Константин Великий и Тихе Константинополя
Сардоникс.
Рим. IV в.
Переработана в XIX в. мастером Бенедетто Пиструччи (1784—1855).
18,5 × 12,2 см.
Инв. № ГР-12534 (Ж 146).Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж. Фото: С. И. Сосновский

Константин Великий и Тихе Константинополя.

Сардоникс.
Рим. IV в.
Переработана в XIX в. мастером Бенедетто Пиструччи (1784—1855).
18,5 × 12,2 см.
Инв. № ГР-12534 (Ж 146).

Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.

Происхождение:
Посту­пи­ла в 1805 г. из собра­ния Н. Ф. Хит­ро­во; ранее в собра­нии А. Г. Голов­ки­на.

Описание:
<> Кро­ме более чем пяти­сот моде­лей для меда­лей и камей, создан­ных Бенедет­то Пист­руч­чи, отли­чав­ших­ся клас­си­че­ской кра­сотой, худож­ник, по его утвер­жде­нию, выре­зал более 150 камей. Неко­то­рые из них выде­ля­лись необы­чай­ной фак­ту­рой и раз­ме­ра­ми. Сре­ди них осо­бой сла­вой поль­зо­ва­лись сле­дую­щие:

Три­умф Ари­ад­ны и Вак­ха, в музее Вены <>

Фло­ра (фраг­мент), создан­ная худож­ни­ком за 100 скудо и пере­про­дан­ная за 500 фун­тов стер­лин­гов — сар­до­никс — в музее Лон­до­на.

Тра­ги­че­ская мас­ка (высо­ким релье­фом) создан­ная за 80 скудо и пере­про­дан­ная за 900 фун­тов стер­лин­гов мон­се­ньо­ру Бек­фор­ду как гре­че­ская работа, опи­сан­ная Э. К. Вис­кон­ти — в музее Лон­до­на.

Про­вин­ция увен­чи­ва­ет Авгу­ста — округ­лой фор­мы, 8 дюй­мов в диа­мет­ре — сар­до­никс — работа, выпол­нен­ная за 200 скудо и пере­про­дан­ная за 4000 как гре­че­ская работа, в чем был уве­рен Ден­нон — в музее Петер­бур­га.

О неко­то­рых зна­ме­ни­тых гра­ве­рах хоро­шо извест­но, что они пре­успе­ва­ли в тор­гов­ле под­дель­ны­ми древ­но­стя­ми — напри­мер, Нат­тер, и как гово­рят, и дру­гие — но мы нико­гда не слы­ша­ли, чтобы в этом обви­ня­лись Джо­ван­ни Пихлер, Джи­ро­мет­ти или Пист­руч­чи. Это прав­да, что они и дру­гие талант­ли­вые масте­ра зани­ма­лись обра­бот­кой для Бонел­ли и дру­гих тор­гов­цев гем­ма­ми, кото­рые про­да­ва­ли их работы по боль­шим ценам как анти­ки (дока­за­тель­ст­вом слу­жит «Фло­ра» Пей­на Най­та). Бонел­ли пытал­ся сох­ра­нить это в тайне, но Пист­руч­чи сна­ча­ла запо­до­зрил, а затем ули­чил его. Этот Бонел­ли тор­го­вал гем­ма­ми и посто­ян­но путе­ше­ст­во­вал по сто­ли­цам Ита­лии, Рос­сии, Гер­ма­нии, Фран­ции и Англии, воз­вра­ща­ясь в Рим с интер­ва­лом в один-два года. Он поку­пал и про­да­вал гем­мы и кам­ни для гра­ви­ров­ки везде, где бы ни нахо­дил­ся, и конеч­но же, попол­нял свои запа­сы вся­кий раз, когда воз­вра­щал­ся в Рим, ску­пая у кре­стьян — охот­ни­ков за гем­ма­ми и иска­те­лей на вино­град­ни­ках и руи­нах воз­ле Фору­ма, Аппи­е­вой доро­ги и в дру­гих местах. Неко­то­рые из них он рету­ши­ро­вал и улуч­шал при помо­щи упо­мя­ну­тых масте­ров; необ­ра­ботан­ные кам­ни гра­ви­ро­ва­лись в антич­ном сти­ле: мастер полу­чал оникс, сер­до­лик или сар­до­ник и вме­сте с ним пред­мет, но не для копи­ро­ва­ния, а для под­ра­жа­ния (как уже гово­ри­лось). Конеч­но, гра­ве­ру не поз­во­ля­лось ста­вить свое имя, или оно быст­ро уда­ля­лось, если он упря­мо делал это — так что ни один из этих худож­ни­ков не полу­чил долж­но­го при­зна­ния за свое мастер­ство. Эти работы, будучи по-насто­я­ще­му пре­крас­ны­ми (хотя и не антич­ны­ми), охот­но при­об­ре­та­лись таки­ми кол­лек­ци­о­не­ра­ми как Деми­дов, Род­жер, Бла­кас, Пейн Найт, Уэбб и др. Веро­ят­но, о неко­то­рых сто­ит рас­ска­зать. Пер­вая — насто­я­щий антик, полу­чен­ный Пист­руч­чи для улуч­ше­ния (не от Бонел­ли, а от дру­го­го тор­гов­ца, Доме­ни­ко Дез­а­лье­фа) — пре­крас­ный сар­до­никс раз­ме­ром с ладонь, на кото­ром был воин, увен­чи­ва­е­мый жен­ской фигу­рой вен­ком, выпол­нен­ным в высо­ком релье­фе; совер­шен­но ужас­ный, как могут пору­чить­ся те, кто видел его сле­пок в сво­ем пер­во­на­чаль­ном состо­я­нии. К сча­стью, он был настоль­ко гру­бо испол­нен, что оста­ва­лось мно­го мате­ри­а­ла, кото­рый мож­но было уда­лить для доведе­ния до пра­виль­ных про­пор­ций: напри­мер, ноги были таки­ми корот­ки­ми и тол­сты­ми, что он сре­зал коле­ни и поме­стил их выше на подо­баю­щее место; он изгото­вил два оттис­ка, один до и дру­гой после пере­дел­ки; из пер­во­го оттис­ка он полу­чил вос­ко­вой сле­пок, из кото­ро­го сде­лал обра­зец новой гем­мы, так что едва ли остал­ся хоть какой-то след от ста­рой; а бла­го­да­ря это­му слеп­ку он, разу­ме­ет­ся, мог видеть, сколь­ко кам­ня может поз­во­лить себе сре­зать. После того, как гем­ма была гото­ва, она попа­ла в Импе­ра­тор­ский кабинет Санкт-Петер­бур­га, где счи­та­ет­ся capo d’opera (ит. венец тво­ре­ния) и была при­зна­на тако­вым мно­ги­ми экс­пер­та­ми, в том чис­ле Дено­ном, дирек­то­ром Каби­не­та меда­лей в Пари­же. Полу­чить фото­гра­фию было невоз­мож­но, но гра­вю­ра на дере­ве (по каран­даш­но­му наброс­ку), хотя и несо­вер­шен­ная, в доста­точ­ной мере пере­да­ет раз­мер и сюжет камеи — победо­нос­но­го пол­ко­во­д­ца или импе­ра­то­ра, увен­чи­ва­е­мо­го Про­вин­ци­ей, обыч­но изо­бра­жа­е­мой в голов­ном убо­ре Кибе­лы.

Archibald Billing (1867)

АРТИСТИЧЕСКИЕ КУРЬЕЗЫ
Неко­то­рые забав­ные слу­чаи, про­изо­шед­шие со зна­ме­ни­тым рез­чи­ком камей и кам­ней Бенедет­то Пист­руч­чи

<> Меж­ду тем, этот худож­ник [Б. Пист­руч­чи] ока­зал­ся неве­ро­ят­но изо­бре­та­тель­ным и удач­ли­вым. Живя в Ита­лии, он созда­вал камеи, пора­жав­шие иск­лю­чи­тель­ным вку­сом и сход­ством с антич­ны­ми работа­ми. Тор­гов­цы, поку­пав­шие их по ценам явно ниже тех, кото­рых они заслу­жи­ва­ли, пере­про­да­ва­ли их затем как работы выдаю­щих­ся масте­ров недав­не­го про­шло­го, если они были изготов­ле­ны из немец­ких кам­ней, а камеи из цен­ных кам­ней с Восто­ка выда­ва­ли за про­из­веде­ния антич­ных худож­ни­ков. Ино­гда слу­ча­лось, что камею, про­шед­шую через несколь­ко рук, ее вла­де­лец демон­стри­ро­вал само­му Пист­руч­чи в каче­стве сок­ро­ви­ща, при­об­ре­тен­но­го за боль­шие день­ги, и этот розыг­рыш фор­ту­ны достав­лял худож­ни­ку нема­ло удо­воль­ст­вия. Бог зна­ет какие стра­да­ния испы­ты­ва­ли неза­дач­ли­вые поку­па­те­ли, когда он нако­нец, вскры­вая обман, с улыб­кой демон­стри­ро­вал им свое имя или свой знак, мини­а­тюр­но выре­зан­ный в угол­ке камеи.

И ведь не ска­зать, что такие ошиб­ки совер­ша­ли толь­ко неопыт­ные нович­ки. Сам Эннио Кви­ри­но Вис­кон­ти, выдаю­щий­ся зна­ток антич­но­сти с цеп­ким взглядом, осно­во­по­лож­ник архео­ло­гии, заблуж­дал­ся, состав­ляя свои науч­ные ком­мен­та­рии к тра­ги­че­ской мас­ке, выпол­нен­ной высо­ким релье­фом, про­дан­ной масте­ром за 80 скудо и затем пере­про­дан­ной за 900 фун­тов стер­лин­гов синьо­ру Бек­фор­ду. Будучи выдан­ной за гре­че­скую работу, она соста­ви­ла гор­дость кол­лек­ции англи­ча­ни­на. В лон­дон­ском музее экс­по­ни­ру­ет­ся вели­ко­леп­ная «Фло­ра» того же про­ис­хож­де­ния, в Вене — вось­ми­фи­гур­ный сар­до­никс «Три­умф Вак­ха и Ари­ад­ны», а в Петер­бур­ге — зна­ме­ни­тая камея «Про­вин­ция увен­чи­ва­ет Авгу­ста», кото­рую Ден­нон счи­тал гре­че­ской работой. Так рим­ский худож­ник заслу­жил сла­ву при жиз­ни, а потом­ки смот­ре­ли на его работы как на вер­ши­ны антич­но­го искус­ства. <>

Roma artistica (1872)

Одна­жды Пист­руч­чи, еще нахо­дясь в Риме, полу­чил антич­ный блед­но-корич­не­вый сар­до­никс, пере­дан­ный ему для пере­ра­бот­ки Доме­ни­ко Дез­а­лье­фом. На нем был воин, увен­чи­ва­е­мый жен­щи­ной, но настоль­ко неук­лю­же выре­зан­ный, что не пред­став­лял осо­бой цен­но­сти. При этом было мно­го мате­ри­а­ла, кото­рый мож­но было сре­зать. Сде­лав оттиск в вос­ке, он пол­но­стью его пере­ра­ботал; затем он сре­зал коле­ни фигур и под­нял их вверх и так изме­нил ком­по­зи­цию, что от пер­во­на­чаль­ных форм не оста­лось и следа. Тор­го­вец был в вос­тор­ге и без труда про­дал этот камень Рос­сий­ско­му импе­ра­тор­ско­му каби­не­ту, где он нахо­дит­ся до сих пор и счи­та­ет­ся высо­чай­шей цен­но­стью.

J. B. Marsh. Cameo cutting (1890)

Так назы­вае­мая «камея Тра­я­на» в Эрми­та­же тоже долж­на быть отне­се­на к прав­ле­нию Кон­стан­ти­на. Силь­но пере­ра­ботан­ная в нача­ле XIX в., эта одна из ред­ких круп­ных антич­ных гемм была посвя­ще­на осно­ва­нию Кон­стан­ти­но­по­ля. Тихэ — пок­ро­ви­тель­ни­ца новой сто­ли­цы мира — увен­чи­ва­ет Кон­стан­ти­на вен­ком. В руках импе­ра­то­ра были изо­бра­же­ны ски­петр и пал­ла­дий. Таким обра­зом, он пред­ста­вал здесь как новый Ромул, осно­вав­ший еще один Рим.

М. И. Мак­си­мо­вой в 20-е годы уда­лось най­ти в днев­ни­ке рез­чи­ка напо­лео­нов­ской эпо­хи Б. Пист­руч­чи при­зна­ние о том, что имен­но он под­верг пере­ра­бот­ке эрми­таж­ную камею. В днев­ни­ке опи­сы­ва­ет­ся «гру­бость» сти­ля антич­но­го ори­ги­на­ла, кото­рый Пист­руч­чи дол­жен был «улуч­шить» в соот­вет­ст­вии со вку­са­ми его эпо­хи. Вот что пишет о пере­ра­бот­ке гем­мы один из совре­мен­ни­ков рез­чи­ка: «Гем­ма, кото­рая была вру­че­на Пист­руч­чи для улуч­ше­ния под­лин­но антич­ная… выре­за­на сквер­но, в этом может убедить­ся вся­кий, кто видел ее сле­пок в пер­во­на­чаль­ном состо­я­нии. К сча­стью, она была так гру­ба, что оста­ва­лось мно­го мате­ри­а­ла для пере­ра­бот­ки и при­веде­ния ее к вер­ным про­пор­ци­ям; ноги, напри­мер, были так корот­ки и тол­сты, что он выре­зал зано­во коле­ни и поме­стил их выше, на подо­баю­щем месте».

с. 134 От пер­во­на­чаль­ной гем­мы оста­лась лишь ком­по­зи­ция и круп­ные дета­ли, все осталь­ное под­верг­лось «улуч­ше­нию» настоль­ко, что сего­дня камея явля­ет боль­ше черт напо­лео­нов­ско­го ампи­ра, чем сти­ля эпо­хи Кон­стан­ти­на. Весь­ма веро­ят­но, что в пол­ко­вод­це-победи­те­ле рез­чи­ку Пист­руч­чи видел­ся Напо­ле­он[1]. Пафос камеи вполне созву­чен офи­ци­аль­ным порт­ре­там импе­ра­то­ра Фран­ции. Изо­бра­же­ния мадам Река­мье или Жозе­фи­ны Богарне напо­ми­на­ет боги­ня сча­стья в высо­ко под­по­я­сан­ном хитоне в соот­вет­ст­вии с мода­ми фран­цуз­ской Импе­рии. Мало того, в про­фи­ле рим­ско­го импе­ра­то­ра с орли­ным носом и энер­гич­ны­ми чер­та­ми чита­ет­ся бли­зость к изо­бра­же­ни­ям само­го Напо­лео­на. В 1804 г. камея нахо­ди­лась в Пари­же и, види­мо, не слу­чай­но. Прав­да, поз­же, с изме­не­ни­ем поли­ти­че­ской конъ­юнк­ту­ры, доро­го­сто­я­щую гем­му сбы­ли рус­ско­му гене­ра­лу Н. Ф. Хит­ро­во. Здесь мож­но вспом­нить судь­бу зна­ме­ни­той порт­рет­ной ста­туи Напо­лео­на, создан­ной А. Кано­вой. Импе­ра­тор Фран­ции, изо­бра­жен­ный в антич­ной геро­и­че­ской наго­те, стал в эти годы укра­ше­ни­ем лон­дон­ско­го двор­ца его победи­те­ля гер­цо­га Вел­линг­то­на.

Итак, пер­во­на­чаль­но геро­ем эрми­таж­ной камеи был не Тра­ян, а Кон­стан­тин. С позд­ней датой сог­ла­су­ет­ся и при­веден­ное выше опи­са­ние «гру­бо­го» сти­ля антич­но­го ори­ги­на­ла. Кон­стан­тин-Ромул под рез­цом Пист­руч­чи пре­вра­тил­ся в Напо­лео­на-победи­те­ля, импе­ра­то­ра фран­цу­зов. Ста­ту­эт­ку боги­ни Минер­вы, пал­ла­дий рим­лян, рез­чик пре­вра­тил в меч, а ски­петр — в копье. Ори­ги­нал сле­ду­ет отне­сти к 30-м годам IV в. и дать эрми­таж­ной пере­ра­ботан­ной гем­ме новое наи­ме­но­ва­ние: «камея Кон­стан­ти­на»17.

17Неве­ров О. Я. Антич­ные камеи в собра­нии Государ­ст­вен­но­го Эрми­та­жа. Л., 1971, № 106.

О. Я. Неве­ров (1983)

[1]Бенедет­то Пист­руч­чи родил­ся 24 мая 1783 г. — таким обра­зом, на момент про­да­жи камеи в 1804 г. ему был 21 год. (Прим. ред. сай­та)

354. Кон­стан­тин Вели­кий и Тихе Кон­стан­ти­но­по­ля, увен­чи­ваю­щая его лав­ро­вым вен­ком.

IV в. (пере­ра­бота­на в нача­ле XIX в.).

Сар­до­никс.
18,5 × 12,2.
Посту­пи­ла в 1805 г. из собра­ния Н. Ф. Хит­ро­во (Петер­бург). Ранее: в кол­лек­ции гра­фа А. Г. Голов­ки­на (Москва).
Инв. № Ж. 146.

Лите­ра­ту­ра:
Catalogue du Cabinet de Golowkine, p. 66, № 239;
Arneth J. Die antiken Kameen des königl. Münz- und Antiken Cabinettes in Wien. Wien, 1849. S. 11;
Köhler H. Gesammelte Schriften. Hrsg, von L. Stephani. St. Petersburg, Bd 1—6, 1851—1853: Bd 5, S. 105;
Сте­фа­ни Л. Путе­во­ди­тель по антич­но­му отде­ле­нию Эрми­та­жа. Зал рез­ных кам­ней // Про­пи­леи, М., 1856, кн. 5, с. 73;
Biehler T. Über Gemmenkunde. Wien, 1860, S. 128;
Billing A. The Science of Gems. London, 1867, p. 84;
Middleton I. The Engraved Gems of Classical Times. Cambridge, 1891, p. 102;
Bernoulli J. Römische Ikonographie. Stuttgart, 1882—1894, Bd 1—2: Bd 2, Sp. 83;
Вар­не­ке Б. Гем­ма Одес­ско­го музея // ЗООИД. Одес­са, 1916, т. 32, с. 15, рис. 2;
Maximova M. Der «Trajancameo» der Ermitage // Archäologischer Anzeiger, 1927, S. 300, Abb. 1;
Delbrück R. Spätantike Kaiserporträts. Berlin, 1933, S. 130, Abb. 32;
Bruns G. Staatskameen des 4 Jh. // 104. Winckelmannsprogramm. Berlin, 1948, S. 29, Abb. 25;
Coche de la Ferte E. Le camée Rothschild. Paris, 1957, p. 30;
Неве­ров О. Я. Антич­ные камеи в собра­нии Государ­ст­вен­но­го Эрми­та­жа. Л., 1971, № 106;
Соболев­ский В. И. Заме­ча­тель­ные мине­ра­лы. М., 1971, с. 133, рис. 77 (I в.);
Calza R. Iconografia Romana Imperiale da Carausio a Giuliano. Roma, 1972, tav. 10;
Newerow O. Antike Kameen. Leipzig, 1981, Nr. 32.

В кон­це XVIII в. гем­ма нахо­ди­лась в собра­нии гра­фа Голов­ки­на в Москве. В нача­ле XIX сто­ле­тия она пере­ме­сти­лась в Рим, где анти­квар Д. Дез­а­льеф, чтобы при­дать ей боль­шую цен­ность в гла­зах поку­па­те­лей, дал заказ рез­чи­ку Б. Пист­руч­чи «испра­вить недо­стат­ки» позд­не­ан­тич­ной гем­мы в соот­вет­ст­вии со вку­са­ми сти­ля ампир. Воз­мож­но, пред­по­ла­га­лось пред­ло­жить ее Напо­лео­ну, так как в 1804 г. камея нахо­ди­лась уже в Пари­же. Здесь ее при­об­рел рус­ский дипло­мат Н. Ф. Хит­ро­во. Сох­ра­ни­лось пись­мо Э.-К. Вис­кон­ти, отправ­лен­ное в Петер­бург Хит­ро­во, в кото­ром уче­ный уве­ря­ет его, что на камее нет сле­дов рету­ши и что она «достой­на фигу­ри­ро­вать вме­сте с каме­ей Сен-Шапель, вен­ской каме­ей и Неа­по­ли­тан­ской чашей, в одном ряду со всем, что толь­ко суще­ст­ву­ет само­го ред­ко­го и выдаю­ще­го­ся в этом роде». В «Опи­са­нии гемм гене­ра­ла Хит­ро­во» Вис­кон­ти не жале­ет эпи­те­тов для этой камеи: «Боль­шая камея на сар­до­ник­се, чудес­ной вели­чи­ны и кра­соты… Выре­за­ны две фигу­ры — импе­ра­тор Тра­ян сто­я­щим в пол­ном воору­же­нии и Кибе­ла, сим­вол того, что гре­ки назы­ва­ли Ойку­ме­ной. Она увен­чи­ва­ет импе­ра­то­ра. Ее голо­ва — в зуб­ча­той короне, в левой руке — коло­сья. Дра­пи­ров­ка этой фигу­ры вос­хи­ти­тель­на» (Париж, Нацио­наль­ная биб­лио­те­ка. Visconti, fol. 160 r.).

М. И. Мак­си­мо­вой в 1920-е гг. уда­лось отож­де­ст­вить эрми­таж­ную гем­му с той каме­ей, кото­рую пере­ра­ба­ты­вал Б. Пист­руч­чи, о чем он подроб­но запи­сал в сво­ей «Авто­био­гра­фии». Англий­ский анти­квар А. Бил­линг, пере­ска­зы­вая этот любо­пыт­ный доку­мент, писал о гем­ме: «К сча­стью, она была так гру­ба, что было доста­точ­но мате­ри­а­ла для пере­ра­бот­ки и при­веде­ния ее к вер­ным про­пор­ци­ям. Ноги, напри­мер, были так корот­ки и тол­сты, что он выре­зал зано­во коле­ни и поме­стил их выше… он сде­лал два слеп­ка, один — до, дру­гой после пере­ра­бот­ки… Едва ли оста­лось что-либо от ста­рой камеи». Жаль, что, пуб­ли­куя гра­вю­ру по пере­ра­ботан­ной древ­ней гем­ме, Бил­линг оста­но­вил­ся не на пер­во­на­чаль­ном ее состо­я­нии, что доста­ви­ло бы нам цен­ней­ший доку­мент (Billing A. Op. cit., p. 84). Немец­кие иссле­до­ва­те­ли Р. Дель­брюк и Г. Брунс, осно­вы­ва­ясь на нумиз­ма­ти­че­ских парал­ле­лях, выска­за­ли пред­по­ло­же­ние, что Кон­стан­тин пер­во­на­чаль­но дер­жал в левой руке Пал­ла­дий, как и подо­ба­ет осно­ва­те­лю горо­да, мыс­лив­ше­го­ся вто­рым Римом.

Не сох­ра­ни­лась верх­няя часть ски­пет­ра в руке импе­ра­то­ра и часть коло­сьев в руке боги­ни, венок отбит и вос­ста­нов­лен.

О. Я. Неве­ров (1988)

Обра­ща­ет на себя осо­бое вни­ма­ние пан­цирь, изги­баю­щий­ся вме­сте с туло­ви­щем, что невоз­мож­но для антич­но­го масте­ра, и вряд ли может являть­ся резуль­та­том пере­ра­бот­ки, пусть даже и такой суще­ст­вен­ной, как об этом пишут выше­при­веден­ные авто­ры. Фор­ма Герак­ло­ва узла поверх пан­ци­ря тоже непра­виль­ная — веро­ят­но, рез­чик смут­но пред­став­лял себе спо­соб завяз­ки узла, что неве­ро­ят­но для антич­но­го масте­ра, но не уди­ви­тель­но для моло­до­го Пист­руч­чи, кото­ро­му, по сох­ра­нив­шим­ся свиде­тель­ствам, на момент работы с каме­ей было от 16 до 21 года. Харак­тер­но, что гра­вер середи­ны XIX века на выше­при­веден­ной гра­вю­ре так­же не име­ет пред­став­ле­ния о фор­ме Герак­ло­ва узла. В целом камея про­из­во­дит устой­чи­вое впе­чат­ле­ние работы эпо­хи Напо­лео­на, как по самой ком­по­зи­ции, что самое глав­ное, так и по сти­ли­сти­ке и ряду мел­ких несу­раз­но­стей, ука­зы­ваю­щих на сла­бое зна­ком­ство худож­ни­ка с образ­ца­ми антич­но­го искус­ства, — но два послед­них пунк­та мож­но спи­сать на пере­ра­бот­ку. Очень важ­ны свиде­тель­ства из нек­ро­ло­га и ката­ло­га работ Пист­руч­чи, пря­мо ука­зы­ваю­щие на то, что камея отно­сит­ся к чис­лу работ, а не пере­ра­боток масте­ра. Тем не менее, она до сих пор почи­та­ет­ся музе­ем за под­лин­ник, пусть и с ого­вор­ка­ми.


Три­ум­фаль­ная арка в Пари­же
С. И. Сос­нов­ский

Источники:
(сс) 2018 г. Фото: С. И. Сосновский (CC BY-SA 4.0).
Текст: музейная табличка.
Описание (1): Necrologia: Benedetto Pistrucci // Atti della pontificia Accademia di belle arti in Bologna per la distribuzione dei premii, Bologna, 1856, pp. 51—59. Пер. с итал. И. А. Шурыгина.
Описание (2): Archibald Billing. The science of gems, jewels, coins, and medals, ancient and modern. London, 1867, pp. 83-86.
Описание (3): Roma artistica: Pubblicazione mensile, illustrata, diretta dall’arch.to Raffaello Ojetti colla collaborazione di artisti Romani. Vol. 1. Roma, 1872, pp. 22—23. Пер. с итал. И. А. Шурыгина.
Описание (4): Marsh, J. B. Cameo cutting, London, 1890, pp. 17—18.
© 1983 г. Описание (5): Неверов О. Я. Геммы античного мира. Наука, Москва, 1983. С. 133—134.
© 1988 г. Описание (6): Неверов О. Я. Античные камеи в собрании Эрмитажа. Каталог. Искусство, Ленинград, 1988. С. 138—139, кат. № 354.

комм.
Ключевые слова: глиптика гемма геммы gemma римская римский римское римские камея камеи греческая мифология mythologia graeca богиня тиха тихе тюхе тюхэ tyche римская мифология mythologia romana богиня фортуна фортуны fortuna портрет портреты портретный портретная мужской мужская мужчины мужчина резной резная резное римский имперский римский император константин i великий imperator constantinus i magnus сардоникс лавровый венок corona laurea доспехи птеруги птериги pteruges pteryges ptуryges гераклов узел геркулесов хитон chiton khiton горгонейон горгонион голова горгоны медузы gorgoneion gorgonion лорика мускулата анатомическая кираса кюраса панцирь панцырь lorica musculata высоко подпоясанный подпоясанная стенная башенная корона стенной башенный венок венец corona muralis колос колосья бенедетто пиструччи константин великий и тихэ константинополя константинополь коллекция хитрово коллекция головкина головкин инв № гр-12534 ж 146