Кайрос
Мраморный барельеф.Инв. № А. 544.Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж. Фото: И. А. Шурыгин

Кайрос.

Мраморный барельеф.
Инв. № А. 544.

Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.

Описание:
КАЙРОС

Одним из новых направ­ле­ний, кото­рым элли­ни­сти­че­ское искус­ство ока­за­лось обя­зан­ным Лисип­пу, яви­лось при­стра­стие к алле­го­рии, сим­во­лиз­му и пер­со­ни­фи­ка­ции, про­явив­ше­е­ся в его «Кай­ро­се» («Бла­го­при­ят­ная воз­мож­ность» или «Удач­ный момент»). Сво­ей оче­вид­ной ино­ска­за­тель­но­стью эта работа при­влек­ла вни­ма­ние мно­гих антич­ных авто­ров, подроб­но опи­сав­ших ее, и по этим опи­са­ни­ям пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным обна­ру­жить ее отзву­ки в более позд­них деко­ра­тив­ных релье­фах и гем­мах. Ори­ги­на­лом яви­лась брон­за из Сики­о­на. Судя по эпи­грам­ме Посидо­ния, ее мож­но было видеть «у вхо­да» или «у крыль­ца» или «в пор­ти­ке», из чего неко­то­рые иссле­до­ва­те­ли зак­лю­чи­ли, что работа нахо­ди­лась на вхо­де или в пор­ти­ке соб­ст­вен­но­го дома Лисип­па и явля­лась сво­его рода лич­ным мани­фе­стом худож­ни­ка. Посидипп, одна­ко, не ука­зы­ва­ет, где нахо­дил­ся этот вход или пор­тик; он мог отно­сить­ся так­же и к обще­ст­вен­но­му зда­нию.

В эпи­грам­ме Посидиппа, извест­но­го ок. 270 г. до н. э., и, воз­мож­но, видев­ше­го эту работу через отно­си­тель­но неболь­шой срок после ее созда­ния, крат­ко опи­са­ны основ­ные чер­ты Кай­ро­са (Anth. Graec. 2. 49. 13 (Anth. Pal. 16. 275)). Эпи­грам­ма напи­са­на в фор­ме диа­ло­га вопро­шаю­ще­го зри­те­ля и отве­чаю­щей скульп­ту­ры:

«В.: Кто скуль­п­тор и откуда он?

О.: Он был из Сики­о­на.

В.: А как его зва­ли?

О.: Лисипп.

В.: А кто же ты?

О.: Воз­мож­ность, кото­рая пра­вит всем.

В.: Поче­му ты шага­ешь на нос­ках?

О.: Я все вре­мя бегу.

В.: Зачем тебе кры­лья на ногах?

О.: Я летаю как ветер.

В.: Поче­му ты дер­жишь лез­вие в пра­вой руке?

О.: Это знак людям, что я вне­зап­ность мое­го появ­ле­ния рез­че, чем [ост­ро­та] любо­го лез­вия.

В.: А твои воло­сы? Поче­му их пряди нави­са­ют над тво­им лицом?

О.: Чтобы тот, кто повст­ре­ча­ет меня, мог ухва­тить­ся за них.

В.: Во имя Зев­са ответь, поче­му твой заты­лок лыс?

О.: Чтобы ни один, про­пу­стив­ший меня, бегу­ще­го на кры­ла­тых ногах, мимо, не смог бы схва­тить меня сза­ди, даже если бы и захо­тел.

В. Зачем скуль­п­тор создал твое изо­бра­же­ние?

О.: Ради тебя, пут­ник. И поме­стил меня у вхо­да в назида­ние».

Сведе­ния, сооб­щен­ные Посидиппом, могут быть допол­не­ны более ран­ни­ми и позд­ни­ми опи­са­ни­я­ми позд­не­ан­тич­ных рито­ров Кал­ли­ст­ра­та и Гиме­рия (IV в. до н. э.), упо­ми­нав­ших, что Кай­рос сто­ял на шаре и дер­жал в левой руке весы. Не сох­ра­ни­лось изо­бра­же­ния, в кото­ром одно­вре­мен­но при­сут­ст­во­ва­ли бы все упо­мя­ну­тые чер­ты, одна­ко пол­ный их набор мож­но обна­ру­жить в сово­куп­но­сти извест­ных изо­бра­же­ний, таких как Турин­ский рельеф.

Смысл, кото­рый Лисипп и его совре­мен­ни­ки мог­ли при­пи­сы­вать фигу­ре Кай­ро­са, в послед­нее вре­мя стал пред­ме­том инте­рес­ней­ших пред­по­ло­же­ний. Соглас­но наи­бо­лее оче­вид­ной интер­пре­та­ции, дан­ная работа слу­жит алле­го­ри­че­ским выра­же­ни­ем рас­про­стра­нен­но­го пред­став­ле­ния о том, что воз­мож­ность воз­ни­ка­ет и суще­ст­ву­ет лишь мгно­ве­ние, и, будучи упу­щен­ной, уже не может быть пой­ма­на, а после­до­ва­тель­ность собы­тий чело­ве­че­ской жиз­ни точ­но сба­лан­си­ро­ва­на, как на ост­рие ножа. Подоб­ную точ­ку зре­ния мог пол­но­стью при­ни­мать Лисипп, будучи свиде­те­лем неве­ро­ят­но удач­ли­вой карье­ры Алек­санд­ра и после­до­вав­ших за ней карьер диа­до­хов, вос­поль­зо­вав­ших­ся слу­ча­ем. Выше мы рас­смот­ре­ли, каким обра­зом идея об измен­чи­во­сти уда­чи, управ­ля­ю­щей взле­та­ми и паде­ни­я­ми судь­бы, лег­ла в осно­ву фило­соф­ской кон­цеп­ции ран­не­го элли­ни­сти­че­ско­го пери­о­да. Вполне веро­ят­но, что Лисипп, разде­ляв­ший эти взгляды, попы­тал­ся най­ти фор­му для их выра­же­ния, и эта фор­ма пол­но­стью соот­вет­ст­во­ва­ла духу вре­ме­ни. Лег­ко чита­е­мая поучи­тель­ная алле­го­рия долж­на была апел­ли­ро­вать к таким, напри­мер, лич­но­стям, фор­ми­ро­вав­шим уче­ную мен­таль­ность того вре­ме­ни, таким как Демет­рий или Фале­рон.

Было так­же выдви­ну­то пред­по­ло­же­ние, что, наде­лив фигу­ру Кай­ро­са явным алле­го­ри­че­ским содер­жа­ни­ем, Лисипп так­же выра­зил через нее свои эсте­ти­че­ские прин­ци­пы. Воз­мож­но, напри­мер, он хотел пока­зать, что его искус­ство отра­жа­ет вре­мен­ные и пре­хо­дя­щие свой­ства пред­ме­тов (пред­ме­ты, «каки­ми они кажут­ся»), тогда как его пред­ше­ст­вен­ни­ки созда­ва­ли про­из­веде­ния, обла­дав­шие внев­ре­мен­ны­ми свой­ства­ми (пред­ме­ты, «какие они есть»).

J. J. Pollitt

Литература:
J. J. Pollitt. ART IN THE HELLENISTIC AGE. Cambridge University Press, 1986. Pp. 53—54.

Источники:
© 2012 г. Фото: И. А. Шурыгин.
© 1986 г. Описание: J. J. Pollitt. ART IN THE HELLENISTIC AGE. Cambridge University Press, 1986. С. 53—54.
© 2012 г. Пер. с англ.: И. А. Шурыгин.

комм.
Ключевые слова: скульптура скульптурный sculptura римский римская римские рельеф греческая мифология mythologia graeca мрамор барельеф рельеф кайрос счастливый случай бритва весы чуб прядь лисипп из сикиона инв № а. 544