Античные писатели

АРХИЛОХ; Ar­chi­lochos, с Паро­са, ок. 680 — ок. 640 гг. до н. э., гре­че­ский поэт. Соглас­но антич­ной тра­ди­ции, сын ари­сто­кра­та Теле­сик­ла и рабы­ни. Он рано поки­нул род­ной ост­ров, кото­рый до откры­тия место­рож­де­ний зна­ме­ни­то­го мра­мо­ра был очень беден, и подал­ся на ост­ров Фасос, где добы­вал сред­ства к жиз­ни, сра­жа­ясь в каче­стве наем­ни­ка с фра­кий­ски­ми пле­ме­на­ми. Боль­шое вли­я­ние на жизнь и, преж­де все­го, на твор­че­ство Архи­ло­ха ока­за­ла его, веро­ят­но несчаст­ная, любовь к ари­сто­крат­ке Необу­ле, отец кото­рой сна­ча­ла отдал ее руку Архи­ло­ху, но затем отка­зал­ся от обе­ща­ния. Архи­лох начал пре­сле­до­вать несо­сто­яв­ше­го­ся тестя и его дочь язви­тель­ны­ми ямба­ми и, как гла­сит леген­да, довел всю семью до само­убий­ства. С Архи­ло­хом свя­за­на пер­вая точ­ная дата в исто­рии гре­че­ской лите­ра­ту­ры, имен­но он в одном из сво­их про­из­веде­ний опи­сал изум­ле­ние и ужас, охва­тив­шие людей при сол­неч­ном затме­нии, кото­рое аст­ро­но­мы дати­ру­ют 5 апре­ля 648 г. до н. э. Архи­лох, веро­ят­но, погиб в сра­же­нии на ост­ро­ве Нак­сос. Твор­че­ство Архи­ло­ха собра­ли алек­сан­дрий­ские уче­ные и разде­ли­ли соглас­но мет­ри­ке на эле­гии (фр.), ямбы (фр.), тро­хе­и­че­ские тет­ра­мет­ры (фр.), гим­ны (фр.), эпо­ды (фр.). Архи­лох — пер­вый лири­че­ский поэт в исто­рии евро­пей­ской куль­ту­ры. Он созда­вал субъ­ек­тив­ную поэ­зию, в кото­рой поэт пред­ста­ет не как пред­ста­ви­тель рода или государ­ства, но гово­рит от сво­его соб­ст­вен­но­го лица. В твор­че­стве Архи­ло­ха нахо­дят зер­каль­ное отра­же­ние его трез­вая, но порой и несдер­жан­ная нату­ра, его сол­дат­ская жизнь, неопре­де­лен­ность его обще­ст­вен­но­го поло­же­ния как неза­кон­но­го сына ари­сто­кра­та. Спо­соб­ность к неза­ви­си­мо­му мыш­ле­нию и сме­ло­му выска­зы­ва­нию сво­его мне­ния при­ве­ла к тому, что Архи­лох отбро­сил геро­и­че­скую тра­ди­цию, пред­став­лен­ную гоме­ров­ским эпо­сом, с ее кодек­сом воин­ской чести, и опи­сы­вал в эле­ги­ях соб­ст­вен­ный жиз­нен­ный кодекс, мерой кото­ро­го слу­жи­ли потреб­но­сти наем­ни­ка, сра­жаю­ще­го­ся не для сла­вы, а ради зара­бот­ка. Насколь­ко мож­но судить на осно­ва­нии сохра­нив­ших­ся отрыв­ков, Архи­лох высту­пал как воин и поэт, кото­рый не слиш­ком мно­го­го ожида­ет от жиз­ни и не завиду­ет бога­тым и власть иму­щим. Иде­аль­ным вождем для него был не вели­ко­леп­ный атлет в доро­гих доспе­хах, а тот, кто отва­жен и уме­ет искус­но сра­жать­ся. Таким обра­зом, Архи­лох пер­вым про­ти­во­по­ста­вил физи­че­ские досто­ин­ства внут­рен­ним каче­ствам. Гром­кую сла­ву Архи­ло­ху снис­ка­ло сме­лое при­зна­ние в том, что во вре­мя бег­ства от вра­га он бро­сил щит, что соглас­но тра­ди­ции лиша­ло его зва­ния вои­на. Архи­лох же утвер­ждал, что важ­нее все­го сохра­нить жизнь, а новый щит все­гда мож­но раздо­быть. Это была пози­ция наем­ни­ка, кото­рый — если верить дру­го­му фраг­мен­ту — хорош и нужен постоль­ку, посколь­ку он живет и сра­жа­ет­ся, а после смер­ти его пре­да­ют забве­нию. Мы часто нахо­дим у Архи­ло­ха раз­мыш­ле­ния и настав­ле­ния на тему поступ­ков чело­ве­ка, кото­рый дол­жен сохра­нять спо­кой­ст­вие и само­об­ла­да­ние и в радо­сти, и в горе, напри­мер во фраг­мен­те, содер­жа­щем обра­ще­ние к само­му себе, или в адре­со­ван­ной неко­е­му Пери­к­лу эле­гии на кораб­ле­кру­ше­ние, в кото­ром погиб­ли мно­гие сограж­дане Архи­ло­ха, а так­же его род­ст­вен­ник. Рази­тель­ный кон­траст со спо­кой­ной, вдум­чи­вой инто­на­ци­ей боль­шин­ства эле­ги­че­ских фраг­мен­тов состав­ля­ют отрыв­ки из ямбов и эпо­дов, отра­жаю­щие бур­ные всплес­ки чувств. В них Архи­лох вос­пе­вал свою вели­кую любовь к Необу­ле, вос­хи­ще­ние ее кра­сотой, муки разо­ча­ро­ва­ния и рев­но­сти и, нако­нец, силь­ней­шую нена­висть к ее отцу Ликам­бу, кото­рый нару­шил обе­ща­ние отдать ему дочь. Наи­бо­лее мощ­ным оруди­ем желч­ной сати­ры Архи­ло­ха ста­ли эпо­ды, напи­сан­ные раз­лич­ны­ми ямби­че­ски­ми раз­ме­ра­ми, где чере­до­ва­лись два сти­ха раз­лич­ной дли­ны. Эпо­ды начи­на­лись с повест­во­ва­ния (бас­ни о живот­ных), чтобы во вто­рой части уяз­вить ост­рым жалом нена­вист­но­го вра­га. Мно­гие фраг­мен­ты име­ют непри­стой­ное содер­жа­ние. Из гим­нов наи­бо­лее изве­стен был Гимн Герак­лу, кото­рый несколь­ко сто­ле­тий под­ряд испол­ня­ли в честь олим­пий­ских победи­те­лей. Поэ­зию Архи­ло­ха отли­ча­ют сме­лость в отбо­ре слов, цель­ная и выра­зи­тель­ная образ­ность. Немно­го места зани­ма­ет мифо­ло­гия. Гораздо боль­ше отведе­но бас­ням народ­но­го про­ис­хож­де­ния. Из народ­но­го твор­че­ства Архи­лох заим­ст­ву­ет так­же бога­тый репер­ту­ар сти­хотвор­ных раз­ме­ров, вво­дя их таким обра­зом в лите­ра­ту­ру. Архи­лох был высо­ко оце­нен древни­ми и ста­вил­ся рядом с Гоме­ром. Вли­я­ние, кото­рое он ока­зал на гре­че­скую лири­ку, соот­но­си­мо со зна­че­ни­ем Гоме­ра для эпо­са. Твор­че­ст­вом Архи­ло­ха вдох­нов­ля­лись выдаю­щи­е­ся поэты, сре­ди кото­рых Алкей и Ана­кре­онт, поза­им­ст­во­вав­шие у него мотив бро­шен­но­го щита. Тем не менее Архи­лох был про­клят в Спар­те как бес­стыд­ный поэт, запят­нав­ший честь вои­на. В после­дую­щие века в нем виде­ли преж­де все­го насмеш­ни­ка. Алек­сан­дрий­ские уче­ные поста­ви­ли Архи­ло­ха во гла­ве спис­ка ямбо­гра­фов. Ему под­ра­жал Кал­ли­мах, а поэты Пала­тин­ской анто­ло­гии посвя­ти­ли нема­ло эпи­грамм его язви­тель­ной музе. В Риме на него ори­ен­ти­ро­ва­лись Луци­лий, Катулл и Гора­ций, кото­рый вос­про­из­вел мотив бро­шен­но­го щита и в сво­ей кни­ге эпо­дов, постро­е­ни­ем напо­ми­нав­шей эпо­ды Архи­ло­ха, гор­дил­ся тем, что пер­вый позна­ко­мил Рим с парос­ски­ми ямба­ми.

См. также:
АРХИЛОХ (Словарь античности)
АРХИЛОХ (Любкер. Реальный словарь классических древностей)
Антич­ные писа­те­ли. Сло­варь. — СПб.: Изда­тель­ство «Лань», 1999.
См. по теме: ДОССЕНН • ДРЕПАНИЙ • ДЕМАД • ДИФИЛ •
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА