Словарь античности

АНТРОПОЛОГИЯ (греч. уче­ние о чело­ве­ке). Поня­тие антро­по­ло­гии в совре­мен­ном зна­че­нии, как нау­ки о при­ро­де и про­ис­хож­де­нии чело­ве­ка и расах, в совре­мен­ном и буду­щем эта­пе раз­ви­тия гоминид (чело­ве­ко­об­раз­ных) вос­хо­дит к Ари­сто­те­лю. Сво­им все­объ­ем­лю­щим осмыс­ле­ни­ем при­ро­ды он зало­жил осно­вы науч­ной антро­по­ло­гии, исхо­дя­щей из систе­ма­ти­че­ско­го наблюде­ния и срав­ни­тель­ной ана­то­ми­че­ской клас­си­фи­ка­ции все­го живот­но­го мира. Чело­век в пред­став­ле­нии Ари­сто­те­ля являл­ся части­цей кос­мо­са, вопло­щал в себе един­ство духа и тела, вен­чал все мно­го­об­ра­зие живых существ. Одна­ко раз­ли­чия меж­ду людь­ми рас­смат­ри­ва­лись антро­по­ло­ги­ей не с точ­ки зре­ния их телес­ной диф­фе­рен­ци­а­ции, а с соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ских пози­ций. Выво­ды Ари­сто­те­ля о месте чело­ве­ка в при­род­ном мире были сфор­му­ли­ро­ва­ны Лин­не­ем лишь два тыся­че­ле­тия спу­стя. Соглас­но дошед­шим до нас сведе­ни­ям, вопро­са­ми насле­до­ва­ния внеш­них черт людь­ми зани­ма­лись Пла­тон, Гип­по­крат и Ари­сто­тель. Глав­ное вни­ма­ние обра­ща­лось на внеш­ние раз­ли­чия пред­ста­ви­те­лей отдель­ных наро­дов. Геро­дот, родо­на­чаль­ник этно­гра­фии, тща­тель­но опи­сы­вал наблюда­е­мые им телес­ные и куль­тур­ные осо­бен­но­сти наро­дов. Вме­сто рас Геро­дот употреб­лял поня­тие этнос. Его труды поз­во­ля­ют сде­лать вывод, что при­чи­ну воз­ник­но­ве­ния расо­вых раз­ли­чий он видел не толь­ко в наслед­ст­вен­ных фак­то­рах и вли­я­нии кли­ма­ти­че­ских усло­вий, но и в раз­лич­ных укла­дах жиз­ни наро­дов. В глу­бо­кой древ­но­сти у элли­нов сло­жи­лись пред­став­ле­ния, соглас­но кото­рым их отно­ше­ние к сосед­ним и уда­лен­ным наро­дам харак­те­ри­зо­ва­лось не пре­зре­ни­ем, а ско­рее их иде­а­ли­за­ци­ей. (Это было рас­про­стра­не­но и у рим­лян, о чем свиде­тель­ст­ву­ют, напри­мер, выска­зы­ва­ния Таци­та о гер­ман­цах). Вар­вар­ские наро­ды пред­став­ля­лись выра­зи­те­ля­ми неко­е­го без­мя­теж­но­го, «чисто­го», пер­во­быт­но­го состо­я­ния чело­ве­че­ства. Воен­ные кам­па­нии Алек­сандра Македон­ско­го поз­во­ли­ли рас­ши­рить этно­гра­фи­че­скую кар­ти­ну мира; иде­а­ли­зи­ру­е­мые наро­ды были ото­дви­ну­ты на пери­фе­рию. Новы­ми «иде­аль­ны­ми» наро­да­ми ста­ли индий­цы и дру­гие. «Расо­во­го вопро­са» не суще­ст­во­ва­ло, людей раз­ли­ча­ли не по их нацио­наль­ной при­над­леж­но­сти или цве­ту кожи, а дели­ли на сво­бод­ных и рабов. Нико­гда не дела­лось даже попыт­ки разде­лить людей по расо­во­му при­зна­ку; извест­ны толь­ко слу­чаи разде­ле­ния людей на осно­ве пси­хи­че­ских осо­бен­но­стей. Так, напри­мер, в трудах по стра­но­веде­нию и наро­до­веде­нию Посидо­ния содер­жат­ся наблюде­ния о яко­бы пси­хи­че­ской при­ми­тив­но­сти менее циви­ли­зо­ван­ных наро­дов, сде­ла­ны выво­ды о вза­и­мо­свя­зи био­ло­ги­че­ской при­спо­соб­ля­е­мо­сти и сте­пе­ни циви­ли­зо­ван­но­сти, трак­ту­е­мой в каче­стве доме­сти­ка­ции (утвер­жда­лось, что наро­ды, как рас­те­ния и живот­ные, могут успеш­но раз­ви­вать­ся толь­ко на сво­ей родине; пере­се­лив­ши­е­ся на Юг север­ные наро­ды утра­ти­ли свою пер­во­здан­ную силу, выро­ди­лись и изне­жи­лись, как доме­сти­ци­ро­ван­ные, т. е. при­ру­чен­ные живот­ные), и пере­не­се­ны эти взгляды на всю пси­хо­фи­зио­ло­ги­че­скую кон­сти­ту­цию наро­дов. Тео­рия Посидо­ния о расо­вых раз­ли­чи­ях носит отчет­ли­вые кос­мо­ло­ги­че­ские чер­ты (напри­мер, что при­чи­на телес­ных раз­ли­чий меж­ду пред­ста­ви­те­ля­ми север­ных наро­дов, име­ю­щих круп­ное тело­сло­же­ние и белый цвет кожи, и более низ­ко­рос­лы­ми и смуг­лы­ми пред­ста­ви­те­ля­ми южных наро­дов — аст­раль­ные и атмо­сфер­ные вли­я­ния). Изо­бра­же­ния чело­ве­ка в гре­че­ском искус­стве свиде­тель­ст­ву­ют о тща­тель­ных наблюде­ни­ях за мане­рой поведе­ния людей и их дви­же­ни­я­ми, а так­же о бле­стя­щем зна­нии внеш­ней топо­гра­фи­че­ской ана­то­мии тела. При этом типич­ные и расо­вые осо­бен­но­сти людей не пере­да­ва­лись; так­же и инди­виду­аль­ное во мно­гом оттес­ня­лось на зад­ний план. В каче­стве иде­а­ла искус­ства высту­па­ла некая обоб­щен­ная бла­го­род­ная гре­че­ская лич­ность. Рим­ские уче­ные не внес­ли в антро­по­ло­гию каких-либо кар­ди­наль­но новых зна­ний. Бога­тей­ший и един­ст­вен­ный в сво­ем роде мате­ри­ал о наро­дах и расах, объ­еди­нен­ных под вла­стью Рима, не был науч­но осмыс­лен. Древ­не­гре­че­ское утвер­жде­ние о том, что люди рож­да­ют­ся сво­бод­ны­ми и раба­ми, нисколь­ко не поте­ря­ло в Риме сво­ей акту­аль­но­сти и про­дол­жа­ло разде­лять людей по соци­аль­но­му, а не по антро­по­ло­ги­че­ско­му при­зна­ку.

Сло­варь антич­но­сти. Пер. с нем. — Москва, «Про­гресс», 1989.
См. по теме: ЗАТМЕНИЕ, ЭКЛИПСИС • БРУМА • БООТ • ГИДРОСТАТИКА •
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА