Саркофаг с мифом о Селене и Эндимионе
Мрамор. 220—250 гг. н. э.
Дл. ок. 2 м, выс. 0,9 м.
Инв. № 111070.Неаполь, Национальный археологический музей Фото: И. А. Шурыгин

Саркофаг с мифом о Селене и Эндимионе.

Мрамор. 220—250 гг. н. э.
Дл. ок. 2 м, выс. 0,9 м.
Инв. № 111070.

Неаполь, Национальный археологический музей.

Происхождение:
Из Сант-Анти­мо. При­об­ре­тен Архео­ло­ги­че­ским музе­ем Неа­по­ля в 1877 г.

Описание:
МИФ ОБ ЭНДИМИОНЕ НА САРКОФАГЕ ИЗ САНТ-АНТИМО.

В ста­тье, опуб­ли­ко­ван­ной в «Archivio Storico delle Provincie Napoletane dell’anno 1877», fasc. 3, упо­ми­на­ет­ся о при­об­ре­те­нии в Сант-Анти­мо Архео­ло­ги­че­ским музе­ем Неа­по­ля сар­ко­фа­га без крыш­ки, дли­ной ок. 2 м и высотой 0,9 м. Это был един­ст­вен­ный сар­ко­фаг, обна­ру­жен­ный в рай­оне Ател­ла. О сар­ко­фа­ге надол­го забы­ли, и он прак­ти­че­ски не упо­ми­нал­ся спе­ци­а­ли­ста­ми вплоть до декаб­ря 1999 г., когда на кон­фе­рен­ции, орга­ни­зо­ван­ной ассо­ци­а­ци­ей «La Strada» в сод­ру­же­стве с Архео­ло­ги­че­ским клу­бом Ател­ла, ему был посвя­щен доклад.

На пане­ли сар­ко­фа­га пред­став­лен миф об Энди­ми­оне и Селене. В антич­но­сти эта тема часто исполь­зо­ва­лась в погре­баль­ном искус­стве, одна­ко дан­ный рельеф обла­да­ет неко­то­ры­ми осо­бен­но­стя­ми, кото­рые нуж­да­ют­ся в обсуж­де­нии.

Пер­вый вари­ант мифа изве­стен в изло­же­нии Геси­о­да: в дар от Зев­са Энди­ми­он полу­чил спо­соб­ность само­сто­я­тель­но выбрать момент сво­ей смер­ти. Из это­го пер­вич­но­го ядра раз­ви­лось мно­же­ство вер­сий мифа, рас­смот­реть кото­рые в рам­ках дан­но­го сооб­ще­ния не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным. Наи­бо­лее извест­на вер­сия Апол­ло­до­ра. Селе­на без памя­ти влю­би­лась в пре­крас­но­го пас­ту­ха Энди­ми­о­на, когда тот спал в гро­те на горе Лат­ме (др.-греч. Λάτμος), и попро­си­ла Зев­са испол­нить жела­ние сво­его воз­люб­лен­но­го — полу­чить бес­смер­тие и навсе­гда остать­ся моло­дым. Отец богов пода­рил Энди­ми­о­ну веч­ную юность, но погру­зил его в веч­ный сон.

Древ­ность сар­ко­фа­га, а так­же то, что он дол­гое вре­мя исполь­зо­вал­ся в каче­стве поиль­ни для скота, ста­ли при­чи­ной мно­го­чис­лен­ных повреж­де­ний, делаю­щих невоз­мож­ной иден­ти­фи­ка­цию неко­то­рых пер­со­на­жей, име­ю­щих вто­рич­ное зна­че­ние.

Фигу­ра Энди­ми­о­на, спя­ще­го на ска­ле, нахо­дит­ся в пра­вой ниж­ней части релье­фа. Пред­по­ло­жи­тель­но, скуль­п­тор был вдох­нов­лен одним из диа­ло­гов Луки­а­на, в кото­ром Афро­ди­та и Селе­на раз­го­ва­ри­ва­ют о безум­ной стра­сти небес­но­го све­ти­ла к юно­ше, и где Селе­на опи­сы­ва­ет его кра­соту:

Мне он кажет­ся необы­чай­но кра­си­вым, Афро­ди­та. В осо­бен­но­сти когда он, разо­стлав на ска­ле свой плащ, спит, дер­жа в левой руке дро­ти­ки, выскаль­зы­ваю­щие неза­мет­но у него из руки, а пра­вая, заки­ну­тая вверх вокруг голо­вы, кра­си­во обрам­ля­ет лицо. Так лежит он, объ­ятый сном, и дышит сво­им небес­ным дыха­ни­ем. Тогда я бес­шум­но спус­ка­юсь на зем­лю, иду на цыпоч­ках, чтобы не раз­будить и не напу­гать его… Что сле­ду­ет даль­ше, ты сама зна­ешь, мне неза­чем тебе гово­рить. Одно знай: я поги­баю от люб­ви.

Хла­мида, скреп­лен­ная фибу­лой на пра­вом пле­че, пол­но­стью рас­кры­та, тело юно­ши обна­же­но. Голо­ва его, по еди­но­душ­но­му мне­нию иссле­до­ва­те­лей, пред­став­ля­ет собой скульп­тур­ный порт­рет покой­но­го. С боль­шой долей уве­рен­но­сти мож­но так­же пред­по­ло­жить, что лицо Селе­ны наде­ле­но чер­та­ми его супру­ги. В тече­ние III в. н. э. покой­ных неред­ко пред­став­ля­ли в обра­зах влюб­лен­ных друг в дру­га геро­ев мифов, и для того, чтобы выра­зить отно­ше­ния покой­ных через миф, их стре­ми­лись изо­бра­жать с боль­шой порт­рет­ной точ­но­стью.

Под­твер­жде­ни­ем может слу­жить сар­ко­фаг III в. н. э. с мифом об Энди­ми­оне из Лув­ра, на кото­ром лица влюб­лен­ных оста­лись необ­ра­ботан­ны­ми, и пред­став­ле­ны лишь в виде чер­но­вых загото­вок, кото­рым впо­след­ст­вии долж­ны были быть при­да­ны чер­ты лиц покой­ной пары. Так­же на сар­ко­фа­ге, хра­ня­щем­ся в Вобурн­ском аббат­стве, лицо Селе­ны закон­че­но, тогда как голо­ва Энди­ми­о­на остав­ле­на в виде заготов­ки. Но, по мое­му скром­но­му мне­нию, уни­каль­ной чер­той сар­ко­фа­га из Сант-Анти­мо явля­ют­ся откры­тые гла­за Энди­ми­о­на, лежа­ще­го в типич­ной для него позе.

Этот вари­ант мифа был пред­ло­жен Ликим­ни­ем Хиос­ским, авто­ром дифи­рам­бов и рито­ром IV в. до н. э., соглас­но кото­ро­му Гип­нос, влю­бив­шись в Энди­ми­о­на, погру­зил его в веч­ный сон, оста­вив его гла­за откры­ты­ми, чтобы наслаж­дать­ся его чару­ю­щим взглядом. Неко­то­рые иссле­до­ва­те­ли, от Jahn’а до Robert’а, свя­за­ли этот вари­ант мифа с изо­бра­же­ни­я­ми Энди­ми­о­на, на кото­рых тот пред­став­лен с откры­ты­ми гла­за­ми, таки­ми как пом­пей­ские фрес­ки и сар­ко­фаг из Сант-Анти­мо. Сле­ду­ет, одна­ко, отме­тить, что на трех фрес­ках, упо­мя­ну­тых эти­ми авто­ра­ми, Гип­нос отсут­ст­ву­ет, и, кро­ме того, Энди­ми­он изо­бра­жен встре­чаю­щим боги­ню сидя или стоя, а не во сне.

Над Энди­ми­о­ном скло­нил­ся Сон, изо­бра­жен­ный в виде кры­ла­той жен­щи­ны (левая рука отсут­ст­ву­ет), лью­щей на пас­ту­ха снотвор­ную жид­кость из фла­ко­на. Рядом с Энди­ми­о­ном отды­ха­ет его соба­ка. Голо­ва ее не сох­ра­ни­лась, но, учи­ты­вая дру­гие изо­бра­же­ния это­го сюже­та, она была повер­ну­та вле­во, в сто­ро­ну при­бы­ваю­щей Селе­ны. Выше, меж­ду боги­ней и Сном, вид­ны две фигу­ры, иден­ти­фи­ци­ро­вать кото­рые не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным из-за повреж­де­ний. Веро­ят­но, это пер­со­ни­фи­ка­ции зна­ков Зоди­а­ка, либо дру­го­го аст­раль­но­го сим­во­ла.

В цен­траль­ной части сце­ны изо­бра­же­на Селе­на, кото­рая лег­ко схо­дит с колес­ни­цы и на цыпоч­ках при­бли­жа­ет­ся к сво­е­му воз­люб­лен­но­му, дви­га­ясь сле­ва напра­во. Рука­ми она при­дер­жи­ва­ет накид­ку, кото­рая раз­ве­ва­ет­ся у нее над голо­вой напо­до­бие пару­са (velificatio), обо­зна­чая ее при­над­леж­ность к небес­ным богам.

Ее обле­га­ет длин­ный хитон, через кото­рый уга­ды­ва­ют­ся фор­мы тела. Хитон соскаль­зы­ва­ет с пра­во­го пле­ча Селе­ны, остав­ляя обна­жен­ной грудь и при­вле­кая вни­ма­ние к цве­ту­щей юно­сти боги­ни. Двое малень­ких аму­ров вле­кут ее за руки к воз­люб­лен­но­му. Дру­гие аму­ры запол­ня­ют цен­траль­ную часть сце­ны: один из них на пере­д­нем плане схва­тил­ся за кон­ский хвост; дру­гой балан­си­ру­ет на кру­пе коня, дер­жась за сбрую; тре­тий при­под­ни­ма­ет накид­ку боги­ни, отче­го та разду­ва­ет­ся на вет­ру.

Перед бигой, с кото­рой схо­дит Селе­на, при­дер­жи­ва­ет двух лоша­дей за узд­цы Ирида, люби­мая послан­ни­ца боги­ни с золоты­ми кры­лья­ми, сим­вол раду­ги, моста меж­ду Зем­лей и Небом, меж­ду людь­ми и бога­ми. Неко­то­рые пола­га­ют, что это не Ирида, а Эос, Авро­ра, сест­ра Солн­ца и Луны. Сре­ди ее мно­го­чис­лен­ных воз­люб­лен­ных был и Тифон, судь­ба кото­ро­го в неко­то­ром отно­ше­нии пере­кли­ка­ет­ся с мифом об Энди­ми­оне: Эос попро­си­ла Зев­са, чтобы юно­ше была даро­ва­на веч­ная жизнь, но забы­ла попро­сить для него веч­ную моло­дость. Тифон, соста­рив­шись, одрях­лел, и боги­ня спря­та­ла его, запе­рев в ком­на­те, откуда доно­сил­ся лишь голос несчаст­но­го, пре­вра­тив­ше­го­ся в цика­ду. Харак­тер­ные сим­во­лы фигу­ры, веду­щей лоша­дей под узд­цы, дают осно­ва­ние утвер­ждать, что это Ирида. Боль­шие кры­лья поз­во­ля­ют отне­сти дан­ный пер­со­наж к анге­лам, т. е. послан­ни­кам; они слу­жат харак­тер­ным ико­но­гра­фи­че­ским эле­мен­том Ириды, рав­но как и ее оде­я­ние: это корот­кий хитон eteromascalos, наки­ну­тый через левое пле­чо и остав­ля­ю­щий откры­тым пра­вое, не мешаю­щий ходь­бе, и не стес­ня­ю­щий дви­же­ния. Такой хитон носи­ли вест­ни­ки, пере­дви­гав­ши­е­ся с боль­шой ско­ро­стью.

Вни­зу лежит жен­ская фигу­ра, боже­ство места. В пра­вой руке она дер­жит рог изоби­лия, сим­вол про­цве­та­ния и богат­ства, а левой при­под­ни­ма­ет накид­ку, кото­рая раз­ве­ва­ет­ся над голо­вой (velificatio). Как и Селе­на, она оде­та в длин­ный хитон, кото­рый соскаль­зы­ва­ет с пра­во­го пле­ча, обна­жая моло­дую грудь.

Сле­ва ком­по­зи­цию завер­ша­ет груп­па фигур: боро­да­тый пас­тух, сидя­щий на ска­ле, опи­ра­ясь на посох (pedum), смот­рит на собак перед собой. Его ста­до на хол­мах раз­би­лось на три части: два быка на вер­шине хол­ма, две овцы на середине, и третья вме­сте с соба­ка­ми вни­зу. Вся сце­на дышит идил­ли­че­ской пас­то­раль­ной жиз­нью, вре­мя в ней, каза­лось бы, замер­ло.

По харак­тер­ным типо­ло­ги­че­ским и ико­но­гра­фи­че­ским чер­там сар­ко­фаг дати­ру­ет­ся III в. н. э. Заказ­чик его неиз­ве­стен, одна­ко он, без сомне­ния, отно­сил­ся к чис­лу тех бога­тых горо­жан, кото­рые несколь­ко раз ока­зы­ва­лись в состо­я­нии обес­пе­чить госте­при­им­ный при­ем импе­ра­то­ру и его мно­го­чис­лен­ной сви­те. Хотя имя покой­но­го не под­да­ет­ся уста­нов­ле­нию, мож­но пред­по­ло­жить, что, гото­вясь к жиз­ни, кото­рая ожида­ла его в поту­сто­рон­нем мире, он при­об­рел сар­ко­фаг и отдал точ­ные рас­по­ря­же­ния скуль­п­то­ру отно­си­тель­но его укра­ше­ния.

Цице­рон в «Тус­ку­лан­ских беседах» под­твер­жда­ет, что сон Энди­ми­о­на, про­вед­ше­го, соглас­но мифу, жизнь во сне, не ста­рея и не про­сы­па­ясь, явля­ет­ся сим­во­лом смер­ти. Лица боги­ни и спя­ще­го пас­ту­ха вос­про­из­во­дят порт­ре­ты покой­но­го и его супру­ги. В док­три­нах пифа­го­рий­цев часто встре­ча­ют­ся ука­за­ния на то, что во вре­мя зем­ной раз­лу­ки, в ожида­нии вос­со­еди­не­ния в поту­сто­рон­нем мире, во вре­мя сна душа осво­бож­да­ет­ся от уз тела, и, блуж­дая вокруг Луны, может всту­пать в раз­го­во­ры с умер­ши­ми. Соглас­но этим пред­став­ле­ни­ям, изо­бра­же­ние двух влюб­лен­ных мог­ло ука­зы­вать на мисти­че­ский диа­лог в при­сут­ст­вии Луны меж­ду супру­га­ми, разде­лен­ны­ми смер­тью на зем­ле и ожидаю­щи­ми вос­со­еди­не­ния и веч­ной люб­ви в поту­сто­рон­нем мире теней.

Antima Flagiello

Литература:
C. Robert. Die antiken Sarkophag-Reliefs, 1, Berlin 1897, 1, 39-92.

Источники:
© 2012 г. Фото: И. А. Шурыгин.
© 2012 г. Текст — пер. с итал.: И. А. Шурыгин.
Ключевые слова: скульптура скульптурный sculptura римский римская римские погребальная погребальный погребальное погребальные надгробный надгробная надгробное надгробные рельеф греческая мифология mythologia graeca эндимион эндимиона endymion богиня теллус теллура dea tellus mater terra луны луна селена мене selene luna саркофаг саркофаги sarcophagus sarcophagi мифологический мифологические с мифами мифом миф о мрамор селене и эндимионе сон эрот эроты эрос амур амуры купидон гипнос пастух баран овца овцы собака лошадь лошади конь кони упряжь колесница рог изобилия из сант антимо инв № 111070