Скульптурный бюст, известный как «Умирающий Александр»
Голова — паросский мрамор, бюст (современная работа) — лунский мрамор.
Конец II в. до н. э.
Инв. № 338 (инв. оп. 1914 г.).Флоренция, Галерея Уффици. Фото: И. А. Шурыгин

Скульптурный бюст, известный как «Умирающий Александр».

Голова — паросский мрамор, бюст (современная работа) — лунский мрамор.
Конец II в. до н. э.
Инв. № 338 (инв. оп. 1914 г.).

Флоренция, Галерея Уффици.

Происхождение:
Из кол­лек­ции кар­ди­на­ла Пио да Кар­пи. Во Фло­рен­ции с 1580 г.

Описание:
Пафос скульп­ту­ры и дета­ли тех­ни­ки ука­зы­ва­ют на то, что голо­ва была созда­на в Малой Азии, в одной из мастер­ских Пер­га­ма, из кото­рых вышел извест­ней­ший Алтарь Зев­са (выстав­лен в Бер­лине). Доку­мен­таль­но уста­нов­ле­но, что в середине XVI в. голо­ва нахо­ди­лась в Риме в собра­нии антич­но­сти кар­ди­на­ла Пио да Кар­пи, хотя, воз­мож­но, она посту­пи­ла туда рань­ше. Была пере­ве­зе­на во Фло­рен­цию ок. 1580 г. Реста­ври­ро­ва­на Джо­ван­ни Кач­чи­ни. Соглас­но тра­ди­ции, голо­ва явля­ет­ся порт­ре­том уми­раю­ще­го Алек­санд­ра Вели­ко­го, хотя пра­виль­нее счи­тать ее голо­вой три­то­на.

Музей­ная аннота­ция

62. Голо­ва гиган­та пер­гам­ской работы, извест­ная как «Уми­раю­щий Алек­сандр» (инв. № 338)

Парос­ский мра­мор: высота пол­ная 0,72 м (антич­ная часть без бюста — 0,42 м).

Совре­мен­ная рестав­ра­ция: бюст с ниж­ней поло­ви­ной шеи и зад­няя поверх­ность шеи, пок­ры­тая локо­на­ми; длин­ная прядь волос сле­ва от лица, части неко­то­рых локо­нов, пере­д­няя часть носа. Поверх­ность локо­нов верх­ней части голо­вы, види­мо, пере­ра­бота­на; поверх­ность лица, напро­тив, не тро­ну­та, ее антич­ное состо­я­ние пре­вос­ход­но. О рестав­ра­ции этой голо­вы сооб­ща­ют мно­гие источ­ни­ки. Извест­но, что в 1579 г. с. 95 Джам­бо­ло­нья полу­чил заказ реста­ври­ро­вать голо­ву и уста­но­вить ее на ста­тую(1); в 1586 г. голо­ва была пере­да­на Дж. Кач­чи­ни для рестав­ра­ции и изготов­ле­ния бюста. В 1784 г.(2) после­до­ва­ла рестав­ра­ция Ф. Кар­ра­до­ри, кото­рая не ста­ла послед­ней. В 1795 г. упо­ми­на­ет­ся о том, что бюст под­верг­ся пере­дел­ке, а в Королев­ские мастер­ские был пере­дан антич­ный бюст из Гале­реи(3). На рисун­ке Т. Андже­лет­ти из серии, выпол­нен­ной для Фран­че­ско ди Лоре­на, бюст пред­став­лен кюра­сой и палуда­мен­ту­мом; извест­на так­же пор­фи­ро­вая копия бюста в Под­жо Импе­ри­а­ле, испол­нен­ная при­бли­зи­тель­но во вто­рой поло­вине XVI в. Дру­гая, явно более позд­няя копия из атри­ума быв­ше­го палац­цо Орлан­ди­ни во Фло­рен­ции (Мон­те дей Пас­ки) пред­став­ля­ет собой обна­жен­ный бюст, одна­ко отлич­ный от совре­мен­но­го; остат­ки палуда­мен­ту­ма на пра­вой боко­вой поверх­но­сти шеи явля­ют­ся гип­со­вой копи­ей кон­ца XVIII (?) в. из кол­лек­ции Сере­наМон­ги­ни в Равен­не. Рестав­ра­ция до нынеш­не­го вида точ­но вос­ста­но­ви­ла наклон плеч.

Опи­са­ние неко­ей голо­вы в то вре­мя нахо­див­шей­ся в доме кар­ди­на­ла Пио да Кар­пи, сде­лан­ное У. Аль­дро­ван­ди, пол­но­стью сов­па­да­ет с видом обсуж­да­е­мой голо­вы; Пел­ли(4) иден­ти­фи­ци­ро­вал голо­ву Кар­пи с голо­вой из Гале­реи, что весь­ма прав­до­по­доб­но. В таком слу­чае «Алек­сандр» после смер­ти кар­ди­на­ла Пио (1564 г.) пере­шел Вели­ко­му гер­цо­гу Кози­мо I. Пел­ли добав­ля­ет, что суще­ст­во­ва­ние пор­фи­ро­вой копии слу­жит свиде­тель­ст­вом дав­ней при­над­леж­но­сти голо­вы семей­ству Меди­чи. Опре­де­лен­но, голо­ва уже нахо­ди­лась в соб­ст­вен­но­сти Меди­чи, когда ее рестав­ра­ци­ей зани­мал­ся Джам­бо­ло­нья. В Гале­рее она нахо­дит­ся очень дав­но; в XVIII в. она была выстав­ле­на в зале VII, в XIX в. — в зале Гер­ма­фро­ди­та, а ныне — во II Коридо­ре.

Если фло­рен­тий­ская голо­ва и голо­ва из кол­лек­ции Кар­пи, опи­сан­ная Аль­дро­ван­ди, явля­ют­ся одним и тем же пред­ме­том, то уже тогда она счи­та­лась порт­ре­том Алек­санд­ра Вели­ко­го, посколь­ку доволь­но хоро­шо соот­вет­ст­во­ва­ла пате­ти­че­ско­му харак­те­ру мно­гих его порт­ре­тов и изо­бра­же­ний на моне­тах. Эруди­ты опре­де­ли­ли момент жиз­ни Алек­санд­ра, пред­по­ло­жи­тель­но запе­чат­лен­ный в этом порт­ре­те: так, Аль­дро­ван­ди счи­тал, что это момент, когда уми­раю­щий царь при­ка­зал сво­им близ­ким цело­вать ему руку; Бьян­ки, а вслед за ним Пел­ли рас­смат­ри­ва­ли пред­по­ло­же­ние, что Алек­сандр мог быть изо­бра­жен после бит­вы при Цитне или после взя­тия Оссид­ра­ки, где он был ранен. Бла­го­да­ря Аме­лун­гу(5) срав­не­ние со скульп­ту­рой Пер­га­ма поз­во­ли­ло отка­зать­ся от обще­при­ня­той иден­ти­фи­ка­ции; види­мо, не слу­чай­но Э. К. Вис­кон­ти не упо­ми­нал об этой голо­ве(6). Дюч­ке отри­цал пате­ти­ку порт­ре­та. Аме­лунг, впер­вые срав­нив­ший голо­ву с Алки­о­не­ем из груп­пы Афи­ны фри­за Боль­шо­го пер­гам­ско­го алта­ря опре­де­лил ее как при­над­ле­жа­щую уми­раю­ще­му гиган­ту. Т. Шрай­бер же счи­тал фло­рен­тий­скую голо­ву отлом­ком скульп­тур­ной груп­пы охот­ни­ков, что не вполне соот­вет­ст­ву­ет выра­же­нию лица и виду шеве­лю­ры. Атри­бу­ция голо­вы по духу и вре­ме­ни созда­ния как пред­ме­та пер­гам­ско­го искус­ства не вызы­ва­ет силь­ных воз­ра­же­ний. Голо­вы гиган­тов, осо­бен­но Алки­о­нея, хотя и раз­нят­ся меж­ду собой, име­ют вид фор­маль­ный: их выра­жен­ный дра­ма­тизм под­чер­ки­ва­ет­ся силь­ны­ми све­то­те­ня­ми, локо­ны име­ют отчет­ли­вую змее­вид­ную фор­му и обра­зу­ют глу­бо­кие тени, под­чер­ки­ваю­щие объ­ем­ную струк­ту­ру. Но эти раз­ли­чия либо свиде­тель­ст­ву­ют о раз­ных пред­на­зна­че­ни­ях этих двух работ, либо о раз­ни­це в тем­пе­ра­мен­тах, если они име­ют место в одной и той же обста­нов­ке. Лип­польд, срав­ни­вая фло­рен­тий­скую мра­мор­ну. голо­ву с изо­бра­же­ни­я­ми Алки­о­нея, под­чер­ки­ва­ет, что ее пафос более выра­жен; точ­нее, она дру­гая, силь­нее напол­нен­ная духом, почти теат­раль­ная. Без сомне­ния, голо­ва при­над­ле­жа­ла неко­ей ста­туе, тип кото­рой уста­но­вить невоз­мож­но. Извест­но о суще­ст­во­ва­нии вто­рой такой голо­вы, по-види­мо­му, реп­ли­ки (Гамиль­тон)(7); голо­ва из Фло­рен­ции оста­ет­ся самой зна­чи­тель­ной копи­ей утра­чен­но­го вели­ко­го элли­ни­сти­че­ско­го образ­ца. Мад­рид­ская копия голо­вы в шле­ме не под­хо­дит для срав­не­ния(8); Ф. Кюмон с. 96 опи­сал несколь­ко голов, счи­таю­щих­ся порт­ре­та­ми Алек­санд­ра с ико­но­гра­фи­ей Мит­ры (тип Бар­ак­ко), посколь­ку косой срез на голо­ве пред­по­ла­гал нали­чие кол­па­ка, выпол­нен­но­го как отдель­ная часть; одна­ко, вопре­ки выво­дам, кото­рые сде­лал Кюмон, все это не име­ет отно­ше­ния к фло­рен­тий­ской голо­ве, кото­рая явля­ет собой цель­ный пред­мет. В любом слу­чае, и это не про­ти­во­ре­чит мне­нию Кюмо­на, в искус­стве Пер­га­ма суще­ст­ву­ют два раз­ных типа: тип Алек­санд­ра и тип Мит­ры.

Гвидо А. Ман­су­эл­ли (1958)

(1)Archivio della Guardaroba, presso l’Archivio di Stato di Firenze, 187, 14; R. Lanciani, Storia degli scavi di Roma, Roma, 1902 e ss., III, p. 116.

(2)Archivio della Guardaroba…, XVII, 38.

(3)Archivio della Guardaroba…, XXVII, 9 e 24.

(4)G. Bencivenni già Pelli, Saggio istorico sulla reale Galleria di Firenze, I—III, Firenze, 1779, I, p. 134.

(5)W. Amelung, Führer durch die Antiken in Florenz, München, 1897, p. 96.

(6)E. Q. Visconti, Iconographie grecque, Milano, 1824—1826, II, cap. I, par. 1.

(7)A. Michaelis, Ancient Marbles in England, 1901, p. 300, N. 3, древ­ность сомни­тель­на.

(8)R. Ricard, Marbres antiques du Musée du Prado à Madrid, Paris, 1923, N. 99.


Литература:
U. Aldrovandi, Di tutte le statue antiche che per tutta Roma in diversi, luoghi... si veggono, in L. Fauno, Delle antichità della Città di Roma, Venezia, 1556, p. 205;
S. Reinach, L’album de Pierre Jacques, Paris, 1901, p. 52, 1;
G. Bianchi, Ragguaglio delle antichità e rarità che si conservano nella Galleria mediceo imperiale di Firenze, Firenze, 1759, p. 134;
L. Lanzi, La real Galleria di Firenze accresciuta e riordinata, Firenze, 1782, p. 85;
G. Bencivenni già Pelli, Saggio istorico sulla reale Galleria di Firenze, I—III, Firenze, 1779, I, p. 139, II, p. 93, n. LXVI;
H. Meyer, Atlas der Kunstgeschichte, Dresden, 1825, p. 301, tav. 29 a;
C. O. Müller, F. Wieseler, Denkmäler, Göttingen, 1854—61, I, p. 160, tavola XXXIX;
Kreyszler, Reisen durch Deutschland, 1729, I, p. 374;
H. Dütschke, Antike Bildwerke in Oberitalien, III, Leipzig, 1878, n. 515;
J. Overbeck, Geschichte der griechischen Plastik, Leipzig, 1869, II, p. 112;
H. Brunn, Denkmäler griechischer und römischer Skulptur, München, 1888 e ss., 264;
W. Amelung, Führer durch die Antiken in Florenz, München, 1897, 151;
R. Lanciani, Storia degli scavi di Roma, Roma, 1902 e ss., III, p. 116;
Schreiber, in: Abhandlungen der sächsichen Gesellschaft, Leipzig, 1903, p. 217;
M. Collignon, La sculpture grecque, I—II, Paris, 1894—95, II, p. 469;
F. Cumont, Textes et Monuments relatifs aux Mystères de Mithras, Bruxelles, 1896—99, I, p. 182, tav. 13;
S. Reinach, Recueil de têtes antiques idéales ou idéalisées, Paris, 1903, tav. 230;
L. Mitchell, A History of ancient Sculpture, London, 1883, p. 593;
Vogel, Epochen, p. 30;
Ch. Picard, La sculpture antique, I—II, Paris, 1923—1926, II, pl. 174;
P. Ducati, La scultura greca, III, L’ellenismo, Firenze, 1936, p. 35;
G. Lippold, Griechische Plastik, München, 1950 (Handbuch der Archaeologie, III, 1), p. 363, n. 9;
G. Q. Giglioli, Arte greca, I—II, Milano, 1955, p. 885;
M. Bieber, The Sculpture of Hellenistic Age, New York, 1955, p. 119;
Cumont, in: Revue Archéologique, Paris, 1947, p. 8, fig. 6
M. J. Vermaseren, Corpus inscriptionum et monumentorum religionis Mitriacae, Hagae C., 1957, n. 667.

Доку­мен­ты:

1579, Archivio della Guardaroba, presso l’Archivio di Stato di Firenze, 187, 14 (Cfr. Lanciani, l. c.);
1586, Archivio della Guardaroba, presso l’Archivio di Stato di Firenze, 111, (28 luglio); Giov. Caccini scultore araconcio unqualco teste di marmo fatovi ebusti… a Alessandro magno magiore dello naturale.
1784, Archivio della Galleria degli Uffizi, XVII, 78 (restauri di statue e busti di Galleria affidati ad F. Carradori) …il busto di Alessandro Magno…
1795, Archivio della Galleria degli Uffizi, XXVII, 9 (rifacimento del busto con marmo fatto venire da Roma); 24 (restituzione del busto allo Scrittoio delle RR. FF.).

Рисун­ки:

Uffizi 4517 e 4518, di T. Angeletti.

Фото­гра­фии:

Alinari 1162; Brogi, 3223 e 10013.

Источники:
© 2019 г. Фото: И. А. Шурыгин.
Данные: музейная аннотация.
© 1958 г. Описание: Guido A. Mansuelli. Galleria degli Uffizi. Le sculture. Parte I. Istituto Poligrafico dello Stato. Roma, 1958, pp. 94—96, cat. no. 62, ill. 64 a, b.
© 2019 г. Перевод с итал.: И. А. Шурыгин.
Ключевые слова: скульптура скульптурный sculptura малая азия asia minor греческий деятель грек греки греческая мифология mythologia graeca портрет портреты портретный портретная тритон тритоны тритонов tritones умирающий александр паросский лунский мрамор мужской портрет портретная голова бюст царь александр iii македонский великий искандер тритон коллекция пио да карпи скульптор джованни каччини инв № 338 (инв. оп. 1914 г.)