База статуи Ливии, почитаемой как Церера
Оригинал: после 14 г. н. э. Копия.
CIL. X. 7501= ILS. 121.
Инв. № MCR 295. {{Параметры оригинала: мрамор. Высота 34,2 см, ширина 63.5 см, толщина 44 см.}}.Рим, Музей Римской культуры. Фото: О. В. Любимова

База статуи Ливии, почитаемой как Церера

Оригинал: после 14 г. н. э. Копия.
CIL. X. 7501= ILS. 121.
Инв. № MCR 295. {{Параметры оригинала: мрамор. Высота 34,2 см, ширина 63.5 см, толщина 44 см.}}.

Рим, Музей Римской культуры.

Происхождение:
Ори­ги­нал най­ден на ост­ро­ве Гоцо (антич­ный Гавл, Маль­тий­ский архи­пе­лаг), хра­нит­ся в Нацио­наль­ном архео­ло­ги­че­ском музее в Ла-Валет­те, Маль­та (сведе­ния музей­ной таб­лич­ки) или в Нацио­наль­ном архео­ло­ги­че­ском музее (Цита­дель) в Вик­то­рии, Маль­та (сведе­ния базы EAGLE).

Описание:
Cereri Iuliae Augustae / divi Augusti matri / Tiberi Caesaris Augusti / Lutatia Cai filia sacerdos Augustae / «in=MP perpetuum» uxor / Marci Livi Marci filii Quirina Optati flaminis Gauli / Iuliae Augustae=I «in=MP perpetuum» cum Ṿ / liberis sua pecunia conse=Acravit

Цере­ре Юлии Авгу­сте, (жене) боже­ст­вен­но­го Авгу­ста, мате­ри Тибе­рия Цеза­ря Авгу­ста, Лута­ция, дочь Гая, жри­ца Авгу­сты пожиз­нен­но, жена Мар­ка Ливия Опта­та, сына Мар­ка, из три­бы Кви­ри­на, гав­лий­ско­го фла­ми­на Юлии Авгу­сты пожиз­нен­но, с пятью детьми (или со сво­и­ми детьми или с мужем и детьми) за соб­ст­вен­ный счёт посвя­ти­ла.

(рас­шиф­ров­ка и пере­вод над­пи­си при­во­дят­ся в соот­вет­ст­вии с исправ­ле­ни­я­ми Ж. Гюэ)

p.774 CIL. X. 7501. Жен­ская ста­туя в оде­я­нии, без рук и голо­вы, в цве­те лет, постав­лен­ная на базу с над­пи­сью CIL. X. 7506, отно­сит­ся ско­рее к дан­ной над­пи­си, соглас­но Lvpi. На ост­ро­ве Гавл, воз­ле дома Джа­ко­мо Сира­чи, у фун­да­мен­та Gvalt.; «в пере­улоч­ке у зам­ка, у самой зем­ли» Lvpi. Сего­дня в музее Маль­ты.

Опи­сал Г. Виль­манс. Gualterus G. Siciliae obiacentium insularum et Bruttiorum antiquae tabulae. Messina, 1624. № 276 = 349 (отсюда Muratorius L. A. Novus thesaurus veterum inscriptionum. Mediolani, 1739. P. 222, 3); Ciantar G. A. De B. Paulo Apostolo Melitam Siculo Adriatici maris Insulam naufragio eiecto dissertationes apologeticae. Venetiis, 1738. P. 354; Лупи видел над­пись в 1735 г.: Lupi A. Dissertazioni e lettere filologiche antiquarie. Arezzo, 1753. P. 60 (lettere); отсюда Castelli di Torremuzza G. L. Siciliae et objacentium insularum veterum inscriptionum nova collectio. Panormi, 1769. IV (во 2-м изда­нии исполь­зо­ван апо­граф поль­ско­го гра­фа де Борк), во всех изда­ни­ях не слиш­ком точ­но. Orelli I. C. Inscriptionum latinarum selectarum amplissima collectio. Turici, 1828. № 618.

Стк. 5, 7 IMP · PERPET в обо­их местах чита­ет­ся на месте стёр­то­го тек­ста. — Конец стк. 6: Виль­манс отме­тил, что на камне чита­ет­ся либо так, либо GAuL. — Cereri Iuliae Augustae divi Augusti, matri Ti. Caesaris Augusti, Lutatia C. f. sacerdos Augustae imperatoris perpetui, uxor M. Livi M. f. Qui. Optati flaminis Caulitanorum Iuliae Augusti imperatoris perpetui, cum viro et vel cum quinque liberis sua pecunia consacravit[1]. О титу­ле «пожиз­нен­ный импе­ра­тор», кото­рый встре­ча­ет­ся толь­ко здесь (ср. Flor. IV. 12. 65), но сам по себе прав­до­по­до­бен, я писал в рабо­те: Mommsen Th. Römische Staatsrecht. Bd. 2. 2. Leipzig, 1877. S. 770. Реко­мен­до­ван­ное Виль­ман­сом in perpetuum мной не одоб­ре­но, посколь­ку даже imperpetuum не под­твер­жда­ет­ся надёж­ны­ми свиде­тель­ства­ми эпо­хи рас­цве­та.

Т. Момм­зен

с. 34 ILS. 121 Cereri1 Iuliae Augustae | divi Augusti, matri | Ti. Caesaris Augusti, | Lutatia C. f. sacerdos Augustae | imp. perpet.2, uxor | M. Livi M. | f. Qui. Optati, flaminis Gaul. | Iuliae Augusti imp. perpet.2, cum V | liberis3 s. p. consacravit.

Най­де­на на ост­ро­ве Гавл (Гоц­цо), сего­дня хра­нит­ся на Маль­те (CIL. X. 7501).

1Ливия наз­ва­на Цере­рой по гре­че­ско­му обы­чаю.

2Сло­ва imp. perpet. выре­за­ны позд­нее на месте дру­гих стёр­тых слов; сло­во perpet., види­мо, сле­ду­ет свя­зы­вать не с imp., но с sacerdos и flaminis.

3«С пятью детьми» или «с мужем и детьми».

Г. Дес­сау

c. 74 Ещё один сле­пок1 над­пи­си при­влёк наше вни­ма­ние: прав­да, речь идёт о дав­но опуб­ли­ко­ван­ном тек­сте, но он, несо­мнен­но, ещё дол­го оста­нет­ся загад­кой. Вот как он при­ведён в «Кор­пу­се латин­ских над­пи­сей»2, не счи­тая двух малень­ких допол­не­ний3.

Меж­ду смер­тью Авгу­ста и смер­тью Ливии (14—29 гг. н. э.). Гоц­цо, побли­зо­сти от Маль­ты.

Cereri Iuliae Augustae | Divi Augusti uxori, matri | Tiberi Caesaris Augusti, Lutatia, Cai filia, sacerdos Iuliae Augustae Imperatoris perpetui uxoris, uxor | Marci Livi, Marci fili, Quirina tribu, Optati, flaminis Gaulitanorum | Iuliae Augusti Imperatoris perpetui uxoris cum suis | liberis sua pecunia consacravit[2].

Дари­тель­ни­ца явля­ет­ся жри­цей, а её муж — фла­ми­ном Ливии, кото­рая ста­ла звать­ся Юлия Авгу­ста4. Пер­вая ано­ма­лия: «жри­це (Юлии) Авгу­сты» (sacerdos (Iuliae) Augustae, стк. 4) соот­вет­ст­ву­ет «фла­мин Юлии, (жены) Авгу­ста» (flamen Iuliae Augusti, стк. 6—7); вто­рая ано­ма­лия: «(жене) пожиз­нен­но­го импе­ра­то­ра» (Imperatoris perpetui uxoris, стк. 5) соот­вет­ст­ву­ет «(жена) Авгу­ста, пожиз­нен­но­го импе­ра­то­ра» (Augusti Imperatoris perpetui uxoris, стк. 7); и эти два ука­за­ния на род­ство, в сущ­но­сти, кажут­ся бес­по­лез­ны­ми повто­ре­ни­я­ми при нали­чии слов «(жене) боже­ст­вен­но­го Авгу­ста» (Divi Augusti (uxori)) в стк. 2, p.75 — един­ст­вен­но­го выра­же­ния, пра­виль­но­го как по фор­ме (отме­тим титул Divus), так и по зани­ма­е­мо­му им месту. Третья ано­ма­лия: сам титул «пожиз­нен­ный импе­ра­тор» Imperator perpetuus, кото­рый два­жды выре­зан на месте уни­что­жен­но­го тек­ста и не поз­во­ля­ет выска­зать ника­ких пред­по­ло­же­ний отно­си­тель­но пер­вой редак­ции. Момм­зен, осно­вы­ва­ясь толь­ко на дан­ной над­пи­си, учи­ты­ва­ет этот титул в сво­ём «Рим­ском государ­ст­вен­ном пра­ве»1: это слиш­ком мно­го чести. Одна­ко может пока­зать­ся, что один текст, впро­чем, един­ст­вен­ный, — пас­саж Фло­ра2 — допус­ка­ет воз­ник­но­ве­ние титу­ла IMPerator PERPETuus, и чте­ние IVLIAE AVGVSTI (стк. 7) в какой-то мере под­твер­жда­ет такое раз­ви­тие собы­тий и, сле­до­ва­тель­но, реаль­ность титу­ла «пожиз­нен­ный импе­ра­тор» Imperator perpetuus; впро­чем, это не пока­за­лось убеди­тель­ным ни Виль­ман­су3, ни Дес­сау4. Но на слеп­ке, види­мо, нам пред­ла­га­ет­ся читать в стк. 7 не AVGVSTI, а AVGVSTAE (как в стк. 4)5. Тогда стк. 7 будет выглядеть так: IVLIAE AVGVSTAE IMP · PERPET · CVM SVis; это чте­ние, конеч­но, сле­до­ва­ло бы про­ве­рить на камне, если оно ещё не пред­ла­га­лось, но мне оно пред­став­ля­ет­ся доста­точ­но веро­ят­ным.

Это чте­ние име­ло бы то пре­иму­ще­ство, что пол­но­стью уст­ра­ня­ло бы две пер­вые ука­зан­ные нами ано­ма­лии; оно так­же уст­ра­ня­ет самую серь­ёз­ную при­чи­ну для при­зна­ния третьей. Я не знаю, най­дёт ли в даль­ней­шем imperator perpetuus мно­го защит­ни­ков; чтобы окон­ча­тель­но отвра­тить иссле­до­ва­те­лей от это­го титу­ла, отме­тим, что текст Фло­ра, на кото­рый ссы­ла­ет­ся Момм­зен, dictus imperator perpetuus и pater patriae6 дол­жен читать­ся dictator perpetuus et pater patriae7.

Оста­ёт­ся объ­яс­нить сло­ва IMP PERPET. Отче­го не вер­нуть­ся к объ­яс­не­нию Виль­ман­са? Быть может, бук­вы IMP PERPET — все­го лишь орфо­гра­фи­че­ская ошиб­ка (кста­ти, любо­пыт­ная)8, вме­сто IN PERPET, кото­рое про­из­но­си­лось за счёт асси­ми­ля­ции как im perpet (ср. im pace, так часто засвиде­тель­ст­во­ван­ное на хри­сти­ан­ских памят­ни­ках). Дари­тель­ни­ца и её муж ста­ли p.76 жри­цей (sacerdos) и фла­ми­ном (flamen) пожиз­нен­но (in perpetuum)1 (вто­рая редак­ция), тогда как, в рам­ках этой гипо­те­зы, на момент пер­вой редак­ции они были, напри­мер, еже­год­ным фла­ми­ном (flamen annuus)2 и еже­год­ной жри­цей (sacerdos annua (?)). Таким обра­зом, сле­ду­ет иск­лю­чить из титу­ла­ту­ры импе­ра­то­ра титул, кото­рый, на пер­вый взгляд, обо­зна­ча­ет­ся бук­ва­ми IMP PERPET, и вер­нуть жре­че­ско­му сану и фла­ми­на­ту двух про­вин­ци­а­лов пожиз­нен­ный харак­тер, кото­ро­го, несо­мнен­но, не име­ла «импе­ра­тор­ская власть» Авгу­ста.

1Зал IX, 22.

2CIL. X. 7501 = ILS. 121.

3В соот­вет­ст­вии со слеп­ком мы заме­ня­ем GaVL на GAVL (стк. 6) и добав­ля­ем SVïs в кон­це стк. 7.

4Авгу­ста, упо­мя­ну­тая в стк. 4, — это, несо­мнен­но, Юлия Авгу­ста, един­ст­вен­ная жен­щи­на из импе­ра­тор­ской семьи, имев­шая тогда этот титул (14—29 гг. н. э.).

1Mommsen Th. Le droit public romain. T. II. 2 (Manuel des antiquités romaines / Par Th. Mommsen, J. Marquardt. T. 5). Paris, 1896. P. 58, n. 1.

2Flor. II. 38 (sub fine).

3См. мне­ние Виль­ман­са у Момм­зе­на, CIL. X. P. 774.

4Dessau H. Inscriptiones latinae selectae. Berolini, 1892. Vol. 1. P. 34.

5Камень доволь­но силь­но стёрт; сам г-н К. Пьет­ран­же­ли, несо­мнен­но, про­чёл AVGVSTAE, так как крас­ным цве­том обо­зна­че­ны бук­вы AE (а не I); я имел воз­мож­ность ощу­пать сле­пок.

6Iuli Flori Epitomae de Tito Livio bellorum omnium annorum DCC libri duo / Ed. C. Halm. Lipsae, 1872 (Teubner). P. 105.

7L. Annaei Flori Epitomae libri II / Ed. O. Rossbach. Lipsae, 1896 (Teubner). P. 182; Florus. Epitome of Roman History / Transl. E. S. Forster. London, 1929 (Loeb Classical Library). P. 350.

8Она дока­зы­ва­ет, что кам­не­рез, не заботясь об общем смыс­ле над­пи­си, про­сто соеди­нил титул Imperator с при­ла­га­тель­ным perpetuus по ана­ло­гии, воз­мож­но, с dictator perpetuus. Но неуже­ли такая ассо­ци­а­ция пред­став­ле­ний про­вин­ци­аль­но­го кам­не­ре­за в самом деле дока­зы­ва­ет офи­ци­аль­ное суще­ст­во­ва­ние титу­ла imperator perpetuus?

1Flamen in perpetuum = flamen perpetuus; ср. CIL. II. 194: flamini Iulìae Augustae in perpetum (sic); о sacerdos perpetuus ср. доволь­но отда­лён­ную ана­ло­гию в CIL. XIII. 1751: perpetuitas sacerdotii.

2Ср., воз­мож­но, CIL. VIII. 1888 и Gsell S. Recherches archéologiques en Algerie. Paris, 1893. P. 335, n° 457, flamen annuus.

Ж. Гюэ
Над­пись Цере­ры1

с. 155

Cereri. Iuliae. Avgvstae.
Divi. Avgvsti. Matri.
Ti. Caesaris. Avgvsti.
Lvtatia. C. F. Sacerdos. Avgvstae.2
Imp. Perpet.3 Vxor.4
M. Livi.5 M. F. Qvi. Optati. Flaminis. Gavl.6
Ivliae. Avgvsti. Imp. Perpet.3 Cvm.7 V.
Liberis S. P.8 Consacravit.

Cereri Iuliae Augustae, Divi Augusti, matri Tiberii Caesaris Augusti, Lutatia, Caii filia, sacerdos Augustae, imperatoris perpetui, uxor Marci Livi, Marci filii, Quirina tribu, Optati Flaminis Gauli, Iuliae Augusti, imperatoris perpetui, cum V liberis sua pecunia consacravit.

Цере­ре Юлии Авгу­сте9, (жене) боже­ст­вен­но­го Авгу­ста10, мате­ри Тибе­рия Цеза­ря Авгу­ста11, Лута­ция, дочь Гая (и) жри­ца с. 156 Авгу­сты12, (жены) пожиз­нен­но­го импе­ра­то­ра13, жена Мар­ка Ливия Опта­та, сына Мар­ка, из три­бы Кви­ри­на, (и) фла­ми­на Гавла, Юлии (жене) Авгу­ста, пожиз­нен­но­го импе­ра­то­ра, посвя­ти­ла со сво­и­ми пятью детьми за соб­ст­вен­ный счёт.

Как дати­ру­ет­ся эта над­пись?

В над­пи­си мы чита­ем, что Лута­ция, жри­ца Авгу­сты, посвя­ти­ла что-то Юлии Авгу­сте, отож­дест­влен­ной с боги­ней Цере­рой. Юлия Авгу­ста — это Ливия Дру­зил­ла, вто­рая жена импе­ра­то­ра Авгу­ста[3] и мать вто­ро­го рим­ско­го импе­ра­то­ра Тибе­рия, рож­дён­но­го ею в преды­ду­щем бра­ке с Тибе­ри­ем Клав­ди­ем Неро­ном. При жиз­ни Авгу­ста его вто­рая жена, с кото­рой он всту­пил в брак 17 авгу­ста 38 г. до н. э.[4], носи­ла имя сво­его отца — Ливия. Толь­ко после смер­ти импе­ра­то­ра 19 авгу­ста 14 г. н. э. Ливия в силу заве­ща­ния сво­его супру­га была удо­че­ре­на в род Юли­ев и при­ня­ла имя Юлия14. В заве­ща­нии Август уста­но­вил, что Ливия и Тибе­рий долж­ны при­нять име­на Авгу­ста и Август соот­вет­ст­вен­но15. Поэто­му Ливия ста­ла звать­ся Юли­ей Авгу­стой или про­сто Авгу­стой. А сын Ливии, кото­рый уже носил имя Цезарь после усы­нов­ле­ния Авгу­стом в 4 г. н. э., после смер­ти послед­не­го при­нял имя Август. Кро­ме того, соглас­но поста­нов­ле­нию сена­та покой­ный импе­ра­тор стал Боже­ст­вен­ным Авгу­стом (Divus Augustus), в его честь было реше­но пост­ро­ить храм и учредить жре­че­ские долж­но­сти (sodales Augustales) для отправ­ле­ния его куль­та16. В нашей над­пи­си Ливия наз­ва­на Юли­ей Авгу­стой, Тибе­рий — Авгу­стом, а Август — Боже­ст­вен­ным. Поэто­му нет сомне­ний, что наша над­пись была сде­ла­на после смер­ти Авгу­ста, то есть после 19 авгу­ста 14 г. н. э.

Ливия умер­ла в пре­клон­ном воз­расте вось­ми­де­ся­ти пяти лет в 29 г. н. э. Импе­ра­тор Тибе­рий не явил­ся на похо­ро­ны мате­ри и вос­про­ти­вил­ся её обо­жест­вле­нию17. Толь­ко в 42 г. н. э. по насто­я­нию импе­ра­то­ра Клав­дия она была при­зна­на боги­ней18. Таким обра­зом, она ста­ла вто­рой рим­лян­кой, полу­чив­шей офи­ци­аль­ный титул Боже­ст­вен­ная (Diva): пер­вой была с. 157 Юлия Дру­зил­ла, два­дца­ти­од­но­лет­няя сест­ра импе­ра­то­ра Кали­гу­лы, обо­жест­влён­ная в 38 г. н. э. В над­пи­си Цере­ры Ливия не наз­ва­на Боже­ст­вен­ной, а это озна­ча­ет, что над­пись сде­ла­на до её обо­жест­вле­ния в 42 г. н. э. К сожа­ле­нию, она не содер­жит боль­ше ника­ких дета­лей, поз­во­ля­ю­щих более точ­но её дати­ро­вать. Мы лишь можем ска­зать, что над­пись несо­мнен­но выре­за­на не ранее авгу­ста 14 г. н. э. и не позд­нее 42 г. н. э. И всё же, посколь­ку Тибе­рий запре­тил обо­жест­вле­ние сво­ей мате­ри и умень­шил поче­сти, пре­до­став­лен­ные ей сена­том19, весь­ма веро­ят­но, что после смер­ти Ливии её культ при­шёл в упа­док и, сле­до­ва­тель­но, Лута­ция сде­ла­ла своё посвя­ще­ние при жиз­ни Ливии, то есть до 29 г. н. э. Таким обра­зом, над­пись, веро­ят­но, отно­сит­ся к пери­о­ду 14—29 гг. н. э.20

Юлия Цеза­ря, под­лин­но­го осно­ва­те­ля Рим­ской импе­рии, после смер­ти почи­та­ли как Боже­ст­вен­но­го Юлия (Divus Iulius). Окта­виан, усы­нов­лён­ный Цеза­рем, при жиз­ни при­нял титул «Сын Боже­ст­вен­но­го (Юлия)» (Divi filius). В 27 г. до н. э. по пред­ло­же­нию Муна­ция План­ка Окта­виан при­нял от сена­та рели­ги­оз­ный титул Август, что озна­ча­ет «нечто выхо­дя­щее за пре­де­лы чело­ве­че­ско­го мира и при­бли­жаю­ще­е­ся к боже­ст­вен­но­му»21. Поэты эпо­хи Авгу­ста, осо­бен­но Вер­ги­лий и Гора­ций22, назы­ва­ли импе­ра­то­ра богом. Одна­ко Август так­тич­но отк­ло­нил при­жиз­нен­ные боже­ст­вен­ные поче­сти и учредил обы­чай, соглас­но кото­ро­му толь­ко усоп­ший пра­ви­тель может стать богом в рим­ском государ­ст­вен­ном куль­те23. При жиз­ни импе­ра­тор и его семья нико­гда не полу­ча­ли в Риме боже­ст­вен­ных поче­стей24. Но в про­вин­ци­ях и ита­лий­ских общи­нах дела обсто­я­ли ина­че: импе­ра­тор­ский культ если и не поощ­рял­ся, то по край­ней мере допус­кал­ся. В неко­то­рых частях гре­че­ско­го и запад­но­го мира Авгу­сту при жиз­ни пок­ло­ня­лись как богу, и везде воз­во­ди­лись хра­мы, посвя­щён­ные Авгу­сту и Риму. Импе­ра­то­ра отож­деств­ля­ли с Юпи­те­ром, Мер­ку­ри­ем, Апол­ло­ном и дру­ги­ми бога­ми. Импе­ра­тор­ский культ в про­вин­ци­ях рас­про­стра­нял­ся и на пред­ста­ви­те­лей импе­ра­тор­ской семьи. Юлии, доче­ри Авгу­ста, пок­ло­ня­лись как Афро­ди­те, а Гаю Цеза­рю — как Ново­му Аре­су25.

с. 158 При жиз­ни Авгу­ста его жену Ливию почи­та­ли как боги­ню; но толь­ко после её обо­жест­вле­ния её культ полу­чил новый импульс. По всей импе­рии скуль­п­то­ры укра­ша­ли её ста­туи атри­бу­та­ми Вене­ры, Юно­ны или Цере­ры. Рим­ские тор­гов­цы, про­ез­жав­шие через Азию за китай­ским шёл­ком, бра­ли с собой в пода­рок афган­ским раджам меда­льо­ны с порт­ре­та­ми омо­ло­жён­ной Авгу­сты в вен­ке и под пок­ры­ва­лом боги­ни26. В 23 г. н. э. про­вин­ция Азия полу­чи­ла раз­ре­ше­ние пост­ро­ить храм Тибе­рию, Ливии и сена­ту27. На ост­ро­ве Самос у Ливии был храм и жри­ца28. Точ­но так же на Гоцо она име­ла жри­цу (Augustae sacerdos), отправ­ляв­шую её культ. На Гоцо её отож­деств­ля­ли с Цере­рой29. Над­пись со сло­вом Λίβιας (Ливии), обна­ру­жен­ная на Маль­те30, может отно­сить­ся к жене Авгу­ста. Дру­гая над­пись, недав­но рас­ко­пан­ная Ита­льян­ской архео­ло­ги­че­ской мис­си­ей, содер­жит сло­ва Aug. imp. и имя M. f. Optatus, то есть те же самые сло­ва, кото­рые встре­ча­ют­ся в над­пи­си Цере­ры31. Если Aug. — это сок­ра­ще­ние от Augusta, то, воз­мож­но, эта послед­няя над­пись свиде­тель­ст­ву­ет о суще­ст­во­ва­нии куль­та Ливии на Маль­те.

Цере­ра была боги­ней зер­на, и поэто­му ей пок­ло­ня­лись в зем­лях, про­из­во­див­ших хлеб. Эта над­пись кос­вен­но свиде­тель­ст­ву­ет о том, что на Гоцо выра­щи­ва­ли пше­ни­цу. В I в. н. э. Хре­сти­он вос­ста­но­вил храм Про­зер­пи­ны на Маль­те32. Про­зер­пи­на тоже пок­ро­ви­тель­ст­во­ва­ла про­из­вод­ству зер­на, а Цере­ра, как и Демет­ра, была свя­за­на с Мате­рью Зем­лёй, кото­рая «про­из­во­дит всё живое из соб­ст­вен­ной груди»33. Поэто­му культ Мате­ри Зем­ли, пред­став­лен­ный на Маль­те и Гоцо куль­та­ми пло­до­ро­дия, вос­хо­див­ши­ми к ран­ней антич­но­сти, вновь обна­ру­жи­ва­ет­ся или, воз­мож­но, про­дол­жа­ет­ся в куль­те Цере­ры.

Жри­цей Ливии была Лута­ция, дочь Гая. Имя Лута­ция ука­зы­ва­ет на то, что она была как-то свя­за­на с пле­бей­ской семьёй Лута­ци­ев. В соот­вет­ст­вии с рим­ским обы­ча­ем, Лута­ция, будучи жен­щи­ной, с. 159 носи­ла лишь одно имя34 — имя сво­его отца. Соглас­но рим­ско­му пра­ви­лу агна­ции, жена счи­та­лась чле­ном семьи сво­его отца, а не мужа. Это объ­яс­ня­ет, поче­му Лута­ция и её супруг Марк Ливий Оптат носят совер­шен­но раз­ные име­на. Види­мо, в I в. н. э. на Гоцо соблюда­лись рим­ские зако­ны о бра­ке.

Лута­ция что-то посвя­ти­ла Юлии Авгу­сте. Это не мог­ло быть обыч­ное под­но­ше­ние Цере­ре, кото­рое она, как жри­ца Ливии, долж­на была вре­мя от вре­ме­ни совер­шать: не было ника­ких при­чин уве­ко­ве­чи­вать такое собы­тие в над­пи­си. Види­мо, посвя­ще­на была ста­туя (signum) или алтарь (ara)35. Посвя­ще­ние счи­та­лось дей­ст­ви­тель­ным, толь­ко если оно было совер­ше­но с раз­ре­ше­ния общи­ны Гоцо. Рас­хо­ды в этом слу­чае опла­чи­ва­ла сама Лута­ция. Её дети помо­га­ли ей во вре­мя рели­ги­оз­ной цере­мо­нии, подоб­но тому, как камил­лы помо­га­ли фла­ми­ну Юпи­те­ра. Перед сло­вом liberis (дети) сто­ит бук­ва V, кото­рая может озна­чать либо viro (муж), либо чис­ло 536. Если V озна­ча­ет viro, то в этом слу­чае необ­хо­ди­мо вста­вить et (союз «и»: «её муж и её дети»), и, зна­чит, Лута­ции помо­гал супруг, кото­рый и сам был жре­цом. С дру­гой сто­ро­ны, если V озна­ча­ет «пять», то у Лута­ции были при­чи­ны вклю­чить это чис­ло в дан­ную над­пись. Авгу­ста вол­но­ва­ло паде­ние рож­да­е­мо­сти в Риме. В 19—18 гг. до н. э. сенат одоб­рил два зако­но­про­ек­та: один регу­ли­ро­вал бра­ки сос­ло­вий, вто­рой карал пре­лю­бо­де­я­ния. Для успеш­но­го рим­ско­го бра­ка нор­мой счи­та­лось трое детей37, и роди­те­ли, имев­шие тро­их детей, полу­ча­ли ряд мате­ри­аль­ных пре­иму­ществ («пра­во трёх детей», ius trium liberorum). В про­вин­ци­ях роди­те­ли мог­ли при­тя­зать на такие при­ви­ле­гии толь­ко после рож­де­ния пято­го ребён­ка.

Супру­гом Лута­ции был Марк Ливий Оптат. Ука­за­но так­же имя его отца — Caius (Гай), — сле­до­ва­тель­но, Марк Ливий не был рабом или воль­ноот­пу­щен­ни­ком38. Как сво­бож­но­рож­дён­ный чело­век, он имел воз­мож­ность отме­тить свою при­над­леж­ность к три­бе Кви­ри­на. Кро­ме того, он был фла­ми­ном, а эту жре­че­скую долж­ность мог­ли зани­мать толь­ко сво­бод­но­рож­ден­ные граж­дане. С дру­гой сто­ро­ны, ког­но­мен Оптат име­ет раб­ское про­ис­хож­де­ние. Веро­ят­но, в какой-то момент Марк Ливий был с. 160 усы­нов­лён в род Ливи­ев, самой выдаю­щей­ся пред­ста­ви­тель­ни­цей кото­ро­го была Ливия, жена Авгу­ста. Воз­мож­но, его пред­ок неко­гда был воль­ноот­пу­ще­ни­ком и носил гре­че­ское имя, напри­мер, ᾿Εραστός, кото­рое сме­нил на Оптат.

С исто­ри­че­ской точ­ки зре­ния, самые важ­ные сведе­ния зак­лю­ча­ют­ся в том, что он был фла­ми­ном Гоцо (Flamen GaulI). В рим­ской рели­гии фла­мин39 был жре­цом опре­де­лён­но­го боже­ства40. Он носил тогу с пур­пур­ной кай­мой (praetexta) и тес­ный голов­ной убор (galerus) с малень­кой палоч­кой (apex) на вер­хуш­ке и совер­шал тра­ди­ци­он­ные жерт­во­при­но­ше­ния тому богу, кото­ро­го пред­став­лял. В Риме было три стар­ших фла­ми­на и две­на­дцать млад­ших. Когда Юлий Цезарь умер и стал богом, в его честь была учреж­де­на долж­ность фла­ми­на. Когда Август умер и был обо­жест­влён, его глав­ной жри­цей ста­ла его жена Ливия.

В про­вин­ци­ях имен­но фла­мин совер­шал бого­слу­же­ния от име­ни общи­ны. Хотя в над­пи­си после сло­ва flamen не ука­за­но Augustalis или Augusti, нет сомне­ний в том, что Оптат был фла­ми­ном Авгу­ста на Гоцо. Он отве­чал за импе­ра­тор­ский культ на ост­ро­ве. Кро­ме того, фла­мин был свя­зан либо с коло­ни­ей (общи­ной рим­лян или ита­лий­цев, кото­рые посе­ли­лись вме­сте в дан­ном пунк­те), либо с муни­ци­пи­ем (само­управ­ля­е­мой общи­ной)41. Как извест­но из более позд­них над­пи­сей42, Гоцо был не коло­ни­ей, а муни­ци­пи­ем. Види­мо, это озна­ча­ет, что муни­ци­пий на Гоцо суще­ст­во­вал в пер­вой поло­вине I в. н. э.

Фла­мин стал самым вли­я­тель­ным чле­ном муни­ци­пия. Толь­ко бога­тые люди мог­ли поз­во­лить себе эту долж­ность. Заняв её, фла­мин дол­жен был запла­тить опре­де­лён­ную сум­му денег (summa legitima) и при­ни­мать уча­стие в самых важ­ных рели­ги­оз­ных цере­мо­ни­ях. Хотя он изби­рал­ся еже­год­но, види­мо, деку­ри­о­на­ми (пред­ста­ви­те­ля­ми муни­ци­пия), одна­ко сох­ра­нял титул фла­ми­на пожиз­нен­но43.

Над­пись Цере­ры очень важ­на для рели­ги­оз­ной исто­рии Гоцо. В пер­вой поло­вине I в. н. э. на Гоцо суще­ст­во­вал импе­ра­тор­ский культ. Оптат отве­чал за культ Авгу­ста на ост­ро­ве, а Лута­ция была жри­цей, отправ­ляв­шей культ Ливии. Ливия с. 161 отож­дест­вле­на с Цере­рой, а это озна­ча­ет, что на Гоцо пок­ло­ня­лись богине Цере­ре. Культ Цере­ры пред­по­ла­га­ет суще­ст­во­ва­ние сель­ско­хо­зяй­ст­вен­ной общи­ны. Над­пись так­же свиде­тель­ст­ву­ет о том, что «рома­ни­за­ция» ост­ро­ва шла пол­ным ходом. При­сут­ст­вие здесь фла­ми­на, веро­ят­но, ука­зы­ва­ет на суще­ст­во­ва­ние муни­ци­пия. Над­пись выпол­не­на на латин­ском язы­ке, тогда как дру­гая над­пись, отно­ся­ща­я­ся к куль­ту Авгу­ста на Маль­те44, сде­ла­на по-гре­че­ски. И жри­ца Ливии, и фла­мин Авгу­ста носят рим­ские име­на. Нако­нец, на Гоцо в пер­вой поло­вине I в. н. э. сле­до­ва­ли рим­ским обы­ча­ям.

1Об этой над­пи­си см.: Abela F. Descrittione di Malta. Malta, 1647. P. 215; Bres O. Malta antica illustrata. Roma, 1810. P. 251; Caruana A. Report on Phoenician, Greek and Roman Antiquities. Malta, 1882. P. 137; Idem. Frammento Critico della Storia Fenicio-Cartaginese, Greco-Romane e Bisantina, Musulmana e Normanno-Aragonese delle isole di Malta. Malta, 1899. P. 290; Ruggiero E. Dizionario epigrafico di antichità Romane. Vol. III. Roma, 1895—1919. P. 434; CIL. X. 7501; Dessau H. Inscriptiones Latinae Selectae. Vol. 1. Berolini, 1892. № 121; Ehrenberg V., Jones A. H. M. Documents illustrating the reigns of Augustus and Tiberius. Oxford, 1955. № 126.

2Avgvs у Абе­лы, Бре­са; Avgvstal Кару­а­на.

3Дес­сау и Эрен­берг зак­лю­ча­ют эти два сло­ва в скоб­ки.

4Опу­ще­но у Абе­лы и Бре­са. Послед­ний добав­ля­ет Ti. Imp. после Perpet.

5M. Ivlio у Абе­лы и Бре­са.

6Опу­ще­но у Абе­лы, Бре­са и Кару­а­ны.

7Опу­ще­но у Абе­лы, Бре­са и Кару­а­ны.

8sibi у Абе­лы; suis у Бре­са.

9В латин­ских над­пи­сях имя боги­ни, с кото­рой отож­деств­ля­ет­ся Юлия Авгу­ста, сто­ит на пер­вом месте. См. Ehrenberg V., Jones A. H. M. Op. cit. № 127: Iunoni Liviae, «Юноне Ливии». В гре­че­ских над­пи­сях имя боги­ни сто­ит после име­ни Юлии Авгу­сты, см. Ibid. № 129: Юлия Авгу­ста Гестия.

10Имя мужа в роди­тель­ном паде­же обыч­но добав­ля­лось к име­ни жены, чтобы облег­чить её иден­ти­фи­ка­цию. Ср. Ibid. № 127: Iunoni Liviae Augusti, «Юноне Ливии, (жене) Авгу­ста».

11Гре­че­ская над­пись вос­про­из­во­дит почти те же самые сло­ва. См. Ibid. № 89.

12В Пом­пе­ях жри­ца Цере­ры зва­лась Кло­дия, дочь Мар­ка (Clodia M. f.). Ibid. № 327.

13В эпо­ху Рес­пуб­ли­ки пол­ко­во­дец после три­ум­фа утра­чи­вал свой импе­рий и титул импе­ра­то­ра, но Август остал­ся импе­ра­то­ром, отсюда его титул (imperator) perpetuus, то есть «пожиз­нен­ный пол­ко­во­дец». О зна­че­нии сло­ва imperator см.: Charles-Picard G. Augustus and Nero. London, 1966. P. VII—XV.

14Ср. Tac. Ann. I. 8: Nihil primo senatus die passus nisi de supremis Augusti, cuius testamentum… Tiberium et Liviam haeredes habuit. Livia in familiam Iuliam nomenque Augustum adsumebatur[5].

15Ср. Tac. loc. cit.; Suet. Aug. 101.

16Ср. Tac. Ann. V. 2; Suet. Aug. 100.

17Ср. Tac. loc. cit.; Suet. Tib. 51.

18Ср. Suet. Claud. 11. 2; Cass. Dio LX. 5. 2.

19Ср. Tac. Ann. V. 2.

20Так счи­та­ет и Мике­лан­дже­ло Кад­жа­но де Адзе­ве­до, ср.: Cagiano de Azevedo M. Rinvenimenti vari // Missione Archeologica a Malta, Campagna di Scavi, 1968. Roma, 1969. P. 79.

21Ср. Atlheim F. A History of Roman Religion. London, 1938. P. 368.

22Ср. Verg. Ecl. I. 6—8; Hor. Od. III. 5. 1—10.

23Ср. Altheim F. Op. cit. P. 360, 444.

24Ср. Tac. Ann. XV. 74: deum honor principi non ante habetur quam agere inter homines desierit[6].

25Ср. Ehrenberg V., Jones A. H. M. Op. cit. № 63, 64.

26Ср. Charles-Picard G. Op. cit. P. 80—81.

27Ehrenberg V., Jones A. H. M. Op. cit. № 124, 126, 128—130.

28Ibid. No. 102; Ollendorff L. Livia (37) // RE. HBd. 25. 1926. Sp. 917.

29О моне­тах с леген­дой Avgvsta Ceres, ср. Smallwood E. M. Documents illustrating the Principates of Gaius, Claudius and Nero. Cambridge, 1967. № 129, 312a, 312b.

30Ср. Caruana A. Report… P. 138; Vassallo C. Dei monumenti antichi nel gruppo di Malta. Malta, 1876. P. 38.

31Ср. Cagiano de Azevedo M. Op. cit. P. 79.

32Ср. CIL. X. 7494; Dessau H. Inscriptiones Latinae Selectae. Vol. 2. 1. Berolini, 1902. P. 122, № 3975.

33Ср. Altheim F. Op. cit. P. 120.

34Ср. Ehrenberg V., Jones A. H. M. Op. cit. № 327: Clodia A. F. sacerdos (жри­ца Кло­дия, дочь Авла).

35Ср. Fest. 321: Gallus Aelius ait, sacrum esse quodcumque more atque instituto civitatis consecratum sit, sive aedis, sive ara sive signum sive locus sive pecunia sive quid alius quod dis dedicatum atque consecratum sit[7].

36Ср. CIL. X. 7501. Ср. так­же Ehrenberg V., Jones A. H. M. Op. cit. № 43B: Iano Aug. sacrum C. Iulius… cum liberis posuit[8].

37Ср. Balsdon J. P. V. D. Roman Women. London, 1962. P. 202.

38Ср. Duff A. M. Freedmen in the Early Roman Empire. Cambridge, 1958. P. 52.

39Это сло­во, види­мо, свя­за­но с индий­ским «брах­ман». Ср. Ernout A., Maillet A. Dictionnaire étymologique de la langue latine. Paris, 1967.

40Ср. Cic. Leg. II. 8. 20: Omnibus divis pontifices, singulis flamines sunto[9].

41Ср. Gagé J. Les classes sociales dans L’Empire Romain. Paris, 1964. P. 173.

42Ср. CIL. X. 7507, 7508.

43Ср. Daremberg Ch., Saglio E. Dictionnaire des antiquites grecques el romaines. Paris, 1877—1919. T. 13. P. 1868. Так­же Gagé J. Op. cit. P. 173.

44Ср. Kaibel G. Inscriptiones Graecae. Vol. 14. Berolini, 1890. P. 142. № 601.

Й. Бусут­тил

с. 140 Та же ори­ен­та­ция засвиде­тель­ст­во­ва­на так­же в над­пи­си с Гоцо эпо­хи Тибе­рия, как под­твер­жда­ет посвя­ще­ние Ливии, опи­сан­ной как «Цере­ра Юлия Авгу­ста» (Ceres Iulia Augusta) и мать Тибе­рия Цеза­ря Авгу­ста; над­пись, веро­ят­но, отно­сит­ся к базе жен­ской ста­туи в дра­пи­ров­ке, изо­бра­жав­шей импе­ра­три­цу, кото­рая сего­дня хра­нит­ся в архео­ло­ги­че­ском музее Гоцо (текст № 34). Посвя­ти­тель­ни­ца, «Лута­ция, жри­ца Авгу­сты (и) пожиз­нен­но­го импе­ра­то­ра» (Lutatia, sacerdos Augustae (et) imperatoris perpetui), воз­двиг­ла ста­тую за свой счёт вме­сте со сво­им мужем, Мар­ком Ливи­ем Опта­том, сыном Мар­ка, гав­лий­ским фла­ми­ном Юлии, Авгу­ста, пожиз­нен­но­го импе­ра­то­ра» (M. Livius M. f. Optatus, flamen Gaulitanorum, Iuliae, Augusti imperatoris perpetui). Исполь­зо­ва­ние этих титу­лов вме­сто обыч­но­го «фла­мин боже­ст­вен­но­го Авгу­ста» (flamen divi Augusti) или «фла­мин боже­ст­вен­ных авгу­стов» (flamen divorum Augustorum) может под­твер­ждать, что над­пись была постав­ле­на, веро­ят­но, в 14 г. н. э. или вско­ре после это­го, до фор­маль­но­го учреж­де­ния куль­та боже­ст­вен­но­го Авгу­ста (divus Augustus) (Bonanno A. Malta, Phoenician, Punic, and Roman. Malta, 2005. P. 204—205; 255).

с. 178 34) CIL. X.2. 7501: Cereri Iuliae Augustae | divi Augusti, matri | Ti. Caesaris Augusti, | Lutatia C. f. sacerdos Augustae | imperatoris perpetui, uxor | M. Livi M. f. Qui. Optati flaminis Gaulitanorum | Iuliae Augusti imperatoris perpetui, cum viro et vel cum quinque | liberis sua pecunia consacravit[1].

М. Кас­сия

При­ме­ча­ния пере­вод­чи­цы

[1]Цере­ре Юлии Авгу­сте, (жене) боже­ст­вен­но­го Авгу­ста, мате­ри Тибе­рия Цеза­ря Авгу­ста, Лута­ция, дочь Гая, жри­ца Авгу­сты, (жены) пожиз­нен­но­го импе­ра­то­ра, жена Мар­ка Ливия Опта­та, сына Мар­ка, из три­бы Кви­ри­на, гав­лий­ско­го фла­ми­на Юлии, (жены) Авгу­ста, пожиз­нен­но­го импе­ра­то­ра, с мужем и (или с пятью) детьми за соб­ст­вен­ный счёт посвя­ти­ла (эту ста­тую).

[2]Цере­ре Юлии Авгу­сте, (жене) боже­ст­вен­но­го Авгу­ста, мате­ри Тибе­рия Цеза­ря Авгу­ста, Лута­ция, дочь Гая, жри­ца (Юлии) Авгу­сты, (жены) пожиз­нен­но­го импе­ра­то­ра, жена Мар­ка Ливия Опта­та, сына Мар­ка, из три­бы Кви­ри­на, гав­лий­ско­го фла­ми­на Юлии, (жены) Авгу­ста, пожиз­нен­но­го импе­ра­то­ра, со сво­и­ми детьми за свой счёт посвя­ти­ла.

[3]Ливия была третьей женой Авгу­ста (Suet. Aug. 62).

[4]Окта­виан женил­ся на Ливии 17 янва­ря 38 г. до н. э. (Inscr. It. XIII2. 22)

[5]На пер­вом заседа­нии сена­та он допу­стил к обсуж­де­нию толь­ко то, что име­ло пря­мое каса­тель­ство к послед­ней воле и похо­ро­нам Авгу­ста, в чьем заве­ща­нии… было запи­са­но, что его наслед­ни­ки — Тибе­рий и Ливия (пер. А. С. Бобо­ви­ча).

[6]Прин­цепс удо­ста­и­ва­ет­ся боже­ских поче­стей, лишь завер­шив суще­ст­во­ва­ние сре­ди людей (пер. А. С. Бобо­ви­ча).

[7]Галл Элий гово­рит: «Свя­щен­но всё, что посвя­ще­но в соот­вет­ст­вии с обы­ча­я­ми и учреж­де­ни­я­ми общи­ны, будь то зда­ние, алтарь, изва­я­ние, место, иму­ще­ство или что-либо иное, что посвя­ще­но богам и освя­ще­но».

[8]Яну­су Авгу­сту жерт­во­при­но­ше­ние Гай Юлий… с детьми посвя­тил.

[9]Да будут… у всех богов — пон­ти­фи­ки, у отдель­ных богов — фла­ми­ны (пер. В. О. Горен­штей­на).


Литература:
CIL. X. 7501
ILS. 121.
Guey J. Une Exposition de la «Romanité» [Mostra Augustea della Romanità. Catalogo] // Journal des savants. 1938. P. 74—76.
AE. 1938. 110.
Cagiano de Azevedo M. Frammento di una iscrizione latina dal Fanum Iunonis Melitense // RAL. Vol. 24. 1969. P. 156—157.
Busuttil J. The Ceres Inscription // Journal of the Faculty of Arts. Vol. 5. 1972. P. 155—161.
Bruno B. L’arcipelago maltese in età romana e bizantina. Attività economiche e scambi al centro del Mediterraneo. Bari, 2004. P. 20, 56—57.
Pirino E.A. Corpus inscriptionum Melitensium: storia e istituzioni delle isole maltesi attraverso la documentazione epigrafica. Tesi di dottorato (XVII ciclo). Università degli Studi di Sassari, 2003—2004.
Bonanno A. Malta, Phoenician, Punic, and Roman. Malta, 2005. P. 173—175.
Cassia M. L’arcipelago maltese sotto il dominio romano // Malta in the Hybleans, the Hybleans in Malta. Malta negli Iblei, gli Iblei a Malta / Ed. A. Bonanno, P. Militello. Palermo, 2008. P. 140, 149,159, 164, 178.

Источники:
(сс) 2009 г. Фото, перевод: О. В. Любимова (CC BY-SA 4.0).
Описание: музейная подпись.
Описание: CIL. X. 7501.
Описание: ILS. 121.
Описание: Guey J. Une Exposition de la «Romanité» [Mostra Augustea della Romanità. Catalogo] // Journal des savants. 1938. P. 74—76.
Описание: Busuttil J. The Ceres Inscription // Journal of the Faculty of Arts. Vol. 5. 1972. P. 155—161.
Описание: Cassia M. L’arcipelago maltese sotto il dominio romano // Malta in the Hybleans, the Hybleans in Malta. Malta negli Iblei, gli Iblei a Malta / Ed. A. Bonanno, P. Militello. Palermo, 2008. P. 140, 149,159, 164, 178.
Ключевые слова: эпиграфика надпись надписи epigraphia римская римские база статуи ливия друзилла юлия августа g132 церера лутация марк ливий оптат фламин фламиника жрец жрица cil x 7501 ils 121 cereri iuliae augustae divi augusti matri tiberi caesaris augusti lutatia cai filia sacerdos augustae imp perpetuum uxor marci livi marci filii quirina optati flaminis gauli iuliae augusti imp perpetuum cum v liberis sua pecunia consacravit инв № mcr 295. {{параметры оригинала: мрамор. высота 34,2 см, ширина 63.5 см, толщина 44 см.}}