Словарь античности

КЛАССИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ. О насле­до­ва­нии антич­ной клас­си­ки мож­но гово­рить уже при­ме­ни­тель­но к древ­но­сти, с того момен­та, когда куль­ту­ра про­шло­го ста­ла вос­при­ни­мать­ся как объ­ект под­ра­жа­ния, тре­бу­ю­щий сохран­но­сти, т. е. начи­ная с элли­низ­ма. Во вре­мя похо­дов Алек­сандра Македон­ско­го гре­ки про­дви­ну­лись дале­ко на восток. Мно­гие из них впо­след­ст­вии осе­ли в Егип­те и мало­азий­ских государ­ствах диа­до­хов, сохра­нив память о нацио­наль­ном свое­об­ра­зии эллин­ской куль­ту­ры. Свиде­тель­ст­вом это­му слу­жит осно­ва­ние круп­ных обще­ст­вен­ных биб­лио­тек в Алек­сан­дрии (око­ло 280 до н. э.), Пер­га­ме (око­ло 180 до н. э.), Антио­хии и Селев­кии, где в каче­стве биб­лио­те­ка­рей работа­ли уче­ные, стре­мив­ши­е­ся сохра­нить досто­я­ние про­шло­го. Уче­ность отли­ча­ет так­же поэ­ти­че­ское твор­че­ство Кал­ли­ма­ха, Эра­то­сфе­на, Фео­кри­та, Ара­та и дру­гих авто­ров это­го вре­ме­ни. В искус­стве раз­ви­ва­ет­ся арха­и­зи­ру­ю­щая тен­ден­ция, стрем­ле­ние под­ра­жать «древ­но­стям». В Риме с середи­ны 2 в. н. э. гре­че­ская и элли­ни­сти­че­ская фило­со­фия, есте­ство­зна­ние, искус­ство вос­при­ни­ма­лись как клас­си­ка, при этом соб­ст­вен­ное куль­тур­ное про­шлое часто ото­дви­га­лось на вто­рой план. В обла­сти пра­ва сохра­ни­лись древ­не­рим­ские уста­нов­ле­ния, в рели­гии — рим­ская обряд­ность; глав­ные боги рим­ско­го пан­тео­на были при­рав­не­ны к гре­че­ским богам. Сре­ди фило­соф­ских уче­ний Гре­ции наи­бо­лее близ­ким к рим­ским усло­ви­ям ока­зал­ся сто­и­цизм, сво­их при­вер­жен­цев нашло так­же уче­ние Эпи­ку­ра. Комедии Плав­та и Терен­ция, напи­сан­ные под воздей­ст­ви­ем ново­ат­ти­че­ской комедии, в первую оче­редь Менанд­ра, про­из­веде­ния Гора­ция и Овидия, эпос Вер­ги­лия, Ста­ция и Лука­на, тра­гедии Сене­ки, сати­ри­че­ские про­из­веде­ния Пет­ро­ния, Пер­сия, Юве­на­ла, речи и фило­соф­ские трак­та­ты Цице­ро­на, исто­ри­че­ские сочи­не­ния Ливия, Цеза­ря, Сал­лю­стия, Све­то­ния и Таци­та ста­ли клас­си­че­ски­ми источ­ни­ка­ми для лите­ра­ту­ры после­дую­щих веков. Древ­не­гре­че­ское искус­ство так­же дало клас­си­че­ские образ­цы. Так, суще­ст­ву­ют мно­го­чис­лен­ные мра­мор­ные копии гре­че­ских брон­зо­вых ста­туй, рим­ско-кам­пан­ская настен­ная живо­пись во мно­гом вос­хо­дит к гре­че­ским ори­ги­на­лам. Ито­гом дли­тель­но­го раз­ви­тия нау­ки яви­лось созда­ние во 2 в. н. э. обоб­щаю­щих трудов Гале­на в обла­сти меди­ци­ны; Клав­дия Пто­ле­мея — в обла­сти гео­гра­фии, аст­ро­но­мии и аст­ро­ло­гии; в 3 в. — трак­та­та Дио­ге­на Лаэрт­ско­го о гре­че­ских фило­со­фах и их уче­ни­ях. Зарож­де­ние и раз­ви­тие хри­сти­ан­ства в кон­це 1 — нача­ле 2 в. не озна­ча­ло пол­но­го раз­ры­ва с тра­ди­ци­ей. Не толь­ко Еван­ге­лие от Иоан­на, пере­осмыс­ли­ваю­щее элли­ни­сти­че­ское уче­ние о лого­се (как оно пред­став­ле­но глав­ным обра­зом в трудах Фило­на Алек­сан­дрий­ско­го), но и три синоп­ти­че­ских Еван­ге­лия были состав­ле­ны на гре­че­ском, а не на ара­мей­ском язы­ке. Хотя хри­сти­ан­ские тео­ло­ги пер­вых веков в боль­шин­стве сво­ем враж­деб­но отно­си­лись к язы­че­ской муд­ро­сти, тем не менее хри­сти­ан­ство асси­ми­ли­ро­ва­ло суще­ст­вен­ные чер­ты фило­со­фии Стои (в основ­ном через кон­цеп­цию Сене­ки Млад­ше­го) и в еще боль­шей сте­пе­ни уче­ние Пла­то­на (в том виде, кото­рый был при­дан ему нео­пла­то­ни­ка­ми 3 в. Аммо­ни­ем Сак­ком и Пло­ти­ном). Осо­бен­но актив­но про­цесс усво­е­ния фило­соф­ских кате­го­рий хри­сти­ан­ским уче­ни­ем про­ис­хо­дил на Восто­ке (Ори­ген, Гри­го­рий Нази­ан­зин, Гри­го­рий Нис­ский). Антич­ная рито­ри­ка так­же нашла при­ме­не­ние в хри­сти­ан­ской тео­ло­гии; антич­ная обра­зо­ван­ность круп­ней­ших пред­ста­ви­те­лей латин­ской пат­ри­сти­ки (Лак­тан­ция, Амвро­сия, Иеро­ни­ма, Авгу­сти­на) силь­ней­шим обра­зом ска­за­лась в их сочи­не­ни­ях — как на фор­маль­ном, так и на содер­жа­тель­ном уров­нях. Зна­чи­тель­ные послед­ст­вия име­ло осно­ва­ние Бенедик­том Нур­сий­ским в 529 мона­сты­ря в Мон­те-Кас­си­но, устав кото­ро­го, поми­мо обя­за­тель­но­го физи­че­ско­го труда, пред­у­смат­ри­вал пере­пи­сы­ва­ние книг, сна­ча­ла толь­ко цер­ков­ных, позд­нее — по-види­мо­му, под воздей­ст­ви­ем опы­та мона­ше­ской общи­ны в Вива­рии, орга­ни­зо­ван­ной Кас­си­о­до­ром, — и книг антич­ных авто­ров. В тече­ние двух сле­дую­щих веков бенедик­тин­ские мона­сты­ри ста­ли воз­ни­кать на терри­то­рии Фран­ции, Ирлан­дии, Шот­лан­дии, Гер­ма­нии. В наи­бо­лее глу­хих рай­о­нах мона­хам вме­ня­лось в обя­зан­ность пере­пи­сы­вать сочи­не­ния по живот­но­вод­ству, зем­ле­па­ше­ству, фар­ма­цев­ти­ке, меди­цине — для рас­про­стра­не­ния прак­ти­че­ских зна­ний в наро­де. В мона­стыр­ских шко­лах в низ­ших клас­сах пре­по­да­ва­лась «Грам­ма­ти­ка» Дона­та; изу­че­ние «семи сво­бод­ных искусств» опи­ра­лось на энцик­ло­пе­ди­че­ские сво­ды зна­ний, такие, как «О бра­ко­со­че­та­нии Мер­ку­рия и Фило­ло­гии» Мар­ци­а­на Капел­лы (око­ло 450), «О при­ро­де вещей» Боэция, трак­тат с тем же назва­ни­ем Иси­до­ра Севиль­ско­го. Логи­ка была пред­став­ле­на ари­сто­телев­ски­ми «Кате­го­ри­я­ми» и «Гер­ме­нев­ти­кой» («Об истол­ко­ва­нии») в латин­ском пере­во­де, «Введе­ни­ем» Пор­фи­рия к «Кате­го­ри­ям» и нео­пла­то­ни­че­ски­ми ком­мен­та­ри­я­ми к этим сочи­не­ни­ям (чаще все­го — Боэция), а так­же пла­то­нов­ским «Тиме­ем» в пере­во­де Хал­ци­дия. По трудам Боэция, чей трак­тат «Уте­ше­ние фило­со­фи­ей» создал ему репу­та­цию хри­сти­а­ни­на, изу­ча­лись ариф­ме­ти­ка, музы­ка, аст­ро­но­мия, в круг этой послед­ней дис­ци­пли­ны были введе­ны такие про­из­веде­ния, как «Явле­ния» Ара­та и «Об аст­ро­но­мии» Гиги­на, т. к. они исполь­зо­ва­лись при исчис­ле­нии подвиж­ных празд­ни­ков. Церк­ви и мона­сты­ри ста­ли цен­тра­ми духов­ной жиз­ни на фоне обще­го куль­тур­но­го оскуде­ния, вызван­но­го мощ­ным про­цес­сом пере­се­ле­ния наро­дов. Лишь после эпо­хи Меро­вин­гов, в пери­од прав­ле­ния Кар­ла Вели­ко­го нача­лось воз­рож­де­ние (т. н. каро­линг­ский Ренес­санс), во мно­гом сти­му­ли­ро­ван­ное дея­тель­но­стью Алку­и­на в при­двор­ной шко­ле. Позд­ней антич­но­сти здесь отда­ва­лось пред­по­чте­ние перед антич­но­стью клас­си­че­ской. Хра­ня­щи­е­ся в при­двор­ной биб­лио­те­ке сочи­не­ния древ­них авто­ров, часто в един­ст­вен­ном экзем­пля­ре, образ­цо­вые с язы­ко­вой точ­ки зре­ния, пред­ла­га­лись уча­щим­ся для пере­пи­сы­ва­ния. В при­двор­ной шко­ле отра­ба­ты­ва­лись прин­ци­пы, послу­жив­шие осно­вой для школь­ной рефор­мы в Импе­рии. Важ­ное зна­че­ние име­ла рефор­ма в обла­сти пись­ма, заме­нив­шая нацио­наль­ные типы бук­вен­но­го напи­са­ния т. н. каро­линг­ским минуску­лом, кото­ро­му позд­нее, в 15 в., гума­ни­сты оши­боч­но при­пи­са­ли древ­не­рим­ское про­ис­хож­де­ние, введя его в употреб­ле­ние — в типо­граф­ском и руко­пис­ном вари­ан­тах — под наиме­но­ва­ни­ем «анти­ква», сохра­нив­шим­ся до наших дней. Латин­ская сред­не­ве­ко­вая лите­ра­ту­ра уна­сле­до­ва­ла от антич­но­сти, отча­сти пре­об­ра­зо­вав их, мно­гие лите­ра­тур­ные при­е­мы и жан­ры. Антич­ные про­из­веде­ния зада­ва­ли фор­му, кото­рая теперь напол­ня­лась новым содер­жа­ни­ем. Так, Эйн­гард в «Жиз­ни Кар­ла Вели­ко­го» ори­ен­ти­ро­вал­ся на Све­то­ни­е­вы био­гра­фии, автор поэ­мы «Валь­та­рий» — на Вер­ги­лия, Гро­сви­та Ган­дер­с­гейм­ская в сво­их житий­ных дра­мах — на Терен­ция (при­чем эти дра­мы были при­зва­ны заме­нить сочи­не­ния латин­ско­го комедио­гра­фа, доста­точ­но читае­мо­го в жен­ских мона­сты­рях). Гора­ций повли­ял на сред­не­ве­ко­вье в основ­ном сво­и­ми сати­ра­ми и посла­ни­я­ми («Амар­ций», «Бег­ство плен­ни­ка»). Глав­ной фигу­рой антич­но­сти для высо­ко­го сред­не­ве­ко­вья был Овидий; в част­но­сти, созда­ва­лись вир­ту­оз­ные под­ра­жа­ния его про­из­веде­ни­ям. Под силь­ным вли­я­ни­ем Овидия нахо­ди­лись ваган­ты (напри­мер, Архи­пи­и­та). Мно­гие антич­ные про­из­веде­ния тол­ко­ва­лись сред­не­ве­ко­вьем в духе хри­сти­ан­ско­го алле­го­риз­ма («IV экло­га» Вер­ги­лия, апо­кри­фи­че­ская пере­пис­ка Сене­ки Млад­ше­го с апо­сто­лом Пав­лом, а так­же Овидий, Ста­ций и дру­гие). Шко­ла высо­ко­го сред­не­ве­ко­вья выра­бота­ла доволь­но чет­кий обра­зо­ва­тель­ный канон, обес­пе­чи­ваю­щий изу­че­ние «семи сво­бод­ных искусств» и вклю­чаю­щий наряду с важ­ней­ши­ми рим­ски­ми поэта­ми сочи­не­ния Сал­лю­стия. Древ­ние авто­ры, мно­гие отдель­ные сен­тен­ции кото­рых рас­про­стра­ни­лись за пре­де­ла­ми шко­лы, почи­та­лись учи­те­ля­ми житей­ской муд­ро­сти. Начи­ная с 10 в. отме­ча­ет­ся вли­я­ние на Запад­ную Евро­пу араб­ской нау­ки, шед­шее через Испа­нию. Ара­бы, утвер­див­ши­е­ся в Испа­нии в резуль­та­те заво­е­ва­тель­ных рели­ги­оз­ных войн, завез­ли туда боль­шое коли­че­ство пере­во­дов гре­че­ских сочи­не­ний по есте­ство­зна­нию, мате­ма­ти­ке, аст­ро­но­мии, аст­ро­ло­гии, меди­цине и само­сто­я­тель­ные труды, содер­жа­щие даль­ней­шее раз­ви­тие идей, зало­жен­ных в этих сочи­не­ни­ях. В Испа­нии учил­ся Гер­берт (ум. 1003), кото­рый позд­нее, в сане папы Силь­ве­ст­ра II, про­дол­жал заня­тия нау­кой. Ито­гом ожив­лен­ной пере­вод­че­ской дея­тель­но­сти 11—12 вв. ста­ло появ­ле­ние на латин­ском язы­ке почти всех сочи­не­ний Ари­сто­те­ля и ком­мен­та­ри­ев к ним. В обла­сти меди­ци­ны осно­во­по­ла­гаю­щим явил­ся пере­вод клас­си­че­ско­го араб­ско­го труда, осно­ван­но­го на гре­че­ском источ­ни­ке, сде­лан­ный Кон­стан­ти­ном Афри­кан­ским (ум. ок. 1080). К это­му вре­ме­ни отно­сит­ся откры­тие пер­вых уни­вер­си­те­тов: Салерн­ско­го, где изу­ча­лась глав­ным обра­зом меди­ци­на (11 в.), Болон­ско­го, с пре­об­ла­да­ни­ем пра­во­веде­ния (1119), Окс­форд­ско­го (1201) и вско­ре затем Париж­ско­го. Вли­я­ние антич­ной клас­си­ки ска­за­лось в поэ­зии — в твор­че­стве таких авто­ров, как Кретьен де Труа, Бенуа де Сент-Мор, Ген­рих фон Фель­де­ке. Лите­ра­ту­ра это­го пери­о­да раз­ра­ба­ты­ва­ла мифо­ло­ги­че­ские сюже­ты тро­ян­ско­го и фиван­ско­го цик­лов. Твор­че­ство тру­ба­ду­ров обна­ру­жи­ва­ет их зна­ние любов­ной поэ­зии Овидия. Кре­сто­вые похо­ды (12—13 вв.) позна­ко­ми­ли Запад­ную Евро­пу с Визан­ти­ей и араб­ской куль­ту­рой Малой Азии и Пале­сти­ны. После пре­кра­ще­ния войн сло­жи­лось рав­но­ве­сие меж­ду Восто­ком и Запад­ной Евро­пой — ситу­а­ция, к кото­рой стре­мил­ся Фри­дрих II, при­вле­кав­ший к сво­е­му дво­ру в Палер­мо сре­ди про­чих и араб­ских уче­ных. Их вли­я­ние во мно­гом опре­де­ли­ло дея­тель­ность Миха­и­ла Шот­ланд­ско­го. Аль­берт Вели­кий и Фома Аквин­ский при­ви­ли ари­сто­телев­скую логи­ку (в ее «латин­ской» редак­ции) като­ли­че­ско­му веро­уче­нию; Дунс Скот со сво­ей сто­ро­ны высту­пал про­тив­ни­ком интел­лек­ту­а­лиз­ма в схо­ла­сти­ке, воз­вра­ща­ясь к нео­пла­то­ни­че­ски-авгу­стин­ско­му типу фило­соф­ст­во­ва­ния. Сход­ная пози­ция харак­тер­на для мисти­ков Иоган­на Экхар­та, Тау­ле­ра, Зой­зе. Уче­ние Фомы Аквин­ско­го состав­ля­ет фило­соф­скую осно­ву «Боже­ст­вен­ной комедии» Дан­те. Вожа­тым Дан­те в его путе­ше­ст­вии по Аду, где ему встре­ча­ют­ся тени геро­ев гре­ко-рим­ской мифо­ло­гии — Одис­сея, Дидо­ны, Энея, — был Вер­ги­лий. Обра­ща­ясь мыс­лью к веку Авгу­ста, Дан­те меч­та­ет об обнов­ле­нии Рим­ско­го государ­ства под рав­но­прав­ной вла­стью импе­ра­то­ра и папы. Насколь­ко жива была идея рим­ской государ­ст­вен­но­сти, свиде­тель­ст­ву­ет вос­ста­ние Кола ди Риен­цо, кото­рый на посту народ­но­го три­бу­на хотел вер­нуть Риму былое вели­чие. Пет­рар­ка, родо­на­чаль­ник Воз­рож­де­ния, пытал­ся увлечь Кар­ла IV этой иде­ей. Антич­ность для Пет­рар­ки — духов­ная роди­на, в сво­их трак­та­тах он вос­кре­ша­ет гре­ко-рим­скую древ­ность, в сти­хах исполь­зу­ет исто­ри­че­ские и мифо­ло­ги­че­ские обра­зы антич­но­сти. Бок­кач­чо был пер­вым ком­мен­та­то­ром Дан­те. Его «Дека­ме­рон», так­же насы­щен­ный антич­ны­ми моти­ва­ми, стал источ­ни­ком для мно­гих поэтов. Ита­льян­ские гума­ни­сты (П. Брач­чо­ли­ни и дру­гие) откры­ли в мона­стыр­ских биб­лио­те­ках и дали новую жизнь мно­гим про­из­веде­ни­ям антич­ных авто­ров. Пер­вым по вре­ме­ни и самым круп­ным цен­тром, где велась пере­пис­ка древ­них тек­стов, ста­ла Фло­рен­ция (Н. Ник­ко­ло и дру­гие). С изо­бре­те­ни­ем кни­го­пе­ча­та­ния (середи­на 15 в.) посто­ян­но рас­тет чис­ло тек­сто­ло­ги­че­ски весь­ма точ­ных изда­ний антич­ных сочи­не­ний (пер­во­на­чаль­но сочи­не­ния гре­ков были извест­ны гума­ни­стам в латин­ском пере­во­де). С 14 в. в Ита­лию начи­на­ют при­ез­жать гре­че­ские уче­ные из Визан­тии, сна­ча­ла пооди­ноч­ке (Ману­ил Хри­зо­лар), затем это явле­ние ста­но­вит­ся мас­со­вым (съезд гре­ков в Ферра­ру и Фло­рен­цию в свя­зи с собо­ром 1438—1439). Они при­во­зят с собой гре­че­ские тек­сты, пре­по­да­ют гре­че­ский язык, кото­рый тем самым начи­на­ет рас­про­стра­нять­ся в Запад­ной Евро­пе. Для Визан­тии ни при­ход хри­сти­ан­ства, ни рас­пад Рим­ской импе­рии не озна­чал раз­ры­ва с клас­си­че­ской тра­ди­ци­ей. Лишь после наше­ст­вия ара­бов на Малую Азию, когда были раз­ру­ше­ны горо­да с нахо­дя­щи­ми­ся в них биб­лио­те­ка­ми, а так­же в свя­зи с раз­ви­ти­ем ико­но­бор­че­ско­го дви­же­ния в Визан­тии начи­на­ет­ся почти двух­ве­ко­вой пери­од духов­но­го оскуде­ния (при­бли­зи­тель­но с середи­ны 7 до середи­ны 9 в.). В 9—10 вв. Фотий и Аре­фа раз­во­ра­чи­ва­ют энер­гич­ную дея­тель­ность по соби­ра­нию и пере­пис­ке уцелев­ших клас­си­че­ских памят­ни­ков. Создан­ные т. о. руко­пи­си явля­ют­ся основ­ны­ми источ­ни­ка­ми (непо­сред­ст­вен­ны­ми или кос­вен­ны­ми) для совре­мен­ных кри­ти­че­ских изда­ний. В 13—14 вв. при дина­стии Палео­ло­гов, когда в Визан­тии ста­ли извест­ны древ­не­гре­че­ские науч­ные сочи­не­ния в араб­ском пере­во­де, велась работа по обрат­но­му пере­во­ду этих тек­стов на гре­че­ский язык. Про­из­веде­ния антич­но­сти, не утра­чен­ные к это­му вре­ме­ни, сохра­ни­лись до наших дней. Запад­ный мир полу­чил их, одна­ко, лишь в 15 в. — в латин­ском пере­во­де. Зано­во, в нео­пла­то­ни­че­ском духе, был пере­веден Пла­тон. Пле­тон спо­соб­ст­во­вал созда­нию во Фло­рен­ции пла­то­нов­ской Ака­де­мии, чле­на­ми кото­рой были Мар­си­лио Фичи­но (1433—1499), пере­во­див­ший Пла­то­на и Пло­ти­на, и Пико дел­ла Миран­до­ла (1463—1494), в круг умст­вен­ных инте­ре­сов кото­ро­го вхо­ди­ли заня­тия Каб­ба­лой. Воз­рож­ден­че­ский нео­пла­то­низм орга­нич­но соеди­нял­ся с хри­сти­ан­ст­вом, с этим свя­за­но при­сталь­ное вни­ма­ние гума­ни­стов к сочи­не­ни­ям ран­них «отцов церк­ви», при­об­рет­шим теперь ста­тус клас­си­че­ских. Важ­ное зна­че­ние име­ет пер­вое ком­мен­ти­ро­ван­ное изда­ние Ново­го заве­та, осу­щест­влен­ное Эраз­мом Рот­тер­дам­ским. После выхо­да вто­ро­го изда­ния в 1519 Лютер пере­вел Биб­лию на немец­кий язык. В отли­чие от Люте­ра, про­тив­ни­ка схо­ла­сти­ки, испы­тав­ше­го вли­я­ние авгу­сти­низ­ма, Меланх­тон ока­зал воздей­ст­вие на уни­вер­си­те­ты как про­вод­ник уче­ния Ари­сто­те­ля. Посте­пен­но схо­ла­сти­ка ста­ла усту­пать пози­ции новым кос­мо­ло­ги­че­ским и есте­ствен­но­на­уч­ным тео­ри­ям. Нико­лай Копер­ник раз­ра­ботал уче­ние о гелио­цен­три­че­ской систе­ме мира. Сво­им пред­ше­ст­вен­ни­ком Копер­ник счи­тал пифа­го­рей­ца Фило­лая, одна­ко яснее про­чер­чи­ва­ет­ся связь его систе­мы с воз­зре­ни­я­ми Ари­стар­ха Самос­ско­го и Селев­ка из Селев­кии. Решаю­щее дока­за­тель­ство гелио­цен­три­че­ской тео­рии, не обес­пе­чен­ное в пол­ной мере даже кине­ма­ти­че­ски­ми рас­че­та­ми Кепле­ра, было полу­че­но в резуль­та­те наблюде­ний с помо­щью теле­ско­па, постро­ен­но­го Гали­ле­ем. Эпо­ха Ренес­сан­са зна­ме­ну­ет­ся ори­ен­та­ци­ей раз­ных видов искус­ства: живо­пи­си, архи­тек­ту­ры, скульп­ту­ры — на антич­ность. Вос­при­я­тие клас­си­че­ско­го наследия в нацио­наль­ных лите­ра­ту­рах, в осо­бен­но­сти в эпо­хи барок­ко и клас­си­циз­ма, а так­же в лите­ра­тур­ных тече­ни­ях 18 и 19 вв. не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным опи­сать сколь­ко-нибудь подроб­но.

Сло­варь антич­но­сти. Пер. с нем. — Москва, «Про­гресс», 1989.
См. по теме: ЗАТМЕНИЕ, ЭКЛИПСИС • БРУМА • БООТ • ГИДРОСТАТИКА •
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА