Словарь античности

КРИТО-МИКЕНСКАЯ КУЛЬТУРА, общее обо­зна­че­ние миной­ской куль­ту­ры (по име­ни леген­дар­но­го крит­ско­го царя Мино­са), воз­ник­шей на Кри­те в 3-2-м тыся­че­ле­тии до н. э. и силь­но воздей­ст­во­вав­шей (начи­ная с 16 в. до н. э.) на куль­ту­ру мате­ри­ко­вой Гре­ции, и микен­ской куль­ту­ры, фор­ми­ро­вав­шей­ся под вли­я­ни­ем миной­ской. Цен­тры микен­ской куль­ту­ры нахо­ди­лись на мате­ри­ко­вой Гре­ции. Несмот­ря на проч­ные куль­тур­ные свя­зи с Ближ­ним Восто­ком, преж­де все­го с Егип­том, кри­то-микен­ская куль­ту­ра сохра­ня­ла свою само­быт­ность. Поли­ти­че­ская, эко­но­ми­че­ская и куль­тур­ная жизнь кри­то-микен­ских государств нашла отра­же­ние в двор­цо­вых соору­же­ни­ях и город­ских построй­ках Кри­та и Микен; наряду с ними суще­ст­во­ва­ли, одна­ко, сель­ские посе­ле­ния с соот­вет­ст­ву­ю­щим спо­со­бом про­из­вод­ства. С 1900 нача­лись систе­ма­ти­че­ские рас­коп­ки Кнос­ско­го двор­ца под руко­вод­ст­вом Арту­ра Эван­са, в ходе кото­рых была откры­та миной­ская куль­ту­ра. На осно­ва­нии стра­ти­гра­фи­че­ских харак­те­ри­стик Кнос­са и мно­го­чис­лен­ных корре­ля­ций с хро­но­ло­ги­ей Егип­та Эван­сом была постро­е­на пери­о­ди­за­ция миной­ской куль­ту­ры, от кото­рой уче­ные не отка­зы­ва­ют­ся и поныне. В сло­ях, сле­до­вав­ших за нео­ли­ти­че­ским и энео­ли­ти­че­ским Эванс выде­лил три пери­о­да, меж­ду кото­ры­ми, одна­ко, нет рез­кой гра­ни­цы — они почти неза­мет­но пере­хо­дят один в дру­гой: ран­не­ми­ной­ский, или пред­двор­цо­вый, пери­од (2600—2000 до н. э.); сред­не­ми­ной­ский, или древ­ний двор­цо­вый, пери­од (2000—1700 до н. э.); сред­не­ми­ной­ский, или новый двор­цо­вый, пери­од (1700—1400 до н. э.); позд­не­ми­ной­ский, или последвор­цо­вый пери­од (1400—1150 до н. э.). К ран­не­му пери­о­ду отно­сят­ся остат­ки круг­лых погре­баль­ных соору­же­ний (толо­сов) в Мес­са­ре, шли­фо­ван­ные камен­ные сосуды, ста­ту­эт­ки куль­то­во­го назна­че­ния, золотые укра­ше­ния и пер­вые образ­цы печа­тей. Зна­ме­ни­ты кера­ми­че­ские изде­лия это­го пери­о­да — сосуды, укра­шен­ные орна­мен­том в виде пятен (Баси­ли­ки), или полос (Пир­гос). К древ­не­му двор­цо­во­му пери­о­ду вос­хо­дят двор­цо­вые построй­ки в Кнос­се и Фесте, кото­рые после слу­чив­шей­ся на Кри­те ката­стро­фы в 18 в. до н. э. (воз­мож­но, зем­ле­тря­се­ния) были отстро­е­ны зано­во, так же как и дру­гие рези­ден­ции вла­сти­те­лей в Агия Три­а­да, Амни­се, Гур­нии и т. п.; вплоть до 15 в. до н. э. их облик оста­вал­ся более или менее посто­ян­ным. Для это­го пери­о­да харак­те­рен рас­цвет миной­ской кера­ми­ки сти­ля «кама­рес» (19—18 в. до н. э.). Изо­бра­же­ния на печа­тях, а так­же про­из­веде­ния мел­кой пла­сти­ки поз­во­ля­ют судить о том, какой гро­мад­ный шаг впе­ред сде­ла­ло искус­ство Кри­та по срав­не­нию с ран­не­ми­ной­ским пери­о­дом. К ново­му двор­цо­во­му пери­о­ду отно­сят­ся хоро­шо сохра­нив­ши­е­ся стен­ные рос­пи­си из Кнос­са и Агиа Три­а­да, а так­же пер­во­класс­ная кера­ми­ка, бога­то укра­шен­ная изо­бра­же­ни­я­ми цве­тов, живот­ных и пей­за­жа­ми (т. н. крит­ский нату­ра­лизм). Этот тип рос­пи­си в 1500—1425 до н. э. закре­пил­ся в «двор­цо­вом сти­ле». Рас­цвет миной­ской куль­ту­ры обо­рвал­ся с раз­ру­ше­ни­ем Кнос­са и дру­гих посе­ле­ний, про­ис­шед­шем око­ло 1400 до н. э. в резуль­та­те зем­ле­тря­се­ния, напа­де­ния вра­гов или внут­рен­них усо­биц. Пре­кра­ти­лась тор­гов­ля, свя­зи кото­рой рас­про­стра­ни­лись к это­му вре­ме­ни чрез­вы­чай­но широ­ко (извест­но, что на запа­де они про­сти­ра­лись до Липар­ских ост­ро­вов). В даль­ней­шем кри­то-миной­ская куль­ту­ра носи­ла эпи­гон­ский харак­тер. Раз­ра­ботан­ное кри­тя­на­ми сло­го­вое пись­мо (т. н. линей­ное пись­мо А) сме­ни­лось (ско­рее все­го, под вли­я­ни­ем куль­ту­ры мате­ри­ко­вой Гре­ции, раз­ви­тие кото­рой шло все более интен­сив­но) линей­ным пись­мом Б. При­бли­зи­тель­но с 1600 до н. э. эгей­ская куль­ту­ра всту­пи­ла в послед­нюю фазу сво­его раз­ви­тия: под вли­я­ни­ем кри­то-миной­ской куль­ту­ры сфор­ми­ро­ва­лась микен­ская куль­ту­ра (по назва­нию ее цен­тра — Микен). Ее так­же харак­те­ри­зу­ют обшир­ные город­ские и двор­цо­вые построй­ки (рези­ден­ции пра­ви­те­лей в Мике­нах, Тирин­фе, Пило­се, Афи­нах, Фивах), воз­ник­но­ве­ние кото­рых свя­за­но с раз­ви­ти­ем поли­ти­че­ской и эко­но­ми­че­ской жиз­ни. В микен­ских шах­то­вых гроб­ни­цах была най­де­но мно­же­ство изде­лий худо­же­ст­вен­но­го ремес­ла, ору­жия с искус­ной инкру­ста­ци­ей, золотых перст­ней с печа­тя­ми, метал­ли­че­ских сосудов (чаши из золота и сереб­ра), укра­ше­ний, золотых масок и т. д. (отча­сти это был крит­ский импорт). Эти наход­ки поз­во­ля­ют судить о ран­них ста­ди­ях фор­ми­ро­ва­ния микен­ской куль­ту­ры, кото­рая в даль­ней­шем вышла из-под вли­я­ния Кри­та и достиг­ла высо­ко­го уров­ня раз­ви­тия. О дости­же­ни­ях мону­мен­таль­но­го стро­и­тель­ства в Мике­нах дают пред­став­ле­ние кре­пост­ные соору­же­ния (Мике­ны, Тиринф), куполь­ные гроб­ни­цы (око­ло Микен), мосты и доро­ги. Сохра­ни­лись фраг­мен­ты вели­ко­леп­ной стен­ной рос­пи­си (Фивы, Мике­ны, Тиринф), камен­ные релье­фы (из шах­то­вых гроб­ниц в Мике­нах), ста­ту­эт­ки, мно­же­ство ваз, неко­то­рые из них явля­ют­ся высо­ко­худо­же­ст­вен­ны­ми изде­ли­я­ми (напри­мер, «кра­тер вои­нов»). По этим наход­кам мож­но про­следить основ­ные эта­пы раз­ви­тия микен­ской куль­ту­ры. Свиде­тель­ства­ми этой эпо­хи, на послед­ний пери­од кото­рой при­хо­дит­ся Тро­ян­ская вой­на, сле­ду­ет счи­тать и гоме­ров­ские поэ­мы: содер­жа­щий­ся в них мифо­ло­ги­че­ский мате­ри­ал вос­хо­дит к микен­ско­му вре­ме­ни. Пре­ем­ст­вен­ность микен­ской и гре­че­ской куль­ту­ры мож­но наблюдать не толь­ко в мифо­ло­гии, но и в куль­тах богов и геро­ев, ухо­дя­щих кор­ня­ми в микен­скую тра­ди­цию. Вслед­ст­вие втор­же­ния в обла­сти Сред­ней Гре­ции и Пело­пон­не­са гре­че­ских пле­мен с севе­ро-запад­ной части бал­кан­ско­го реги­о­на (12 в. до н. э. — «дорий­ское втор­же­ние») цен­тры микен­ской куль­ту­ры были уни­что­же­ны. Сель­ские посе­ле­ния, оче­вид­но, про­дол­жа­ли свое суще­ст­во­ва­ние. Вопрос о том, в какой мере микен­ская куль­ту­ра ока­за­ла воздей­ст­вие на ран­нюю гре­че­скую куль­ту­ру, иссле­до­ван еще недо­ста­точ­но.

Сло­варь антич­но­сти. Пер. с нем. — Москва, «Про­гресс», 1989.
См. по теме: IMAGINES • ИРРАЦИОНАЛЬНОСТЬ • КОНЪЕКТУРА • МАСТИКА •
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА