Статуя танцующего юноши с головой сатира от другой античной статуи
Мрамор. Римские копии I-II вв. н. э. греческих образцов эллинистической эпохи.
Инв. № 46 (инв. 1848 г.) / № 97 (кат. 1937 г.).
Рим, Галерея Колонна. Фото: И. А. Шурыгин

Статуя танцующего юноши с головой сатира от другой античной статуи.

Мрамор. Римские копии I-II вв. н. э. греческих образцов эллинистической эпохи.
Инв. № 46 (инв. 1848 г.) / № 97 (кат. 1937 г.).

Рим, Галерея Колонна.

Описание:
124. Ста­туя тан­цу­ю­ще­го юно­ши с голо­вой сати­ра от дру­гой антич­ной ста­туи.

Белый мра­мор (торс и голо­ва). Высота общая 1,442 м; наи­боль­шая антич­но­го тор­са 0,75 м; цоко­ля 0,09 м; голо­вы (от под­бо­род­ка до макуш­ки) 0,226 м.
Вос­со­зда­ны (за иск­лю­че­ни­ем голо­вы от дру­гой антич­ной ста­туи): часть шеи; вся пра­вая рука от под­мы­шеч­ной впа­ди­ны; вся левая рука; обе ноги от уров­ня колен; мно­же­ст­вен­ные участ­ки дра­пи­ров­ки (часть, пок­ры­ваю­щая пра­вое пле­чо вплоть до раз­ве­ваю­ще­го­ся «пару­са», и вся ниж­няя часть, кото­рая в нынеш­нем виде игра­ет роль опо­ры); цоколь. На гир­лян­де име­ют­ся тре­щи­ны и лаку­ны. Отсут­ст­ву­ют пенис и мошон­ка, кото­рые были смон­ти­ро­ва­ны на штиф­те, кото­рый так­же утра­чен. На голо­ве при­сут­ст­ву­ют незна­чи­тель­ные ско­лы на носу, под­бо­род­ке и пра­вой щеке; запол­не­ны шту­ка­тур­ной сме­сью. Так­же име­ют­ся повреж­де­ния поверх­но­сти в цен­траль­ной части при­чес­ки, на пини­е­вом вен­ке и на над­бров­ных дугах. Имя рестав­ра­то­ра неиз­вест­но. G. B. Grossi пред­по­ла­га­ет, что скульп­ту­ра была вос­ста­нов­ле­на в 1759 г.

Про­ис­хож­де­ние: неиз­вест­но. Есть осно­ва­ния счи­тать, что ста­туя нахо­ди­лась во Фло­рен­ции в саду Саль­ви­а­ти близ церк­ви Сан­тис­си­ма Аннун­ци­а­та, и позд­нее была пере­ве­зе­на в палац­цо Рома­но алла Лун­га­ра; посту­пи­ла в палац­цо Колон­на ок. 1732 г. (по сог­ла­ше­нию меж­ду Кате­ри­ной Дзеф­фе­ри­на Саль­ви­а­ти Колон­на и гер­цо­гом Джо­ван Вин­чен­цо Саль­ви­а­ти).

Торс, заим­ст­во­ван­ный от неболь­шой ста­туи, при­над­ле­жит фигу­ре юно­ши, сто­яв­ше­го с под­ня­ты­ми рука­ми, выста­вив пра­вую ногу впе­ред, с пере­ки­ну­той через пра­вое пле­чо длин­ной цве­точ­ной гир­лян­дой, спус­каю­щей­ся по диа­го­на­ли до середи­ны лево­го бед­ра и пере­се­каю­щей лобок. Накид­ка спе­ре­ди пок­ры­ва­ет грудь и часть гир­лян­ды, неболь­шой уча­сток кото­рой вид­не­ет­ся рядом с шеей, и спус­ка­ет­ся вдоль спи­ны. Точ­ную фор­му дра­пи­ров­ки уве­рен­но уста­но­вить невоз­мож­но, одна­ко весь­ма веро­ят­но, что она поко­и­лась на пле­чах, сред­няя часть спе­ре­ди оги­ба­ла шею, а пола сво­бод­но сви­са­ла со спи­ны, спра­ва обра­зуя парус; корот­кий изгиб ее на пере­д­ней поверх­но­сти тор­са скреп­лен (но не свя­зан) с гир­лян­дой, про­хо­дя­щей поверх тка­ни. Фигу­ра эфе­ба с тон­ки­ми муску­ли­сты­ми конеч­но­стя­ми и без сле­дов рас­ти­тель­но­сти на лоб­ке, дви­жет­ся в тан­це, делая корот­кий шажок; пра­вая нога выстав­ле­на перед левой на рас­сто­я­ние, поз­во­ля­ю­щее удер­жи­вать рав­но­ве­сие, стоя на кон­чи­ках паль­цев. Кор­пус раз­вер­нут впра­во; левое пле­чо, судя по напря­же­нию соот­вет­ст­ву­ю­щей груд­ной мыш­цы и фор­ме скла­док накид­ки, хоро­шо сох­ра­нив­ших­ся в этой части, явно была под­ня­та выше уров­ня плеч; пра­вая рука была отведе­на от туло­ви­ща, но ее поло­же­ние не под­да­ет­ся уточ­не­нию.
Ста­ту­ар­ный тип, вызвав­ший сво­и­ми ико­но­гра­фи­че­ски­ми осо­бен­но­стя­ми, преж­де все­го, гир­лян­дой, инте­рес у Вин­кель­ма­на ( Вин­кель­ман бег­ло упо­ми­на­ет дан­ный торс как "Тан­цу­ю­ще­го Фав­на" в чис­ле несколь­ких при­ме­ров ста­туй с длин­ны­ми гир­лян­да­ми - И.Ш.), при­влек к себе более при­сталь­ное вни­ма­ние, когда к нему была отне­се­на вто­рая реп­ли­ка тор­са в капу­ан­ском музее про­вин­ции Кам­па­ния. Лишен­ный голо­вы, рук и частич­но ног, торс, тем не менее, несет на себе сох­ра­нив­ши­е­ся круп­ные фраг­мен­ты дра­пи­ров­ки и гир­лян­ды, рас­по­ло­жен­ные так же, как и на обсуж­да­е­мой ста­туе. Поверх­но­сти не истер­ты, и име­ет­ся воз­мож­ность в общем и целом судить о рас­по­ло­же­нии мышц. В пра­вой пахо­вой обла­сти сох­ра­нил­ся след от отк­ло­нен­но­го вверх и впра­во пени­са.
К этим двум тор­сам, без сомне­ния, явля­ю­щим­ся реп­ли­ка­ми одно­го и того же ста­ту­ар­но­го типа, мож­но доба­вить еще один, в Турине, спор­ным обра­зом вос­ста­нов­лен­ный рестав­ра­то­ра­ми, с подоб­ной же общей схе­мой, но с упро­щен­ной дра­пи­ров­кой на груди и без гир­лян­ды. Обна­жен­ное тело более муску­ли­стое, с под­черк­ну­ты­ми гра­ни­ца­ми меж­ду мыш­ца­ми. Турин­ский торс мож­но счи­тать упро­щен­ным вари­ан­том дан­но­го типа тан­цу­ю­щей фигу­ры. Как турин­ский, так и капу­ан­ский тор­сы лише­ны дета­лей, кото­рые мог­ли бы поз­во­лить иден­ти­фи­ци­ро­вать фигу­ру, несо­мнен­но, юно­ше­скую, одна­ко лишен­ную каких-либо досто­вер­ных харак­те­ри­стик. Подоб­ная схе­ма с неко­то­ры­ми вари­а­ци­я­ми (иное рас­по­ло­же­ние рук), пред­по­ло­жи­тель­но, при­су­ща еще одно­му тор­су, най­ден­но­му в зда­нии терм в Вен­аф­ро, кото­рый без труда иден­ти­фи­ци­ру­ет­ся как пля­шу­щий сатир по нали­чию небриды (шку­ра моло­дой лани, атри­бут менад и сати­ров — И.Ш.), завя­зан­ной узлом на шее и нис­па­даю­щей со спи­ны. Эта шку­ра, осо­бен­но спра­ва, вос­про­из­во­дит тот же мотив, что и накид­ка у тор­сов из гале­реи Колон­на и из Капуи. Хотя пря­мая связь меж­ду тор­са­ми не пред­став­ля­ет­ся убеди­тель­ной, мож­но все же пред­по­ло­жить, что основ­ные линии фигу­ры сати­ра из Вен­аф­ро мог­ли быть заим­ст­во­ва­ны у ста­ту­ар­но­го типа обсуж­да­е­мой неболь­шой груп­пы тор­сов. В ико­но­гра­фи­че­ском отно­ше­нии гир­лян­да высту­па­ет как доволь­но часто изо­бра­жа­е­мый дио­ни­сий­ский атри­бут, извест­ный по мно­гим при­ме­рам. Подоб­ную же фор­му и рас­по­ло­же­ние накид­ки неред­ко встре­ча­ет­ся у тан­цу­ю­щих фигур, одна­ко соче­та­ние накид­ки и гир­лян­ды явля­ет­ся уни­каль­ным. Хотя связь меж­ду тан­цем и дио­ни­сий­ским куль­том напра­ши­ва­ет­ся сама собой, у дан­ной фигу­ры отсут­ст­ву­ют при­зна­ки, харак­тер­ные для моло­до­го сати­ра. Нель­зя, впро­чем, иск­лю­чить ее трак­тов­ку как пред­ста­ви­те­ля отдель­но­го типа.
Рит­ми­ка фигу­ры, о кото­рой мож­но судить по частич­но сох­ра­нив­шим­ся антич­ным тор­сам в гале­рее Колон­на и музее Кам­па­нии, с широ­ко раз­веден­ны­ми рука­ми в соче­та­нии с раз­во­ротом груди, полу­чив­шим про­дол­же­ние в пово­ро­те голо­вы в сто­ро­ну, наи­луч­шим обра­зом соот­вет­ст­ву­ет про­из­веде­ни­ям зре­ло­го элли­низ­ма кон­ца II в. до н. э., когда раз­но­об­раз­ные тан­цу­ю­щие муж­ские фигу­ры пред­став­ля­ли, в основ­ном, сати­ров. Дви­же­нию тан­ца в нашем слу­чае соот­вет­ст­ву­ет и мотив раз­ве­ваю­щей­ся накид­ки, спра­ва обра­зу­ю­щей нечто вро­де пару­са, а спе­ре­ди соеди­нен­ной с гир­лян­дой. Подоб­ное раз­но­об­раз­ное рас­пре­де­ле­ние объ­е­мов, пол­ных и пустых, нару­ша­ет рав­но­ве­сие спра­ва, соп­ро­вож­даю­щее раз­во­рот фигу­ры вле­во, кото­рое мож­но попы­тать­ся вос­ста­но­вить, рас­смат­ри­вая скульп­ту­ру с опти­маль­ной точ­ки, в три чет­вер­ти сле­ва в отно­ше­нии зри­те­ля. Дан­ное обсто­я­тель­ство поз­во­ля­ет выдви­нуть рабо­чую гипо­те­зу о том, что эта фигу­ра мог­ла, вме­сте с дру­гой, состав­лять ком­по­зи­цию пар­но­го тан­ца.
Точ­ное опи­са­ние ста­ту­ар­но­го типа, учи­ты­вая отсут­ст­вие пол­но­цен­но­го иссле­до­ва­ния капу­ан­ско­го тор­са, пред­став­ля­ет­ся преж­дев­ре­мен­ным; одна­ко, в любом слу­чае оче­вид­на его связь с элли­ни­сти­че­ским искус­ст­вом, оста­ет­ся опре­де­лить воз­мож­ное вли­я­ние рим­ской эпо­хи.
Пере­ра­бот­ка и поли­ров­ка тор­са гале­реи Колон­на затруд­ня­ет его дати­ров­ку. Его отне­се­ние в I в. н. э. явля­ет­ся ори­ен­ти­ро­воч­ным.
Голо­ва име­ет чер­ты, харак­тер­ные для моло­до­го сати­ра: заост­рен­ные уши, при­плюс­ну­тый нос, выдаю­щи­е­ся ску­лы. Асим­мет­рия лица под­чер­ки­ва­ет­ся ртом, полуот­кры­тым в улыб­ке, слег­ка обна­жаю­щей линию зубов. Под мас­сив­ным вен­ком из пиний пыш­ная шеве­лю­ра пок­ры­ва­ет круп­ный лоб широ­ки­ми локо­на­ми, направ­лен­ны­ми вниз; локо­ны на вис­ках заче­са­ны назад. Поверх вен­ка при­чес­ка име­ет более линей­ный харак­тер, тогда как за уша­ми и над шеей она обо­зна­че­на корот­ки­ми спу­тан­ны­ми штри­ха­ми.
Из-за того, что при­чес­ка в обла­сти шеи силь­но повреж­де­на, уве­рен­но опре­де­лить направ­ле­ние пово­рота голо­вы затруд­ни­тель­но. Направ­ле­ние взгляда вниз и вле­во и асим­мет­рия лица поз­во­ля­ют иск­лю­чить фрон­таль­ную ори­ен­та­цию голо­вы. Эти сооб­ра­же­ния нахо­дят­ся в сог­ла­сии с иден­ти­фи­ка­ци­ей голо­вы как реп­ли­ки типа моло­до­го сати­ра, тан­цу­ю­ще­го с пан­те­рой, извест­но­го в несколь­ких вер­си­ях одной общей схе­мы. Фигу­ра, тан­цу­ю­щая на кон­чи­ках паль­цев, нак­ло­ни­ла голо­ву вниз, в направ­ле­нии живот­но­го. Один из луч­ших экзем­пля­ров это­го типа нахо­дит­ся в музее Шер­ше­ля (Алжир) с голо­вой, опре­де­лен­но при­над­ле­жа­щей самой ста­туе. Эта голо­ва обна­ру­жи­ва­ет доста­точ­но высо­кое сход­ство с нашей. Подоб­ная же голо­ва, при­над­ле­жа­щая ста­туе в Брюс­се­ле, так­же под­твер­жда­ет при­над­леж­ность нашей голо­вы это­му типу. Зна­чи­тель­ное чис­ло сход­ных меж­ду собой голов дан­но­го типа слу­жит под­твер­жде­ни­ем суще­ст­во­ва­ния ори­ги­на­ла-прото­ти­па, дати­ру­е­мо­го вто­рой поло­ви­ной вто­ро­го века до н. э. Достой­ный, но все же не изыс­кан­ный уро­вень испол­не­ния голо­вы из гале­реи Колон­на поз­во­ля­ет дати­ро­вать ее при­бли­зи­тель­но II в. н. э.

FILIPPO CARINCI (Catalogo della Galleria Colonna in Roma. Sculture. Bramante Editrice, 1990., PP. 228-231)


Литература:
Catalogo della Galleria Colonna in Roma. Sculture. Bramante Editrice, 1990., PP. 228-231

Источники:
© 2014 г. Фото: И. А. Шурыгин.
© 2015 г. Перевод с итал.: И. А. Шурыгин.
Ключевые слова: скульптура γλυπτική sculptura рим ρώμη римская копия ρωμαϊκό αντίγραφο мифология μυθολογία греческая мифология ελληνική μυθολογία mythologia graeca голова сатир сатиры σάτυρος σάτυροι satyros satyroi satur saturus статуя статуи ἄγαλμα άγαλμα statua statuae мрамор римская копия эллинистического греческого оригинала танцующий юноша танцующего юноши сатир голова сатира гирлянда giovinetto danzante