Ф. Любкер. Реальный словарь классических древностей

АГО́Н

Ἀγὼν τι­μητός и ἀτί­μη­τος. При изу­че­нии пра­ва како­го-либо наро­да обра­ща­ют на себя вни­ма­ние осо­бен­но две сто­ро­ны: одна — это мате­ри­аль­ное пра­во, сущ­ность кото­ро­го в том, что отно­ше­ния отдель­но­го лица к дру­го­му лицу и к цело­му государ­ству точ­ней­шим обра­зом опре­де­ля­ют­ся зако­на­ми и напе­ред уже назна­ча­ют­ся нака­за­ния и за все нару­ше­ния тех гра­ниц, кото­рые постав­ле­ны отдель­но­му лицу государ­ст­вом; затем дру­гая сто­ро­на — это судеб­ный про­цесс, т. е., во-пер­вых, совер­ша­е­мое судьей рас­сле­до­ва­ние, состо­я­лось ли в извест­ном слу­чае то или дру­гое пра­во­на­ру­ше­ние, и, во-вто­рых, при­ме­не­ние нака­за­ния к дан­но­му част­но­му слу­чаю. Пер­вая из этих сто­рон в атти­че­ском пра­ве не полу­чи­ла тако­го раз­ви­тия, как вто­рая. Мате­ри­аль­ное пра­во име­ло мно­го про­бе­лов. Для мно­гих пре­ступ­ных дея­ний в зако­нах не ока­зы­ва­лось доста­точ­ных опре­де­ле­ний. Этот про­бел долж­на была вос­пол­нять судеб­ная власть, и при­том так, что судьи не толь­ко реша­ли, вино­вен или нет под­суди­мый, но они же, в слу­чае винов­но­сти, по соб­ст­вен­но­му сооб­ра­же­нию назна­ча­ли на каж­дый осо­бен­ный слу­чай и нака­за­ние (τί­μημα). Поэто­му все про­цес­сы рас­па­да­лись на ἀγῶ­νες τι­μητοί и ἀτί­μητοι. При послед­них нака­за­ние было зара­нее точ­но опре­де­ле­но зако­ном, при пер­вых недо­ста­точ­ность опре­де­ле­ний зако­на долж­на была быть вос­пол­не­на судеб­ным реше­ни­ем. Это дела­лось таким обра­зом: после того как судьи поста­но­ви­ли при­го­вор отно­си­тель­но фак­та пре­ступ­ле­ния, насту­па­ло, в слу­чае если под­суди­мый был при­знан винов­ным, новое про­цес­су­аль­ное дей­ст­вие. Обви­ни­тель пред­ла­гал назна­чить винов­но­му такое-то нака­за­ние, т. е. неко­то­рым обра­зом оце­ни­вал пре­ступ­ле­ние (τι­μᾶσ­θαί τι­νί τί­νος, офи­ци­аль­ное выра­же­ние). Обви­ня­е­мый затем имел пра­во про­ти­во­по­ста­вить этой оцен­ке свою оцен­ку (ἀντι­τιμᾶσ­θαι), т. е. пред­ло­жить дру­гую сте­пень нака­за­ния для сво­его пре­ступ­ле­ния. После это­го судьи выби­ра­ли одну из этих оце­нок; неиз­вест­но, име­ли ли они пра­во, не при­няв ни той, ни дру­гой оцен­ки, избрать сред­нюю меж­ду ними. Извест­ный при­мер тако­го ἀγὼν τι­μητός — про­цесс Сокра­та. Обви­ни­те­ли пред­ла­га­ют смерт­ную казнь; Сократ, наста­и­вая спер­ва, что заслу­жи­ва­ет награ­ды, а не нака­за­ния, нако­нец, чтобы удо­вле­тво­рить тре­бо­ва­ни­ям обы­чая, назна­ча­ет для пре­ступ­ле­ния, в кото­ром был обви­нен, оцен­ку, но оцен­ку крайне низ­кую. Судьи, раз­дра­жен­ные пре­не­бре­же­ни­ем, с кото­рым он отно­сит­ся к делу, при­ни­ма­ют пред­ло­же­ние обви­ни­те­лей. Ср. Meier und Schoe­mann, att. Pro­zess. 171 слл. 724.

«Реаль­ный сло­варь клас­си­че­ских древ­но­стей по Люб­ке­ру». Изда­ние Обще­ства клас­си­че­ской фило­ло­гии и педа­го­ги­ки. СПб, 1885, с. 50—51.
См. по теме: AESTIMATIO LITIS • ЛИБЕРТИН • АБОЛИЦИЯ • АНАТОЦИЗМ •
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА