Ф. Любкер. Реальный словарь классических древностей

ЭО́Л

Aĕolus, Αἰολος,

1) стар­ший сын Гел­ле­на и ним­фы Орсе­иды, внук Дев­ка­ли­о­на или Зев­са, брат Дора и Ксуфа, вла­сти­тель фес­са­лий­ской Маг­не­сии, родо­на­чаль­ник эолий­ско­го пле­ме­ни и пото­му один из пра­ро­ди­те­лей эллин­ско­го наро­да. Эолий­ское пле­мя из всех гре­че­ских зани­ма­ло наи­боль­шее про­стран­ство, а имен­но бо́льшую часть Север­ной и Запад­ной Гре­ции, южную и запад­ную сто­ро­ны Пело­пон­не­са. Отсюда и ска­за­ние о мно­же­стве детей у Эола, кото­рые счи­та­лись госуда­ря­ми-осно­ва­те­ля­ми раз­лич­ных посе­ле­ний, что пове­ло к боль­шой пута­ни­це в гене­а­ло­гии. Эол, как стар­ший сын Гел­ле­на, полу­чил отцов­ское наследие меж­ду река­ми Асо­пом и Ени­пе­ем, тогда как бра­тья отпра­ви­лись в чужие зем­ли; он — пред­ста­ви­тель древ­не­гре­че­ско­го эле­мен­та. Жена Эола, Ена­ре­та, роди­ла ему 7 сыно­вей: Кре­фея, Сиси­фа, Афа­ман­та, Сал­мо­нея, Деио­на, Маг­не­та, Пери­е­ра и 5 доче­рей: Кана­ку, Алки­о­ну, Пей­сиди­ку, Кали­ку, Пери­меду. Apol­lod. 1, 7, 3.

Кре­фей осно­вал Иолк и имел от Тиры сыно­вей: Айсо­на (царь горо­да Иол­ка, отец Ясо­на), Фере­та (осно­ва­тель Фер, отец Адме­та и Ликур­га) и Ами­фа­о­на (осно­ва­тель Пило­са, отец Биан­та и Мелам­па). Apoll. 1, 9, 11.

Сисиф постро­ил город Ефи­ру (Коринф), имел сына Глав­ка, отца Бел­ле­ро­фон­то­ва. Apol­lod. 1, 9, 3.

Афа­мант (см. Atha­mas) вла­ды­че­ст­во­вал в Орхо­мене. Apol­lod. 1, 9, 1.

Сал­мо­ней, отец Тиры, постро­ил Сал­мо­ну в Елиде. Apol­lod. 1, 9, 7.

Деион был царем Фокиды, отцом Асте­ро­пайи, Айне­та, Акто­ра, Фила­ка, Кефа­ла. Apoll. 1, 9, 4.

Магнет — отец Дик­тия и Полидек­та, засе­лив­ших ост­ров Сериф. Apoll. 1, 9, 6.

Пери­ер сде­лал­ся царем Мес­се­ны и был отцом Афа­рея и Лев­кип­па. Apoll. 1, 9, 5.

2) Эол Ἱπ­πο­τάδης, т. е. сын Гип­пота, всад­ни­ка, упра­ви­тель над вет­ра­ми (τα­μίης ἀνέ­μων), демон вет­ров в даль­нем запад­ном море, на ост­ро­ве, окру­жен­ном мед­ны­ми сте­на­ми и высо­ки­ми ска­ла­ми. Здесь счаст­ли­во живет он, люби­мец богов, в сво­ем бога­том доме, с женой, 6 сыно­вья­ми и 6 дочерь­ми, кото­рых он пере­же­нил меж­ду собой. При­ни­ма­ет радуш­но Одис­сея и дает ему в кожа­ном меш­ке про­тив­ные вет­ры, а попут­но­му вет­ру велит дуть в пару­са Одис­сея. Но това­ри­щи послед­не­го, нахо­дясь уже близ­ко к род­ным бере­гам, во вре­мя сна Одис­сея раз­вя­зы­ва­ют мешок; вет­ры выры­ва­ют­ся и гонят корабль опять к Эоло­ву ост­ро­ву; но Эол уже не при­ни­ма­ет Одис­сея и его спут­ни­ков, так как узнал, что они нена­вист­ны богам. Od. 10, 1 слл. В «Илиа­де» и у Геси­о­да об Эоле не упо­ми­на­ет­ся, и нигде в Гре­ции ему не при­но­си­ли жертв и не моли­лись; не изо­бра­жа­е­мый и у Гоме­ра как бог в пол­ном смыс­ле сло­ва, Эол и позд­нее оста­вал­ся чисто поэ­ти­че­ским обра­зом. Ина­че он пред­став­ля­ет­ся у Вер­ги­лия, где Юно­на обра­ща­ет­ся к нему с прось­бою (Aen. 1, 53. 8, 416: rex ven­to­rum); позд­ней­шие поэты поме­ща­ют его на Липа­ре или Строн­ги­ле, одном из Эоло­вых ост­ро­вов, и назы­ва­ют его царем вет­ров. Со ски­пет­ром в руке Эол сидит на вер­шине ска­ли­стой горы и дер­жит в пови­но­ве­нии заклю­чен­ные в пеще­ре вет­ры. Verg. Aen. 1, 52. 140. 8, 416. Ov. met. 1, 262. С родо­на­чаль­ни­ком эолян этот Эол пер­во­на­чаль­но не имел ниче­го обще­го, но позд­нее писа­те­ли часто вся­че­ски сме­ши­ва­ли их или при­во­ди­ли в связь друг с дру­гом. Пред­по­ла­га­ли, что были: Эол I, сын Гел­ле­на, Эол II, сын Гип­пота, царь Эолиды (Thuc. 3, 102) в Это­лии и Эол III (внук Эола II, пра­внук Гип­пота, поэто­му Гип­потад), кото­рый с мате­рью сво­ею Арной и бра­том Бойотом жил в Мета­пон­тии, убил там свою при­ем­ную мать Авто­ли­ку и пото­му бежал на назван­ные по его име­ни Эоло­вы ост­ро­ва, что́ на Тиррен­ском море, где буд­то бы и осно­вал город Липа­ру.

«Реаль­ный сло­варь клас­си­че­ских древ­но­стей по Люб­ке­ру». Изда­ние Обще­ства клас­си­че­ской фило­ло­гии и педа­го­ги­ки. СПб, 1885, с. 33—34.
См. по теме: ЭНАРЕТА, ЕНАРЕТА • ЭНКЕЛАД, ЕНКЕЛАД • ЭНИО, ЕНИО • ЭМПУСА, ЕМПУЗА •
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА