Ахилл за жертвоприношением.

IV в. до н. э.
Из Вульчи, из гробницы Франсуа.

Рим, Музей Торлония.

Описание:
[с.228] На доволь­но длин­ном фри­зе пока­за­ны сце­ны рас­прав гре­ков с тро­ян­ски­ми плен­ни­ка­ми. Рядом с каж­дым пер­со­на­жем напи­са­но его имя, облег­чаю­щее пони­ма­ние и тол­ко­ва­ние фрес­ки. Цен­траль­ную часть зани­ма­ет Ахилл, скло­ня­ю­щий­ся над сидя­щим на зем­ле тро­ян­ским юно­шей и зака­лы­ваю­щий его мечом (ил. 131). В спо­кой­ной дело­ви­то­сти Ахил­ла и без­за­щит­но­сти его без­оруж­ной жерт­вы, покор­но при­ни­маю­щей смерть, выра­же­на такая сте­пень жесто­ко­сти, какую труд­но встре­тить в гре­че­ских памят­ни­ках.
Сюже­ты подоб­ных фре­сок отве­ча­ли наст­ро­е­ни­ям этрус­ков в суро­вые годы их борь­бы с рим­ля­на­ми. Вой­ны эти неред­ко соп­ро­вож­да­лись изощ­рен­ны­ми каз­ня­ми и убий­ства­ми. Жите­ли Тарк­ви­ний умерт­ви­ли несколь­ко сот плен­ных рим­лян, при­не­ся их в жерт­ву сво­им богам. Тит Ливий сооб­ща­ет об ответ­ном зло­дей­ском акте рим­лян в 354 году до н. э.: «Урон тарк­ви­ний­цев в бит­ве был весь­ма велик, но чис­ло плен­ных, достав­ших­ся нам, было еще более. Из них выб­ра­но три­ста пять­де­сят восемь чело­век из луч­ших семейств; они были ото­сла­ны в Рим; про­чие плен­ные умерщ­вле­ны без вся­ко­го сост­ра­да­ния. Народ рим­ский не менее стро­го посту­пил с теми плен­ны­ми, кото­рые были при­сла­ны в Рим: они были пред­ва­ри­тель­но нака­за­ны роз­га­ми, и потом им отру­би­ли голо­вы» (2, с. 62).
В све­те таких свиде­тельств древ­них исто­ри­ков дра­ма­ти­че­ские сце­ны на фрес­ках этрус­ских гроб­ниц IV века до н. э. не кажут­ся вымыш­лен­ны­ми. При­ме­ча­тель­но, что худож­ни­ки, пере­жи­вав­шие совре­мен­ные им ужа­сы, пред­по­чи­та­ли в про­из­веде­ни­ях искус­ства все же обра­щать­ся не к реаль­ным, но подоб­ным эпи­зо­дам исто­ри­че­ско­го про­шло­го. Этрус­ский мастер выбрал сце­ну из Тро­ян­ской вой­ны, как бы сопо­став­ляя про­ис­хо­див­шие на его гла­зах собы­тия с леген­дар­ны­ми. Это же харак­тер­но и для гре­че­ско­го искус­ства. Уже на фрон­то­нах эгин­ско­го хра­ма скуль­п­тор пока­зы­вал борь­бу не гре­ков и пер­сов, а тро­ян­цев и ахей­цев. Памят­ни­ки [с.229] эллин­ско­го, этрус­ско­го, рим­ско­го искус­ства нико­гда не были ото­рва­ны от реаль­ной дей­ст­ви­тель­но­сти, все­гда созвуч­ны наст­ро­е­ни­ям вре­ме­ни. Но масте­ра стре­ми­лись к ассо­ци­а­ци­ям, обле­кая кон­крет­ные совре­мен­ные им собы­тия в пре­крас­ные «одеж­ды» вели­ча­вых легенд про­шло­го.
Рядом с гиб­ну­щим тро­ян­цем пока­зан воз­вы­шаю­щий­ся над ним, пол­ный яро­сти, мрач­ный демон под­зем­но­го цар­ства Харон (ил. 132). Крюч­ко­ва­тый нос нави­са­ет над рас­кры­тым в кро­во­жад­ном оска­ле ртом, гла­за буд­то мечут мол­нии из-под насуп­лен­ных бро­вей. В этом обра­зе худож­ник вопло­тил ужа­сы мира теней; он созна­тель­но про­ти­во­по­ста­вил страш­но­му в его дис­гар­мо­нич­но­сти обли­ку Харо­на пра­виль­ные чер­ты лица кры­ла­той боги­ни смер­ти Ванф, кото­рая сто­ит сле­ва от Ахил­ла и пода­лась всем телом впе­ред. Воз­мож­но, в жесте ее руки, наклоне голо­вы мастер хотел передать чув­ст­во жало­сти к плен­ни­ку, жела­ние облег­чить его стра­да­ния. Но лицо Ванф спо­кой­но, в нем нет про­блес­ков этих эмо­ций, толь­ко сос­ре­дото­чен­ность в гла­зах выда­ет вни­ма­ние к про­ис­хо­дя­щей каз­ни.
Как и во фрес­ках V века до н. э., живо­пи­сец пока­зы­ва­ет лица в про­филь. И все же ему уда­ет­ся выра­зить в них жесто­кость Харо­на, воз­вы­шен­ное спо­кой­ст­вие Ванф, бла­го­род­ное муже­ст­во двух тро­ян­цев, каз­ни­мо­го и дру­го­го, сто­и­че­ски дожидаю­ще­го­ся той же уча­сти. Гор­де­ли­вость и уве­рен­ность победи­те­лей вопло­ще­ны в фигу­рах обла­чен­ных в пан­ци­ри ахей­цев. Здесь и тень Патрок­ла, при­сут­ст­ву­ю­ще­го при страш­ной каз­ни и наблюдаю­ще­го жесто­кий обряд, совер­ша­е­мый Ахил­лом, мстя­щим за погиб­ше­го дру­га. Не слу­чай­но под одним кры­лом Ванф поме­ще­но лицо Патрок­ла, под дру­гим — Ахил­ла. Сле­ва изо­бра­жен спо­кой­но смот­ря­щий на жерт­во­при­но­ше­ние вели­ча­вый Ага­мем­нон.
Для демо­нов под­зем­но­го цар­ства исполь­зо­ва­ны более свет­лые крас­ки, чем для пер­со­на­жей реаль­но­го мира. Холод­ные отблес­ки голу­бо­го тона лежат на кры­льях [с.230] Ванф, мерт­вен­ной голу­биз­ной обо­зна­че­ны лицо и обна­жен­ные руки Харо­на. Более того, фигу­ры Патрок­ла, Ванф и Харо­на нахо­дят­ся как бы в глу­бине фона. На перед­ний план выдви­ну­ты пер­со­на­жи зем­ные.

Источники:
© Фото, текст: Г. И. Соколов. ИСКУССТВО ЭТРУСКОВ. М., Изд-во «Искусство», 1990, с. 230, ил. 131.
ENGLISH

комм.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Ключевые слова: этрусская настенная живопись фреска фрески роспись гробницы Франсуа из Вульчи Ахилл за жертвоприношением убийство казнь троянцев троянские троянский Троя Троянская война пленник пленники пленные пленный жертвоприношение Ахилл Ахиллес при погребении Патрокла Патрокл троянская война Харон Харун Хару Ванф воин воины доспехи шлем поножи кнемиды knemides ocrea