Античные писатели

ЛУКРЕЦИЙ, Тит Лукре­ций Кар; Ti­tus Luc­re­tius Ca­rus, ок. 97—55 гг. до н. э., рим­ский фило­соф и поэт. О про­ис­хож­де­нии и жиз­ни Лукре­ция извест­но не мно­гое, а остав­лен­ные древни­ми био­гра­фи­че­ские дан­ные очень близ­ки к леген­де. Отно­си­тель­но точ­на толь­ко дата смер­ти, а так­же досто­вер­но то, что в 54 г. поэ­ма Лукре­ция нахо­ди­лась у Цице­ро­на, кото­рый впо­след­ст­вии ее издал. Все дру­гие сведе­ния о жиз­ни Лукре­ция, осо­бен­но упо­ми­на­ния о любов­ном напит­ке, кото­рый вызы­вал помра­че­ние разу­ма и при­во­дил к само­убий­ству, сле­ду­ет при­чис­лить ско­рее к леген­дам. Из сохра­нив­ше­го­ся про­из­веде­ния Лукре­ция выте­ка­ет так­же то, что автор был рев­ност­ным сто­рон­ни­ком уче­ния Эпи­ку­ра, кото­рое хотел рас­про­стра­нить в Риме. Дидак­ти­че­ский эпос О при­ро­де вещей (De re­rum na­tu­ra) в 6 кни­гах Лукре­ций посвя­тил неко­е­му Гаю Мем­мию, пре­то­ру 58 г. Это посвя­ще­ние (после обра­ще­ния к Вене­ре, кото­рая осо­бо почи­та­лась в семей­стве Мем­ми­ев) не ока­за­ло боль­шо­го вли­я­ния на худо­же­ст­вен­ную фор­му поэ­мы. Одна­ко несколь­ко неожидан­но посвя­ще­ние поэ­мы Лукре­ция чело­ве­ку, кото­рый пре­зи­рал латин­скую лите­ра­ту­ру и, как это сле­ду­ет из корре­спон­ден­ции Цице­ро­на, если что-то и при­зна­вал в эпи­ку­ре­из­ме, то оши­боч­но вос­при­ня­тую тео­рию удо­воль­ст­вия. Про­из­веде­ние Лукре­ция было изда­но Цице­ро­ном в том виде, в каком попа­ло в его руки. Это, несо­мнен­но, гово­рит в поль­зу само­го Цице­ро­на, кото­рый, как извест­но, был про­тив­ни­ком эпи­ку­рей­ско­го уче­ния. Поэ­ма Лукре­ция не изла­га­ет всей фило­соф­ской систе­мы эпи­ку­ре­из­ма, одна­ко это вовсе не свиде­тель­ст­ву­ет о том, что автор не закон­чил про­из­веде­ния. Ибо Лукре­ций напи­сал поэ­му не в силу отвле­чен­но­го позна­ва­тель­но­го инте­ре­са, но чтобы изба­вить людей от стра­ха перед бога­ми и бояз­ни смер­ти. Аргу­мен­ти­руя тези­сы о том, что боги не вме­ши­ва­ют­ся в судь­бы мира и не инте­ре­су­ют­ся дела­ми людей, а так­же о том, что душа смерт­на и поги­ба­ет вме­сте с телом, Лукре­ций мог и вовсе мино­вать систе­му Эпи­ку­ра и огра­ни­чить­ся лек­ци­ей по физи­ке, кото­рая меха­ни­сти­че­ски объ­яс­ня­ла все, что про­ис­хо­дит на све­те. Уче­ние Эпи­ку­ра Лукре­ций знал по гре­че­ским источ­ни­кам; мало­ве­ро­ят­но, чтобы он непо­сред­ст­вен­но исполь­зо­вал фун­да­мен­таль­ный труд по физи­ке О при­ро­де в 37 кни­гах, ско­рее он удо­воль­ст­во­вал­ся изу­че­ни­ем выдер­жек и сокра­ще­ний, кото­рые позд­ние эпи­ку­рей­цы состав­ля­ли для школь­ных нужд. В 6 кни­гах поэ­мы Лукре­ций опи­сал эпи­ку­рей­ское виде­ние мира и кон­цеп­цию счаст­ли­вой жиз­ни: в кн. 1 он изло­жил уче­ние об ато­мах и пусто­те, в кн. 2 — о фор­ме и дви­же­нии ато­мов, в кн. 3 — уче­ние о душе, в кн. 4 — тео­рию позна­ния, в кн. 5 — кос­мо­ло­гию, в кн. 6 — метео­ро­ло­гию (о мол­ни­ях, гро­ме, тучах, дожде, о зем­ле­тря­се­нии, извер­же­нии Этны и т. д.). К самым поэ­ти­че­ски удач­ным частям поэ­мы Лукре­ция при­над­ле­жат вступ­ле­ния к отдель­ным кни­гам; искус­нее все­го постро­е­но вступ­ле­ние к кн. 1, содер­жа­щее обра­ще­ние к Вене­ре, посвя­ще­ние Мем­мию, похва­лу Эпи­ку­ру, боров­ше­му­ся с пере­жит­ка­ми народ­ных веро­ва­ний (жерт­во­при­но­ше­ние Ифи­ге­нии), и пре­до­сте­ре­же­ние про­тив жре­цов; вос­хва­ле­нию Эпи­ку­ра и его уче­ния посвя­ще­ны вступ­ле­ния к кн. 3, 5 и 6; во вступ­ле­нии к кн. 2 гово­рит­ся о богат­стве муд­ро­го и о нище­те глуп­цов. Бли­ста­тель­но в лите­ра­тур­ном отно­ше­нии выпол­не­ны так­же опи­са­ния раз­ви­тия куль­ту­ры в кн. 5 и эпиде­мии в Афи­нах в кн. 6 (замы­каю­щее поэ­му). Язык Лукре­ция силь­но арха­и­зо­ван, то же отно­сит­ся и к сти­лю (сре­ди про­че­го мно­го­чис­лен­ные алли­те­ра­ции); дак­ти­ли­че­ский гекза­метр Лукре­ция более плав­ный, чем у Энния или Луци­лия, но ему дале­ко еще до той изыс­кан­но­сти, кото­рая дости­га­ет­ся толь­ко в поэ­зии авгу­сти­ан­ской эпо­хи (Вер­ги­лий). Опре­де­лен­ные сти­ли­сти­че­ские ошиб­ки и фор­маль­ные недо­че­ты в зна­чи­тель­ной мере про­ис­те­ка­ют от отсут­ст­вия сфор­ми­ро­вав­шей­ся латин­ской фило­соф­ской тер­ми­но­ло­гии и из общих воз­мож­но­стей науч­но­го сти­ля. Встре­чаю­щи­е­ся в поэ­ме повто­ре­ния явля­ют­ся отра­же­ни­ем дидак­ти­че­ских тен­ден­ций у Лукре­ция. Инте­рес к поэ­ме Лукре­ция в Риме был доволь­но велик, в основ­ном в кру­гах людей обра­зо­ван­ных; во вто­рой поло­вине I в. Вале­рий Проб под­гото­вил ком­мен­ти­ро­ван­ное изда­ние тек­ста. Эпи­ку­ре­изм при­влек вни­ма­ние Вер­ги­лия и Гора­ция. Даже про­тив­ни­ки эпи­ку­ре­из­ма, такие как Цице­рон, Сене­ка Фило­соф, Марк Авре­лий, Авгу­стин, выска­зы­ва­лись о Лукре­цию с ува­же­ни­ем. Для хри­сти­ан­ских писа­те­лей, осо­бен­но ран­них, Лукре­ций был союз­ни­ком в опро­вер­же­нии язы­че­ской веры, хотя они часто опро­вер­га­ли его меха­ни­че­скую кар­ти­ну мира. Несмот­ря на это, мно­гие объ­яс­не­ния Лукре­ция проч­но вошли в сокро­вищ­ни­цу хри­сти­ан­ских зна­ний, мы нахо­дим их у Иси­до­ра Севиль­ско­го. Эпо­ха Воз­рож­де­ния вос­хи­ща­лась преж­де все­го поэ­ти­че­ским твор­че­ст­вом Лукре­ция. Глу­бо­кий инте­рес к эпи­ку­рей­ской док­трине Лукре­ция вызва­ла в пер­вой поло­вине XVII в. работа П. Гас­сен­ди. Энту­зи­азм рацио­на­ли­стов эпо­хи Про­све­ще­ния по отно­ше­нию к эпи­ку­ре­из­му Лукре­ция стал при­чи­ной того, что доволь­но рано про­яви­лись и враж­деб­ные ему тен­ден­ции, родив­ши­е­ся на поч­ве реак­ции. Это направ­ле­ние открыл сво­им Анти­лу­кре­ци­ем кар­ди­нал М. де Поли­ньяк.

Антич­ные писа­те­ли. Сло­варь. — СПб.: Изда­тель­ство «Лань», 1999.
См. по теме: ДРЕПАНИЙ • ДОССЕНН • ДЕМАД • КИНЕФ •
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА