Ф. Любкер. Реальный словарь классических древностей

БЕО́ТИЯ

Boeōtia, Βοιωτία, область сред­ней Гре­ции, гра­ни­чи­ла на севе­ре с зем­лей опунт­ских локров и Евбей­ским морем, на запа­де с Фокидой, на юге с Коринф­ским зали­вом, Мега­ридой и Атти­кой и на севе­ро-восто­ке с Евбей­ским морем, и зани­ма­ла при­бли­зи­тель­но 58 кв. миль. Вся Бео­тия рас­па­да­ет­ся на две, по при­род­но­му поло­же­нию совер­шен­но раз­лич­ные части, из коих севе­ро-запад­ную мож­но назвать Копа­ид­ской, юго-восточ­ную — Асоп­ской; пер­вая — окру­жен­ная со всех сто­рон гора­ми, кот­ло­об­раз­ная рав­ни­на, какие часто встре­ча­ют­ся в Гре­ции, вто­рая — гори­стая стра­на, раз­ре­зае­мая часты­ми, боль­шей частью узки­ми реч­ны­ми доли­на­ми. Окра­и­ну кот­ло­ви­ны состав­ля­ют несколь­ко гор, кото­рые лишь изред­ка соеди­не­ны меж­ду собой плос­кой воз­вы­шен­но­стью. На запад из Фокиды тянут­ся отпрыс­ки Пар­на­са, далее на юг Нисей и Гели­кон (н. Палео-Вуни или Заго­ра, т. е. Заячья гора), на юго-запад от Копа­ид­ско­го озе­ра, высотой в 5300 футов, место пре­бы­ва­ния муз и Апол­ло­на; скло­ны Гели­ко­на покры­ты густы­ми леса­ми, а вер­ши­ны отли­ча­ют­ся кра­сотой форм. На севе­ро-запад от него тянет­ся, по направ­ле­нию к Копа­иде, рав­ни­на, на кото­рой, в свою оче­редь, под­ни­ма­ют­ся вер­ши­ны, кото­рые окру­жа­ют запад­ную и южную часть озе­ра: кру­то под­ни­маю­щий­ся Лафи­стий (у Лива­дии, н. Гра­ни­ца), бога­тый источ­ни­ка­ми Лей­бе­ф­рий, с пеще­рой и хра­мом муз, Тиль­фу­сий, далее на восток Фой­ни­кий и Фикий, послед­ний изве­стен пре­бы­ва­ни­ем на нем Сфинк­са, оди­но­кая высо­кая ска­ла на севе­ро-запад от Фив; на левом бере­гу Кефи­са к восто­ку лежа­ли горы: Гади­лей, Гифан­тей, Акон­тий, кото­рые с лежав­шим напро­тив Фури­ем обра­зу­ют узкую доли­ну Кефи­са; на восто­ке, нако­нец, меж­ду Копа­идой и мор­ским бере­гом, под­ни­ма­ет­ся трех­вер­шин­ный, посвя­щен­ный Апол­ло­ну, Птой (Πτῶον), 2300 футов. В этой мест­но­сти нахо­дят­ся, в рас­се­ли­нах извест­ко­во­го камен­но­го грун­та, заме­ча­тель­ные под­зем­ные сточ­ные кана­лы озе­ра.

Юго-восточ­ная часть стра­ны состо­ит из пра­виль­ных реч­ных долин. На гра­ни­це с Мега­ридой и Атти­кой высит­ся суро­вый и непри­ят­ный Кифе­рон (н. Ела­тей), 4300 футов, извест­ный охотой на кифе­рон­ско­го льва, охотой Актео­на и тем, что здесь был выса­жен Эдип. Через самую дикую часть ведет доро­га τρεῖς или δρυὸς κε­φαλαί, н. пере­вал Гиф­то-Каст­ро; далее на восток идут отпрыс­ки Пар­не­фа из Атти­ки и про­дол­жа­ют обра­зу­е­мый Кифе­ро­ном водо­с­кат к Евбей­ско­му морю. На север от Асо­на под­ни­ма­ют­ся горы Мес­са­пий, Мика­лесс, Гипат, Тевмесс, неда­ле­ко от Евбей­ско­го моря. Из выше­ска­зан­но­го сле­ду­ет, что меж­ду эти­ми высота­ми долж­ны нахо­дить­ся мно­го­чис­лен­ные доли­ны, кото­рые назы­ва­лись отча­сти по име­нам сосед­них горо­дов: Орхо­мен, Леба­дея, Херо­нея, Гали­арт, Фивы, Пла­теи, Тана­г­ра; кро­ме того, тенер­ская доли­на (Τη­νερι­κὸν πε­δίον), на севе­ре от Фив, и аон­ская рав­ни­на, на восто­ке от них, далее Ἀθα­μάν­τιον πε­δίον, око­ло Копа­иды, у подош­вы птой­ской горы. Рав­ни­ны эти были при­чи­ной, поче­му Бео­тия слу­жи­ла так часто местом сра­же­ний гре­ков.

В оро­ше­нии копа­ид­ской Бео­тии мы видим самый совер­шен­ный при­мер под­зем­ных сто­ков. Κω­παῖς λίμ­νη (Il. 5, 709 Κη­φισ­σὶς λίμ­νη, н. лива­дий­ское или топо­лий­ское озе­ро) полу­ча­ет свои воды из источ­ни­ков окруж­ных гор, осо­бен­но же из Кефи­са (Мав­ро­не­ри); его пери­метр при пол­но­во­дии рав­ня­ет­ся 9 гео­гра­фи­че­ским милям. Но, бла­го­да­ря дей­ст­вию сол­неч­ных лучей, вода так ско­ро испа­ря­ет­ся, что лишь в неко­то­рых, более глу­бо­ких бас­сей­нах, оста­ет­ся вода, осталь­ная же часть обра­ща­ет­ся в рав­ни­ну, в кото­рой ясно виден бас­сейн Кефи­са; эти отдель­ные бас­сей­ны и суть упо­ми­нае­мые древни­ми озе­ра Гали­арт­ское, Онхест­ское и т. д., кото­рые при пол­но­во­дии обра­зу­ют одно озе­ро. Под­зем­ные сто­ки (κα­ταβόθ­ραι) нахо­дят­ся пре­иму­ще­ст­вен­но в восточ­ной части озе­ра, один так­же в южной, но не там, где берег все­го ниже и озе­ро все­го даль­ше про­сти­ра­ет­ся в стра­ну, но в высо­ких, голых ска­лах, кото­рые все­го даль­ше вда­ют­ся в озе­ро. Обра­зо­ва­ние этих сточ­ных кана­лов про­ще все­го объ­яс­ня­ет­ся тем, что извест­ко­вые горы, как кора кипя­щей мас­сы, под­ня­лись и оста­ви­ли внут­ри пустое про­стран­ство. Так как раз­ли­ваю­ща­я­ся из неко­то­рых сто­ков (κε­φαλά­ρια) вода соло­на, то эти про­во­ды идут, по-види­мо­му, через соля­ные зале­жи. Вхо­ды в сточ­ные кана­лы нахо­дят­ся на неко­то­ром воз­вы­ше­нии над дном Копа­иды, и пото­му-то при убы­ли воды ниже извест­но­го уров­ня исток воды из кефа­ла­рий пре­кра­ща­ет­ся. Устьем Кефи­са счи­та­ет­ся кефа­ла­рий на лок­рид­ской гра­ни­це, у Ларим­ны, назван­ный Ἀνχόη. Сохра­ни­лись еще огром­ных раз­ме­ров остат­ки пло­тин и отвод­ных кана­лов, посред­ст­вом кото­рых древ­ние жите­ли (веро­ят­но, орхо­мен­ские минии) ста­ра­лись умень­шить озе­ро. Ср. Forchham­mer, He­le­ni­ca, I, стр. 159 слл. В насто­я­щее вре­мя хло­по­чут о том, чтобы его совсем осу­шить. В Копа­иду впа­да­ет на восто­ке от Кефи­са малень­кая реч­ка Мелас (Мав­ро­потам), извест­ная сво­и­ми навод­не­ни­я­ми, на запа­де ручьи Фалар и Пер­мес (или Тер­мес). На юго-восто­ке от Копа­иды лежит мень­шее, но чистое и глу­бо­кое, окру­жен­ное кру­ты­ми и ска­ли­сты­ми бере­га­ми озе­ро Ὑλικὴ λίμ­νη (н. Лика­рис), полу­чив­шее свое имя от древ­не­го местеч­ка, нахо­див­ше­го­ся на север­ном его бере­гу; на севе­ро-восто­ке от него лежа­ло более длин­ное и более широ­кое озе­ро (н. Пара­лим­ни), в древ­но­сти назы­вав­ше­е­ся, веро­ят­но, Тро­фия, кото­рое соеди­не­но с Копа­идой и Гили­кой посред­ст­вом сточ­ных кана­лов, иду­щих до само­го моря. У Фив течет река Исмен и ручей Дир­ка; на юге вто­рая по вели­чине река стра­ны — Асоп, кото­рая течет с Кифе­ро­на, про­те­ка­ет у Тана­г­ры, обра­зу­ет далее гра­ни­цу меж­ду Атти­кой и Бео­ти­ей и впа­да­ет в Евбей­ское море. В Гели­ко­пе берет нача­ло про­ис­шед­ший от уда­ра копы­том Пега­са источ­ник муз Гип­по­кре­на.

Мест­но­сти Бео­тии, возде­лы­ва­нию кото­рых не пре­пят­ст­ву­ет гори­стая при­ро­да, при­над­ле­жат к самым пло­до­род­ным в Гре­ции, и этим объ­яс­ня­ет­ся, меж­ду про­чим, зна­чи­тель­ное чис­ло цве­ту­щих горо­дов. Кли­мат был, бла­го­да­ря озе­рам, болотам и гор­ным кот­ло­ви­нам, зимой холо­ден и сыр, летом быст­ро меня­лись силь­ный зной и про­ни­зы­ваю­щий холод, воздух счи­тал­ся густым и тяже­лым. Hor. ep. 2, 1, 244. Пло­ды раз­но­го рода, осо­бен­но пше­ни­ца, роди­лись в боль­шом коли­че­стве, поче­му Гомер (Il. 5, 710) и назы­ва­ет бео­тий­цев μά­λα πίονα δῆ­μον ἔχον­τες. Спе­ци­аль­но­стью Бео­тии, имев­шей важ­ное зна­че­ние для раз­ви­тия музы­ки, был флей­точ­ный трост­ник из Копа­иды (αὐλη­τικὸς κά­λαμος, δό­ναξ); точ­но так же важ­ны были нахо­див­ши­е­ся на порос­ших лесом горах чере­па­хи (χέ­λος), на кору кото­рых натя­ги­ва­лись стру­ны и таким обра­зом выде­лы­ва­ли из нее кифа­ры. Насмеш­ли­вые афи­няне счи­та­ли зажи­точ­ных зем­ледель­цев бео­тий­цев «доб­ры­ми малы­ми», εὐήθεις, обжор­ли­вы­ми и тупо­ум­ны­ми, и ὗς Βοιωτία, οἶς Βοιωτία были часто употреб­ляв­ши­ми­ся пого­вор­ка­ми, наме­каю­щи­ми на недо­ста­ток духов­ной вос­при­им­чи­во­сти (ἀναισ­θη­σία). Впро­чем, Бео­тия созда­ла не толь­ко дюжих сол­дат, хоро­ших атле­тов и искус­ных флейт­щи­ков, но и вели­ких пол­ко­вод­цев, поэтов и писа­те­лей, как Епа­ми­нон­да, Пело­пида, Геси­о­да, Пин­да­ра, Плу­тар­ха. Жите­ли (Βοιωτοί) были пере­се­лив­шим­ся из Фес­са­лии эоли­че­ским пле­ме­нем, кото­рое поко­ри­ло или вытес­ни­ло преж­них оби­та­те­лей. К ска­зоч­ным жите­лям стра­ны при­над­ле­жат про­на­сты, гек­те­ны, аоны, тем­ми­ки, гиан­ты; более уже исто­рии при­над­ле­жат орхо­мен­ские и иолк­ские минии — бога­тое пле­мя, име­ю­щее зна­че­ние для ска­за­ния об арго­нав­тах; род­ст­вен­ны с ними были фле­гии, жив­шие так­же в Фес­са­лии. К древ­ней­ше­му насе­ле­нию при­чис­ля­ют­ся так­же кад­мей­цы; они были 60 лет спу­стя после Тро­ян­ской вой­ны и за 20 лет до пере­се­ле­ния дорян вытес­не­ны бео­тий­ца­ми. Гомер назы­ва­ет фивян кад­мей­о­на­ми, но уже зна­ет и бео­тий­цев. Преж­ние оби­та­те­ли посе­ли­лись отча­сти по бере­гу Малой Азии в эолий­ских коло­ни­ях. 14 горо­дов, веро­ят­но (впро­чем ни чис­ло, ни име­на их досто­вер­но не извест­ны), обра­зо­ва­ли в Бео­тии союз малень­ких само­сто­я­тель­ных рес­пуб­лик под геге­мо­ни­ей Фив, при­чем мень­шие горо­да при­мы­ка­ли к боль­шим и были от них во мно­гих отно­ше­ни­ях в зави­си­мо­сти (συν­τε­λεῖς, σύμ­μο­ροι). Беотар­хи (см. Βοιωτάρ­χαι) или пред­ста­ви­те­ли отдель­ных сво­бод­ных горо­дов были пред­во­ди­те­ля­ми на войне и глав­ны­ми началь­ни­ка­ми сою­за; Фивы выстав­ля­ли двух беотар­хов; Фукидид назы­ва­ет так­же 4 сове­та, βου­λαί (4, 91. 93). Государ­ст­вен­ное устрой­ство было оли­гар­хи­че­ским, осно­ван­ным на закон­ной рав­но­прав­но­сти; оно обра­ти­лось в кон­це Пело­по­нес­ской вой­ны в демо­кра­ти­че­ское прав­ле­ние, кото­рое часто пре­до­став­ля­лось в руки буй­ной чер­ни. Pol. 6, 42.

В сле­дую­щем спис­ке важ­ней­ших горо­дов Бео­тии само­сто­я­тель­ные горо­да сою­за обо­зна­че­ны *. Внут­ри копа­ид­ской Бео­тии: * Орхо­мен, при впа­де­нии Кефи­са в озе­ро, раз­ру­шен­ный после бит­вы при Левк­трах (371 г.) фивя­на­ми. Аспле­дон, на севе­ре от него, и рядом Теги­ра; * Копы, на полу­ост­ро­ве назван­но­го по име­ни горо­да озе­ра; Акрай­фий (так­же Ἁκραίφ­νιον, у нынеш­ней Гор­ди­цы), у подош­вы птой­ской горы с хра­мом Апол­ло­на; Онхест, на юго-восто­ке от озе­ра в невозде­лан­ной рав­нине, с древ­ней рощей и хра­мом Посей­до­на в рас­сто­я­нии одно­го часа пути на запад, * Гали­арт (зна­чи­тель­ные руи­ны при Мази), на бере­гу озе­ра, древ­ний, при­над­ле­жав­ший когда-то к орхо­мен­ско­му цар­ству город, раз­ру­шен­ный Ксерк­сом в 480 г. и затем рим­ля­на­ми в 171 г. до Р. Х. в Македон­скую вой­ну. Лисандр про­иг­рал здесь сра­же­ние и лишил­ся жиз­ни, 394 г. до Р. Х. Еще далее на запад Ока­лея (вбли­зи моги­ла Тире­сия); Алал­ко­ме­ны с древним хра­мом Афи­ны Пал­ла­ды, * Коро­нея, * Леба­дея, Херо­нея; * Фивы, глав­ный город стра­ны; рядом с ними Пот­нии, может быть гоме­ров­ские Гипо­фи­вы; Гила (Ὕλη) на озе­ре того же име­ни. Внут­ри асоп­ской Бео­тии: Пла­теи, у север­ной части Кифе­ро­на у источ­ни­ка Гар­га­фии (бит­ва с пер­са­ми в 479 г.). Город этот был нена­ви­стен фивя­нам за свою при­вер­жен­ность афи­ня­нам, и в 427 г. был раз­ру­шен до осно­ва­ния, после Антал­кидо­ва мира воз­об­нов­лен и ол. 101, 4 сно­ва раз­ру­шен фивя­на­ми. При помо­щи Алек­сандра Вели­ко­го он был сно­ва отстро­ен, но не имел уже впо­след­ст­вии зна­че­ния. На восто­ке от него лежа­ли Ери­ф­ры и Гисии (Ὑσιαί), близ поля бит­вы; на севе­ро-восто­ке Левк­тры (победа Епа­ми­нон­да, 371 г.); * Фес­пии, на восточ­ном склоне Гели­ко­на; Аскра на юго-восточ­ной части Гели­ко­на. У Евбей­ско­го моря с юга на север * Тана­г­ра, на левом бере­гу Асо­па; рядом была пре­лест­ная доли­на по бере­гу реки, Пара­со­пия; Делий; Авлида, на Еври­пе; Сал­га­ней, тоже на Еври­пе; * Анфедон, при кефа­ла­рии одно­го из ката­бо­фр, Ларим­на, при кефа­ла­рии, кото­рый счи­тал­ся устьем Кефи­са. У коринф­ско­го зали­ва: Фис­ба с гава­нью Бафи, в ска­лах кото­рой теперь еще гнездит­ся мас­са голу­бей, поэто­му Гомер (Il. 2, 502) назы­ва­ет этот город «πο­λυ­τρή­ρωνα Θίσ­βην»; Кре­уса или Кре­усида, пор­то­вый город фес­пий­цев. См. отдель­ные ста­тьи. Ср. Bur­sian, Geogr. von Grie­chen­land, I, стр. 194 слл.

См. также:
БЕОТИЯ (Словарь античности)
«Реаль­ный сло­варь клас­си­че­ских древ­но­стей по Люб­ке­ру». Изда­ние Обще­ства клас­си­че­ской фило­ло­гии и педа­го­ги­ки. СПб, 1885, с. 214—216.
См. по теме: ЭННЕАОДЫ, ЕННЕАОДЫ • ЭПАКРИЯ, ЕПАКРИЯ • ЭЛЛОПИЯ, ЕЛЛОПИЯ • ДАТ •
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА