­ная боль­шим круг­лым щитом, она дер­жит его так, что нам вид­на его внут­рен­няя сто­ро­на. Боги­ня всту­пи­ла в борь­бу с кры­ла­тым гиган­том — Алки­о­не­ем, схва­ти­ла его за воло­сы и пыта­ет­ся ото­рвать от зем­ли, в сопри­кос­но­ве­нии с кото­рой он чер­па­ет силы. Мучи­мый нестер­пи­мой болью, юно­ша про­тя­ги­ва­ет левую руку и левую ногу нав­ст­ре­чу мате­ри, Геи. Гла­за­ми, пол­ны­ми скор­би, умо­ля­ет она Афи­ну поща­дить люби­мо­го сына. Но змея уже впи­лась сво­и­ми смер­то­нос­ны­ми зуба­ми в тело гиган­та, а к Афине уже летит боги­ня победы Ника и вен­ча­ет ее лав­ро­вым вен­ком.

Борь­ба в каж­дой груп­пе сра­жаю­щих­ся богов и гиган­тов дости­га­ет наи­выс­ше­го напря­же­ния, раз­во­ра­чи­вая перед зри­те­лем все оттен­ки стра­да­ния. Соче­та­ние физи­че­ской боли, так прав­ди­во пере­дан­ной, с глу­бо­ким мораль­ным стра­да­ни­ем запе­чат­ле­но в пла­сти­ке лиц, поз, дви­же­ний, жестов. Лицо юно­го Алки­о­нея, тер­за­е­мо­го Афи­ной и ее зме­ей, пре­крас­но, жгу­чая боль не иска­жа­ет бла­го­род­ных черт, в кото­рых чита­ет­ся тос­ка ран­не­го рас­ста­ва­ния с жиз­нью; тело сох­ра­ня­ет пла­стич­ность мышц и гар­мо­нию дви­же­ний даже в момент паде­ния.

Боль­шой фриз Пер­гам­ско­го алта­ря пора­жа­ет не толь­ко гран­ди­оз­ным мас­шта­бом и колос­саль­ным коли­че­ст­вом дей­ст­ву­ю­щих лиц, но и совер­шен­но осо­бен­ным ком­по­зи­ци­он­ным при­е­мом. Пре­дель­но плот­ное запол­не­ние поверх­но­сти фри­за горе­льеф­ны­ми изо­бра­же­ни­я­ми, почти не остав­ля­ю­щи­ми сво­бод­но­го фона, явля­ет­ся при­ме­ча­тель­но­стью скульп­тур­ной ком­по­зи­ции Пер­гам­ско­го алта­ря. Созда­те­ли алта­ря как буд­то стре­ми­лись при­дать кар­тине еди­но­бор­ства богов и гиган­тов все­лен­ский харак­тер, на всем про­тя­же­нии фри­за не оста­ет­ся ни одно­го отрез­ка скульп­тур­но­го про­стран­ства, не вовле­чен­но­го в актив­ное дей­ст­вие оже­сто­чен­ной борь­бы.

Алтарь с его про­слав­лен­ным фри­зом явил­ся памят­ни­ком неза­ви­си­мо­сти Пер­га­ма. Но пер­гам­цы вос­при­ни­ма­ли эту победу глу­бо­ко сим­во­ли­че­ски, как победу вели­чай­шей гре­че­ской куль­ту­ры над вар­вар­ст­вом.


Источники:
© Фото, текст: Г. Р. Майер. Государственные музеи Берлина. ГДР. Альбом.
Пер. с нем. Э. И. Ларионовой и Е. И. Марченко. М.: «Изобразительное искусство», 1983, кат. № 68.
Фотограф Г. Мурза.
Ключевые слова: скульптура γλυπτική sculptura греция ελλάδα grecia graecia hellas мифология μυθολογία греческая мифология ελληνική μυθολογία mythologia graeca богиня афина θεά αθηνά ἀθηνᾶ ἀθήνη athena мрамор рельеф барельеф восточный фриз пергамского алтаря пергамский алтарь пергам борьба афины с алкионеем битва с гигантами крылатый гигант гиганты гигантомахия алкионей галкионей волопас афина гея крылатая ника змей змеи крылья пеплос амулет с головой медузы горгоны щит