Саркофаг-ленос с дионисийскими сценами (сторона 1)
Мрамор. Ок. 210 г. н. э.Инв. № II 1а 231.Москва, ГМИИ имени А. С. Пушкина. Фото: И. А. Шурыгин

Саркофаг-ленос с дионисийскими сценами (сторона 1).

Мрамор. Ок. 210 г. н. э.
Инв. № II 1а 231.

Москва, ГМИИ имени А. С. Пушкина.

Описание:

91. ОВАЛЬНЫЙ САРКОФАГ С ДИОНИСИЙСКИМИ СЦЕНАМИ.

Око­ло 210 года.
Мра­мор белый, жел­то­ва­тый на поверх­но­сти.
Высота 79, шири­на пере­д­ней стен­ки 214, шири­на боко­вой стен­ки 87.
Крыш­ка сар­ко­фа­га утра­че­на. Глу­бо­кая тре­щи­на в верх­ней части пере­д­ней стен­ки сар­ко­фа­га, на уровне голов, с утра­та­ми, частич­но реста­ври­ро­ван­ны­ми в мра­мо­ре, осо­бен­но зна­чи­тель­ны повреж­де­ния на груди юно­ши с дерев­цем, сидя­ще­го перед Ари­ад­ной. На скруг­лен­ных сто­ро­нах сар­ко­фа­га в трех местах рестав­ра­ция выбо­ин по краю, в верх­ней части зад­ней боко­вой стен­ки два глу­бо­ких повреж­де­ния фона релье­фа и два глу­бо­ких отвер­стия вни­зу, меж­ду ног Герак­ла. Сте­са­ны носы у край­ней сле­ва мена­ды на пере­д­ней стен­ке сар­ко­фа­га и у сати­ра в гир­лян­де — на зад­ней. Отдель­ные мел­кие утра­ты: сби­та большая часть руки сати­рен­ка за фигу­рой Ари­ад­ны, име­ет­ся мел­кий сбой на пра­вой груди Ари­ад­ны и тре­щи­ны на ее теле, утра­че­на верх­няя часть посо­ха Пана, нахо­дя­ще­го­ся перед ней. Пожел­те­ние мра­мо­ра осо­бен­но зна­чи­тель­но на пра­вой руке Герак­ла на боко­вой стен­ке и на левой руке жен­щи­ны с лирой, на шку­ре сати­ра в гир­лян­де из масок. Ряд тре­щин по осно­ва­нию сар­ко­фа­га.
Посту­пил в 1925 году из име­ния Ува­ро­вых Поре­чье под Можай­ском; куп­лен гра­фом С. С. Ува­ро­вым в 1843 году во Фло­рен­ции; ранее при­над­ле­жал роду Аль­темпс. Зафик­си­ро­ван в Риме в нача­ле XVII века; веро­ят­но, был най­ден в рас­коп­ках.
Инв. II 1а 231.

Сар­ко­фаг оваль­ной фор­мы, несколь­ко рас­ши­ря­ю­щий­ся квер­ху. Укра­шен релье­фа­ми со всех сто­рон, фигу­ры пере­д­не­го пла­на на уровне голов при­об­ре­та­ют харак­тер круг­лой скульп­ту­ры, фигу­ры вто­ро­го пла­на испол­не­ны в низ­ком релье­фе. Льви­ны­ми мас­ка­ми-прото­ма­ми ком­по­зи­ция чле­нит­ся на четы­ре части — две пря­мые про­доль­ные и две скруг­лен­ные боко­вые. Темой изо­бра­же­ния явля­ют­ся мифы дио­ни­сий­ско­го цик­ла.

В цен­тре одной из про­доль­ных сто­рон пред­став­лен миф о нахож­де­нии Дио­ни­сом бро­шен­ной Тесе­ем Ари­ад­ны. Моло­дой обна­жен­ный Дио­нис, или Вакх, в пла­ще, нис­па­даю­щем со спи­ны, в вино­град­ном вен­ке, с тир­сом оста­но­вил­ся перед спя­щей Ари­ад­ной (лицо ее оста­лось неза­кон­чен­ным), на кото­рую ему ука­зы­ва­ют сатир, коз­ло­но­гий пан и эрот с факе­лом. С дру­гой сто­ро­ны Ари­ад­ну пыта­ет­ся раз­будить малень­кий сати­ре­нок. За Вак­хом-Дио­ни­сом поме­ще­ны фигу­ры пан­те­ры, сати­ра в гир­лян­де из фрук­тов, и под льви­ной мас­кой — сце­на извле­че­ния зано­зы сати­ром из ноги пана.

В цен­тре про­ти­во­по­лож­ной сто­ро­ны — Вакх в длин­ном хитоне с рука­ва­ми, в шку­ре пан­те­ры, с вино­град­ным вен­ком и кан­фа­ром в руке. Спра­ва от него — опья­нен­ный Геракл, кото­ро­го пыта­ет­ся при­под­нять с ложа, застлан­но­го льви­ной шку­рой, пан, на Герак­ла ука­зы­ва­ет рукой сати­ре­нок. Сле­ва от Дио­ни­са сто­ит пожи­лой задум­чи­вый силен в гима­тии с пустым кан­фа­ром в руке. Рядом с ним сидит на зем­ле жен­щи­на, про­тя­ги­ваю­щая руку к кан­фа­ру Дио­ни­са. Это, оче­вид­но, изо­бра­же­ние Ари­ад­ны, соеди­ня­ю­щей в себе так­же и чер­ты мате­ри Дио­ни­са Семе­лы.

На скруг­лен­ных сто­ро­нах сар­ко­фа­га пред­став­ле­ны пля­шу­щие мена­ды и сати­ры с дио­ни­сий­ски­ми атри­бу­та­ми. Сре­ди них со сто­ро­ны Герак­ла выде­ля­ет­ся фигу­ра обна­жен­но­го пожи­ло­го силе­на в вен­ке, с голов­ной повяз­кой, с жез­лом, ана­ло­гич­ным жез­лу Дио­ни­са, с пустым кан­фа­ром в руке. Выра­же­ние его лица задум­чи­во и сос­ре­дото­чен­но. Это пере­жив­ший дио­ни­сий­скую мета­мор­фо­зу Геракл. Рядом с ним — Ари­ад­на-Семе­ла. Сво­бод­ная живо­пис­ная ком­по­зи­ция отли­ча­ет­ся глу­бо­кой рит­мич­но­стью пост­ро­е­ния, уси­лен­ной ярки­ми кон­тра­с­та­ми све­та и тени. Обиль­ное при­ме­не­ние бура­ва в испол­не­нии глаз и волос, стру­я­щи­е­ся пото­ки кото­рых при­об­ре­та­ют фло­раль­ный харак­тер и «при­рас­та­ют» к фор­мам, выпол­нен­ным в более высо­ком релье­фе, свиде­тель­ст­ву­ет о вре­ме­ни созда­ния сар­ко­фа­га в нача­ле III века, а так­же такие осо­бен­но­сти, как удли­нен­ность про­пор­ций фигур и неко­то­рая измель­чен­ность форм, не пере­гру­жаю­щих, одна­ко, фона, поз­во­ля­ют счи­тать датой созда­ния сар­ко­фа­га пер­вое деся­ти­ле­тие III века1. Эта дата под­твер­жда­ет­ся струк­тур­ным и сти­ли­сти­че­ским сход­ством ком­по­зи­ции с релье­фа­ми сар­ко­фа­га Энди­ми­о­на в Нью-Йор­ке, точ­ная дата кото­ро­го уста­нов­ле­на на осно­ва­нии над­пи­си и порт­рет­но­го изо­бра­же­ния умер­шей2. Наи­бо­лее близ­ки­ми по сюже­ту релье­фам сар­ко­фа­га из ГМИИ явля­ют­ся релье­фы сар­ко­фа­га в Дрездене3 и в Нью­бай-Хол­ле4. Сар­ко­фаг из ГМИИ при­над­ле­жит той же мастер­ской, что и сар­ко­фаг в Бал­ти­мо­ре5.

1Ср. Bianchi Bandinelli R. Roma. La fine dell’arte antica. Roma, 1980, p. 426, ca. 210.

2См.: McCann A. Roman Sarcophagi in the Metropolitan Museum of Art. New York, 1978, N 4, fig. 35.

3См.: Herrmann P. Verzeichnis der antiker Originalbildwerke. Dresden, 1915, S. 62, N 271.

4См.: Turcan R. Les sarcophages romaines à représentations dionysiaques. Essai de chronologie et d’histoire religieuse. Paris, 1966, p. 34.

5См.: Matz F. Die dionysischen Sarkophage. Berlin, 1969, Teil III. S. 388, N 216, Taf. 225—228.

БИБЛИОГРАФИЯ:

Леон­тьев П. М. Вак­хи­че­ский памят­ник гра­фа С. С. Ува­ро­ва. — Про­пи­леи. Сбор­ник ста­тей по клас­си­че­ской древ­но­сти. М., 1851, кн. 1, с. 135—142.

Ува­ров С. С. О древ­не­клас­си­че­ском памят­ни­ке, при­ве­зен­ном из Рима в Поре­чье. — Там же. М., 1853, кн. 3, с. 188—194.

Brunn H., Bruckmann I. Die Denkmaler der griechischen und römischen Skulptur. München, 1888, Taf. 490.

Lehmann-Hartleben K. and Olsen E. C. Dionysiac Sarcophagi in Baltimore. Baltimore, 1942, p. 42, 74 f.

Hanfmann G. M. A. The Season Sarcophagus in Dumbarton Oaks. Cambridge (Mass.) 1951, vol. 1—2. I, p. 23, II, p. 8, N 41.

Matz F. Ein römisches Meisterwerk. Der Jahreszeiten-sarkophag Badminton—New York. — JDAI, 19 Ergänzungsheft, Berlin, 1958, S. 159, 167, Taf. IV c. d.

Bianchi Bandinelli R. Archeologia e cultura. Milano—Napoli, 1961, p. 291.

Turcan R. Les sarcophages romaines à représentations dionysiaques. Essai de chronologie et d’histoire religieuse. Paris, 1966, p. 62, 64, 65, 101, 232—235, 252, 518, 530, 541, 552, 554, pl. 30—31.

Matz F. Die dionysischen Sarkophage. Berlin, 1968, Teil I, N 47, S. 153—155, Taf. 56—59.

Кобы­ли­на М. М. Искус­ство Древ­не­го Рима. М.—Л., 1939, ил. 49.

Аки­мо­ва Л. И. Сар­ко­фаг с дио­ни­сий­ски­ми сце­на­ми в собра­нии ГМИИ. — Музей-7. Худо­же­ст­вен­ные собра­ния СССР. М., 1987, с. 112—123.


Литература:
Исто­рия сар­ко­фа­га и подроб­ное опи­са­ние релье­фа см.:
http://www.antic-art.ru/data/rome/131_uvarov_sarcophagus/index.php

Источники:
© 2011 г. Фото: И. А. Шурыгин.
© 1987 г. Описание: Античная скульптура из собрания Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина. Изобразительное искусство, Москва, 1987, с. 91, кат. 135—136.

комм.
Ключевые слова: скульптура скульптурный sculptura рим погребальная скульптура погребальный погребальные рельеф греческая мифология mythologia graeca дионис dionysus менада менады maenas maenades сатир сатиры сатира сатиром сатиров satur saturus ариадна ариадны ariadna ariadne саркофаг уварова уваровский ленос мрамор дионис ариадна сатир лев пантера менада змея шествие процессия коллекция палаццо альтемпс инв № ii 1а 231