Саркофаг со сценами из Илиады (т. н. «саркофаг из Пианабеллы»)
Греческий мрамор. 160 г. н. э.Инв. № SBAO 43504.Остия, Археологический музей. Фото: И. А. Шурыгин

Саркофаг со сценами из Илиады (т. н. «саркофаг из Пианабеллы»).

Греческий мрамор. 160 г. н. э.
Инв. № SBAO 43504.

Остия, Археологический музей.

Происхождение:
Нек­ро­поль Пиа­на­бел­лы, 1976 г. Пер­во­на­чаль­но фраг­мен­ты сар­ко­фа­га в 1982 г. были при­об­ре­те­ны бер­лин­ским музе­ем антич­но­сти у «чер­ных архео­ло­гов» как «часть неко­ей част­ной кол­лек­ции из Швей­ца­рии» и выстав­ля­лись в экс­по­зи­ции, одна­ко после обна­ру­же­ния сар­ко­фа­га в ходе архео­ло­ги­че­ских рас­ко­пок 1988—1991 гг. по дого­во­рен­но­сти меж­ду музе­я­ми вос­ста­нов­лен­ный из облом­ков сар­ко­фаг был пере­дан на посто­ян­ной осно­ве архео­ло­ги­че­ско­му музею Остии.

Описание:
Сар­ко­фаг из Пиа­на­бел­лы, музей Остии, инв. № 43504, в посто­ян­ной экс­по­зи­ции, полу­чен из Музея антич­но­сти в Бер­лине.

Сар­ко­фаг был изготов­лен из импорт­но­го про­кон­нес­ско­го мра­мо­ра при­бли­зи­тель­но в 160 г. скуль­п­то­ра­ми, работав­ши­ми в Риме или его окрест­но­стях. На фрон­таль­ной пане­ли изо­бра­же­ны три сце­ны из Или­а­ды. Сле­ва Ахилл наде­ва­ет доспе­хи в при­сут­ст­вии сво­ей мате­ри Фети­ды. В сле­дую­щей сцене Ахилл сто­ит на колес­ни­це вме­сте со сво­им воз­ни­цей Авто­медо­ном. В пра­вой, самой круп­ной сцене, Ахилл опла­ки­ва­ет мерт­во­го Патрок­ла. Боко­вые пане­ли сар­ко­фа­га были укра­ше­ны фигу­ра­ми гри­фо­нов. На крыш­ке сар­ко­фа­га, по кра­ям от пане­ли для над­пи­си, содер­жат­ся еще две сце­ны: в левой Ахилл на колес­ни­це воло­чит тело Гек­то­ра вокруг моги­лы Патрок­ла; в пра­вой тело Гек­то­ра обмы­ва­ют перед воз­вра­ще­ни­ем его При­аму.

Эпи­зо­ды из жиз­ни Ахил­ла пока­за­ны в этих сце­нах так же, как и на атти­че­ских сар­ко­фа­гах, одна­ко неко­то­рые дета­ли (напри­мер, ложе покой­но­го) име­ют чер­ты, харак­тер­ные для рим­ской ико­но­гра­фии. Это обсто­я­тель­ство лег­ло в осно­ву зак­лю­че­ния о том, что рельеф сар­ко­фа­га был изготов­лен в самом Риме или его окрест­но­стях, а моде­лью для него послу­жил атти­че­ский сар­ко­фаг, при­ве­зен­ный в Рим через Остию.

Нали­чие рим­ских эле­мен­тов в изо­бра­же­ни­ях, посвя­щен­ных Ахил­лу, уни­каль­но, и поз­во­ля­ет пред­по­ло­жить, что сар­ко­фаг был изготов­лен по осо­бо­му зака­зу. Выбор для деко­ра сюже­тов из гре­че­ской лите­ра­ту­ры и неве­ро­ят­но высо­кое худо­же­ст­вен­ное каче­ство мно­го­фи­гур­ных сцен, мастер­ски высе­чен­ных в доро­гом камне, свиде­тель­ст­ву­ет о том, что заказ­чик, кем бы он ни был, являл­ся состо­я­тель­ным и обра­зо­ван­ным чело­ве­ком. В каче­стве воз­мож­но­го кан­дида­та рас­смат­ри­вал­ся пред­ста­ви­тель одной из самых знат­ных остий­ских семей — Эгри­ли­ев, кото­рая, судя по архео­ло­ги­че­ским наход­кам, име­ла ком­плекс гроб­ниц в нек­ро­по­ле Пиа­на­бел­лы за чер­той Остии. Одна­ко не оста­лось ника­ких сведе­ний о том, где был пер­во­на­чаль­но уста­нов­лен этот сар­ко­фаг, и как он рас­по­ла­гал­ся внут­ри гроб­ни­цы.

Сле­дую­щим твер­до уста­нов­лен­ным эта­пом исто­рии сар­ко­фа­га яви­лось его повтор­ное исполь­зо­ва­ние, при­бли­зи­тель­но, в III веке, в дру­гом мав­зо­лее нек­ро­по­ля Пиа­на­бел­лы. После того как исход­ная над­пись на нем была стер­та, сар­ко­фаг был готов при­ни­мать пред­ста­ви­те­лей дру­гой семьи, при­об­рет­шей (непо­нят­но, каким обра­зом) его, и, несо­мнен­но, весь­ма доволь­ной воз­мож­но­стью исполь­зо­вать для погре­бе­ния столь доро­гое вме­сти­ли­ще.

Этот мав­зо­лей рас­по­ла­га­ет­ся в север­ном кон­це ряда гроб­ниц, обра­зу­ю­щих клад­би­ще. Он был воз­веден при­бли­зи­тель­но в пер­вой поло­вине II века и впо­след­ст­вии на про­тя­же­нии II и III веков мно­го раз пере­стра­и­вал­ся. В ходе одной из пере­стро­ек сар­ко­фаг был опу­щен в под­зем­ную каме­ру и уста­нов­лен в спе­ци­аль­но при­готов­лен­ной для него нише (forma): перед ним была воз­веде­на сте­на, а сво­бод­ные про­све­ты по кра­ям были запол­не­ны стро­и­тель­ным рас­т­во­ром. Таким обра­зом, сар­ко­фаг был укрыт под зем­лей от люд­ских взглядов, веро­ят­но, с целью обес­пе­чить сохран­ность столь доро­го­го пред­ме­та и пред­от­вра­тить его повтор­ное исполь­зо­ва­ние как по пря­мо­му назна­че­нию, так и в каче­стве деко­ра­тив­но­го эле­мен­та.

Сле­дую­щий этап исто­рии сар­ко­фа­га насту­пил спу­стя сем­на­дцать сто­ле­тий, когда он сна­ча­ла пре­вра­тил­ся в цен­ней­ший товар на рын­ке антич­ной про­дук­ции, а затем стал пред­ме­том пере­го­во­ров в обла­сти рести­ту­ции куль­тур­но­го наследия. Одна­жды, веро­ят­но в 1976 г., он был обна­ру­жен in situ неле­галь­ны­ми копа­те­ля­ми, кото­рые выло­ма­ли пере­д­нюю панель, а так­же кус­ки боко­вых пане­лей и крыш­ки, оста­вив про­чие части на месте. Им уда­лось запо­лу­чить релье­фы, пред­став­ляв­шие осо­бую цен­ность на рын­ке анти­ква­ри­а­та, но извлечь сар­ко­фаг из зем­ли пол­но­стью они не смог­ли. В 1982 г. эти фраг­мен­ты были при­об­ре­те­ны бер­лин­ским музе­ем антич­но­сти в Шар­лот­тен­бур­ге в каче­стве «пред­ме­тов из част­ной кол­лек­ции в Швей­ца­рии», где, яко­бы, поко­ле­ние вла­дель­цев исполь­зо­ва­ло их как ящи­ки для цве­тов, вмон­ти­ро­ван­ные в сте­ну. Тем вре­ме­нем части сар­ко­фа­га, остав­лен­ные на месте гра­би­те­ля­ми в Пиа­на­бел­ле, были обна­ру­же­ны архео­ло­га­ми. Све­жий вид раз­ло­мов ука­зы­вал на то, что исто­рия о преж­нем швей­цар­ском вла­дель­це была вымыш­лен­ной. С 1988 по 1991 годы ита­льян­ские архео­ло­ги про­ве­ли систе­ма­ти­че­ские рас­коп­ки мав­зо­лея и уста­но­ви­ли рас­по­ло­же­ние сар­ко­фа­га в гроб­ни­це. Более того, в застыв­шей стро­и­тель­ной сме­си им уда­лось обна­ру­жить отпе­чат­ки фигур фрон­таль­но­го и боко­вых релье­фов, что яви­лось окон­ча­тель­ным дока­за­тель­ст­вом про­ис­хож­де­ния бер­лин­ских пане­лей из дан­ной гроб­ни­цы.

Кри­ми­наль­ное рас­сле­до­ва­ние не при­нес­ло резуль­та­тов. Не име­лось так­же закон­но­го осно­ва­ния для воз­вра­ще­ния бер­лин­ских фраг­мен­тов в Остию. Одна­ко, с дру­гой сто­ро­ны, уче­ным уда­лось най­ти аргу­мен­ты для того, чтобы соеди­нить воеди­но раз­ные части сар­ко­фа­га и достичь дого­во­рен­но­сти о пре­до­став­ле­нии бер­лин­ских фраг­мен­тов Остии для экс­по­зи­ции их на посто­ян­ной осно­ве. В насто­я­щее вре­мя силь­но повреж­ден­ный, но вос­ста­нов­лен­ный сар­ко­фаг с крыш­кой выстав­лен в архео­ло­ги­че­ском музее Остии.

Janet Huskinson

Литература:
Janet Huskinson. Habent sua fata: Writing Life Histories of Roman Sarcophagi. In: Life, Death and Representation. Some New Work on Roman Sarcophagi. De Gruyter, 2010, pp. 58—61.

Источники:
© 2015 г. Фото: И. А. Шурыгин.
Данные: музейная аннотация.
© 2010 г. Описание: Janet Huskinson. Habent sua fata: Writing Life Histories of Roman Sarcophagi. In: Life, Death and Representation. Some New Work on Roman Sarcophagi. De Gruyter, 2010, с. 58—61.
© 2015 г. Перевод с англ.: И. А. Шурыгин.
Ключевые слова: скульптура скульптурный sculptura римский римская римские погребальная погребальный погребальное погребальные надгробный надгробная надгробное надгробные рельеф греческая мифология mythologia graeca герой ахилл ахиллес ахилла ахиллеса achilles патрокл патрокла patroclus герой гектор гектора hector саркофаг саркофаги sarcophagus sarcophagi мифологический саркофаг мифологические саркофаги с мифами мифом саркофаг мрамор рельеф миф мифы саркофаг со сценами из илиады саркофаг из пианабеллы pianabella necropolis necropoli ахилл патрокл гектор автомедон инв № sbao 43504