Портрет Антонии Младшей? Вариант типа «Уилтон Хаус»?
Мрамор. После 29 г. н. э.
Общая высота 25,5 см, высота головы 23,5 см.
Инв. № 30. 005.Тулуза, Музей Сен-Реймон.

Портрет Антонии Младшей? Вариант типа «Уилтон Хаус»?

Мрамор. После 29 г. н. э.
Общая высота 25,5 см, высота головы 23,5 см.
Инв. № 30. 005.

Тулуза, Музей Сен-Реймон.

Происхождение:
Най­ден в 1844 г. в Безье, ул. П. П. Рике, дом Гас­ка.

Описание:

128. Порт­рет Анто­нии Млад­шей?

Вари­ант типа «Уил­тон Хаус»?
После 29 г. н. э.
Илл. 102

Тулу­за, музей Сен-Рей­мон, инв. № 30. 005.
Голо­ва.
Мра­мор.
Най­де­на в 1844 г. в Безье на ули­це П. П. Рике, дом Гас­ка.

Раз­ме­ры: общая высота 25,5 см, высота голо­вы 23,5 см.

Vidi.

Биб­лио­гра­фия: Espérandieu, I, 528—4 (Луцил­ла); M. Wegner, 1939, p. 225 (пер­вый век н. э.); K. Polaschek, 1973a, n° 62 p. 39 («опре­де­лён­но не Анто­ния»); K. P. Erhart, 1978, n° 58 p. 208, 211 (Анто­ния Млад­шая?); F. Salviat — D. Terrer, 1980a, p. 54, 70, 72, fig. p. 53 и 75 (Анто­ния Млад­шая); N. Kokkinos, 1992, p. 121, n° J 7 p. 183 («Анто­ния Млад­шая, в зре­лом воз­расте, с инди­виду­а­ли­зи­ро­ван­ны­ми чер­та­ми»); F. Queyrel, 1992, p. 78—79, fig. 9 (псев­до-Анто­ния Млад­шая); D. Boschung, 1993b, n° 59 p. 50 (порт­рет част­но­го лица); J.-Ch. Balty — D. Cazes, n° 9 p. 102—111, fig. 25, 98, 99, 102, 105, 106 (Анто­ния Млад­шая); J.-Ch. Balty // RR, n° 144 p. 201, fig. (Анто­ния Млад­шая); S. Künzl, 1997, p. 477, pl. 60, 1—2 (Анто­ния, неза­ви­си­мый вари­ант); D. Cazes, 1999, p. 51—52 (Анто­ния Млад­шая); S. Wood, 1999, pl. 67(«так назы­вае­мая Анто­ния Млад­шая, с. 358 более веро­ят­но — част­ная граж­дан­ка»); E. Rosso, 2000a, p. 321, fig. 9 p. 322 (Анто­ния Млад­шая); D. Boschung, 2002, n° 13. 9 p. 39 (порт­рет част­но­го лица).

Сохран­ность: голо­ва отко­лота; наклон­ная плос­кость ско­ла про­хо­дит через нача­ло под­бо­род­ка и заты­лок. Зад­няя часть голо­вы исчез­ла, на этот раз скол почти вер­ти­каль­ный, на нём име­ют­ся следы совре­мен­ной рестав­ра­ции: дей­ст­ви­тель­но, в цен­тре поверх­но­сти сде­ла­но что-то вро­де круг­ло­го мра­мор­но­го штиф­та, пред­на­зна­чен­но­го для креп­ле­ния лица к новой осно­ве.

Непо­сред­ст­вен­но рядом с этим ско­лом ещё вид­ны «неболь­шой мра­мор­ный выступ»387, а так­же поверх­ность на макуш­ке, где не изо­бра­же­ны воло­сы; несо­мнен­но, это следы дета­ли, кото­рая ныне про­па­ла.

Что каса­ет­ся лица, то оно не повреж­де­но: мож­но лишь посе­то­вать на слиш­ком агрес­сив­ную чист­ку скульп­ту­ры.

Опи­са­ние: воло­сы, разде­лён­ные надвое пря­мым про­бо­ром, уло­же­ны в при­чёс­ку, кото­рую немец­кие иссле­до­ва­те­ли назы­ва­ют «дын­ной» (Melonfrisur) из-за зави­тых щип­ца­ми прядей, обра­зу­ю­щих вол­ны и слов­но разде­ля­ю­щих­ся на доль­ки; с обе­их сто­рон от пря­мо­го про­бо­ра их по две; затем воло­сы зачё­са­ны назад и зак­ры­ва­ют верх­нюю часть ушей. Две малень­кие пряди выскаль­зы­ва­ют из мас­сы волос на уровне вис­ков.

Лицо широ­кое, с пол­ны­ми щека­ми. Гла­за очень боль­шие, с немно­го выпук­лы­ми глаз­ны­ми ябло­ка­ми, кото­рые под­чёрк­ну­ты над­бров­ны­ми дуга­ми, чёт­ко обри­со­ван­ны­ми, ров­ны­ми и очень вытя­ну­ты­ми. Нос тон­кий и длин­ный, немно­го выгну­тый.

Ком­мен­та­рий: Этот порт­рет неко­то­рое вре­мя иден­ти­фи­ци­ро­ва­ли как Луцил­лу, а затем ста­ли счи­тать изо­бра­же­ни­ем Анто­нии Млад­шей или част­ным порт­ре­том, кото­ро­му при­да­ны чер­ты посвя­ти­тель­ни­цы груп­пы порт­ре­тов Юли­ев-Клав­ди­ев из Безье. Одна­ко в послед­них иссле­до­ва­ни­ях (Ж.-Ш. Бал­ти и Д. Каз, затем З. Кюнцль) при­ня­та иден­ти­фи­ка­ция с Анто­ни­ей, хотя порт­рет иск­лю­чи­тель­но слож­но отне­сти к како­му-либо типу.

Во-пер­вых, сле­ду­ет отме­тить, что при нынеш­нем состо­я­нии доку­мен­та­ции и по всей стро­го­сти, ни один порт­рет не может счи­тать­ся под­лин­ной реп­ли­кой это­го. С ним име­ет зна­чи­тель­ное сход­ство толь­ко голо­ва из Дрезден­ско­го музея388: при­чёс­ка с зави­ты­ми щип­ца­ми локо­на­ми, а так­же чер­ты лица, осо­бен­но линия над­бров­ных дуг, круп­ных и почти гори­зон­таль­ных, и пря­мой и тон­кий нос, очень похо­жи на экзем­пляр из Тулу­зы; с дру­гой сто­ро­ны, чис­ло «дын­ных долек» в при­чёс­ке отли­ча­ет­ся: в Дрездене их четы­ре, а в Тулу­зе две; кро­ме того, голо­ва увен­ча­на «узлом Вене­ры», а из шиньо­на выпа­да­ют две длин­ные пряди, но на дру­гом порт­ре­те эти дета­ли отсут­ст­ву­ют. Эти важ­ные раз­ли­чия побуди­ли Ж.-Ш. Бал­ти, кото­рый про­вёл эту парал­лель, сде­лать вывод, что эти два порт­ре­та изо­бра­жа­ют раз­ных лиц389. Одна­ко сле­ду­ет при­знать, вслед за З. Кюнцль, что это ско­рее типо­ло­ги­че­ские, чем физио­но­ми­че­ские раз­ли­чия: за иск­лю­че­ни­ем рта, кото­рый на дрезден­ском порт­ре­те более тон­кий, чер­ты лица иден­тич­ны.

Если теперь срав­нить эти два порт­ре­та с изо­бра­же­ни­я­ми Анто­нии Млад­шей типа Уил­тон Хаус (Wilton House), — тип, несо­мнен­но, уни­каль­ный по сво­ей ико­но­гра­фии, вслед­ст­вие иск­лю­чи­тель­но дол­гой жиз­ни знав­ший мно­же­ство адап­та­ций, моти­вы кото­рых созда­ют столь­ко же вари­ан­тов, — то нель­зя не заме­тить новые раз­ли­чия: из-за с. 359 отсут­ст­вия локо­нов на вис­ках порт­рет из Безье ско­рее отно­сит­ся к вари­ан­ту, кото­рый К. Пола­шек наз­ва­ла «Про­стой тип» (Schlichter Typus); одна­ко все экзем­пля­ры име­ют при­чёс­ку с вол­ни­сты­ми мяг­ки­ми локо­на­ми, а не с «дын­ны­ми доль­ка­ми»; с дру­гой сто­ро­ны, нигде не встре­ча­ет­ся отдель­ная прядь в фор­ме запя­той, кото­рая име­ет­ся на вис­ках голо­вы из Тулу­зы; нако­нец, на ней отсут­ст­ву­ет инфу­ла — шер­стя­ная повяз­ка, кото­рую носи­ли жри­цы импе­ра­тор­ско­го куль­та.

Тем не менее, несмот­ря даже на это типо­ло­ги­че­ское несоот­вет­ст­вие, чер­ты лица навер­ня­ка при­над­ле­жат Анто­нии: срав­не­ние с монет­ны­ми изо­бра­же­ни­я­ми свиде­тель­ст­ву­ет о пол­ной иден­тич­но­сти про­фи­ля голо­вы из Тулу­зы и этих выпус­ков с леген­дой Antonia Augusta. Имен­но это пора­зи­тель­ное физи­че­ское сход­ство побуди­ло З. Кюнцль счесть эту голо­ву, вме­сте с голо­вой из Дрезде­на, порт­ре­том Анто­нии Млад­шей «вне типа»390, вопре­ки оче­вид­ным мето­до­ло­ги­че­ским труд­но­стям, кото­рые созда­ёт такое утвер­жде­ние. Она объ­яс­ня­ет такое иск­лю­че­ние из пра­вил офи­ци­аль­ной ико­но­гра­фии ско­ро­спе­ло­стью этих двух изо­бра­же­ний — дей­ст­ви­тель­но, по её мне­нию, «дын­ная при­чёс­ка» харак­тер­на для эпо­хи Авгу­ста391, — изо­бра­же­ний, создан­ных в то вре­мя, когда ещё не было уста­нов­ле­но ника­ко­го точ­но­го ико­но­гра­фи­че­ско­го типа для Анто­нии, как и для неко­то­рых дру­гих жен­щин из импе­ра­тор­ской семьи392; это мало­ве­ро­ят­но, тем более, что из над­пи­сей извест­но о суще­ст­во­ва­нии порт­ре­тов Анто­нии вре­мён её бра­ка с Дру­зом Стар­шим.

С дру­гой сто­ро­ны, если рас­смот­реть дру­гие ука­за­ния, кото­рые даёт порт­рет из Тулу­зы, то они пред­по­ла­га­ют совер­шен­но дру­гую дати­ров­ку: изо­бра­же­ние с пок­ры­той голо­вой (capite velato), отсы­лаю­щее к жре­че­ским обя­зан­но­стям, вполне может быть, как счи­та­ет Ж.-Ш. Бал­ти, сим­во­ли­че­ским экви­ва­лен­том инфу­лы, ука­зы­ваю­щей на функ­ции жри­цы Боже­ст­вен­но­го Авгу­ста (sacerdos divi Augusti)393. Тогда порт­рет из Тулу­зы был изготов­лен после 37 г. н. э., когда Анто­ния, соглас­но Дио­ну Кас­сию, полу­чи­ла этот титул, но более веро­ят­но — после 29 г., когда умер­ла Ливия, пер­вая жри­ца куль­та Авгу­ста.

Мы под­хо­дим к пре­де­лам «кри­ти­ки копий» (Kopienkritik): несмот­ря на мно­же­ство вес­ких аргу­мен­тов в поль­зу иден­ти­фи­ка­ции с Анто­ни­ей (чер­ты лица, пок­ры­тая голо­ва, соот­вет­ст­вие груп­пе ста­туй), невоз­мож­но уве­рен­но утвер­ждать, что речь идёт имен­но о ней. Оста­ёт­ся счи­тать, что отк­ло­не­ния от стро­гой типо­ло­гии, наблюда­е­мые на мно­гих пред­по­ла­га­е­мых изо­бра­же­ни­ях мате­ри Клав­дия, были выз­ва­ны после­до­ва­тель­ны­ми адап­та­ци­я­ми ико­но­гра­фи­че­ско­го типа, создан­но­го в прав­ле­ние Авгу­ста и вос­про­из­во­див­ше­го­ся на про­тя­же­нии более пяти­де­ся­ти лет.

ПРИМЕЧАНИЯ:

387J.-Ch. Balty — D. Cazes, 1995, p. 104.

388Дрезден, Государ­ст­вен­ные кол­лек­ции про­из­веде­ний искус­ства, инв. № 347.

389J.-Ch. Balty — D. Cazes, 1995, p. 106—107.

390S. Künzl, 1997, p. 478: «Die beiden Köpfe gehören keinem Porträttyp an, doch gibt es gute Gründe, sie als typfreie Darstellungen der Antonia zu werten» («Обе голо­вы не при­над­ле­жат к како­му-либо порт­рет­но­му типу, одна­ко име­ют­ся серь­ёз­ные осно­ва­ния рас­це­ни­вать их как изо­бра­же­ния Анто­нии вне типов»); автор харак­те­ри­зу­ет голо­ву из Безье как «reines Kunstprodukt» («чистый пред­мет искус­ства»).

391Ibid.: «Die melonartige Gliederung des Kalottenhaares ist in tiberischer Zeit nicht beliebt» («Дыне­по­доб­ное разде­ле­ние волос с двух сто­рон голо­ву непо­пу­ляр­но в прав­ле­ние Тибе­рия»).

392Ibid., p. 476: «Für die Frage nach den frühesten Porträts der Antonia […], bedeutet dies, dass es in augusteischer Zeit und vielleicht auch frühtiberischer Zeit möglicherweise keinen Typ für sie gegeben hat» («Для вопро­са о самых ран­них порт­ре­тах Анто­нии [...], это озна­ча­ет, что, веро­ят­но, в прав­ле­ние Авгу­ста и в нача­ле прав­ле­ния Тибе­рия для них не суще­ст­во­ва­ло ника­ко­го типа»).

393J.-Ch. Balty — D. Cazes, 1995, p. 109.

Источники:
© 2006 г. Фото, текст: Rosso E. L’Image de l’empereur en Gaule Romaine. Portraits et inscriptions. Éditions du Comité des travaux historiques et scientifiques, Paris, 2006. С. 357—359, кат. № 128, илл. 102.
© 2015 г. Перевод с франц.: О. В. Любимова.
Ключевые слова: скульптура скульптурный sculptura римский римская римские имперский юлии-клавдии династия юлиев-клавдиев iulio-claudia iulii-claudii julii-claudii антония младшая g136 re114 antonia minor портрет портреты портретный портретная римский мрамор женский портрет портретная голова антония младшая g136 антонии римская женщина женская прическа тип уилтон хаус wilton house из безье инв № 30. 005