Саркофаг с мифом о Селене и Эндимионе. Фриз крышки
Мрамор. Начало III в. н. э.
Инв. № 47.100.4b.
Нью-Йорк, Метрополитен-музей. Фото: И. А. Шурыгин

Саркофаг с мифом о Селене и Эндимионе. Фриз крышки.

Мрамор. Начало III в. н. э.
Инв. № 47.100.4b.

Нью-Йорк, Метрополитен-музей.

Происхождение:
Остия, 1825.

Описание:
Поми­мо основ­ной сце­ны (миф о Селене и Энди­ми­оне — И. Ш.), сар­ко­фаг укра­шен еще несколь­ки­ми; все они име­ют отно­ше­ние к люб­ви. На одной из деся­ти пане­лей фри­за крыш­ки, рас­по­ло­жен­ной сле­ва от над­пи­си, изо­бра­же­на зак­лю­чи­тель­ная часть роман­ти­че­ской встре­чи Селе­ны и Энди­ми­о­на: они сидят на ска­ле; Энди­ми­он рас­по­ло­жил­ся спи­ной к Селене, а та пыта­ет­ся повер­нуть его лицо к себе, воз­мож­но, чтобы поце­ло­вать его. На рим­ских сар­ко­фа­гах такой сюжет более нигде не встре­ча­ет­ся; Sichtermann пока­зал, что источ­ни­ком его послу­жи­ли изо­бра­же­ния Вене­ры и ее смерт­но­го любов­ни­ка Адо­ни­са, ране­но­го и уми­раю­ще­го у нее на руках. И в том, и в дру­гом слу­чае отвер­гаю­щим жестом юно­ша, воз­мож­но, под­чер­ки­ва­ет раз­ли­чие меж­ду бога­ми и смерт­ны­ми, а жест боги­ни, нао­бо­рот, слу­жит попыт­кой сте­реть это раз­ли­чие. Сце­на явля­ет­ся не столь­ко нар­ра­тив­ной, сколь­ко сим­во­ли­че­ской, при­чем, более сим­во­ли­че­ской, чем глав­ный рельеф, для кото­ро­го она слу­жит зак­лю­че­ни­ем.

На дру­гой пане­ли крыш­ки изо­бра­же­ны Купидон и Пси­хея — сюжет, визу­аль­но срав­ни­мый с преды­ду­щим, но по сути ему про­ти­во­по­лож­ный. Пси­хея каса­ет­ся под­бо­род­ка Купидо­на, кото­рый отво­ра­чи­ва­ет­ся от нее, но здесь он — бог, а она — смерт­ная. Наи­бо­лее пол­ная вер­сия мифа отно­сит­ся ко вто­ро­му веку и содер­жит­ся в «Мета­мор­фо­зах» Апу­лея, где ста­ру­ха рас­ска­зы­ва­ет эту исто­рию, чтобы успо­ко­ить девоч­ку, проснув­шу­ю­ся от дур­но­го сно­виде­ния. В отли­чие от мифов об Энди­ми­оне и Адо­ни­се с их неод­но­знач­ны­ми кон­цов­ка­ми, миф о Пси­хее име­ет счаст­ли­вый конец: боги про­буж­да­ют ее от маги­че­ско­го сна и дела­ют веч­ной неве­стой Купидо­на. Купидон и Пси­хея появ­ля­ют­ся вновь под левой льви­ной прото­мой; они обни­ма­ют­ся, види­мо, пре­одолев раз­но­гла­сия, имев­ши­е­ся в верх­ней сцене.

Раз­ные сце­ны на сар­ко­фа­ге и крыш­ке, обра­зу­ю­щи­е­ся из раз­лич­ных исто­рий, побуж­да­ют рас­сказ­чи­ка сколь­зить взглядом по релье­фу в раз­ных направ­ле­ни­ях. Исто­рия Селе­ны и Энди­ми­о­на раз­ви­ва­ет­ся спра­ва нале­во, и затем вверх, а Купидо­на и Пси­хеи — свер­ху вниз. Вене­ре посвя­ще­ны три дру­гие пане­ли на крыш­ке: в одной она полу­об­на­же­на и сто­ит в окру­же­нии купидо­нов, дер­жа в руке ябло­ко; в сле­дую­щей (спра­ва) сцене она пол­но­стью обна­же­на и сидит на ска­ле рядом с дере­вом, а вокруг пор­ха­ют купидо­ны. Про­та­го­нист этих сюже­тов изо­бра­жен на отдель­ной пане­ли в левой части крыш­ки: обна­жен­ный, в шле­ме, с копьем и мечом, он смот­рит в сто­ро­ну двух обра­зов Вене­ры. Мож­но пред­по­ло­жить, что это Марс, кото­ро­го в рим­ском искус­стве часто изо­бра­жа­ли любов­ни­ком боги­ни, как, напри­мер, на тер­ра­ко­то­вом анте­фик­се из кол­лек­ции музея Мет­ро­по­ли­тен. У зри­те­ля может воз­ник­нуть жела­ние свя­зать это­го пер­со­на­жа с Вене­рой любов­ной свя­зью, одна­ко ябло­ко, кото­рое дер­жит в руке боги­ня, поз­во­ля­ет выдви­нуть дру­гое пред­по­ло­же­ние. Sichtermann счи­тал, что муж­ская фигу­ра явля­ет­ся тро­ян­ским прин­цем Пари­сом, кото­рый высту­пил судьей на сорев­но­ва­нии в кра­со­те меж­ду Юно­ной, Минер­вой и Вене­рой. В таком слу­чае, сце­ну с сидя­щей на ска­ле Вене­рой мож­но трак­то­вать как ее под­готов­ку к состя­за­нию, а в сле­дую­щем сюже­те она изо­бра­же­на победи­тель­ни­цей с ябло­ком в руке. J. Engelmann напо­ми­на­ет о том, что в антич­но­сти зри­те­ли лег­ко пони­ма­ли ико­но­гра­фи­че­ские дета­ли, кото­рые мы интер­пре­ти­ру­ем с затруд­не­ни­я­ми, одна­ко не иск­лю­че­но, что совре­мен­ни­ки сар­ко­фа­га мог­ли вос­при­ни­мать муж­скую фигу­ру либо как Мар­са, либо как Пари­са, и дос­ка­зы­вать исто­рию соот­вет­ст­вен­но сво­е­му вос­при­я­тию.

Про­чие фигу­ры оли­це­тво­ря­ют явле­ния при­ро­ды и фор­ми­ру­ют обста­нов­ку, в кото­рой раз­ви­ва­ют­ся сюже­ты. На край­них пане­лях крыш­ки изо­бра­же­ны муж­ские фигу­ры на фоне пей­за­жа, кото­рые слу­жат про­дол­же­ни­ем пас­то­раль­ных сцен глав­но­го релье­фа и явля­ют­ся пер­со­ни­фи­ка­ци­я­ми места (воз­мож­но, горы Лат­мос), где, соглас­но мифу, жил Энди­ми­он. На сосед­них с ними пане­лях мож­но видеть купидо­нов с фрук­та­ми и живот­ны­ми — атри­бу­та­ми Вре­мен года или Дио­ни­са, бога вино­де­лия. Неза­ви­си­мо от точ­ной иден­ти­фи­ка­ции, они пер­со­ни­фи­ци­ру­ют изоби­лие и пло­до­ро­дие Зем­ли. Как буд­то пре­сле­дуя друг дру­га, они оли­це­тво­ря­ют дви­же­ние Кос­мо­са и при­да­ют мифам сар­ко­фа­га вре­менное изме­ре­ние. Эти деко­ра­ции нахо­дят про­дол­же­ние на тыль­ном релье­фе сар­ко­фа­га, где меж­ду дере­вьев пасут­ся лоша­ди и про­чий скот, а муж­ские и жен­ские фигу­ры лежат в рас­слаб­лен­ных позах. И, хотя после того как сар­ко­фаг поме­ща­ли в гроб­ни­цу, зад­няя стен­ка мог­ла ока­зать­ся скры­той от глаз зри­те­лей, ее кар­ти­на выра­жа­ла общее идил­ли­че­ски-роман­ти­че­ское наст­ро­е­ние глав­ных релье­фов.

Бюсто­вый порт­рет Клав­дии Аррии смот­рит­ся как буд­то поме­щен­ным в окно, что дела­ет ее зри­тель­ни­цей, наблюдаю­щей за вымыш­лен­ны­ми любов­ны­ми исто­ри­я­ми; стро­гое выра­же­ние ее лица не иск­лю­ча­ет ее инте­ре­са к пред­став­ле­нию. Без сомне­ния, заказ­чи­ца, ее дочь Ани­ния Ила­ра, выби­ра­ла этот сар­ко­фаг из несколь­ких экзем­пля­ров с раз­ны­ми сюже­та­ми. Мы не обла­да­ем точ­ны­ми сведе­ни­я­ми о том, как функ­ци­о­ни­ро­вал антич­ный рынок сар­ко­фа­гов, но есть осно­ва­ния пред­по­ла­гать, что каж­дая мастер­ская не огра­ни­чи­ва­лась един­ст­вен­ным сюже­том, хотя каж­дый отдель­ный рез­чик мог работать толь­ко с одним…

…Ани­ния Ила­ра мог­ла посе­тить несколь­ко таких мастер­ских, чтобы най­ти то, что ей тре­бо­ва­лось. Весь­ма веро­ят­но, она при­об­ре­ла сар­ко­фаг в почти закон­чен­ном виде, посколь­ку за вре­мя от смер­ти до похо­рон изгото­вить сар­ко­фаг было невоз­мож­но. Стан­дарт­ные жест и оде­я­ние Клав­дии Аррии, а так­же отме­ти­ны рез­ца вокруг ее голо­вы свиде­тель­ст­ву­ют о том, что ее порт­рет был высе­чен из зара­нее остав­лен­ной гру­бой заготов­ки. На то, что сар­ко­фаг был спе­ци­аль­но выбран, ука­зы­ва­ет то обсто­я­тель­ство, что порт­рет покой­ной был завер­шен; на несколь­ких подоб­ных сар­ко­фа­гах заготов­ки для порт­ре­тов оста­лись необ­ра­ботан­ны­ми. При­мер такой заготов­ки мож­но видеть на фри­зе крыш­ки лувр­ско­го сар­ко­фа­га, дати­ру­е­мо­го ок. 220 г. Кро­ме того, изготов­ле­ние порт­ре­та Клав­дии Аррии уве­ли­чи­ло цену сар­ко­фа­га, одна­ко ее дочь сочла необ­хо­ди­мым уве­ко­ве­чить ее имя и внеш­ность, сде­лав выбор в поль­зу инди­виду­аль­но­сти и отка­зав­шись от ано­ним­но­сти и без­лич­но­сти.


Источники:
© 2013 г. Фото: И. А. Шурыгин.
© 2001 г. Описание: J. Sorabella. 2001. A Roman Sarcophagus and its Patron. Metropolitan Museum Journal 36, с. 74—77.
© 2013 г. Пер. с англ.: И. А. Шурыгин.

комм.

комм.
Ключевые слова: скульптура γλυπτική sculptura рим ρώμη погребальная скульптура κηδεία γλυπτική рельеф ανακούφιση мифология μυθολογία греческая мифология ελληνική μυθολογία mythologia graeca римская мифология ρωμαϊκή μυθολογία mythologia romana афродита ἀφροδίτη αφροδίτη aphrodite эрот эроты эрос амур амуры купидон эрота купидона ἔρως έρως eros amor эрот эроты эрос амур амуры купидон эрота купидона έρως eros amor венера βένους venus саркофаг саркофаги σαρκοφάγος σαρκοφάγους sarcophagus мифологический саркофаг мифологические саркофаги с мифами мифом мрамор саркофаг крышка саркофага фриз рельеф миф о селене и эндимионе селена луна эндимион охотник эрот эроты эрос амур амуры купидон психе психея зеркало купающаяся афродита венера яблоко скипетр дерево арей арес марс копье шлем с гребнем гребень плюмаж ножны меч круглый щит аспис aspis заяц собака театральная маска венок пантера корзина с фруктами фрукты женский портрет аррия аррии аниния илара инв № 47 100 4b aninia hilara claudio arriae marito inconparabile fecit vixit annos l menses x cil 14 565 cil xiv 565