Саркофаг со сценами мифа о Протесилае и Лаодамии
Левая боковая панель.
Мрамор. Конец II в.
Неаполь, Церковь Санта-Кьяра. Фото: И. А. Шурыгин

Саркофаг со сценами мифа о Протесилае и Лаодамии.

Левая боковая панель.
Мрамор. Конец II в.

Неаполь, Церковь Санта-Кьяра.

Описание:
Сле­ва на троне вос­седа­ет ста­рик с густой шеве­лю­рой и боро­дой. Он обна­жен, бед­ра при­кры­ты сня­тым гима­ти­ем. Пра­вой рукой он опи­ра­ет­ся о сиде­нье тро­на, левая рас­слаб­лен­но лежит на колене. Спра­ва от него сто­ит моло­дая жен­щи­на в туни­ке без рука­вов. Пра­вую руку она поло­жи­ла на пле­чи ста­ри­ка, левой каса­ет­ся его руки.

Взгляды ста­ри­ка и жен­щи­ны направ­ле­ны на обна­жен­ную фигу­ру моло­до­го муж­чи­ны, сто­я­щую перед ними. Его голо­ва и пле­чи пок­ры­ты пла­щом (abolla), полы кото­ро­го он при­дер­жи­ва­ет рука­ми. Ребе­нок меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной обни­ма­ет их, взгляд его обра­щен на муж­чи­ну. Фигу­ра ребен­ка обна­же­на, у нее не име­ет­ся кры­льев. Поза­ди ребен­ка вид­не­ет­ся колон­на. Дефект пра­вой ступ­ни муж­чи­ны и отсут­ст­вие пра­вой нож­ки у ребен­ка были отме­че­ны в пуб­ли­ка­ци­ях XIX — нач. XX вв.; про­чие мно­го­чис­лен­ные повреж­де­ния — послед­ст­вия бом­бар­ди­ров­ки 1943 г.

Суще­ст­ву­ет несколь­ко вер­сий этой сце­ны. Наи­бо­лее убеди­тель­ной пред­став­ля­ет­ся та, кото­рая обна­ру­жи­ва­ет пол­ное соот­вет­ст­вие меж­ду релье­фом и XXIII Раз­го­во­ром в цар­стве мерт­вых Луки­а­на (Lucian, Dialogi Mortuorum, XXIII): Про­те­си­лай в цар­стве мерт­вых обра­ща­ет­ся к Аиду (Плу­то­ну) с прось­бой отпу­стить его нена­дол­го в мир живых, чтобы повидать­ся с Лаода­ми­ей, сво­ей женой, а Пер­се­фо­на убеж­да­ет Аида выпол­нить прось­бу героя. Дан­ная трак­тов­ка так­же удач­но объ­яс­ня­ет появ­ле­ние Гер­ме­са в сле­дую­щей сцене на фрон­таль­ном релье­фе. Одна­ко неяс­ной оста­ет­ся роль в этой сцене ребен­ка. Воз­мож­но, он оли­це­тво­ря­ет собой под­держ­ку, кото­рую, соглас­но Луки­а­ну, ока­за­ла Пер­се­фо­на Про­те­си­лаю, высту­пив на его сто­роне.

По вер­сии Giulio Minervini (1844 г.), жен­щи­на на релье­фе — Лаода­мия. При таком про­чте­нии ока­зы­ва­ет­ся, что перед нами сце­на, в кото­рой Про­те­си­лай и покон­чив­шая с собой Лаода­мия пред­ста­ют перед Аидом в под­зем­ном цар­стве, где их объ­еди­ня­ет Эрот. G. Minervini нахо­дит под­твер­жде­ние сво­е­му пред­по­ло­же­нию в стро­ках Овидия:

Respice Phylaciden et quae comes isse marito
Fertur et ante annos occubuisse suos.
(Ovid. Ars Amat. III, 17)

и

aut comes extincto Laodamia uiro.
(Ovid. Trist. I, VI, 29).

Одна­ко Minervini, выдви­гая свою гипо­те­зу, при­зна­ет, что кон­ку­ри­ру­ю­щая вер­сия, соот­вет­ст­ву­ю­щая тек­сту Луки­а­на, име­ет проч­ное осно­ва­ние; более того, он счи­та­ет сце­ну на сар­ко­фа­ге «в выс­шей сте­пе­ни сход­ной с диа­ло­гом у Луки­а­на («una scena somigliantissima a quella del dialogo di Luciano»)… Доста­точ­но про­чи­тать стро­ки Луки­а­на, чтобы увидеть их вопло­щен­ны­ми в нашем мону­мен­те». В каче­стве ком­мен­та­рия к вер­сии Minervini заме­тим, что поза жен­щи­ны на релье­фе не вызы­ва­ет вопро­сов, если это Пер­се­фо­на, супру­га Аида, но кажет­ся не вполне умест­ной для моло­дой жен­щи­ны, пред­став­шей вме­сте со сво­им супру­гом перед богом загроб­но­го мира.

Третья вер­сия, выдви­ну­тая G. Oliverio в 1910 г., зак­лю­ча­ет­ся в сле­дую­щем. На релье­фе изо­бра­жен момент, когда Лаода­мия, обна­ру­жив, что она оста­лась одна, в отча­я­нии бро­са­ет­ся к Ака­сту, сво­е­му отцу; взгляды их устрем­ля­ют­ся вдаль, где в море вид­не­ет­ся корабль с Про­те­си­ла­ем. Появ­ле­ние на сцене фигу­ры героя, поки­нув­ше­го наут­ро после свадь­бы свою жену, слу­жит отра­же­ни­ем его сомне­ний в пра­виль­но­сти сво­его поступ­ка; «малень­кое кры­ла­тое (? — И. Ш.) боже­ство изо всех сил пыта­ет­ся при­бли­зить Про­те­си­лая к Лаода­мии. Одна­ко стрем­ле­ние к сла­ве побеж­да­ет, и моло­дой воин ухо­дит нав­ст­ре­чу сво­е­му пред­на­зна­че­нию, чтобы пер­вым пасть смер­тью героя от руки Гек­то­ра под сте­на­ми Трои». В под­твер­жде­ние автор ссы­ла­ет­ся на сце­ны с про­та­го­ни­ста­ми мифа, изо­бра­жен­ны­ми на вати­кан­ском сар­ко­фа­ге и пом­пей­ской фрес­ке, одна­ко при­веден­ные им дово­ды не кажут­ся убеди­тель­ны­ми. Обду­мы­вая это, несколь­ко рис­ко­ван­ное, пред­по­ло­же­ние G. Oliverio (1887—1956), сле­ду­ет иметь в виду, что извест­ный ита­льян­ский архео­лог, выпуск­ник неа­по­ли­тан­ско­го Ате­не­ума, выдви­нул его в самом нача­ле сво­ей карье­ры.


Литература:
Giulio Minervini. Sarcofago con Protesilao e Laodamia in Napoli. Bullettino Archeologico Napoletano. N. XXII, 1844. P. 39-40; N. XXIII, 1844. P. 45-48; N. XLIII, 1845.

Oliverio G., Il sarcofago di Protesilao e Laodamia della chiesa di S. Chiara in Napoli (Cappella Sanfelice Bagnoli), in A. V. Sumbolae Litterariae in honorem Iulii de Petra, Napoli 1911. P. 303-319.

Источники:
© 2012 г. Фото: И. А. Шурыгин.
© 2012 г. Описание: И. А. Шурыгин.

комм.

комм.

комм.
Ключевые слова: скульптура скульптурный sculptura рим погребальная скульптура погребальный погребальные рельеф греческая мифология mythologia graeca римская мифология mythologia romana эрот эроты эрос эрота eros амур амуры купидон купидона amor саркофаг саркофаги sarcophagus мифологический саркофаг мифологические саркофаги с мифами мифом саркофаг мрамор рельеф миф о протесилае и лаодамии протесилай лаодамия церковь санта кьяра капелла санфеличе аид плутон персефона прозерпина акаст путти тартар abolla