Помпей Великий.

Мрамор. Копия эпохи Клавдия (середина I в. н. э.) оригинала, сохранившего художественную патетику, получившую распространение после 60 г. до н. э.
Высота 37 см.
Инв. № 62.

Венеция, Национальный археологический музей.

Происхождение:
Переда­на в дар по заве­ща­нию Джо­ван­ни Гри­ма­ни в 1587 г.

Описание:

Порт­рет Пом­пея (инв. № 62).

Гре­че­ский круп­но­зер­ни­стый мра­мор (ост­ров­ной?).
Высота общая 0,37 м, от под­бо­род­ка до вер­ха голо­вы 0,25 м.

Реста­ври­ро­ва­ны: нос, кон­чик под­бо­род­ка, участ­ки губ, ушных рако­вин и над­бров­ных дуг, две пряди волос над левым ухом, левая поверх­ность шеи. На щеках и шеве­лю­ре име­ют­ся поверх­ност­ные цара­пи­ны. Шея углуб­ле­на в цоколь, а ранее, веро­ят­но, была смон­ти­ро­ва­на в ста­туе.

Посту­пи­ла в дар по заве­ща­нию Гри­ма­ни в 1586 г. Выстав­ле­на в IX зале музея.

Пыш­ная шеве­лю­ра пред­став­ле­на бес­по­рядоч­но уло­жен­ны­ми длин­ны­ми сер­по­вид­ны­ми локо­на­ми, пок­ры­ваю­щи­ми вис­ки и обра­зу­ю­щи­ми кру­го­вой зави­ток в середине лба. Лоб тра­пе­цо­идаль­ной фор­мы, с гори­зон­таль­ны­ми, слег­ка вол­ни­сты­ми борозда­ми. Рот неболь­шой, под­бо­ро­док малень­кий, выдаю­щий­ся. Пате­ти­че­ский взгляд из-под мас­сив­ных над­бров­ных дуг, рельеф мышц по бокам носа и носо­губ­ных скла­док состав­ля­ют харак­тер­ные дета­ли ико­но­гра­фии Пом­пея, извест­ные из лите­ра­тур­ных источ­ни­ков1 и изо­бра­же­ний на моне­тах, осо­бен­но сици­лий­ской чекан­ки 38 г. до н. э.2

Швей­цер (Schweitzer) и Бушор (Buschor) пола­га­ют, что порт­рет, выпол­нен­ный в эпо­ху Клав­дия, явля­ет­ся копи­ей ори­ги­на­ла, создан­но­го око­ло 60—61 г. до н. э., воз­мож­но, кон­ной ста­туи Пом­пея (Appian, De bello civ., I, 97), уста­нов­лен­ной в Риме близ ростр, кото­рые Цезарь после бит­вы при Фар­са­ле пере­нес на новое место (Dio Cass., 43, 49)[1].

Срав­не­ние с надеж­но иден­ти­фи­ци­ро­ван­ны­ми мра­мо­ра­ми обна­ру­жи­ва­ет суще­ст­во­ва­ние раз­ных сти­ли­сти­че­ских интер­пре­та­ций дан­но­го пер­со­на­жа. Порт­ре­ты Пом­пея из Новой Карлс­берг­ской глип­то­те­ки Копен­га­ге­на3, кол­лек­ции Бра­у­на4 и из Рим­ско­го нацио­наль­но­го музея5 выпол­не­ны в ита­лий­ском сти­ле с эле­мен­та­ми элли­ни­сти­че­ско­го вли­я­ния, тогда как порт­ре­ты из Вене­ции и Фло­рен­ции6 отно­сят­ся к чисто­му элли­низ­му. Одна­ко доволь­но труд­но клас­си­фи­ци­ро­вать Пом­пея из музея Остии7, работы посред­ст­вен­ной и невы­ра­зи­тель­ной.

Бушор, сти­ли­сти­че­ски опре­де­ляя голо­вы из Фло­рен­ции и Вене­ции, как создан­ные в элли­ни­сти­че­ской среде, обна­ру­жи­вал вли­я­ние на них обра­зов Алек­санд­ра Вели­ко­го из Пер­га­ма8 и Кулач­но­го бой­ца из Рим­ско­го нацио­наль­но­го музея9, а так­же их сход­ство с порт­ре­том атти­че­ско­го сти­ля из Смир­ны I в. до н. э.10 Одна­ко вене­ци­ан­ский порт­рет, будучи весь­ма схож с фло­рен­тий­ским по «худо­же­ст­вен­но-пате­ти­че­ско­му» харак­те­ру архе­ти­па, дает, как недав­но заме­тил Поул­сен (Poulsen), соб­ст­вен­ное пред­став­ле­ние обра­за.

с.28 При­чес­ка несколь­ко напо­ми­на­ет уклад­ку локо­нов на изо­бра­же­ни­ях Алек­санд­ра, хотя и несколь­ко видо­из­ме­нен­ную в сто­ро­ну фор­маль­ных порт­ре­тов Менанд­ра11. Плот­ное при­ле­га­ние локо­нов к поверх­но­сти голо­вы может трак­то­вать­ся как попыт­ка скуль­п­то­ра умень­шить объ­ем при­чес­ки с целью гар­мо­ни­зи­ро­вать порт­рет и при­дать ему более кон­цен­три­ро­ван­ную содер­жа­тель­ность, что харак­тер­но для незио­ти­ко-мало­азий­ско­го направ­ле­ния позд­не­го элли­низ­ма, в кото­ром выра­же­ния атти­че­ско­го клас­си­циз­ма, встре­тив­шись с пер­га­мо-азий­ской тра­ди­ци­ей, отка­за­лись от самых бла­го­род­ных цен­но­стей «барок­ко» и созда­ли тот эклек­ти­че­ский «пла­сти­ко-худо­же­ст­вен­ный» язык, кото­рый, вый­дя за пре­де­лы ост­ро­вов и Малой Азии, достиг так­же и Рима, где с I в. до н. э. полу­чил широ­кое при­зна­ние и лег в осно­ву зна­чи­тель­ной части позд­не­рес­пуб­ли­кан­ской порт­ре­ти­сти­ки12.

Густа­во Тра­вер­са­ри
1Cf. M. Borda, in Enciclopedia dell’Arte Antica Classica e Orientale, VI, Roma, 1965, p. 368, s. v. Pompeo.

2Cf. F. Poulsen, in Revue Archéologique, Paris, 1936, p. 23, fig. 2 a p. 18; O. Vessberg, Studien zur Kunstgeschichte der römischen Republik, Lund 1941, p. 136, tav. 5, figg. 3—4.

3Ny Carlsberg Glyptotek — Billedtavler til Kataloget over Antike Kunstvaerker, Kjøbenhavn 1907, n. 597, tav. XXXXVIII. (Голо­ва: F. Poulsen, Catalogue, Copenhagen 1951); V. Poulsen, Glyptothèque Ny Carlsberg, Les portraits romains, I, Copenhague 1962, p. 39 ff., qui bibl., tavv. I—II.

4Frank E. Brown, in Studies to D. Robinson, I, Saint LouisMissouri 1951, p. 761 ff., tav. 96.

5B. M. Felletti Maj, Museo Nazionale Romano, I Ritratti, Roma 1953, p. 36 f., n. 49.

6G. A. Mansuelli, Galleria degli Uffici, Le sculture, II, Roma 1961, p. 42 ff., n. 31.

7R. Calza, I ritratti, I (Scavi di Ostia, VI), Roma 1965, p. 41, n. 53, tav. XXXII.

8Cf. L. Laurenzi, Ritratti greci, Firenze 1941, p. 126, n. 87, tav. XXXIV.

9Cf. A. Hekler, Die Bildniskunst der Griechen und Römer, Stuttgart 1912, tavv. 85—86; S. Aurigemma, Le Terme di Diocleziano e il Mus. Naz. Rom., Roma 1953, p. 100 f., n. 279, tav. L.

10Cf. Laurenzi, op. cit., p. 128, n. 92, tav. XXXVII; E. Buschor, Bildnisstufen, München 1947, p. 43, fig. 35.

11Cf. Poulsen, in From the Collect. of the Ny Carlsberg Glypt., III, Copenhagen 1942, p. 104.

12Cf. Traversari, in Arte antica e moderna, 27, 1964, p. 249 ff.

ПРИМЕЧАНИЯ РЕДАКЦИИ САЙТА

[1]В ука­зан­ном месте у Аппи­а­на идет речь о кон­ной ста­туе Сул­лы. У Дио­на Кас­сия (42, 18, 2; 43, 49, 1) и у Све­то­ния (Iul. 75), там, где гово­рит­ся о ста­туе Пом­пея, нет ука­за­ния на то, была ли это имен­но кон­ная ста­туя, но это сле­ду­ет из слов Вел­лея Патер­ку­ла: поче­сти в виде уста­нов­ки кон­ной ста­туи непо­сред­ст­вен­но на рострах на Рим­ском фору­ме, кро­ме Окта­ви­а­на Авгу­ста, за 300 лет удо­сто­и­лись толь­ко три чело­ве­ка — Сул­ла, Пом­пей Вели­кий и Юлий Цезарь (Vell. Pat. II, 61, 3).

Dio Cass. 42, 18, 2: ὡς δ᾽ οὖν ἐπίστευσάν ποτε, τὰς μὲν εἰκόνας τοῦ τε Πομπηίου καὶ τοῦ Σύλλου τὰς ἐπὶ τῷ βήματι ἑστώσας ἀνεῖλον, ἄλλο δὲ οὐδὲν τότε ἔπραξαν. — «Когда же они нако­нец пове­ри­ли, то изо­бра­же­ния Пом­пея и Сул­лы, уста­нов­лен­ные на рострах, уда­ли­ли, но боль­ше ниче­го не сде­ла­ли» (пер. О. В. Люби­мо­вой).

Dio Cass. 43, 49, 1: καὶ τὸ βῆμα ἐν μέσῳ που πρότερον τῆς ἀγορᾶς ὂν ἐς τὸν νῦν τόπον ἀνεχωρίσθη, καὶ αὐτῷ ἡ τοῦ Σύλλου τοῦ τε Πομπηίου εἰκὼν ἀπεδόθη. — «И рост­ры, преж­де нахо­див­ши­е­ся где-то посреди фору­ма, были ото­дви­ну­ты на нынеш­нее место, и на них изо­бра­же­ния Сул­лы и Пом­пея вос­ста­нов­ле­ны» (пер. О. В. Люби­мо­вой).

Suet. Iul. 75, 4: sed et statuas Luci Sullae atque Pompei a plebe disiectas reposuit — «но он и вос­ста­но­вил ста­туи Луция Сул­лы и Пом­пея, сбро­шен­ные плеб­сом» (пер. О. В. Люби­мо­вой).


Литература:
A. M. di Girolamo, A. M. di Alessandro Zanetti, Delle antiche statue greche e romane che nell’ Antisala della Libreria di S. Marco e in altri luoghi pubblici di Venezia si trovano, I, Venezia 1740, I, 17;
G. Valentinelli, Catalogo dei marmi scolpiti del Museo Archeologico della Marciana di Venezia, in «Atti del R. Istituto Veneto SS. LL. AA.», serie III, voll. VII—X, 1863; oppure Idem, Id., Prato 1866 (nell’indicazione delle pagine ho seguito quest’ultima edizione), p. 254, n. 293;
J. J. Bernoulli, Römische Ikonographie, I, Stuttgart 1882, pp. 116, 126;
H. Dütschke, Antike Bildwerke in Oberitalien, V, Leipzig 1882, p. 136, n. 357;
G. Pellegrini, Descrizione degli oggetti antichi componenti la sezione classica del Regio Museo Archeologico di Venezia, vol. I, VeneziaSchio 1911 (testo, ma incompleto: sono descritti solo 53 pezzi di cui sei sono i ritratti); vol. II, Padova 1914 (tavole con la riproduzione di tutti i monumenti), n. 96;
Photographische Einzelaufnahmen antiken Skulpturen, 2637—2638;
C. Anti, Il Regio Museo Archeologico nel Palazzo Reale di Venezia, Roma 1930, p. 112, n. 4;
F. Poulsen, Billeder af Pompejus og Caesar, København 1935, p. 9, figg. 7—8;
Idem, in Revue Archéologique, Paris, 1936, p. 22 ss., figg. 7—8;
B. Schweitzer, Die Bildniskunst der römischen Republik, Leipzig 1948, pp. 86, 88 s., 117, 131, 145, figg. 121—123;
O. Vessberg, Studien zur Kunstgeschichte der römischen Republik, Lund 1941, p. 136 s.;
E. Buschor, Bildnisstufen, München 1947, pp. 44 ss., 65;
B. Forlati Tamaro, Il Museo Archeologico del Palazzo Reale di Venezia, Roma 1953, p. 21, IX, n. 1, fig. a p. 63;
V. Poulsen, Glyptothèque Ny Carlsberg, Les portraits romains, I, Copenhague 1962, I, p. 40;
M. Borda, in Enciclopedia dell’Arte Antica Classica e Orientale, VI, Roma 1965, p. 368, fig. 398.

Fot.:
Fotografia del Museo Archeologico di Venezia, 1191, 1675 A—B, 1889;
Aufnahme des deutschen archäologischen Instituts — Photographische Abteilung, Roma, 1930. 26—27, 34. 7456;
Fotografia Alinari, Firenze, 12887.

Источники:
© 2018 г. Фото: И. А. Шурыгин.
© 2018 г. Данные: музейная аннотация.
© 1968 г. Описание: Traversari G. Museo Archeologico di Venezia. I ritratti. Poligrafico dello Stato, Roma, 1968. P. 27—28, cat. no. 10, ill. 10 a—c.
© 2018 г. Перевод с итал.: И. А. Шурыгин.

комм.
ПОИСК ИЗОБРАЖЕНИЙ В АНТИЧНОМ ИСКУССТВЕ
Ключевые слова: греческий мрамор мужской портрет голова Гней Помпей Магн Великий Gnaeus Pompeius Magnus Cneus Cnaeus g52 коллекция Джованни Гримани Инв № 62
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА