Стела с изображением двух воинов
Мрамор. 3-я четверть IV в. до н. э.Инв. № Ф-1601.Москва, ГМИИ имени А. С. Пушкина. Фото: И. А. Шурыгин

Стела с изображением двух воинов.

Мрамор. 3-я четверть IV в. до н. э.
Инв. № Ф-1601.

Москва, ГМИИ имени А. С. Пушкина.

Происхождение:
В 1985 году Восточ­но-Бос­пор­ская экс­пе­ди­ция ГМИИ им. А. С. Пуш­ки­на под руко­вод­ст­вом Е. А. Саво­сти­ной вела рас­коп­ки посе­ле­ния Юби­лей­ное-I на Таман­ском полу­ост­ро­ве. Здесь было откры­то осно­ва­ние обшир­но­го зда­ния — усадь­бы вто­рой поло­ви­ны I в. до н. э. В остат­ках замо­ще­ния одно­го из поме­ще­ний, то есть во вто­рич­ном исполь­зо­ва­нии, была сде­ла­на поис­ти­не сен­са­ци­он­ная наход­ка — Таман­ская сте­ла с вои­на­ми (Ф-1601). Это уни­каль­ное про­из­веде­ние пла­сти­ки, дати­ру­е­мое око­ло середи­ны IV века до н. э., обна­ру­жи­ваю­щее при­зна­ки вли­я­ния атти­че­ской шко­лы, по пра­ву ста­ло одной из жем­чу­жин антич­но­го собра­ния Музея.

Описание:
142. СТЕЛА С ИЗОБРАЖЕНИЕМ ДВУХ ВОИНОВ: ТАМАНСКИЙ РЕЛЬЕФ.

Инв. Ф-1601
Атти­че­ская шко­ла. Третья чет­верть IV в. до н. э.
Белый мра­мор, саха­ри­стый на изло­ме, с серо­ва­той пати­ной.
В. 188; Ш. (верх) 85; Ш. (низ) 94; Т. пли­ты 25.

Сохран­ность: боко­вые гра­ни име­ют неоди­на­ко­вую обра­бот­ку: левая сре­за­на по всей высо­те; пра­вая ров­ная, поверх­ность ее глад­ко отшли­фо­ва­на; пра­вый угол ниж­ней высту­паю­щей части полоч­ки утра­чен, левый оббит; носы обе­их фигур обби­ты, вток копья лево­го вои­на ско­лот, щит оббит; места­ми сох­ра­ни­лись следы поли­ров­ки

Про­ис­хож­де­ние: с 1985 — ГМИИ (най­де­на при рас­коп­ках антич­ной усадь­бы Юби­лей­ное I, Таман­ский п-ов)

Лите­ра­ту­ра: Саво­сти­на, 1987. С. 70; Stupperich et al., 1988. S. 58—61; Knauer, 1992. S. 392; CAT 2. 345, p. 355, 356; Таман­ский рельеф, 1999; Simon, 2002. P. 115—123.


Сте­ла обна­ру­же­на при рас­коп­ках антич­ной усадь­бы I в. до н. э., где была исполь­зо­ва­на вто­рич­но в каче­стве стро­и­тель­но­го бло­ка. Оба позд­не­клас­си­че­ских памят­ни­ка, най­ден­ные на этой усадь­бе1, — Таман­ский рельеф и Ама­зо­но­ма­хия (№ 143) — явля­ют­ся свое­об­раз­ной эмбле­мой искус­ства Бос­по­ра, сим­во­лом его худо­же­ст­вен­ной среды, неод­но­род­ной по соста­ву памят­ни­ков, каче­ству их испол­не­ния, а так­же по направ­ле­ни­ям раз­ви­ва­е­мой тра­ди­ции. В то вре­мя как Ама­зо­но­ма­хия явля­ет при­мер локаль­но­го гре­че­ско­го сти­ля, Сте­ла с изо­бра­же­ни­ем двух вои­нов пред­став­ля­ет маги­ст­раль­ную линию куль­ту­ры элли­нов, иду­щую непо­сред­ст­вен­но из цен­тра. Одна­ко это не менее слож­ное и необыч­ное про­из­веде­ние гре­че­ско­го искус­ства, чем фриз со сце­ной сра­же­ния. Мне­ния о нем про­ти­во­ре­чи­вы, как про­ти­во­ре­чи­вы и соеди­нив­ши­е­ся здесь раз­лич­ные и неод­но­род­ные чер­ты2.

Два вои­на в коринф­ских шле­мах, хито­нах и пла­щах — один стар­ше, с боро­дой, дру­гой моло­дой и без­бо­ро­дый — изо­бра­же­ны на сте­ле прак­ти­че­ски в нату­раль­ную вели­чи­ну. Левый, боро­да­тый воин сто­ит почти фрон­таль­но, в сво­бод­ном кон­тра­по­сте. Он опи­ра­ет­ся на пра­вую ногу, ступ­ни раз­вер­ну­ты в ракур­се. Обе фигу­ры пред­став­ле­ны босы­ми — что сим­во­ли­зи­ро­ва­ло их внев­ре­мен­ной ста­тус, но голе­ни стар­ше­го вои­на защи­ще­ны высо­ки­ми поно­жа­ми. Голо­ва его пок­ры­та сдви­ну­тым на заты­лок шле­мом коринф­ско­го типа. Поверх хито­на наки­нут сло­жен­ный попо­лам длин­ный плащ. В левой руке он дер­жит вток копья, лежа­ще­го на левом пле­че. Пра­вой рукой под­дер­жи­ва­ет круг­лый щит, часть кото­ро­го сре­за­на под­те­сом для архи­тек­тур­но­го обрам­ле­ния. Рама послед­не­го созда­ва­ла про­стран­ст­вен­ную глу­би­ну, из кото­рой про­сту­па­ли фигу­ры.

Пра­вый пер­со­наж раз­вер­нут к сво­е­му соседу в три чет­вер­ти, левое пле­чо его силь­но выдви­ну­то впе­ред. Он опи­ра­ет­ся на левую ногу, пра­вая согну­та в колене. В левой руке вои­на меч-кси­фос, в пра­вой — копье, упи­раю­ще­е­ся вто­ком в зем­лю. Голо­ва юно­ши повер­ну­та в сто­ро­ну стар­ше­го вои­на и так­же пок­ры­та сдви­ну­тым на заты­лок шле­мом коринф­ско­го типа. Оде­я­ние изо­бра­жен­но­го тоже состо­ит из хито­на и пла­ща, но плащ трак­то­ван плос­кост­но, необыч­ным обра­зом он опо­я­сы­ва­ет фигу­ру и фик­си­ру­ет­ся у талии поя­сом, спе­ре­ди завя­зан­ным узлом.

Тема сто­я­ще­го вои­на близ­ка над­гроб­ным релье­фам атти­че­ской шко­лы — несо­мнен­но­му лиде­ру сре­ди гре­че­ских мастер­ских. Она полу­ча­ет широ­кое рас­про­стра­не­ние осо­бен­но в V и IV вв. до н. э., во вре­мя и после Пело­пон­нес­ской вой­ны3. Уже в пер­вых пуб­ли­ка­ци­ях Таман­ско­го релье­фа отме­ча­лось как его сход­ство с над­гроб­ны­ми сте­ла­ми Атти­ки, так и отли­чие от них4. Один из обсуж­да­е­мых вопро­сов свя­зан с необыч­ной ико­но­гра­фи­ей сте­лы: здесь нет такой тра­ди­ци­он­но выра­жен­ной свя­зи пер­со­на­жей, как сов­мест­ный выход, про­щаль­ное руко­по­жа­тие5. Меж­ду дву­мя вои­на­ми Таман­ско­го релье­фа не про­ис­хо­дит «изо­бра­зи­тель­но­го собы­тия», но внут­рен­няя связь этих пер­со­на­жей несо­мнен­на6. Попыт­ка понять ее по ана­ло­гии с дру­гой груп­пой над­гро­бий не дает решаю­ще­го отве­та.

Смысл изо­бра­же­ния, заву­а­ли­ро­ван­ный и слож­ный для совре­мен­но­го пони­ма­ния, был оче­виден для гре­ков. Одно из воз­мож­ных объ­яс­не­ний осо­бен­но­стей сте­лы свя­за­но с пред­по­ло­же­ни­ем, что она была выпол­не­на гре­че­ски­ми масте­ра­ми по бос­пор­ско­му зака­зу. Соот­вет­ст­вен­но, и пер­со­на­жи, изо­бра­жен­ные на сте­ле в мета­фо­ри­че­ском обра­зе вои­нов, име­ли отно­ше­ние к Бос­по­ру. Раз­ме­ры сте­лы, ее тема и необыч­ное реше­ние, изо­бра­же­ние двух пер­со­на­жей, сим­во­ли­че­ски воз­вы­шен­ных и урав­нен­ных зна­ко­вы­ми шле­ма­ми, свиде­тель­ст­ву­ют о стрем­ле­нии обо­зна­чить их ста­тус (ср. порт­рет Перик­ла, стра­те­га Афин). Важ­ной темой, веро­ят­но, была и пре­ем­ст­вен­ность, пока­зан­ная с помо­щью раз­но­го воз­рас­та вои­нов. По сво­е­му строю, отли­чаю­ще­му­ся от того, что до сих пор было извест­но об атти­че­ских погре­баль­ных памят­ни­ках, сте­ла с дву­мя вои­на­ми мог­ла и не быть над­гро­би­ем в пря­мом смыс­ле сло­ва. Вполне воз­мож­но, что она слу­жи­ла мемо­ри­а­лом в честь про­слав­лен­ных пра­ви­те­лей Бос­по­ра — Спар­то­кидов7 и была постав­ле­на на памят­ном месте — поле сра­же­ния или гибе­ли одно­го из них.

Е. А. Саво­сти­на

ПРИМЕЧАНИЯ:


1 Еще одна сте­ла гре­че­ской работы, пер­вой обна­ру­жен­ная на этом поле при план­таж­ных работах (1982), хра­нит­ся в Таман­ском исто­ри­ко-архео­ло­ги­че­ском музее-запо­вед­ни­ке.

2 Подроб­но мне­ния о сте­ле изло­же­ны в спе­ци­аль­ной рабо­те, в кото­рой авто­ры рас­смот­ре­ли памят­ник и свя­зан­ные с ним про­бле­мы с самых раз­ных точек зре­ния: Таман­ский рельеф, 1999.

3 Knauer, 1992; Kaltsas, 2001. Cat. 100.

4 Саво­сти­на, 1987. С. 70; Stupperich et al., 1988. S. 58—61; Knauer, 1992, S. 392; CAT 2. 345, p. 355, 356; Аки­мо­ва, 1999. С. 177—193.

5 Boardman, 1995. P. 156; CAT 2. 149; Kaltsas, 2001. Cat. 300; CAT 2. 155.

6 Одна из пред­ло­жен­ных интер­пре­та­ций сте­лы рас­смат­ри­ва­ет ее содер­жа­ние в кон­тек­сте раз­ви­тия древ­ней­ше­го смыс­ло­во­го под­тек­ста атти­че­ских над­гро­бий: Аки­мо­ва, 1999. С. 177—193.

7 Таман­ский рельеф, 1999. С. 273 (Е. Саво­сти­на); с. 298 сл. (Э. Зимон); Simon, 2002. S. 221.


Литература:
Аки­мо­ва, 1999 — Аки­мо­ва Л. И. «Встре­ча взглядов» на атти­че­ских над­гро­би­ях // Таман­ский рельеф. Древ­не­гре­че­ская сте­ла с изо­бра­же­ни­ем двух вои­нов из Север­но­го При­чер­но­мо­рья / под ред. Е. А. Саво­сти­ной, Э. Зимон. М., 1999. С. 177—204;

Boardman, 1995 — Boardman J. Athenian Red Figure Vases: The Classical Period. London, 1995;

Simon, 2002 — Simon E. Zur Stele von Taman im Pushkin-Museum // Autour de la mer Noir: Hommage à Otar Lordkipanidzé. Paris, 2002. P. 115—123;

Kaltsas, 2001 — Καλτσας Ν. Τα γλυπτα. Καταλόγς. Εν Αθηναίς. 2001;

CAT — Clairmont Chr. W. Classical Attic Tombstones. Kilchberg, 1993—1995. Vol. I—VI;

Knauer, 1992 — Knauer E. R. Mitra and Kerykeion. Some Reflections on Symbolic Attributes in the Art of the Classical Period // AA, 1992. Sp. 394—399;

Саво­сти­на, 1987 — Саво­сти­на Е. А. Антич­ное посе­ле­ние Юби­лей­ное I на Тама­ни (пред­ва­ри­тель­ные ито­ги изу­че­ния) // СА. 1987. № 1. С. 58—71;

Таман­ский рельеф, 1999 — Таман­ский рельеф. Древ­не­гре­че­ская сте­ла с изо­бра­же­ни­ем двух вои­нов из Север­но­го При­чер­но­мо­рья / под ред. Е. А. Саво­сти­ной, Э. Зимон. М., 1999;

Stupperich et al., 1988 — Stupperich R., Mrogenda U., Nieswandt H.-H., Oenbrink W., Schütte A., Stähler K. Zu zwei Neufunden spätklassischer Reliefs aus Südrußland // Boreas, 11, 1988. S. 51—61.

Источники:
© 2014 г. Фото: И. А. Шурыгин.
Данные: музейная аннотация.
© 2014 г. Происхождение: Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина.
© 2011 г. Описание: Шедевры античного искусства. Из собрания ГМИИ им. А. С. Пушкина. К 100-летию Государственного музея изобразительных искусств М. ГМИИ им. А. С. Пушкина, группа Эпос. 2011 г. Кат. № 142.
Ключевые слова: скульптура скульптурный sculptura мрамор стела воин воины два воина коринфский шлем поножи кнемиды knemides ocrea хитон плащ обоюдоострое копье круглый щит parma парма меч ксифос пояс узел инв № ф-1601