Античные писатели

ЛУКИАН; Lu­kia­nos, из Ком­ма­ге­ны над Евфра­том, ок. 120 — ок. 190 гг. н. э., гре­че­ский ора­тор и писа­тель. Про­ис­хо­дил из бед­ной сирий­ской семьи. Вна­ча­ле осва­и­вал ремес­ло скуль­п­то­ра, кото­рое вско­ре забро­сил, чтобы изу­чать рито­ри­ку и фило­со­фию. Бла­го­да­ря упор­но­му тру­ду, он в совер­шен­стве выучил гре­че­ский язык и стал одним из наи­бо­лее выдаю­щих­ся пред­ста­ви­те­лей так назы­вае­мой вто­рой софи­сти­ки (см. Софи­сты 2). Подоб­но дру­гим софи­стам, он мно­го путе­ше­ст­во­вал по Малой Азии, Гре­ции, Ита­лии и Гал­лии, про­из­но­ся образ­цо­вые речи во всех круп­ных цен­трах тогдаш­ней рито­ри­ки, как то Афи­ны, Рим, Антио­хия, Эфес, Смир­на. Доль­ше все­го он задер­жал­ся в Мас­си­лии. Он заслу­жил гром­кую сла­ву и зара­ботал состо­я­ние. Ок. 160 г. нена­дол­го воз­вра­тил­ся на Восток, после чего посе­лил­ся в Афи­нах, где ото­шел от рито­ри­ки и начал изу­чать фило­со­фию, при этом более все­го его инте­ре­со­вал кинизм. Про­ти­во­ре­чи­вость взглядов раз­лич­ных фило­соф­ских школ при­ве­ла Луки­а­на к отри­ца­нию вся­ко­го дог­ма­тиз­ма, скеп­ти­че­ской сдер­жан­но­сти и кри­ти­циз­му. Послед­ние годы жиз­ни Луки­ан про­вел в Егип­те, где испол­нял долж­ность началь­ни­ка кан­це­ля­рии при рим­ском намест­ни­ке, пре­до­став­лен­ную ему импе­ра­то­ром Ком­мо­дом. Под име­нем Луки­а­на сохра­ни­лось око­ло 80 про­за­и­че­ских про­из­веде­ний, две тра­ги­че­ские паро­дии и 53 эпи­грам­мы (не все под­лин­ные). Самы­ми ран­ни­ми явля­ют­ся рито­ри­че­ские сочи­не­ния на мифо­ло­ги­че­ские и исто­ри­че­ские темы, порой выдер­жан­ные в фор­ме фик­тив­ных судеб­ных речей: Фала­рид (Pha­la­ris) — о жесто­ком сици­лий­ском тиране VI в. до н. э., кото­рый пожерт­во­вал Апол­ло­ну брон­зо­во­го быка, орудие каз­ни; Два­жды лишен­ный наслед­ства (Apo­ke­ryt­to­me­nos) — фик­тив­ная речь в защи­ту сына, кото­ро­му угро­жа­ло неза­слу­жен­ное лише­ние наслед­ства; Тира­но­убий­ца (Ty­ran­nok­to­nos) — о смель­ча­ке, жаж­дав­шем сла­вы, кото­рый вме­сто тира­на убил его сына и потре­бо­вал награ­ды. В этот пери­од Луки­ан пишет ост­ро­ум­ные пара­док­саль­ные энко­мии (похва­лы по ничтож­ным пово­дам): Похва­ла мухе (Myias en­ko­mion), Суд глас­ных (Di­ke pho­neen­ton). Харак­тер рито­ри­че­ских упраж­не­ний име­ли так­же вступ­ле­ния к образ­цо­вым речам, так назы­вае­мые про­ла­лии (Pro­la­liai). К обла­сти лите­ра­тур­ной кри­ти­ки отно­сят­ся: Учи­тель рито­ри­ки (Rhe­to­ron di­das­ka­los) — иро­ни­че­ское, испол­нен­ное сар­каз­ма настав­ле­ние, как при помо­щи бес­прин­цип­но­сти и неве­же­ства мож­но стать вли­я­тель­ным рито­ром; Как надо писать исто­рию (Pos dei his­to­rian syn­gra­phein) — забав­ная кри­ти­ка совре­мен­ных Луки­а­ну исто­ри­ков. Для Луки­а­на иде­а­лом исто­ри­ка может быть тот, кто соеди­нит оба­я­ние Геро­до­та с объ­ек­тив­но­стью Фукидида. Язы­ко­вы­ми вопро­са­ми Луки­ан зани­ма­ет­ся в работах Псев­до­со­фист и Лек­си­фан. Авто­био­гра­фи­че­ские про­из­веде­ния — это Сон (Pe­ri tu enyp­niu), Жизнь Демо­на­к­са (De­mo­nak­tos bios). Луки­ан насме­ха­ет­ся над новы­ми веро­ва­ни­я­ми и рели­ги­оз­ны­ми спо­ра­ми, что отра­же­но в двух про­из­веде­ни­ях: Алек­сандр, или Лож­ный про­рок (Alek­sandros e Pseu­do­man­tis) и О кон­чине Пере­гри­на (Pe­ri tu Pe­reg­ri­nu te­leu­tes) — о фана­ти­ке, покон­чив­шем с собой само­со­жже­ни­ем (чему сам Луки­ан был свиде­те­лем). К груп­пе его рома­нов при­над­ле­жат Прав­ди­вая исто­рия (Ale­thes his­to­ria) — выду­ман­ная аван­тю­ри­сти­че­ская исто­рия о при­клю­че­ни­ях моло­дых путе­ше­ст­вен­ни­ков на море, паро­дия на фан­та­сти­че­ские при­клю­чен­че­ские рома­ны, и Луций, или Осел (Lu­kios e onos), более извест­ный в рас­ши­рен­ной латин­ской вер­сии Апу­лея. Самым зре­лым и наи­бо­лее харак­тер­ным про­из­веде­ни­ем Луки­а­на явля­ют­ся диа­ло­ги, осо­бен­но сати­ри­че­ские, боль­шая часть кото­рых была созда­на в Афи­нах. При­стра­стие к этой фор­ме Луки­ан вынес из прак­ти­ки про­фес­сио­наль­ных рито­ров, учив­ших про­из­но­сить речи «за» и «про­тив» на фик­тив­ных судеб­ных про­цес­сах. Свы­ше 35 про­из­веде­ний Луки­а­на име­ют фор­му диа­ло­га или при­бли­жа­ют­ся к ней. Искус­ству постро­е­ния диа­ло­га Луки­ан научил­ся у Пла­то­на, от него он порой пере­ни­ма­ет и назва­ния; напри­мер, Пир (Sym­po­sion) — юмо­ри­сти­че­ское под­ра­жа­ние Пиру Пла­то­на и Ксе­но­фон­та, а вме­сте с тем язви­тель­ная сати­ра на спе­ку­ля­тив­ную фило­со­фию и на самих фило­со­фов. Гер­мо­тим (Her­mo­ti­mos) — сокра­ти­че­ский диа­лог. Мно­гое Луки­ан взял из кини­че­ской диа­т­ри­бы (Бион с Борйс­фе­на), а отзву­ки атти­че­ской комедии мы нахо­дим в про­из­веде­ни­ях Менипп, Ика­ро­ме­нипп, Тимон, Рыбак (Ha­lie­us), а так­же в про­ни­зан­ных кини­че­ской фило­со­фи­ей Раз­го­во­рах мерт­вых (Nek­ri­koi dia­lo­goi). К извест­ней­шим диа­ло­гам Луки­а­на при­над­ле­жат: Раз­го­во­ры богов (Theon dia­lo­goi), Раз­го­во­ры мор­ских божеств (Ena­lioi dia­lo­goi) и явно демон­стри­ру­ю­щие связь с новой комеди­ей Раз­го­во­ры гетер (He­tai­ri­koi dia­lo­goi). Боль­шое вли­я­ние на Луки­а­на ока­зал Менипп из Гада­ры; часто Луки­ан выво­дит его собе­сед­ни­ком в сво­их диа­ло­гах, а из его сатир чер­па­ет неко­то­рые моти­вы, напри­мер мотив соше­ст­вия Зев­са в Аид. Топо­гра­фия диа­ло­гов Луки­а­на весь­ма раз­но­об­раз­на, дей­ст­вие про­ис­хо­дит на ули­це, в пир­ше­ст­вен­ном зале, на небе, под зем­лей, в возду­хе и в воде. Гале­рея собе­сед­ни­ков очень бога­та, здесь есть боги, люди, живот­ные, вопло­ще­ния абстракт­ных поня­тий, умер­шие, живые, обра­зы исто­ри­че­ские, вымыш­лен­ные, алле­го­ри­че­ские. Луки­а­на отли­ча­ет необы­чай­ный полет фан­та­зии и живость вооб­ра­же­ния. Неве­ро­ят­но начи­тан­ный, он сво­бод­но исполь­зу­ет бога­тые тра­ди­ции гре­че­ской лите­ра­ту­ры, пора­жа­ет неис­чер­пае­мым богат­ст­вом сюже­тов, ост­ры­ми шут­ка­ми и мет­ки­ми наблюде­ни­я­ми. Он раз­вле­ка­ет чита­те­ля забав­ны­ми сцен­ка­ми, раз­об­ла­чая шар­ла­та­нов, мастер­ски созда­ет сати­ри­че­ские фигу­ры, кри­ти­ку­ет совре­мен­ную ему жизнь и людей, клей­мит пого­ню за нажи­вой, клас­со­вое нера­вен­ство, насме­ха­ет­ся над фило­со­фа­ми, рели­ги­оз­ны­ми пред­рас­суд­ка­ми, антро­по­морф­ны­ми бога­ми. Изыс­кан­ный сти­лист, он пишет на атти­че­ском диа­лек­те и удив­ля­ет совер­шен­ст­вом язы­ка. Луки­ан явля­ет­ся одним из самых выдаю­щих­ся и наи­бо­лее охот­но читае­мых писа­те­лей эпо­хи Импе­рии. Отго­лос­ки зна­ком­ства с Луки­а­ном мы видим у гре­че­ских рома­ни­стов Гелио­до­ра, Алкифро­на, в эпи­грам­мах Пал­ла­дия. Его цити­ру­ет Лак­тан­ций, ценят Эразм Рот­тер­дам­ский и дру­гие гума­ни­сты. В XV в. Луки­ан введен в про­грам­му школь­но­го чте­ния.

См. также:
ЛУКИАН (Словарь античности)
Антич­ные писа­те­ли. Сло­варь. — СПб.: Изда­тель­ство «Лань», 1999.
См. по теме: ДОССЕНН • ДРЕПАНИЙ • ЭМПЕДОКЛ, ЕМПЕДОКЛ • ДОСИФЕЙ МАГИСТР •
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА