Алтарь ларов Августа. Апофеоз Энея или Юлия Цезаря?
Мрамор. 12—2 гг. до н. э.
Инв. № 1115.
Рим, Ватиканские музеи, Григорианский светский музей. Фото: С. И. Сосновский

Алтарь ларов Августа. Апофеоз Энея или Юлия Цезаря?

Мрамор. 12—2 гг. до н. э.
Инв. № 1115.

Рим, Ватиканские музеи, Григорианский светский музей.

Описание:
87b (ранее 45). Алтарь Авгу­ста (Табл. 15).

Выс. 0,95 м. Шири­на вни­зу 0,97 м. Глу­би­на вни­зу 0,67 м. Мел­ко­зер­ни­стый белый мра­мор.

Допол­не­на почти вся ниж­няя поло­ви­на ниж­не­го про­фи­ля. Отби­ты все верх­ние углы и цели­ком верх­няя поло­ви­на левой боко­вой сто­ро­ны. Почти все голо­вы отсут­ст­ву­ют или пол­но­стью отби­ты; для двух голов пере­д­ней сто­ро­ны (сто­я­ще­го сле­ва муж­чи­ны и сто­я­щей спра­ва жен­щи­ны) сде­ла­ны углуб­ле­ния (антич­ная встав­ка); в пра­вом углуб­ле­нии — оста­ток желез­но­го штиф­та; оста­ток штиф­та спра­ва от лево­го углуб­ле­ния; голо­ва пере­д­не­го коня, веро­ят­но, когда-то тоже кре­пи­лась штиф­том (неболь­шое отвер­стие в поверх­но­сти ско­ла). Мно­го дру­гих повреж­де­ний. Боль­шие желез­ные шты­ри в ско­лах боко­вой левой сто­ро­ны и зад­не­го лево­го угла, вби­тые, види­мо, для креп­ле­ния преж­не­го допол­не­ния. Голо­ва в про­филь была изва­я­на отдель­но (на ранее зак­ры­той поверх­но­сти вид­ны отвер­стия под штиф­ты).

Алтарь пря­мо­уголь­ный в плане. Над базой выпол­нен валик в фор­ме гир­лян­ды из дубо­вых листьев, пере­ви­той лен­той; над ним апо­физ с изящ­ней­шим орна­мен­том: по два соеди­нен­ных в фор­ме серд­ца листа, акан­то­по­доб­ные края кото­рых заво­ра­чи­ва­ют­ся с внут­рен­ней и внеш­ней сто­ро­ны, череду­ясь с аст­ра­ми; выше испор­чен­ный лес­бий­ский кима­тий. Сто­ро­ны алта­ря пок­ры­ты горе­лье­фом. На одной длин­ной сто­роне (обра­щен­ной ныне ко дво­ру) изо­бра­жен апо­фе­оз: на силь­но высту­паю­щем ниж­нем бор­ти­ке сле­ва сто­ит, повер­нув­шись впра­во, отно­си­тель­но неболь­шая фигу­ра в тоге; она силь­но повреж­де­на; про­смат­ри­ва­ет­ся, что левая рука при­под­ня­та; спра­ва от фигу­ры на двух­ко­лес­ной колес­ни­це, в кото­рую запря­же­ны взле­таю­щие впра­во четы­ре кры­ла­тых коня, лицом к зри­те­лю сто­ит, широ­ко рас­ста­вив ноги, муж­чи­на, левое пле­чо и середи­на туло­ви­ща кото­ро­го обви­ты пла­щом; его пра­вая рука была опу­ще­на и, веро­ят­но, в неболь­шом отвер­стии пра­вее голо­вы упо­мя­ну­той фигу­ры в тоге кре­пил­ся какой-то атри­бут; на пра­вом краю сто­ит высо­кая жен­щи­на в под­по­я­сан­ной туни­ке и пла­ще, обви­ваю­щем левое пле­чо и середи­ну туло­ви­ща. Она сто­ит лицом к зри­те­лю, слег­ка повер­нув­шись вле­во, и высо­ко под­ни­ма­ет пра­вую руку, при­вет­ст­вуя сто­я­ще­го в колес­ни­це; левой рукой она обни­ма­ет за пле­чи неболь­шую фигу­ру в тоге, с.243 кото­рая сто­ит при­жав­шись к ее лево­му боку и тоже вскиды­ва­ет руку в при­вет­ст­вии; у пра­во­го бока, повер­нув­шись к зри­те­лю, в спо­кой­ной позе сто­ит еще одна фигу­ра в тоге, помень­ше раз­ме­ром. Сце­на обрам­ле­на сле­ва паль­мой, от кото­рой сох­ра­ни­лась толь­ко часть ство­ла в баре­лье­фе, а спра­ва — лав­ро­вым дере­вом, так­же выпол­нен­ным в баре­лье­фе. Над груп­пой жен­щи­ны из обла­ка выда­ет­ся верх­няя часть туло­ви­ща боро­да­то­го муж­чи­ны, кото­рый дер­жит обе­и­ми рас­ки­ну­ты­ми в сто­ро­ны рука­ми плащ, надув­ший­ся подоб­но пару­су; это Целус (ср. Braccio Nuovo № 14, с. 21). Сле­ва ввер­ху изо­бра­же­на чет­вер­ка коней в более низ­ком релье­фе (два коня обра­ще­ны вле­во, два — впра­во, с колес­ни­цей в середине), воз­ни­каю­щая из изо­бра­же­ния, кото­рое, воз­мож­но, долж­но изо­бра­жать выры­ваю­щи­е­ся язы­ки пла­ме­ни; это упряж­ка Сола (ср. Braccio Nuovo, там же). Про­стран­ство меж­ду Целу­сом и Солом ранее было запол­не­но орлом, от кото­ро­го сох­ра­ни­лось толь­ко широ­ко рас­прав­лен­ное левое кры­ло в баре­лье­фе над раз­ве­ваю­щей­ся левой полой пла­ща Целу­са.

На пра­вой боко­вой сто­роне нахо­дит­ся изо­бра­же­ние (так­же над ниж­ним бор­ти­ком), огра­ни­чен­ное спра­ва и сле­ва колон­на­ми; меж­ду капи­те­ля­ми дуго­об­раз­но сви­са­ет обви­тая лен­та­ми гир­лян­да. Под ней в середине рас­по­ло­жен алтарь, на пере­д­ней сто­роне кото­ро­го меж­ду голо­ва­ми бара­нов висит гир­лян­да; над ней выпук­лый круг, изо­бра­жаю­щий пате­ру; навер­ху, меж­ду дву­мя высту­па­ми, сжи­га­е­мая жерт­ва; спра­ва от алта­ря сто­ит тога­тус, почти пол­но­стью повер­нув­шись к зри­те­лю, с пок­ры­той тогой голо­вой; рядом с ним спра­ва сто­ят еще две без­бо­ро­дые муж­ские фигу­ры, обра­щен­ные вле­во, кото­рые вид­ны толь­ко частич­но, муж­чи­на на пере­д­нем плане дер­жит в левой руке сви­ток; тога­тус про­тя­ги­ва­ет пра­вой рукой ста­ту­эт­ку лара в левую сто­ро­ну над алта­рем, где напро­тив него сто­ит дру­гая заку­тан­ная фигу­ра, обра­щен­ная впра­во и про­тя­ги­ваю­щая впра­во обе руки; на пра­вой ладо­ни она так­же дер­жит ста­ту­эт­ку лара; оче­вид­но, что она уже при­ня­ла ее и ожида­ет, что фигу­ра напро­тив сей­час поста­вит дру­гую ста­ту­эт­ку на еще пустую ладонь; лары сто­ят на поста­мен­тах и изо­бра­же­ны в сво­ем обыч­ном пар­ном виде с.244 (обра­щен­ная нару­жу рука под­ня­та); за спи­ной левой фигу­ры еще две частич­но види­мые фигу­ры, обе заку­та­ны; все три без­бо­ро­дые и почти кажут­ся жен­щи­на­ми, одна­ко их одеж­ды недо­ста­точ­но длин­ны для жен­ских оде­я­ний; во вся­ком слу­чае, у одеж­ды нет обыч­ных скла­док тоги; над вися­щей свер­ху гир­лян­дой сле­ва напра­во нахо­дят­ся литу­ус, пате­ра и кув­шин.

На дру­гой боко­вой сто­роне изо­бра­же­но зна­ме­ние (prodigium) лав­рент­ской сви­ньи: на высо­ком ска­ли­стом пла­то, в середине кото­ро­го воз­вы­ша­ет­ся ствол дере­ва (кро­на отсут­ст­ву­ет), лежит сви­нья, при­под­няв­шись на пере­д­ние ноги и повер­нув­шись вле­во; под ней несколь­ко сосу­щих поро­сят; спра­ва от нее сто­ит, повер­нув­шись вле­во, боро­да­тый муж­чи­на в пла­ще, обви­ваю­щем левое пле­чо, руку и середи­ну туло­ви­ща; левая рука, при­дер­жи­ваю­щая плащ, опер­та на левое бед­ро; пра­вым пле­чом муж­чи­на опи­ра­ет­ся на посох, вдоль кото­ро­го сви­са­ет его пра­вая рука. Сле­ва на воз­вы­шаю­щей­ся ска­ле сидит повер­нув­ша­я­ся впра­во боро­да­тая фигу­ра, цели­ком заку­тан­ная в плащ и дер­жа­щая на коле­нях обе­и­ми рука­ми раз­вер­ну­тый сви­ток.

На вто­рой длин­ной сто­роне доволь­но высо­кий уча­сток, на кото­ром спра­ва и сле­ва сто­ит по одно­му лав­ро­во­му дерев­цу, в середине наме­чен­ная глад­кая колон­на, на кото­рую обе­и­ми рука­ми ста­вит круг­лый щит паря­щая спра­ва на широ­ко рас­пах­ну­тых кры­льях Вик­то­рия; на богине под­по­я­сан­ный пеп­лос, мож­но так­же раз­ли­чить, что ее воло­сы стя­ну­ты лен­той и собра­ны сза­ди в валик. Из нахо­дя­щей­ся на щите над­пи­си сле­ду­ет, что алтарь был посвя­щен Авгу­сту рим­ским сена­том и наро­дом; посколь­ку он назван вели­ким пон­ти­фи­ком, алтарь, во вся­ком слу­чае, не мог быть уста­нов­лен ранее 12 г. до н. э. (742 г. от осно­ва­ния Горо­да), так как толь­ко в этом году Август всту­пил в долж­ность вели­ко­го пон­ти­фи­ка; оче­вид­но, импе­ра­тор полу­чил тогда, как уже три­жды до это­го, щит доб­ле­стей (Момм­зен в тек­сте CIL в указ. ниже месте). Если вспом­нить рефор­му в почи­та­нии ларов, сра­зу ста­но­вит­ся понят­ной боко­вая сто­ро­на с алта­рем; Август — его мы, без сомне­ния, можем узнать в тога­ту­се спра­ва — с.245 посвя­ща­ет две ста­ту­эт­ки ларов, пода­вая их жре­цу над горя­щим алта­рем; как извест­но, лары обыч­но изо­бра­жа­лись попар­но; две фигур­ки пре­вра­ти­лись в три, когда к ним был добав­лен гений гла­вы семьи в част­ном куль­те или гений Авгу­ста в государ­ст­вен­ном куль­те; тем самым был дан основ­ной тол­чок воз­ник­но­ве­нию импе­ра­тор­ско­го куль­та, одним из древ­ней­ших свиде­тельств кото­ро­го явля­ет­ся вати­кан­ский алтарь; литу­ус ука­зы­ва­ет на авгур­ское зва­ние Авгу­ста — импе­ра­то­ры были чле­на­ми всех основ­ных жре­че­ских кол­ле­гий — так же, как на более деталь­ном релье­фе на алта­ре ларов во Фло­рен­ции (Альт­ман, в указ. ниже месте, № 231).

Изо­бра­же­ние на дру­гой боко­вой сто­роне так­же нахо­дит­ся в слож­ной вза­и­мо­свя­зи с пер­вой: Эней был через Юла пред­ком Юли­ев и, сле­до­ва­тель­но, Авгу­ста; к бла­го­че­стию одно­го, про­нес­ше­го сво­их богов домаш­не­го оча­га через весь хаос из Трои в Лаций, долж­но было при­рав­ни­вать­ся бла­го­че­стие дру­го­го, вновь воз­вы­сив­ше­го полу­за­бы­тые куль­ты богов и, в част­но­сти, ларов; нако­нец Лави­ний, город, осно­ван­ный Эне­ем на том месте, где он нашел сви­нью, был рели­ги­оз­ной мет­ро­по­ли­ей, горо­дом ларов и пена­тов Лация; сви­нья — это обыч­ная жерт­ва ларам; трид­цать поро­сят — это сим­во­ли­че­ское изо­бра­же­ние ларов трид­ца­ти латин­ских союз­ных горо­дов (Вёр­нер в Мифо­ло­гич. сло­ва­ре Роше­ра, I, стб. 177 сл.). Что каса­ет­ся двух муж­чин, то один из них, опи­раю­щий­ся на посох, воз­мож­но, сам Эней, а может быть, про­сто пас­тух или Фавн, тогда как дру­гой не может быть ни Гоме­ром (Вис­кон­ти), ни Лати­ном (Роберт в указ. ниже месте, с. 240 и Вёр­нер, в указ. месте, стб. 186), но он дол­жен быть как-то свя­зан с извест­ным ора­ку­лом, кото­рый, как мы можем себе пред­ста­вить, веро­ят­но напи­сан на свит­ке (как сооб­ща­ет­ся в дошед­ших вер­си­ях ска­за­ния, Эней был непри­ят­но удив­лен пло­хим рас­по­ло­же­ни­ем най­ден­но­го места и начать стро­и­тель­ство горо­да его побудил толь­ко голос из леса или явле­ние ему во сне его пена­тов; похо­же, что авто­ру алта­ря была извест­на ана­ло­гич­ная, но несколь­ко дру­гая вер­сия).

Во вся­ком слу­чае, на опи­сан­ной выше длин­ной сто­роне на колес­ни­це изо­бра­жен не Август с.246 (Gerchard-Platner); но мож­но коле­бать­ся меж­ду дву­мя пред­по­ло­же­ни­я­ми: изо­бра­жен ли здесь апо­фе­оз Цеза­ря (в над­пи­си упо­ми­на­ет­ся Augustus Divi filius) или же апо­фе­оз Энея; тогда сто­я­щий сле­ва — Аска­ний-Юл, жен­щи­на с дву­мя маль­чи­ка­ми — либо Лави­ния, либо одна из доче­рей Энея с Рому­лом и Ремом (Wörner, ук. соч., стб. 182f). В ином слу­чае сто­я­щий сле­ва дол­жен быть Авгу­стом, жен­щи­на с детьми — это Ливия с Тибе­ри­ем и Дру­зом или с Гаем и Луци­ем Цеза­ря­ми; но неболь­шой раз­мер сто­я­щей сле­ва фигу­ры тогда остал­ся бы необъ­яс­ним, так же, как и высота фигу­ры жен­щи­ны, воз­вы­шаю­щей­ся над осталь­ны­ми; (R. Rochette видел в ней пер­со­ни­фи­ка­цию сена­та или мило­сер­дия Цеза­ря; это невоз­мож­но, посколь­ку сенат все­гда изо­бра­жал­ся как тога­тус с юпи­те­ро­по­доб­ной голо­вой, вто­рое тол­ко­ва­ние совер­шен­но неве­ро­ят­но; жен­щи­на, без сомне­ния, при­над­ле­жит к семье). О кры­ла­тых конях ср. Лер­ма­на у Роше­ра в ук. соч., т. III, стб. 1774. Паль­ма и лавр — свя­щен­ные дере­вья Апол­ло­на, куль­ту кото­ро­го, после того, как он был отож­дест­влен с куль­том Вей­о­ви­са, в роде Юли­ев отда­ва­лось пред­по­чте­ние перед осталь­ны­ми бога­ми (ср. Pascal, Bullettino comunale 1894, с. 14). Понят­но, что орел при­сут­ст­ву­ет при каж­дом апо­фе­о­зе; одна­ко, если при­нять, что здесь изо­бра­жен апо­фе­оз Энея, то орел име­ет осо­бое зна­че­ние, посколь­ку герой почи­тал­ся как Юпи­тер Родо­на­чаль­ник (Iuppiter Indiges) (Wörner, стб. 181).

Рельеф и орна­мен­ты выпол­не­ны очень изящ­но. О преж­них вла­дель­цах ср. CIL и Robert в ук. ниже месте. В нач. XVI в. алтарь нахо­дил­ся в доме скуль­п­то­ра Андреа; затем он обна­ру­жи­ва­ет­ся на вил­ле Мада­ма, где и оста­вал­ся до кон­ца XVIII в. Свиде­тель­ства­ми опро­верг­ну­то сооб­ще­ние, что он был най­ден на Пала­тине при Пав­ле III. В Вати­кан посту­пил из иму­ще­ства Кар­ло Аль­бач­чи­ни.

Foggini Museo Capitolino IV S. 53; Visconti Museo Pio-Clementino VI Taf. XX und VII S. 57 Anm. b; Zoego bei Welcker Zeitschrift S. 408; Nibby III Taf. XIX; Raoul-Rochette Monuments inédits Taf. LXIX; Gerhard-Platner S.141 Nr. 55; Jordan Annali d. I. 1862 S. 305fr.; Heydemann Archaeol. Zeit. 1872 S. 122; CIL VI 876 = Dessau Prosopographia rom. I 83; Wissowa bei Roscher Mythol. Lexikon II Sp. 1897 F.; Robert Röm. Mitteil. 1901 S. 238 u. 240 (Wolfegger с.247 Skizzenbuch fol. 46—48); Altmann Die römischen Grabaltäre S. 175 Nr. 230; Rizzo Röm. Mitt. 1906 S. 299f. Fig. 4; Kornemann Klio 1907 S. 280 Anm. 1.

Валь­тер Аме­лунг

Источники:
(сс) 2008 г. Фото: С. И. Сосновский (CC BY-SA 4.0).
© 1903 г. Описание: W. Amelung. Die Sculpturen des Vaticanischen Museums. Berlin, 1908. Т. II, с. 242—247.
© 2012 г. Перевод с нем. С. И. Сосновского, под ред. Г. Ранге.

комм.
Ключевые слова: мрамор рельеф Бельведерский алтарь великого понтифика Августа алтарь ларов Августа Юлии-Клавдии римский император Октавиан Август апофеоз Энея Цезаря Эней диктатор Гай Юлий Цезарь g108 обожествление Целус Сол птица орел крылатая крылатый крылатые конь лошадь кони лошади колесница квадрига развевающийся плащ тога туника тогатус пальма лавровое дерево листья аканта аканфа акант аканф апофиз Инв № 1115