Ф. Любкер. Реальный словарь классических древностей

АЛКИВИА́Д

Al­ci­biădes, Ἀλκι­βίαδης, сын Кли­ния, родил­ся в Афи­нах ок. 450 г. до Р. Х., за три года до смер­ти сво­его отца. Опе­ку­ном оси­ро­тев­ше­го маль­чи­ка сде­лал­ся, преж­де все­го, его близ­кий род­ст­вен­ник, зна­ме­ни­тый Перикл. Обла­дая боль­ши­ми спо­соб­но­стя­ми, пре­крас­ной наруж­но­стью, боль­шим богат­ст­вом, Алки­ви­ад вме­сте с тем обна­ру­жи­вал без­гра­нич­ное лег­ко­мыс­лие, склон­ность к рас­пут­ству и необуздан­ное свое­нра­вие. Женив­шись на Гип­па­ре­те, доче­ри афин­ско­го бога­ча Гип­по­ни­ка, он про­дол­жал, одна­ко, вести раз­гуль­ный образ жиз­ни, так что жена хоте­ла раз­ве­стись с ним, но он насиль­ст­вен­но про­ти­вил­ся это­му (Plut. Alc. 8). Слу­шал беседы Сокра­та, но уче­ние муд­ре­ца мало име­ло вли­я­ния на живость и лег­ко­мыс­лие юно­ши, кото­рый горел жела­ни­ем бли­стать и выда­вать­ся из всех. На 18 году он сра­жал­ся в бит­ве при Поти­дее (432 г. до Р. Х.) и здесь был обя­зан спа­се­ни­ем сво­ей жиз­ни от неми­ну­е­мой опас­но­сти муже­ству сво­его учи­те­ля; 8 лет спу­стя, в бит­ве при Делии, уче­ник в свою оче­редь помог спа­стись учи­те­лю. С это­го вре­ме­ни Алки­ви­ад при­ни­мал уча­стие почти во всех собы­ти­ях Пело­пон­нес­ской вой­ны. Любез­ный и кра­си­вый, он умел при­вле­кать к себе любовь наро­да и при помо­щи сво­его богат­ства, кото­рое поз­во­ля­ло ему быть щед­рым и рас­то­чи­тель­ным, при­об­рел боль­шое вли­я­ние на ход афин­ских дел. В 420 г., раз­дра­жен­ный тем, что рань­ше спар­тан­цы избра­ли себе посред­ни­ком для мир­ных пере­го­во­ров Никия, Алки­ви­ад побудил афи­нян, несмот­ря на про­ти­во­дей­ст­вие Спар­ты, к сою­зу с Арго­сом, Элидой и Ман­ти­не­ей, обма­нул спар­тан­ских послов и Никия (Thuc. 5, 43 слл. Plut. Alc. 14) и в сле­дую­щем году вое­вал с лакеде­мо­ня­на­ми в Пело­пон­не­се. В 418 г. арги­вяне долж­ны были заклю­чить мир со Спар­той (Thuc. 5, 56 слл. 76 слл.); но в 416 г. сно­ва всту­пи­ли в союз с Афи­на­ми и по сове­ту Алки­ви­а­да укре­пи­ли свой город, осо­бен­но со сто­ро­ны моря. Хотя спар­тан­цы раз­ру­ши­ли толь­ко что воз­двиг­ну­тые сте­ны, но вско­ре затем явил­ся с фло­том Алки­ви­ад и изгнал несколь­ко сот арги­вян, дер­жав­ших сто­ро­ну Спар­ты (Plut. Alc. 15). Меж­ду тем город Эге­ста в Сици­лии обра­тил­ся к афи­ня­нам с прось­бой о помо­щи про­тив Сира­куз, и Алки­ви­ад настро­ил народ в поль­зу похо­да в Сици­лию, смот­ря на этот поход как на пер­вый шаг к осу­щест­вле­нию самых широ­ких заво­е­ва­тель­ных пла­нов. Сде­ла­ны были боль­шие при­готов­ле­ния к войне, а пол­ко­во­д­ца­ми назна­че­ны Алки­ви­ад, Никий и Ламах (Plut. Alc. 17. Thuc. 6, 6 слл.). Но неза­дол­го до отплы­тия флота одна­жды ночью были опро­ки­ну­ты все гер­мы в Афи­нах; в этом пре­ступ­ле­нии в чис­ле дру­гих обви­ня­ли и Алки­ви­а­да. Nep. Alc. 3. Plut. 18. Ввиду извест­но­го его лег­ко­мыс­лия обви­не­ние долж­но было казать­ся очень прав­до­по­доб­ным; одна­ко он с такой твер­до­стью потре­бо­вал след­ст­вия, что его вра­ги не реши­лись теперь напасть на него и пред­ло­жи­ли отсро­чить даль­ней­шее рас­сле­до­ва­ние дела до воз­вра­ще­ния Алки­ви­а­да. Он под­чи­нил­ся это­му реше­нию. Plut. 18. Thuc. 6, 27. Одна­ко тот­час после его отплы­тия про­тив­ни­ки при­ня­лись опять за след­ст­вие, воз­буди­ли народ про­тив Алки­ви­а­да, и корабль «Сала­ми­ния» был послан при­ве­сти пол­ко­во­д­ца на суд. Thuc. 6, 83. Алки­ви­ад спер­ва после­до­вал это­му при­гла­ше­нию, но в Фури­ях в Ниж­ней Ита­лии скрыл­ся и бежал в Спар­ту (в 415 г.). Полу­чив об этом изве­стие, афи­няне осуди­ли его и кон­фис­ко­ва­ли его иму­ще­ство. Мстя афи­ня­нам, Алки­ви­ад стал усерд­но помо­гать спар­тан­цам сво­и­ми сове­та­ми: убедил их укре­пить Деке­лею на гра­ни­цах Атти­ки и послал вой­ско под началь­ст­вом Гилип­па на помощь в Сира­ку­зы, 413 г. (Thuc. 6, 88 слл. 7, 18). Чтобы при­об­ре­сти дове­рие спар­тан­цев, он вполне под­чи­нил­ся стро­го­му спар­тан­ско­му обра­зу жиз­ни. Уго­во­рил так­же сна­рядить флот и сам полу­чил 5 кораб­лей, на кото­рых отпра­вил­ся в Ионию, здесь устро­ил союз Спар­ты с пер­сид­ским сатра­пом Тис­са­фер­ном и побудил ионян отой­ти от Афин (Thuc. 8, 14 слл.). Но спар­тан­ские пол­ко­вод­цы, и осо­бен­но царь Агид, с зави­стью и недоб­ро­же­ла­тель­ст­вом смот­ре­ли на воз­рас­таю­щее вли­я­ние Алки­ви­а­да, а после неуда­чи, кото­рую потер­пел спар­тан­ский флот, Алки­ви­ад был даже запо­до­зрен в измене (412 г.). От угро­жав­шей ему смер­ти он спас­ся толь­ко бег­ст­вом к Тис­са­фер­ну. Здесь он посте­пен­но рас­по­ла­га­ет сатра­па в поль­зу афи­нян; чтобы устро­ить себе воз­мож­ность воз­вра­ще­ния на роди­ну, всту­па­ет в пере­го­во­ры с оли­гар­хи­че­ски­ми пред­во­ди­те­ля­ми афин­ско­го флота, сто­яв­ше­го при Само­се, обе­щая скло­нить Пер­сию к сою­зу с Афи­на­ми, и даже согла­ша­ет­ся на план заме­ны демо­кра­ти­че­ской фор­мы прав­ле­ния в Афи­нах оли­гар­хи­че­ской. Послы от флота при­бы­ли в Афи­ны и там достиг­ли того, что полу­чи­ли раз­ре­ше­ние всту­пить через посред­ство Алки­ви­а­да в пере­го­во­ры о сою­зе с Тис­са­фер­ном (Plut. 25. Thuc. 8, 45 слл.). Но перс, боясь лакеде­мо­нян, не посмел раз­дра­жить их сою­зом с Афи­на­ми, и поэто­му при­быв­шие к нему афин­ские послы, обма­ну­тые Алки­ви­а­дом, вер­ну­лись домой ни с чем. Демо­кра­тия в Афи­нах все-таки была низ­верг­ну­та, но сто­яв­шие теперь во гла­ве прав­ле­ния оли­гар­хи не дума­ли воз­вра­щать на роди­ну ни дру­гих изгнан­ни­ков, ни Алки­ви­а­да. Про­тив оли­гар­хи­че­ско­го пере­во­рота было вой­ско и флот на Само­се; недо­воль­ные избра­ли себе стра­те­га­ми Фра­си­бу­ла и Фра­сил­ла, кото­рые в 411 г. насто­я­ли на том, чтобы к ним при­со­еди­нен был и Алки­ви­ад. Тот откло­нил вой­ско от наме­ре­ния немед­лен­но идти на Афи­ны ото­мстить винов­ни­кам пере­во­рота и таким обра­зом спас свою роди­ну от бед­ст­вий меж­до­усоб­ной вой­ны, а при­быв­шим на Самос послам оли­гар­хов заявил такие тре­бо­ва­ния, кото­рые вызва­ли раздор сре­ди самих оли­гар­хов. Спар­тан­цы меж­ду тем отня­ли у афи­нян Эвбею, и тогда оли­гар­хия была низ­верг­ну­та. Но ста­ра­ния Алки­ви­а­да скло­нить Тис­са­фер­на на сто­ро­ну афи­нян не уда­лись, хотя он успел сде­лать сатра­па подо­зри­тель­ным в гла­зах лакеде­мо­нян, кото­рые ста­ли обра­щать­ся со сво­им союз­ни­ком как с вра­гом. Счаст­ли­вее был Алки­ви­ад в воен­ных дей­ст­ви­ях; после несколь­ких неболь­ших мор­ских сты­чек он наго­ло­ву раз­бил пело­пон­нес­цев при Абидо­се в 411 г. (Plut. 27). Новая попыт­ка заклю­чить союз с Тис­са­фер­ном кон­чи­лась тем, что сатрап велел схва­тить Алки­ви­а­да и отвез­ти в Сар­ды; оттуда, впро­чем, Алки­ви­ад через 30 дней бежал и одер­жал (410 г.) реши­тель­ную победу над спар­тан­ца­ми при Кизи­ке (Plut. 29. Xen. Hell. 1, 1, 11 слл.), после чего в 409 и 408 гг. поко­рил Визан­тию, Хал­кедон и дру­гие горо­да, везде взыс­ки­вая кон­три­бу­ции. Толь­ко теперь решил­ся он воз­вра­тить­ся в Афи­ны, кото­рых не видал уже 8 лет (407 г.). С вос­тор­гом при­нял его народ, кон­фис­ко­ван­ное иму­ще­ство было ему воз­вра­ще­но и он сде­лан пол­но­моч­ным началь­ни­ком армии и флота. Но вра­ги Алки­ви­а­да, осо­бен­но оли­гар­хи, все­ми мера­ми ста­ра­лись его уда­лить, чтобы поло­жить конец его все воз­рас­таю­ще­му вли­я­нию. Алки­ви­ад отплыл с фло­том для заво­е­ва­ния ото­шед­ше­го от Афин ост­ро­ва Анд­ро­са. Пред­при­я­тие это не уда­лось. Затем флот Алки­ви­а­да, в его отсут­ст­вие, по опро­мет­чи­во­сти его помощ­ни­ка Антио­ха, был раз­бит (406 г.) спар­тан­цем Лисанд­ром (Xen. Hell. 1, 5, 14). Тогда сно­ва Алки­ви­ад впал в неми­лость у измен­чи­во­го наро­да, кото­рый теперь охот­но вни­мал обви­не­ни­ям, выстав­ля­е­мым про­тив Алки­ви­а­да его вра­га­ми. Алки­ви­ад пред­по­чел уда­лить­ся доб­ро­воль­но в изгна­ние, чем оправ­ды­вать­ся, и с тех пор жил в при­над­ле­жа­щем ему укреп­лен­ном местеч­ке во Фра­кии (Nep. Alc. 7. Plut. 36). Когда впо­след­ст­вии афин­ский флот сто­ял при Эгас­пота­ме, Алки­ви­ад пытал­ся обра­тить вни­ма­ние началь­ни­ков на опас­ность поло­же­ния, но те не послу­ша­лись его пре­до­сте­ре­же­ний (Plut. 37). После взя­тия Афин Лисанд­ром и уста­нов­ле­ния оли­гар­хии трид­ца­ти, Алки­ви­ад, опа­са­ясь за свою жизнь, оста­вил Фра­кию и отпра­вил­ся к сатра­пу Фар­на­ба­зу во Фри­гию, чтобы скло­нить его дей­ст­во­вать для осво­бож­де­ния Афин; но Фар­на­баз, пови­ну­ясь при­ка­за­нию Лисанд­ра, послал сво­его бра­та с несколь­ки­ми сол­да­та­ми убить опас­но­го афи­ня­ни­на; когда те окру­жи­ли и подо­жгли жили­ще Алки­ви­а­да, он выбе­жал из объ­ято­го пла­ме­нем дома, но тот­час был убит вар­ва­ра­ми, изда­ли пус­кав­ши­ми в него стре­лы и дро­ти­ки, в 404 г. (Plut. Alc. 39. Nep. Alc. 10). Ср. G. F. Hertzberg, Al­ki­bia­des (1853).

См. также:
АЛКИВИАД (Словарь античности)
«Реаль­ный сло­варь клас­си­че­ских древ­но­стей по Люб­ке­ру». Изда­ние Обще­ства клас­си­че­ской фило­ло­гии и педа­го­ги­ки. СПб, 1885, с. 58—59.
См. по теме: ЭХЕТ, ЕХЕТ • ДЕЙОК, ДЕИОК • ДАМАСИФИМ, ДАМАЗИФИМ • ДЕЦЕНЦИЙ, ДЕЦЕНТИЙ •
ИЛЛЮСТРАЦИИ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Алкивиад и гетеры (Аполлон и три нимфы).
Мрамор.
Первая половина I в. н. э.
Неаполь, Национальный археологический музей.
2. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Портрет полководца.
Пентелийский мрамор.
Рим, Капитолийские музеи, Электростанция Монтемартини, III. 30.
3. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Портрет полководца.
Пентелийский мрамор.
Рим, Капитолийские музеи, Электростанция Монтемартини, III. 30.
4. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Портрет полководца.
Пентелийский мрамор.
Рим, Капитолийские музеи, Электростанция Монтемартини, III. 30.
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА