Ф. Любкер. Реальный словарь классических древностей

А́РХО́НТЫ

[1] Ἀρχή, ἄρχειν, ἄρχων, ἄρχον­τες,

1) при замене монар­хи­че­ско­го обра­за прав­ле­ния рес­пуб­ли­кан­ским атри­бу­ты цар­ской вла­сти пере­шли к той вла­сти, кото­рая в государ­стве сде­ла­лась вер­хов­ной, т. е. или к сово­куп­но­сти цело­го наро­да, или, в ари­сто­кра­ти­че­ских рес­пуб­ли­ках, к при­ви­ле­ги­ро­ван­но­му клас­су насе­ле­ния. Но т. к. весь народ или вся ари­сто­кра­тия не мог­ли испол­нять сами всех государ­ст­вен­ных дел, то извест­ные части управ­ле­ния были отде­ле­ны и пере­да­ны осо­бым ответ­ст­вен­ным долж­ност­ным лицам, пол­но­мо­чия кото­рых, в нача­ле весь­ма зна­чи­тель­ные и подоб­ные цар­ским, со вре­ме­нем все более и более огра­ни­чи­ва­лись. Эти-то ответ­ст­вен­ные (ὑπεύθυ­νοι), но во вре­мя сво­его слу­же­ния непри­кос­но­вен­ные (в знак чего они носи­ли вен­ки), без­воз­мезд­но слу­жив­шие государ­ству долж­ност­ные лица назы­ва­лись ἀρχαί; их дея­тель­ность обо­зна­ча­лась гла­го­лом ἄρχειν. Атри­бу­ты их Ари­сто­тель (pol. 4, 12, 3) опре­де­ля­ет так: μά­λισ­τα δ᾿ ὡς ἁπλῶς εἰπεῖν ἀρχὰς λεκ­τέον ταύ­τας ὅσαις, ἀπο­δέδο­ται βου­λεύεσ­θαί τε πε­ρί τι­νων καὶ κρῖ­ναι καὶ ἐπι­τάτ­τειν καὶ μά­λισ­τα τοῦ­το, τὸ γὰρ ἐπι­τάτ­τειν ἀρχι­κώτε­ρόν ἐστι. Эти атри­бу­ты, к кото­рым отно­сит­ся еще заве­до­ва­ние извест­ны­ми свя­щен­но­дей­ст­ви­я­ми, вооб­ще соот­вет­ст­во­ва­ли атри­бу­там рим­ских выс­ших долж­ност­ных лиц: re­fer­re, iudi­ca­re, im­pe­ra­re, разу­ме­ет­ся, лишь в пре­де­лах зако­ном уста­нов­лен­но­го ведом­ства каж­дой вла­сти. Так в Афи­нах после Соло­на, а отча­сти и до него, судеб­ная власть долж­ност­ных лиц огра­ни­чи­ва­лась пра­вом пред­седа­тель­ства на судах и про­из­вод­ст­вом пред­ва­ри­тель­но­го дозна­ния (см. 2). [2] Как лицо, пере­став­шее испол­нять извест­ную долж­ность, под­вер­га­лось так назы­вае­мой εὔθυ­να, так и вступ­ле­нию в долж­ность пред­ше­ст­во­ва­ло испы­та­ние (δο­κιμα­σία), кото­рое, впро­чем, не каса­лось спо­соб­но­стей и зна­ний, а име­ло целью опре­де­лить, чисто ли афин­ско­го про­ис­хож­де­ния (γνή­σιος ἐξ ἀμφοῖν) испы­ту­е­мый, не име­ет ли телес­ных недо­стат­ков и не лишен ли по судеб­но­му при­го­во­ру граж­дан­ско­го пол­но­пра­вия (τι­μή). Кро­ме того, никто не имел пра­ва ни зани­мать в одно и то же вре­мя двух долж­но­стей, ни зани­мать одну и ту же долж­ность несколь­ко раз или доль­ше одно­го года (De­mosth. Ti­mocr. 150). От этих выс­ших долж­ност­ных лиц сле­ду­ет отли­чать так назы­вае­мых ὑπη­ρέται, низ­ших чинов­ни­ков (к чис­лу кото­рых при­над­ле­жа­ли, напр., раз­лич­ные раз­ряды пис­цов, за исклю­че­ни­ем γραμ­μα­τεὺς τῆς βου­λῆς и γρ. τοῦ δή­μου); эти не под­вер­га­лись доки­ма­сии и по испол­не­нии долж­но­сти не обя­за­ны были давать отче­та (εὔθυ­να) пред логи­ста­ми. Чле­ны сове­та (ср. Βου­λή), как собра­ния толь­ко сове­ща­тель­но­го и лишь в совер­шен­но исклю­чи­тель­ных слу­ча­ях дей­ст­во­вав­ше­го как власть испол­ни­тель­ная и управ­ля­ю­щая, не при­чис­ля­лись к ἀρχαί;

[3] 2) архон­ты, ἄρχον­τες, назва­ние выс­ших долж­ност­ных лиц в Афи­нах после уни­что­же­ния цар­ской вла­сти. Извест­но изу­кра­шен­ное мно­ги­ми ска­зоч­ны­ми чер­та­ми пре­да­ние о пере­хо­де Афин от монар­хии к рес­пуб­ли­ке [Ср. Люгебиль. Исто­ри­ко-фило­ло­ги­че­ское иссле­до­ва­ния, 1868]. По это­му пре­да­нию, после смер­ти Код­ра, веро­ят­но вслед­ст­вие спо­ра меж­ду его сыно­вья­ми, титул царя был отме­нен, и один из сыно­вей, Медонт, полу­чил вер­хов­ную власть пожиз­нен­но с титу­лом архон­та, тогда как дру­гой, Нелей, отпра­вил­ся в Азию. В 752 г., вслед­ст­вие воз­вы­сив­ше­го­ся зна­че­ния ари­сто­кра­тии, про­дол­жи­тель­ность вла­сти архон­та была огра­ни­че­на до 10 лет, в 714 г. уни­что­же­но было пре­иму­ще­ство Медон­ти­дов, пра­во изби­ра­е­мо­сти в архон­ты рас­про­стра­не­но на всех евпат­ридов и в то же вре­мя срок служ­бы огра­ни­чен одним годом; нако­нец в 683 г. власть была разде­ле­на меж­ду 9 еже­год­но меня­ю­щи­ми­ся архон­та­ми, так что архонт­ство с этих пор ста­ло учреж­де­ни­ем вполне под­чи­нен­ным ари­сто­кра­тии (как позд­нее было под­чи­не­но демо­кра­тии) и лише­но вся­кой само­сто­я­тель­но­сти. По зако­но­да­тель­ству Соло­на пра­во на архонт­ство пере­шло от евпат­ридов на пер­вый из новых иму­ще­ст­вен­ных клас­сов, на пен­та­ко­сио­медим­нов; Кли­сфен ввел вме­сто выбо­ров спо­соб назна­че­ния архон­тов по жре­бию [ср. уп. соч. Люгеби­ля], нако­нец Ари­стид открыл доступ к архонт­ству всем клас­сам (γρά­φει ψή­φισ­μα κοινὴν εἶναι τὴν πο­λιτείαν καὶ τοὺς ἄρχον­τας ἐξ Ἀθη­ναίων πάν­των αἱρεῖσ­θαι, Plut. Arist. 22) в награ­ду за само­по­жерт­во­ва­ние и муже­ство, ока­зан­ные все­ми клас­са­ми насе­ле­ния во вре­мя вой­ны с пер­са­ми. [4] Пер­вый из архон­тов, име­нем кото­ро­го обо­зна­чал­ся год, назы­ва­ет­ся про­сто ἄρχων, или ἄρχων ἐπώ­νυμος (но послед­нее назва­ние не было офи­ци­аль­ным титу­лом); затем осо­бые наиме­но­ва­ния име­ли: вто­рой архонт — βα­σιλεύς и тре­тий — πο­λέμαρ­χος. Вто­рой пото­му удер­жал цар­ский титул (как у рим­лян rex sac­ro­rum), что извест­ные свя­щен­ные обряды так тес­но срос­лись в народ­ном пред­став­ле­нии с цар­ским име­нем, что сохра­не­ние послед­не­го каза­лось необ­хо­ди­мо­стью; осталь­ные шесть архон­тов назы­ва­лись θεσ­μο­θέται. При рас­смот­ре­нии прав архон­тов сле­ду­ет иметь в виду пре­иму­ще­ст­вен­но вре­мя после Соло­на и Кли­сфе­на. Во вре­ме­на досо­ло­нов­ско­го зако­но­да­тель­ства архонт­ство про­шло дол­гий путь раз­лич­ных видо­из­ме­не­ний от пол­ноты цар­ской вла­сти до поло­же­ния выс­ших долж­ност­ных лиц, ответ­ст­вен­ных перед гос­под­ст­ву­ю­щей частью наро­да. После утвер­жде­ния демо­кра­тии круг их веде­ния огра­ни­чи­ва­ет­ся пре­иму­ще­ст­вен­но пред­седа­тель­ст­вом (геге­мо­ния) на судах, но и эту обя­зан­ность они дели­ли со мно­ги­ми дру­ги­ми долж­ност­ны­ми лица­ми, тогда как преж­де, навер­ное, вся судеб­ная власть нахо­ди­лась в их руках. Объ­ем их пра­ви­тель­ст­вен­ной дея­тель­но­сти весь­ма незна­чи­те­лен; поли­ти­че­ской вла­сти они не име­ли ни каж­дый в отдель­но­сти, ни все в сово­куп­но­сти, не име­ли даже пра­ва пред­ла­гать зако­но­про­ек­ты. Епо­ним со вре­ме­ни Кли­сфе­на имел свое офи­ци­аль­ное место­пре­бы­ва­ние на аго­ре у ста­туй геро­ев фил, βα­σιλεύς, у Буко­лейя близ При­та­нея или в στοὰ βα­σίλειος, поле­марх у Ликея, фесмо­фе­ты в Фесмо­фе­сии. [5] Пра­ва и обя­зан­но­сти отдель­ных архон­тов были сле­дую­щие:

1) име­нем пер­во­го архон­та обо­зна­ча­ем был год (обы­чай, от кото­ро­го, если верить одно­му нена­деж­но­му пока­за­нию, сде­ла­но было отступ­ле­ние в пери­од 306—297 гг., когда, для того чтобы польстить Анти­го­ну и Димит­рию, года обо­зна­ча­лись буд­то бы по име­ни ἱερέως τῶν σω­τήρων). Он же был рас­по­ряди­те­лем на вели­ких Дио­ни­си­ях и Фар­ге­ли­ях; вооб­ще, устрой­ство боль­ших государ­ст­вен­ных празд­неств, как древ­няя цар­ская пре­ро­га­ти­ва, пере­шло к архон­там. Для ука­зан­ных празд­ни­ков он назна­чал хоре­гов. Рав­ным обра­зом на нем лежа­ло устрой­ство боль­ших фео­рий, осо­бен­но делос­ской. Далее из пре­ро­га­тив цар­ской вла­сти пере­шла к нему и обя­зан­ность вер­хов­ной опе­ки над сирота­ми и назна­че­ние опе­ку­нов. Судеб­ную геге­мо­нию он имел во всех государ­ст­вен­ных и част­ных про­цес­сах, отно­ся­щих­ся к семей­но­му пра­ву, напр. в бра­ко­раз­вод­ных про­цес­сах и в делах о наслед­ствах. (Подроб­но­сти см. в изло­же­нии отдель­ных γρα­φαί и δί­και.) Соот­вет­ст­вен­но кру­гу его вла­сти, его раз­бо­ру и реше­нию под­ле­жа­ли так­же и διαδι­κασίαι χο­ρηγῶν;

[6] 2) βα­σιλεύς, на кото­ро­го пере­шли жре­че­ские обя­зан­но­сти древ­ней цар­ской вла­сти и кото­рый вме­сте со сво­ей женой (βα­σίλεια позд­нее βα­σίλισ­σα) совер­шал неко­то­рые жерт­во­при­но­ше­ния от име­ни государ­ства, над­зи­рал за совер­ше­ни­ем Елев­син­ских мисте­рий, Леней и Анфе­сте­рий. Его судеб­ная власть рас­про­стра­ня­лась на все про­цес­сы, касав­ши­е­ся рели­гии, напр. ἀσε­βείας, рано как и на раз­бор дел об убий­ствах, имев­ший так­же рели­ги­оз­ный харак­тер, т. к. созна­ние обя­за­тель­но­сти удо­вле­тво­ре­ния за грех про­ли­тия кро­ви опи­ра­лось на рели­гию;

3) πο­λέμαρ­χος заве­до­вал свя­щен­но­дей­ст­ви­я­ми в честь богов вой­ны и рас­по­ря­жал­ся устрой­ст­вом похо­рон для вои­нов, пав­ших в бит­вах. Преж­де, навер­ное, ему при­над­ле­жа­ло цар­ское пра­во пред­во­ди­тель­ст­во­вать пра­вым кры­лом вой­ска и еще во вре­ме­на Мара­фон­ской бит­вы — пра­во голо­са в воен­ных делах наравне с деся­тью стра­те­га­ми (τὸ πα­λαιὸν γὰρ Ἀθη­ναῖοι ὁμό­ψηφον τὸν πο­λέμαρ­χον ἐποιεῦντο τοῖσι στρα­τηγοῖσι, Hdt. 6, 109). При Мара­фоне поле­марх Кал­ли­мах пода­ет решаю­щий голос за вступ­ле­ние в бит­ву: это есть послед­нее упо­ми­на­ние о таком пра­ве поле­мар­ха. Он же имел юрис­дик­цию во всех про­цес­сах, воз­ни­каю­щих из лич­ных и семей­ных отно­ше­ний чуже­стран­цев и мети­ков (hos­tis = hos­pes), вооб­ще был для ино­стран­цев тем, чем пер­вый архонт для граж­дан, и может быть сопо­став­лен с рим­ским prae­tor pe­re­gri­nus. Каж­дый из этих трех архон­тов имел двух, им самим избран­ных помощ­ни­ков (πά­ρεδ­ροι);

[7] 4) шесть фесмо­фе­тов не были, как мож­но бы заклю­чать по их наиме­но­ва­нию, зако­но­да­те­ля­ми; их дея­тель­ность огра­ни­чи­ва­лась пред­седа­тель­ст­вом на судах (и назва­ние их озна­ча­ет судей) по всем тем делам, кото­рые не под­ле­жа­ли юрис­дик­ции одно­го из трех пер­вых архон­тов или како­го-нибудь дру­го­го долж­ност­но­го лица, напр. стра­те­гов или один­на­дца­ти мужей. Сооб­ща всем девя­ти архон­там при­над­ле­жа­ла юрис­дик­ция по обви­не­ни­ям, направ­ля­е­мым про­тив сме­щен­ных наро­дом долж­ност­ных лиц и, может быть, по про­цес­сам πα­ρανό­μων (см. это сло­во). Кол­ле­гия архон­тов про­дол­жа­ла суще­ст­во­вать и в рим­ские вре­ме­на.

См. также:
АРХОНТ (Словарь античности)
«Реаль­ный сло­варь клас­си­че­ских древ­но­стей по Люб­ке­ру». Изда­ние Обще­ства клас­си­че­ской фило­ло­гии и педа­го­ги­ки. СПб, 1885, с. 127—128.
См. по теме: ДЕЛЬФИНИЙ • ФЕРЕТ • ЭННОМ, ЕННОМ • ЭПИГЕЙ, ЕПИГЕЙ •
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА