Ф. Любкер. Реальный словарь классических древностей

АГАФО́КЛ

Agathŏcles, Ἀγα­θοκ­λῆς,

1) царь сира­куз­ский. Его отец Кар­кин жил пер­во­на­чаль­но в Регии, но бежал оттуда в при­над­ле­жав­ший кар­фа­ге­ня­нам город Фер­мы в Сици­лии, где зани­мал­ся ремеслом гор­шеч­ни­ка (Just. 22, 1, 2). Здесь в 361 г. до Р. Х. родил­ся Ага­фокл. Т. к. буд­то бы сде­ла­лось извест­ным пред­ска­за­ние, что этот маль­чик при­не­сет боль­шое несча­стье Кар­фа­ге­ну, то Кар­кин бежал в Сира­ку­зы, где и при­об­рел пра­ва граж­дан­ства. Ага­фокл научил­ся реме­с­лу сво­его отца, но затем всту­пил в воен­ную служ­бу, дослу­жил­ся, в вой­ну про­тив горо­да Этны и мамер­тин­цев или кам­пан­цев, до чина хили­ар­ха, а по смер­ти Даман­та (Дамас­ко­на, Just. 22, 1, 12) сде­лал­ся его пре­ем­ни­ком в зва­нии пол­ко­во­д­ца и женил­ся на его бога­той вдо­ве. Изгнан­ный из Сира­куз гос­под­ст­во­вав­ши­ми тогда оли­гар­ха­ми, Герак­лидом и Соси­стра­том, он стал соби­рать вокруг себя всех недо­воль­ных, слу­жил тарен­тин­цам, при­нудил двух выше­упо­мя­ну­тых пол­ко­вод­цев снять оса­ду Регия и осво­бо­дил Сира­ку­зы от их вла­ды­че­ства. Изгнан­ные им оли­гар­хи нача­ли вой­ну про­тив Сира­куз, Ага­фокл искус­но обо­ро­нял­ся, но не мог дол­го про­дер­жать­ся, т. к. его подо­зре­ва­ли в стрем­ле­нии сде­лать­ся тира­ном; он был изгнан, а его про­тив­ни­ки воз­вра­ще­ны. Он опять собрал вокруг себя тол­пу отча­ян­ных смель­ча­ков, отча­сти про­сто раз­бой­ни­ков (Just. 22, 1, 14), и силой добил­ся воз­вра­ще­ния в Сира­ку­зы, а затем дер­жал себя так умно, что народ вско­ре опять поста­вил его во гла­ве прав­ле­ния. Тогда он сбро­сил мас­ку. С помо­щью пре­дан­ных ему сол­дат убил до 4000 граж­дан, еще боль­шее чис­ло изгнал из горо­да, а иму­ще­ство изгнан­ных отдал на раз­граб­ле­ние. Затем заста­вил дать себе неогра­ни­чен­ную власть, 317 г. Но изгнан­ни­ки не без­дей­ст­во­ва­ли: они воз­буди­ли к войне несколь­ко горо­дов, в том чис­ле и Акра­гант. Одна­ко Ага­фокл, полу­чив от таррен­тин­цев помощь кораб­ля­ми и сол­да­та­ми, заста­вил сво­их вра­гов заклю­чить мир, 314 г. В 312 г. поко­рил Мес­са­ну, а затем дело дошло до вой­ны и с кар­фа­ге­ня­на­ми (Diod. Sic. 19, 102 слл.). В 311 г. он, потер­пев пора­же­ние при реке Гиме­ре, был заперт кар­фа­ге­ня­на­ми в Сира­ку­зах. Он решил напасть врас­плох на сво­их вра­гов в их соб­ст­вен­ной зем­ле. С частью сво­их наем­ных войск, к кото­рым при­со­еди­нил и неко­то­рое чис­ло сира­куз­цев, сел он на свой флот, при­бли­зи­тель­но в 60 кораб­лей, чтобы пере­пра­вить­ся в Афри­ку. Сред­ства на воору­же­ние он добыл, огра­бив хра­мы и неко­то­рых част­ных лиц и дру­ги­ми насиль­ст­вен­ны­ми спо­со­ба­ми. Он оста­вил в Сира­ку­зах зна­чи­тель­ный гар­ни­зон под началь­ст­вом сво­его бра­та Антанд­ра и, выбрав удоб­ную мину­ту, про­бил­ся через непри­я­тель­ский флот, ускольз­нул от пого­ни и выса­дил­ся в Афри­ке в 310 г. (Just. 22, 4. Diod. Sic. 17, 23). Свои кораб­ли он сжег после высад­ки. Быст­ро подви­га­ясь впе­ред по пре­крас­но обра­ботан­ной стране с 14 тыся­ча­ми чело­век, раз­бил втрое боль­шее вой­ско кар­фа­ге­нян, пред­во­ди­мое Ган­но­ном и Бомиль­ка­ром, и при­бли­зил­ся к Кар­фа­ге­ну (Just. 22, 6. Diod. Sic. 20, 3). Испу­ган­ные кар­фа­ге­няне потре­бо­ва­ли помо­щи от сво­его пол­ко­во­д­ца Гамиль­ка­ра, нахо­див­ше­го­ся в Сици­лии: тот послал в Афри­ку часть вой­ска, а сам вско­ре, в 308 г., был убит во вре­мя одной вылаз­ки сира­куз­ца­ми. С боль­шим трудом пода­вив воз­му­ще­ние в сво­ем соб­ст­вен­ном вой­ске, Ага­фокл еще в несколь­ких сра­же­ни­ях раз­бил кар­фа­ге­нян (Diod. Sic. 20, 29 слл.). Чтобы обес­пе­чить успех напа­де­ния на самый Кар­фа­ген, Ага­фокл заклю­чил союз с царем кирен­ским Офел­лой; но вско­ре измен­ни­че­ски убил его, а его вой­ско при­нудил перей­ти к себе на служ­бу, 307 г. (Just. 22, 7. Diod. Sic. 20, 40 слл.). Не менее бес­со­вест­но и жесто­ко посту­пал он с плен­ни­ка­ми и с теми горо­да­ми, кото­рые, сдав­шись ему, затем сно­ва ото­шли, напри­мер с Ути­кой. Око­ло это­го вре­ме­ни (306 г.) Ага­фокл, быв­ший тогда тестем Пир­ра Эпир­ско­го, при­нял титул царя. Но победы акра­гант­цев над сира­куз­ца­ми заста­ви­ли его воз­вра­тить­ся в Сици­лию. В его отсут­ст­вие коман­ду над вой­ска­ми в Афри­ке при­нял сын его Арха­гаф. В Сици­лии Ага­фокл не в состо­я­нии был ниче­го сде­лать про­тив силь­но­го вой­ска, собран­но­го сира­куз­цем Дей­но­кра­том, а в то же вре­мя в Афри­ке Арха­гаф, потер­пев несколь­ко пора­же­ний, дол­жен был отсту­пить в Тунис. Ага­фокл поспе­шил опять в Афри­ку, нашел здесь свое вой­ско в крайне стес­нен­ном поло­же­нии, хотел одной бит­вой воз­вра­тить поте­рян­ное, но был раз­бит и решил­ся тай­но бежать. Сол­да­ты, узнав об этом его наме­ре­нии от Арха­га­фа, кото­ро­го подо­зри­тель­ный отец хотел оста­вить в Афри­ке, заклю­чи­ли Ага­фок­ла в око­вы; но ско­ро опять осво­бо­ди­ли. Тогда он бежал тай­ком в Сици­лию; озлоб­лен­ные сол­да­ты уби­ли его сыно­вей и по боль­шей части пере­шли к кар­фа­ге­ня­нам, 306 г. Ага­фокл, воз­вра­тясь в Сици­лию, под­верг вся­ко­го рода жесто­ко­стям род­ных тех сира­куз­цев, кото­рые ото­шли от него в Афри­ке (Diod. Sic. 20, 54). Вслед­ст­вие это­го его про­тив­ни­ки, пред­во­ди­мые Дей­но­кра­том, при­об­ре­ли еще боль­шую силу, и Ага­фо­клу ниче­го боль­ше не оста­ва­лось, как всту­пить с ними в пере­го­во­ры. Одна­ко в то же вре­мя ему уда­лось вой­ти в согла­ше­ние и с Кар­фа­ге­ном, кото­ро­му он за денеж­ное воз­на­граж­де­ние пре­до­ста­вил все горо­да, каки­ми преж­де вла­де­ли кар­фа­ге­няне (Just. 22, 8). Затем он раз­бил в одном сра­же­нии изгнан­ни­ков, после сра­же­ния несколь­ко тысяч их ковар­но умерт­вил и при­ми­рил­ся с Дей­но­кра­том в 304 г. Вос­ста­но­вив таким обра­зом свою власть, он еще более упро­чил ее в счаст­ли­вой борь­бе с дру­ги­ми сици­лий­ски­ми горо­да­ми и цар­ст­во­вал с той поры с боль­шей, как кажет­ся, крото­стью (Just. 23, 1, 2. Pol. 9, 23), не пере­ста­вая гото­вить­ся к новой борь­бе с Кар­фа­ге­ном. Но преж­де чем успел начать ее, Ага­фокл, по про­ис­кам сво­его вну­ка Арха­га­фа, был отрав­лен. Если верить свое­об­раз­но­му ска­за­нию, оруди­ем отрав­ле­ния послу­жи­ла нама­зан­ная ядом зубо­чист­ка; яд, разъ­едая дес­ны, при­чи­нял такие невы­но­си­мые боли, что Ага­фокл велел зажи­во себя сжечь. Так он умер в 289 г., на 72 году жиз­ни, после 28 лет гос­под­ства над Сира­ку­за­ми (Diod. Sic. 21, exc. 12). По Юсти­ну (23, 2), когда Ага­фокл смер­тель­но забо­лел, по-види­мо­му, так­же от отрав­ле­ния, его сын и внук еще при его жиз­ни уже всту­пи­ли в борь­бу из-за его пре­сто­ла; внук одо­лел, и вслед­ст­вие это­го уми­раю­щий царь вынуж­ден был отпра­вить жену и детей в Еги­пет, а потом сам вско­ре умер. Ср. Gro­te, Ge­sch. von Grie­chen­land VI стр. 137 слл. (Перев. Meissner und Höpfner);

2) Ага­фокл, сын Лиси­ма­ха, пол­ко­во­д­ца Алек­сандра Вели­ко­го, а впо­след­ст­вии царя фра­кий­ско­го; во вре­мя вой­ны с гета­ми, жив­ши­ми по Дунаю, Ага­фокл попал в плен к царю их Дро­ми­хай­ту. Лиси­мах, желая спа­сти сына, сам под­верг­ся той же уча­сти (292 г. до Р. Х.); но царь гетов обо­им им воз­вра­тил сво­бо­ду (Plut. Dem. 39). В борь­бе с Димит­ри­ем Поли­ор­ке­том из-за Лидии и Карии в 287 г. Ага­фокл при­нудил сво­его про­тив­ни­ка к отступ­ле­нию (Plut. Dem. 46). Несколь­ко лет спу­стя Ага­фокл был убит бежав­шим из Егип­та Пто­ле­ме­ем Керав­ном, сыном Пто­ле­мея Лаго­ва. Это слу­чи­лось так: маче­ха Ага­фок­ла Арси­ноя, сест­ра Керав­на и в то же вре­мя сво­я­че­ни­ца Ага­фок­ла, кото­рый был женат на сест­ре ее Лисандре, из зави­сти и мести окле­ве­та­ла все­ми люби­мо­го моло­до­го царе­ви­ча перед его отцом, наго­во­рив, буд­то Ага­фокл хочет посяг­нуть на жизнь Лиси­ма­ха; послед­ний спер­ва неудач­но пытал­ся отра­вить, а потом при­ка­зал (284 г.) Пто­ле­мею Керав­ну убить Ага­фок­ла. Жена Ага­фок­ла вме­сте с детьми иска­ла защи­ты у Селев­ка, сирий­ско­го царя (Just. 17, 1, 4—9).

См. также:
АГАФОКЛ (Словарь античности)
«Реаль­ный сло­варь клас­си­че­ских древ­но­стей по Люб­ке­ру». Изда­ние Обще­ства клас­си­че­ской фило­ло­гии и педа­го­ги­ки. СПб, 1885, с. 43—45.
См. по теме: ЭХЕТ, ЕХЕТ • ДЕЙОК, ДЕИОК • ДАМАСИФИМ, ДАМАЗИФИМ • ДЕЦЕНЦИЙ, ДЕЦЕНТИЙ •
МОНЕТЫ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. Тетрадрахма, серебро
Агафокл
Сиракузы, 305—295 гг. до н.э.
АВЕРС: ΚΟΡΑΣ — обращенная вправо голова Коры в венке из зерновых стеблей и в серьгах с одной подвеской.
РЕВЕРС: ΑΓΑΘΟΚΛΕΙΟΣ — крылатая Ника в ожерелье, с обнаженным телом и драпированными ногами, стоит почти фронтально, повернув голову вправо, заканчивает сооружение трофея из оружия, прибивая шлем гвоздем: в левой руке держит приставленный к шлему гвоздь, в опущенной правой руке — молоток; трофей состоит из укрепленных на столбе доспехов с двумя рядами птериг, поножей, круглого щита и шлема; справа в поле трискелис.
2. Тетрадрахма, серебро
Агафокл
Сиракузы, 310—305 гг. до н.э.
АВЕРС: ΚΟΡΑΣ — обращенная вправо голова Коры в венке из зерновых стеблей (NAC: ячменных) и в серьгах с одной подвеской.
РЕВЕРС: ΑΓΑΘΟΚΛΕΟΣ — крылатая Ника в ожерелье, с обнаженным телом и драпированными ногами, стоит почти фронтально, повернув голову вправо, заканчивает сооружение трофея из оружия, прибивая шлем гвоздем: в левой руке держит приставленный к шлему гвоздь, в опущенной правой руке — молоток; трофей состоит из укрепленных на столбе доспехов с тремя рядами птериг, поножей, круглого щита и шлема; справа в поле трискелис; между Никой и трофеем монограмма.
3. Тетрадрахма, серебро
Агафокл
Сиракузы, 310—305 гг. до н.э.
АВЕРС: ΚΟΡΑΣ — обращенная вправо голова Коры в венке из зерновых стеблей и в серьгах с одной подвеской.
РЕВЕРС: ΑΓΑΘΟΚΛΕΙΟΣ — крылатая Ника в ожерелье, с обнаженным телом и драпированными ногами, стоит почти фронтально, повернув голову вправо, заканчивает сооружение трофея из оружия, прибивая шлем гвоздем: в левой руке держит приставленный к шлему гвоздь, в опущенной правой руке — молоток; трофей состоит из укрепленных на столбе доспехов с тремя рядами птериг, поножей, круглого щита и шлема; справа в поле трискелис.
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА