Северная процессия
Перечисление персонажей, изображенных на рельефе и их гипотетическая идентификация (рисунок С. Боргини и Р. Картани).
13—9 гг. до н. э.
Рим, Музей Алтаря мира Августа (Ara Pacis Augustae).

Северная процессия.

Перечисление персонажей, изображенных на рельефе и их гипотетическая идентификация (рисунок С. Боргини и Р. Картани).
13—9 гг. до н. э.

Рим, Музей Алтаря мира Августа (Ara Pacis Augustae).

Описание:
Две мно­го­люд­ные про­цес­сии парад­ных пер­со­на­жей вдоль север­ной и южной сто­рон Алта­ря Мира; в них участ­ву­ют жре­цы, слу­жи­те­ли куль­та, маги­ст­ра­ты, а так­же жен­щи­ны и дети, исто­ри­че­ская иден­ти­фи­ка­ция кото­рых может быть лишь гипо­те­ти­че­ской и уста­нов­лен­ной пред­по­ло­жи­тель­но. Это обсто­я­тель­ство, конеч­но, обу­слов­ле­но тем фак­том, что в тече­ние лет в одних и тех же фигу­рах узна­ва­ли раз­ных лич­но­стей. Но, глав­ным обра­зом, неопре­де­лен­ность про­ис­хо­дит из новых иссле­до­ва­ний, демон­стри­ру­ю­щих, что сбор­ку плит, состав­ля­ю­щих фриз с про­цес­си­ей, сле­ду­ет пере­смот­реть, чтобы оста­вить место как мини­мум для пяти новых чело­век, кото­рых до сих пор игно­ри­ро­ва­ли: тро­их на север­ной сто­роне, а дру­гих дво­их — на про­ти­во­по­лож­ной сто­роне релье­фа (Foresta 2002 г.). Так­же оста­ет­ся неяс­ным и дей­ст­вие, выпол­ня­е­мое этой про­цес­си­ей, даже с уче­том того, что прав­до­по­доб­ных пред­по­ло­же­ний в основ­ном два: пер­вое объ­яс­ня­ет сце­ну как воз­вра­ще­ние (reditus) Авгу­ста, цере­мо­нию встре­чи, уст­ро­ен­ную прин­цеп­су по его воз­вра­ще­нии после дли­тель­но­го пре­бы­ва­ния в Гал­лии и Испа­нии; соглас­но вто­рой гипо­те­зе изо­бра­же­на инав­гу­ра­ция само­го Алта­ря Мира, цере­мо­ния опре­де­ле­ния гра­ниц и освя­ще­ния участ­ка, на кото­ром пред­сто­я­ло пост­ро­ить алтарь. При­ме­ча­тель­но, что каков бы ни был слу­чай, нам пред­став­ле­ны собы­тия, про­ис­хо­див­шие в ту же дату, а имен­но 4 июля 13 г. до н. э. Несмот­ря на мно­го­чис­лен­ные име­ю­щи­е­ся про­бле­мы, про­во­див­ши­е­ся в тече­ние более века иссле­до­ва­ния и науч­ные дис­кус­сии поз­во­ли­ли дать, по край­ней мере, для этой части фри­за, очень точ­ное и в неко­то­рых слу­ча­ях убеди­тель­ное опи­са­ние изо­бра­жен­ных пер­со­на­жей, а так­же государ­ст­вен­ных и рели­ги­оз­ных долж­ност­ных лиц, при­сут­ст­ву­ю­щих на цере­мо­нии. Преж­де все­го, доста­точ­но ясно, что два ряда пер­со­на­жей на двух сто­ро­нах ограж­де­ния изо­бра­жа­ют одну и ту же про­цес­сию. Это пред­по­ла­га­ет, что оба фри­за сле­ду­ет рас­смат­ри­вать как одно целое, ина­че гово­ря, так, как если бы кто-то наблюдал за про­цес­си­ей с обе­их сто­рон ули­цы. Мож­но отме­тить, что на обо­их релье­фах пер­со­на­жи дви­жут­ся с восто­ка на запад, в направ­ле­нии глав­но­го вхо­да в Алтарь. В обо­их слу­ча­ях шест­вие откры­ва­ют лик­то­ры (север­ный фриз № 1 и № 2 и южный — № 3 и № 4), затем сле­ду­ют пред­ста­ви­те­ли рели­ги­оз­ных кол­ле­гий и, воз­мож­но, выс­шие город­ские маги­ст­ра­ты, а замы­ка­ет про­цес­сию дина­сти­че­ское изо­бра­же­ние семьи Авгу­ста, с оди­на­ко­вым визу­аль­ным рас­по­ло­же­ни­ем по обе­им сто­ро­нам ограж­де­ния. На южной сто­роне один из пер­со­на­жей, чья иден­ти­фи­ка­ция явля­ет­ся бес­спор­ной — это Август (южный фриз — № 15); он изо­бра­жен в виде жре­ца, с пок­ры­той голо­вой и в лав­ро­вом вен­ке. Кажет­ся, что воз­ле Авгу­ста про­цес­сия оста­нав­ли­ва­ет­ся, все пер­со­на­жи пово­ра­чи­ва­ют голо­вы и обра­ща­ют взгляды на него: кажет­ся, что вся сце­на дохо­дит до сво­ей куль­ми­на­ции в фигу­ре прин­цеп­са. К сожа­ле­нию, утра­та левой руки и почти всей пра­вой части фигу­ры за иск­лю­че­ни­ем важ­но­го фраг­мен­та пред­пле­чья, не поз­во­ля­ет точ­но опре­де­лить, какое дей­ст­вие совер­ша­ет Август в такой важ­ной части релье­фа, визу­аль­ном цен­тре про­цес­сии. Таким обра­зом, сце­ну необ­хо­ди­мо рас­смат­ри­вать в более широ­ком кон­тек­сте релье­фа в целом. За Авгу­стом сле­ду­ют чет­ве­ро стар­ших фла­ми­нов, кото­рых лег­ко опо­знать по харак­тер­ной кожа­ной шап­ке (galerus) с метал­ли­че­ским нако­неч­ни­ком на макуш­ке (apex). В Риме в 13 г. до н. э. было шест­на­дцать фла­ми­нов, отправ­ляв­ших куль­ты мно­гих божеств, но толь­ко чет­ве­ро глав­ных из них — ответ­ст­вен­ных за куль­ты Юпи­те­ра, Мар­са и Кви­ри­на, глав­ной рим­ской три­а­ды, и фла­мин Юлия (южный фриз № 22), отправ­ляв­ший культ обо­жест­влен­но­го Юлия Цеза­ря — при­над­ле­жа­ли к пат­ри­ци­ям. Здесь их соци­аль­ное поло­же­ние под­твер­жде­но ноше­ни­ем харак­тер­ной пат­ри­ци­ан­ской обу­ви, calceus patricius. Этот тип обу­ви кре­пил­ся к ноге рем­ня­ми, кото­рые опре­де­лен­ным обра­зом завя­зы­ва­ли и кре­пи­ли вокруг икры. Сре­ди фла­ми­нов кро­ме фла­ми­на Юлия точ­но мож­но опо­знать фла­ми­на Юпи­те­ра (южный № 23), слу­жи­те­ля куль­та Юпи­те­ра, кото­рый дер­жит в пра­вой руке commoetaculum, посох, исполь­зо­вав­ший­ся для того, чтобы дер­жать на рас­сто­я­нии людей, при­сут­ст­ву­ю­щих на цере­мо­нии. О его сане свиде­тель­ст­ву­ет и нали­чие лик­то­ра фла­ми­на (flaminius lictor) (южный № 25), слу­жи­те­ля, сле­дую­ще­го за ним с риту­аль­ным топо­ром на левом пле­че.

Вме­сте с вестал­ка­ми, царь свя­щен­но­дей­ст­вий, сами пон­ти­фи­ки и фла­ми­ны обра­зо­вы­ва­ли кол­ле­гию пон­ти­фи­ков, одну из quattuor amplissima collegia, четы­рех важ­ней­ших жре­че­ских кол­ле­гий государ­ст­вен­ной рели­гии. Конеч­но, осталь­ные три кол­ле­гии, квин­де­цем­ви­ров свя­щен­но­дей­ст­вий (quindecimviri sacris faciundis), сеп­тем­ви­ров эпу­ло­нов (septemviri epulones) и авгу­ров (augures) — тоже пред­став­ле­ны во гла­ве про­цес­сии, кото­рая раз­во­ра­чи­ва­ет­ся вдоль ограж­де­ния алта­ря. Иден­ти­фи­ка­ция квин­де­цем­ви­ров и сеп­тем­ви­ров про­из­во­дит­ся на осно­ва­нии при­сут­ст­вия соот­вет­ст­ву­ю­щих помощ­ни­ков при отправ­ле­нии куль­тов, камил­лов (camilli), кото­рые несут риту­аль­ные при­над­леж­но­сти и сим­во­лы кол­ле­гии, к кото­рой при­над­ле­жат. Таким обра­зом, квин­де­цем­ви­ров мож­но иден­ти­фи­ци­ро­вать на север­ной сто­роне, фигу­ры с 21 по 30, собрав­ших­ся вокруг камил­ла (север­ный фриз № 23), кото­рый дер­жит малень­кий кув­шин (urceus) в пра­вой руке и ларец (acerra) в левой. Так как квин­де­цем­ви­ры, ведав­шие ино­стран­ны­ми куль­та­ми и хра­ни­те­ли Сивил­ли­ных книг, были свя­за­ны с куль­том Апол­ло­на, мож­но заме­тить, что на лар­це изо­бра­жен тре­нож­ник Апол­ло­на, окру­жен­ный дву­мя фигу­ра­ми, при­но­ся­щи­ми под­но­ше­ния на под­но­сах (lances). На север­ной сто­роне (фигу­ры на север­ном фри­зе с 3 по 13) мож­но узнать сеп­тем­ви­ров, жре­че­скую кол­ле­гию, руко­во­див­шую сена­тор­ским пир­ше­ст­вом, цере­мо­ни­ей, кото­рой завер­ша­лось жерт­во­при­но­ше­ние Юпи­те­ру; они так­же отве­ча­ли за пир­ше­ства, уст­ра­и­ва­е­мые для наро­да по слу­чаю игр. Моло­дой слу­жи­тель, сле­дую­щий за ними (север­ный фриз № 7) несет ларец, на кото­ром изо­бра­же­ны жерт­во­при­но­ше­ние быка перед чело­ве­ком, оде­тым в тогу и вик­ти­ма­рий (victimarius). В левой руке камилл дер­жит чашу (patera) для жерт­вен­ных воз­ли­я­ний. Пон­ти­фи­ков (фигу­ры на южном фри­зе с 5 по 11), третьей из жре­че­ских кол­ле­гий, в чьи обя­зан­но­сти вхо­ди­ли жерт­во­при­но­ше­ния, мож­но увидеть на южной сто­роне. Сле­до­ва­тель­но, их тоже соп­ро­вож­да­ет камилл (южный фриз № 9), кото­рый так­же несет ларец. На этом лар­це, одна­ко, нет харак­тер­но­го орна­мен­та. К сожа­ле­нию, утра­та левой руки слу­жи­те­ля не поз­во­ля­ет гово­рить с уве­рен­но­стью, но очень похо­же, что он дер­жит simpulum, при­спо­соб­ле­ние в фор­ме ков­ша с длин­ной руч­кой, с помо­щью кото­ро­го пон­ти­фи­ки совер­ша­ли воз­ли­я­ния вина во вре­мя жерт­во­при­но­ше­ний. Таким обра­зом, оста­ет­ся опре­де­лить толь­ко чет­вер­тую глав­ную жре­че­скую кол­ле­гию, кол­ле­гию авгу­ров, кото­рые не совер­ша­ли жерт­во­при­но­ше­ний и сле­до­ва­тель­но, их нель­зя опре­де­лить по соот­вет­ст­ву­ю­ще­му слу­жи­те­лю. Они име­ли суще­ст­вен­ное зна­че­ние, так как были тол­ко­ва­те­ля­ми воли богов и, в част­но­сти, Юпи­те­ра. На самом деле, их опо­зна­ли на обе­их сто­ро­нах, на север­ной (фигу­ры на север­ном фри­зе с 15 по 19) и на южной (фигу­ры на южном фри­зе с 14 по 18) в груп­пе, окру­жаю­щей Авгу­ста. Гипо­те­зу, что фигу­ры, собрав­ши­е­ся вокруг прин­цеп­са — это авгу­ры, нель­зя при­нять без сомне­ний и счи­тать дока­зан­ной. В сущ­но­сти, иден­ти­фи­ка­ция чет­вер­той из глав­ных жре­че­ских кол­ле­гий зави­сит от объ­яс­не­ния всей про­цес­сии в целом. На самом деле, если пони­мать сце­ну, как цере­мо­нию в честь воз­вра­ще­ния Авгу­ста из запад­ных про­вин­ций, тогда пер­со­на­жа­ми, собрав­ши­ми­ся вокруг него, види­мо, явля­ют­ся кон­су­лы, Тибе­рий и Квин­ти­лий Вар, и дей­ст­ву­ю­щие в 13 г. до н. э. маги­ст­ра­ты. Напро­тив, если тол­ко­вать сце­ну, как инав­гу­ра­цию алта­ря, то при­сут­ст­вие авгу­ров ста­но­вит­ся важ­ней­шим эле­мен­том воз­ле фигу­ры прин­цеп­са, кото­рый изо­бра­жен в самый дра­ма­ти­че­ский момент осно­ва­ния алта­ря. В рим­ской цере­мо­нии инав­гу­ра­ция сле­до­ва­ла немед­лен­но за реше­ни­ем пост­ро­ить свя­щен­ное зда­ние: выбран­ный уча­сток риту­аль­но раз­гра­ни­чи­ва­ли авгу­ры, кото­рые про­из­но­си­ли тра­ди­ци­он­ную фор­му­лу, чтобы «осво­бо­дить» место от како­го-либо более ран­не­го или навяз­чи­во­го при­сут­ст­вия и пере­да­ва­ли терри­то­рию во власть того бога, кото­ро­му посвя­щал­ся алтарь. Если эта интер­пре­та­ция вер­на, в пра­вой руке Авгу­ста дол­жен был быть lituus, изо­гну­тый жезл, кото­рым авгур отме­чал небес­ные и зем­ные гра­ни­цы выбран­но­го участ­ка. Сто­рон­ни­ки этой тео­рии (Pollini 1978) так­же счи­та­ют, что фор­ма сох­ра­нив­ше­го­ся пред­пле­чья хоро­шо соот­вет­ст­ву­ет дей­ст­ви­ям авгу­ра, из-за вытя­ну­то­го поло­же­ния и того, что рука сжи­ма­ет про­дол­го­ва­тый пред­мет, похо­жий на lituus. После того как авгу­ры раз­гра­ни­чи­ва­ли свя­щен­ное место, пон­ти­фи­ки немед­лен­но при­сту­па­ли к его освя­ще­нию (consecratio). Про­цес­сия в таком слу­чае пред­став­ля­ет само осно­ва­ние Алта­ря, его constitutio и тогда объ­яс­ня­ет­ся при­сут­ст­вие на внут­рен­ней сто­роне ограж­де­ния пла­нок, укра­шен­ных гир­лян­да­ми из бычьих чере­пов (bucrani), чтобы вре­мен­но ого­ро­дить инав­гу­ри­ро­ван­ное место. Одна­ко, име­ет­ся и дру­гое столь же прав­до­по­доб­ное объ­яс­не­ние этой сце­ны. Гипо­те­за, рас­смат­ри­ваю­щая про­цес­сию, как иде­а­ли­зи­ро­ван­ную куль­ми­на­цию воз­вра­ще­ния Авгу­ста из запад­ных про­вин­ций. В этом слу­чае, изо­бра­жен­ная сце­на явля­ет­ся акту­аль­ной, кото­рая пред­ше­ст­ву­ет хро­но­ло­ги­че­ски и по поряд­ку всем осталь­ным изо­бра­же­ни­ям на Алта­ре Мира. Все жесты и взгляды, кото­рые сос­ре­дота­чи­ва­ют пер­со­на­жи на Авгу­сте, в этом слу­чае сле­ду­ет тол­ко­вать как «при­вет­ст­вие» пред­ста­ви­те­ля­ми государ­ст­вен­ной вла­сти чело­ве­ка, при­нес­ше­го мир и про­цве­та­ние в Рим. Вытя­ну­тую руку Авгу­ста мож­но тоже рас­смат­ри­вать как при­вет­ст­вие, даже если ему и не отве­ча­ет пер­со­наж, обра­щен­ный лицом к нему, рука кото­ро­го опу­ще­на вниз, о чем свиде­тель­ст­ву­ет поло­же­ние сох­ра­нив­шей­ся части лок­тя. Эта интер­пре­та­ция не про­ти­во­ре­чит утвер­жде­нию Дио­на Кас­сия (LIV, 25, 4), кото­рый упо­ми­на­ет, что при этих обсто­я­тель­ствах, так­же как и когда он воз­вра­щал­ся из восточ­ных про­вин­ций в 19 г. до н. э., Август вошел в Рим ночью, чтобы избе­жать скоп­ле­ния тор­же­ст­ву­ю­щей тол­пы. Алтарь Мира в этом слу­чае «сим­во­ли­че­ски изо­бра­жа­ет воз­вра­ще­ние в более широ­ком пони­ма­нии, как офи­ци­аль­ный акт пра­ви­те­ля, напол­нен­ный бла­го­го­вей­ной и внев­ре­мен­ной атмо­сфе­рой»; тогда про­цес­сия на Алта­ре явля­ет­ся «внев­ре­мен­ной иллю­ст­ра­ци­ей, sub specie aeternitatis, почи­та­ния прин­цеп­са, кото­рый воз­вра­ща­ет­ся в стра­ну, неся с собой сча­стье и новый золо­той век, соглас­но широ­ко рас­про­стра­нен­ной сим­во­ли­че­ской тра­ди­ции элли­ни­сти­че­ско­го мира» (La Rocca 2002).


Источники:
© 2007 г. Фото, текст: O. Rossini. Ara Pacis. Rome, Electa, 2007, с. 48, 49, 52—54.
Ключевые слова: скульптура скульптурный γλυπτική sculptura рим ρώμη рельеф ανακούφιση имперский портрет αυτοκρατορικό πορτρέτο алтарь мира августа августова ara pacis augustae юлии-клавдии династия юлиев-клавдиев ιουλιο-κλαυδιανή δυναστεία iulio-claudia портрет портреты απεικόνιση римский портрет алтарь мира августа ara pacis augustae ликторы ликтор септемвир септемвиры эпулон эпулоны квиндецимвир квиндецимвиры квиндецемвир квиндецемвиры священнодействий авгуры авгур луций цезарь g149 юлия g139 ливия друзилла g132 октавия младшая g128 юлия младшая g150 юл антоний g203 марк аппулей g124 клавдия марцелла старшая g159 луций антоний g205 северная процессия северный фриз инавгурация алтаря мира возвращение августа семья августа схема идентификация камилл камиллы camillus camilli camillae