Облицовочная плитка Кампана с рельефным изображением сцены скачек
Терракота.
I в. н. э.
Инв. № V 49.Вена, Музей истории искусств. Фото: И. А. Шурыгин

Облицовочная плитка Кампана с рельефным изображением сцены скачек.

Терракота.
I в. н. э.
Инв. № V 49.

Вена, Музей истории искусств.

Происхождение:
Из кол­лек­ции Джам­пьет­ро Кам­па­на.

Описание:
На сним­ке пред­став­ле­на тер­ра­ко­то­вая плит­ка, пред­на­зна­чен­ная для обли­цов­ки фри­зов, с рельеф­ным изо­бра­же­ни­ем сце­ны кру­ше­ния колес­ни­цы на скач­ках и над­пи­сью A(NNIAE)/A(RE)SC(V)SA. Von Rohden и Winnefeld в сво­ей рабо­те, посвя­щен­ной плит­кам Кам­па­на, опре­де­ля­ют ее ком­по­зи­цию как «Тип 2: кру­ше­ние бего­вой колес­ни­цы» (von Rohden and Winnefeld 1911, pl. LXXXIV).

Плит­ка суще­ст­ву­ет в двух экзем­пля­рах. Пер­вый, пред­став­лен­ный здесь, сох­ра­нил­ся почти пол­но­стью. Его про­ис­хож­де­ние неиз­вест­но. Посту­пил в вен­ский Музей исто­рии искусств из кол­лек­ции мар­ки­за Д.-П. Кам­па­на. Вто­рой экзем­пляр c иден­тич­ны­ми ком­по­зи­ци­ей и над­пи­сью был обна­ру­жен в виде фраг­мен­та при рас­коп­ках антич­ной вил­лы на виа Габи­на в Риме. Ниже мы при­во­дим его опи­са­ние из мате­ри­а­лов архео­ло­ги­че­ских рас­ко­пок на виа Габи­на.

Тип 2: Рекон­струк­ция

Выс. 32,5 см; дл. 42 см; толщ. 2 см.

Верх укра­шен паль­мет­та­ми, свя­зан­ны­ми отрез­ка­ми кру­че­но­го шну­ра. Верх и низ кар­ти­ны обо­зна­че­ны гра­ня­ми; на ниж­нюю грань частич­но про­еци­ру­ют­ся тела воз­ни­цы и двух из четы­рех лоша­дей.

Деко­ра­ция: на зад­нем плане пред­став­ле­ны стро­е­ния, сто­я­щие на про­доль­ном барье­ре (spina) Вели­ко­го цир­ка Рима (Circus Maximus) — три колон­ны (меты); арка, несу­щая фигур­ки дель­фи­нов для сче­та кру­гов, прой­ден­ных участ­ни­ка­ми; сто­я­щая на колонне коринф­ско­го орде­ра жен­ская фигу­ра в оде­я­нии; двух­этаж­ное, круг­лое в плане зда­ние с колон­на­ми на каж­дом уровне. Под орна­мен­том име­ет­ся плос­кий уча­сток с над­пи­сью в две стро­ки ANNIAE / ARESCVSA.

На пере­д­нем плане пока­за­на потер­пев­шая кру­ше­ние колес­ни­ца. Воз­ни­ца, пытаю­щий­ся удер­жать пово­дья, лежит на спине с неболь­шим пово­ротом вле­во. Колес­ни­ца опро­ки­ну­та назад, оглоб­ли зад­ра­ны вверх и, судя по углу, отде­ли­лись от самой колес­ни­цы. Одна из чет­вер­ки лоша­дей осво­бо­ди­лась и убе­га­ет вле­во. Осталь­ные лоша­ди нахо­дят­ся спра­ва от колес­ни­цы. Из них даль­няя вста­ла на дыбы, сред­няя упа­ла, а пере­д­няя нахо­дит­ся в паде­нии. Спра­ва муж­чи­на, смот­ря­щий вле­во и раз­вер­нув­ший туло­ви­ще к зри­те­лю, оде­тый в туни­ку, края кото­рой подо­ткну­ты под ремень, удер­жи­ва­ет за голо­ву взды­бив­шу­ю­ся лошадь. Пра­вее его вто­рой муж­чи­на мень­ше­го роста в туни­ке, схва­тив­шись рукой за голо­ву, смот­рит вле­во.

Ком­мен­та­рий

Этот тип ком­по­зи­ции состав­ля­ет пару с дру­гим релье­фом, на кото­ром изо­бра­же­на запря­жен­ная чет­вер­кой колес­ни­ца, мча­ща­я­ся по Цир­ку, изу­чен­ных в чис­ле про­чих пли­ток Кам­па­на Роде­ном и Вин­не­фель­дом (экзем­пля­ры хра­нят­ся в Бри­тан­ском музее и в Лув­ре — И. Ш.). Сце­ны пред­став­ле­ний на этих плит­ках содер­жат мно­го важ­ных подроб­но­стей. Их мож­но разде­лить на две груп­пы: скач­ки на колес­ни­цах и трав­ля диких зве­рей. По клас­си­фи­ка­ции Tortorella суще­ст­ву­ет три типа сцен ска­чек, при­чем пер­вые два извест­ны в двух вари­ан­тах:

1. Пер­вый тип име­ет два вари­ан­та. Сох­ра­ни­лось более деся­ти экзем­пля­ров. Квад­ри­га при­бли­жа­ет­ся к мете, нахо­дя­щей­ся спра­ва. Перед ней за пово­ротом ска­чет всад­ник в типич­ном костю­ме воз­ни­цы. На пере­д­нем плане под брю­хом лоша­ди вид­на скор­чив­ша­я­ся чело­ве­че­ская фигу­ра.

2. Вто­рой тип суще­ст­ву­ет в двух вари­ан­тах и пред­став­лен по край­ней мере восе­мью образ­ца­ми. На фоне стро­е­ний цир­ка пока­за­но кру­ше­ние квад­ри­ги сра­зу после того как она завер­ну­ла нале­во. Помощ­ни­ки пыта­ют­ся задер­жать и успо­ко­ить лоша­дей. В пер­вом вари­ан­те при­сут­ст­ву­ет баш­ня с зуб­ца­ми, а во вто­ром — пави­льон с кони­че­ской кры­шей и дверь­ми или окна­ми в меж­ко­лон­ных про­ме­жут­ках верх­не­го эта­жа.

3. Тре­тий тип пред­став­лен един­ст­вен­ным экзем­пля­ром в Лув­ре. Бига при­бли­жа­ет­ся к пово­роту спра­ва; на зад­нем плане — дель­фи­ны, сле­ва — яру­сы зри­тель­ских сиде­ний.

Плит­ка с виа Габи­на отно­сит­ся ко вто­ро­му типу в вари­ан­те с баш­ней с зуб­ца­ми. Име­ет­ся толь­ко один почти пол­но­стью сох­ра­нив­ший­ся ее экзем­пляр, кото­рый нахо­дит­ся в вен­ском Музее исто­рии искусств. Орна­мен­таль­ный фриз этой плит­ки такой же, как и у пли­ток пер­во­го типа и пол­но­стью соот­вет­ст­ву­ет образ­цу с виа Габи­на.

Von Rohden и Winnefeld отме­ча­ют, что сход­ный рельеф изо­бра­жен на рисун­ках Dal Pozzo (Windsor vol. VIII, fol. 53, no. 325), одна­ко они счи­та­ют, что это не вен­ский экзем­пляр. Von Rohden и Winnefeld было извест­но все­го шесть фраг­мен­тар­ных экзем­пля­ров это­го типа. Воз­мож­но, неко­то­рые из них отно­сят­ся к вари­ан­ту, уцелев­ше­му лишь в виде фраг­мен­тов, кото­рый отли­ча­ет­ся от вари­ан­та Annia Arescusa тем, что не име­ет над­пи­си, а так­же нали­чи­ем на релье­фе шести­гран­но­го зда­ния с колон­на­ми, пок­ры­то­го кры­шей с навер­ши­ем в виде сос­но­вой шиш­ки и несколь­ко иным рас­по­ло­же­ни­ем фигу­ры чело­ве­ка, зак­ры­ваю­ще­го лицо рука­ми, чья голо­ва нахо­дит­ся на уровне пер­во­го меж­ко­лон­но­го про­ме­жут­ка зда­ния. Кро­ме того, цен­траль­ный эле­мент фри­за в фор­ме серд­ца в дан­ном вари­ан­те коро­че и шире. Вари­ан­ты без над­пи­си, по мне­нию von Rohden и Winnefeld, не вхо­дят в ту же серию, что и вари­ан­ты с над­пи­сью, посколь­ку они кажут­ся более ста­ры­ми, чем релье­фы, под­пи­сан­ные Annia Arescusa, хотя рельеф без над­пи­си с изо­бра­же­ни­ем кру­ше­ния колес­ни­цы пред­став­ля­ют­ся выпол­нен­ны­ми позд­нее, чем соот­вет­ст­ву­ю­щий рельеф Annia Arescusa.

Дати­ров­ка

Von Rohden и Winnefeld счи­та­ли, что оба релье­фа с над­пи­сью отно­сят­ся к эпо­хе Клав­дия, при кото­ром меты были позо­ло­че­ны (хотя еще ранее они были пок­ры­ты орна­мен­том). Они при­шли к зак­лю­че­нию, что релье­фы не мог­ли быть сде­ла­ны рань­ше, рав­но как и поз­же, посколь­ку они пол­но­стью соот­вет­ст­ву­ют дру­гим под­пи­сан­ным плит­кам ран­не­им­пер­ско­го пери­о­да, и, кро­ме того, что тща­тель­ная пере­да­ча бога­то­го деко­ра мет может быть объ­яс­не­на тем, что он был сде­лан совсем недав­но. В целом они при­хо­дят к выво­ду, что плит­ка вряд ли была созда­на рань­ше, посколь­ку мно­го­чис­лен­ные изо­бра­же­ния ска­чек на колес­ни­цах в Цир­ке на моза­и­ках, сар­ко­фа­гах и лам­пах отно­сят­ся к более позд­не­му вре­ме­ни.

Borbein, осно­вы­ва­ясь на сти­ли­сти­че­ских при­зна­ках, а имен­но на глу­бине и пер­спек­ти­ве ком­по­зи­ции, пред­по­ло­жил, что плит­ки с изо­бра­же­ни­ем ска­чек отно­сят­ся к более позд­не­му вре­ме­ни, к эпо­хе Фла­ви­ев. Tortorella отно­сит плит­ки с изо­бра­же­ни­ем охоты к пери­о­ду Авгу­ста, пар­ные плит­ки с наезд­ни­ка­ми и охот­ни­ка­ми — к после­ав­гу­стов­ско­му пери­о­ду, а со скач­ка­ми на квад­ри­гах — к пери­о­ду Клав­дия или к нача­лу прав­ле­ния Неро­на.

Humphrey не сог­ла­сен с прин­ци­пом дати­ров­ки von Rohden и Winnefeld, осно­ван­ном на фак­те укра­ше­ния мет при Клав­дии. Хотя, дей­ст­ви­тель­но, меты на этом релье­фе пред­став­ле­ны гораздо более деталь­но, чем на дру­гих изо­бра­же­ни­ях вре­мен позд­ней Рес­пуб­ли­ки или ран­ней Импе­рии, он не счи­та­ет, что име­ет­ся доста­точ­но осно­ва­ний, чтобы при­нять укра­ше­ния Клав­дия в каче­стве terminus post quem, посколь­ку пово­роты были пок­ры­ты деко­ром ранее. При этом Humphrey так­же отно­сит рельеф к прав­ле­нию Клав­дия или нача­лу прав­ле­ния Неро­на, но на осно­ва­нии под­пи­си Annia Arescusa, кото­рая име­ет­ся в пер­вой груп­пе; кро­ме того, немно­го­чис­лен­ность объ­ек­тов Цир­ка, изо­бра­жен­ных на этих плит­ках, харак­тер­на для пер­вой поло­ви­ны пер­во­го века. Отсут­ст­ву­ют ста­туя Кибе­лы и обе­лиск. Отсут­ст­вие послед­не­го может быть объ­яс­не­но тем, что в дан­ном мас­шта­бе изо­бра­же­ния он не мог быть изо­бра­жен без гру­бых иска­же­ний, но, более веро­ят­но, тем, что ори­ги­наль­ные моде­ли для этих пли­ток были изготов­ле­ны еще до того как обе­лиск стал фигу­ри­ро­вать в ико­но­гра­фии цир­ков. Трав­ля зве­рей в Цир­ке так­же харак­тер­на для пери­о­да позд­ней Рес­пуб­ли­ки или ран­ней Импе­рии. Дви­же­ние зве­рей и бой­цов меж­ду колон­на­ми раз­лич­ных мону­мен­тов поз­во­ля­ет зак­лю­чить, что сре­дин­но­го барье­ра в Цир­ке еще не было, а име­лись лишь отдель­но сто­я­щие немно­го­чис­лен­ные соору­же­ния, вокруг кото­рых и разыг­ры­ва­лось пред­став­ле­ние охоты.

При­ни­мая во вни­ма­ние все эти аргу­мен­ты, наи­бо­лее веро­ят­ным вре­ме­нем созда­ния пли­ток с изо­бра­же­ни­ем ска­чек на колес­ни­цах пред­став­ля­ет­ся эпо­ха Авгу­ста—Клав­дия. Убеди­тель­ных осно­ва­ний для более точ­ной дати­ров­ки не име­ет­ся.


Источники:
© 2012 г. Фото: И. А. Шурыгин.
Информация: музейная аннотация.
Ключевые слова: архитектура architectura скульптура скульптурный sculptura римский римская римские рельеф рим великий большой цирк circus maximus терракота глина декор декоративный декоративная декоративное декоративные кампанская плитка кампанские плитки кампанский рельеф кампанские рельефы кампанская табличка кампанские таблички кампана облицовочная плитка скачки на колесницах мета меты пальметта пальметты растительный орнамент anniae arescvsa anniae arescusa коллекция кампана инв № v 49