Античные писатели

НИГИДИЙ ФИГУЛ, Пуб­лий; Ni­gi­dius Fi­gu­lus, Pub­lius, до 98—45 гг. до н. э., рим­ский уче­ный, иссле­до­ва­тель пифа­го­рей­ско­го направ­ле­ния (см. Пифа­гор). Был в дру­же­ских отно­ше­ни­ях с Цице­ро­ном, кото­ро­му помо­гал пода­вить заго­вор Кати­ли­ны. В 58 г. до н. э. был пре­то­ром, во вре­мя граж­дан­ской вой­ны встал на сто­ро­ну Пом­пея; после его пора­же­ния уда­лил­ся в изгна­ние. Нигидий Фигул зани­мал­ся грам­ма­ти­кой, тео­ло­ги­ей и есте­ствен­ны­ми нау­ка­ми. К грам­ма­ти­че­ским сочи­не­ни­ям при­над­ле­жат Грам­ма­ти­че­ские замет­ки (Com­men­ta­rii gram­ma­ti­ci), кото­рые насчи­ты­ва­ли при­мер­но 29 книг. Это было не систе­ма­ти­че­ское изло­же­ние грам­ма­ти­ки, а толь­ко собра­ние трудов, касаю­щих­ся раз­лич­ных язы­ко­вых вопро­сов. Гел­лий обра­тил вни­ма­ние на то, что стиль про­из­веде­ния Нигидия Фигу­ла небре­жен. Сино­ни­ми­ку Нигидий Фигул изла­гал в кн. IV и X, о флек­си­ях рас­ска­зы­вал в кн. IX и XXIV, в кото­рой он уде­ля­ет вни­ма­ние так­же уда­ре­нию и орфо­гра­фии; сло­во­об­ра­зо­ва­нию (напри­мер, при­ла­га­тель­ным на -osus и наре­чи­ям на -im) были посвя­ще­ны кн. XI, XX и XXV, син­та­к­си­су — кн. XXIII, а эти­мо­ло­гии — кн. XXIX. Несколь­ко фраг­мен­тов затра­ги­ва­ют вопро­сы фоне­ти­ки, в кото­рой Нигидий Фигул чер­пал аргу­мен­ты для дока­за­тель­ства идеи Хри­сип­па о том, что сло­ва явля­ют­ся не толь­ко услов­ны­ми зна­ка­ми речи, но их зву­ча­ние напря­мую свя­за­но с сущ­но­стью обо­зна­ча­е­мых пред­ме­тов. Нигидий Фигул инте­ре­со­вал­ся про­бле­ма­ми орфо­гра­фии, пытал­ся изъ­ять из употреб­ле­ния в латин­ской орфо­гра­фии бук­вы k, q, x. О рито­ри­че­ской моно­гра­фии Нигидия Фигу­ла О жести­ку­ля­ции и мими­ке (De ges­tu) упо­ми­на­ет Квин­ти­ли­ан. Боль­шое место в науч­ных изыс­ка­ни­ях Нигидия Фигу­ла зани­ма­ет тео­ло­ги­че­ская про­бле­ма­ти­ка. В труде О богах (De dis), из кото­ро­го древ­ние цити­ро­ва­ли кн. XIX, Нигидий Фигул пер­вым попы­тал­ся пред­ста­вить рим­ский пан­те­он и при­ми­рить рели­ги­оз­ные воз­зре­ния рим­лян и этрус­ков с аст­ро­ло­ги­че­ски­ми пред­став­ле­ни­я­ми и ира­но-вави­лон­ской муд­ро­стью, осо­бен­но в отно­ше­нии кос­мо­ло­гии. Этрус­ским гада­ни­ям были посвя­ще­ны про­из­веде­ния О гада­нии по внут­рен­но­стям (De ex­tis) и вклю­чаю­щий 2 кни­ги трак­тат О гада­нии по пти­чье­му поле­ту (De augu­rio pri­va­to). Сре­ди есте­ствен­но-науч­ных сочи­не­ний Нигидия Фигу­ла древ­ние писа­те­ли назы­ва­ли О вет­ре (De ven­to) в 4 кни­гах и О живот­ных (De ani­ma­li­bus) в 4 кни­гах, О чело­ве­че­ской при­ро­де (De ho­mi­num na­tu­ra), тоже в 4 кни­гах, трак­тат из обла­сти аст­ро­ло­ги­че­ской гео­гра­фии О зонах Зем­ли (De ter­ris) и аст­ро­но­мо-аст­ро­ло­ги­че­ское про­из­веде­ние Сфе­ра (Sphae­ra), в кото­ром опи­сы­ва­лись глав­ные зоди­а­каль­ные созвездия, гре­че­ские и вар­вар­ские, то есть еги­пет­ские и вави­лон­ские. Неко­то­рые при­зна­ют еще суще­ст­во­ва­ние отдель­но­го труда о мол­ни­ях. Уче­ность Нигидия Фигу­ла воз­буж­да­ла вос­хи­ще­ние древ­них, но его иссле­до­ва­ния, часто наив­ные и некри­тич­ные, были ото­дви­ну­ты на зад­ний план дости­же­ни­я­ми Мар­ка Терен­ция Варро­на, кото­рый, подоб­но Нигидию Фигу­лу, нахо­дил­ся под вли­я­ни­ем пифа­го­ре­из­ма. Пред­став­ле­ния Нигидия Фигу­ла о Пифа­го­ре доволь­но туман­ны. Сведе­ни­я­ми о восточ­ных зна­ни­ях, осо­бен­но аст­ро­но­мо-аст­ро­ло­ги­че­ских, он был обя­зан трудам Эпи­ге­на Визан­тий­ско­го и Аскле­пи­а­да Мир­лей­ско­го. Вли­я­ние сочи­не­ний Нигидия Фигу­ла неве­ли­ко, оно ощу­ща­ет­ся толь­ко в тео­ло­гии.

Антич­ные писа­те­ли. Сло­варь. — СПб.: Изда­тель­ство «Лань», 1999.
См. по теме: ДОССЕНН • ДРЕПАНИЙ • КИНЕФ • ЭМПЕДОКЛ, ЕМПЕДОКЛ •
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА