Ф. Любкер. Реальный словарь классических древностей

БУЛЕ́

Βου­λή, совет. Уже у Гоме­ра мы видим про­ти­во­по­ло­же­ние сове­та знат­ных и кня­зей обще­му собра­нию вой­ска (Il. 2). В ари­сто­кра­ти­че­ских государ­ствах гла­вы знат­ных фами­лий, при­зван­ные к тому по выбо­ру или по рож­де­нию, обра­зо­ва­ли совет, в кото­ром сосре­дото­чи­ва­лась государ­ст­вен­ная власть; в демо­кра­ти­че­ских мы видим выбор­ных от вер­хов­ной народ­ной общи­ны, кото­рые назы­ва­лись сове­том, βου­λή, и состо­я­ли из еже­год­но изби­рав­ших­ся или назна­чав­ших­ся по жре­бию чле­нов. Ари­сто­кра­ти­че­ские сена­ты носи­ли, как в Спар­те, боль­шей частью имя γε­ρουσία (βου­λή γε­ρόν­των). Пол­но­мо­чия такой βου­λή были в каж­дом государ­стве раз­лич­ны. Луч­ше все­го нам извест­но поло­же­ние афин­ской βου­λή пяти­сот, кото­рой мы поэто­му и огра­ни­чим­ся. (О дру­гом, по сво­е­му соста­ву и поло­же­нию более ари­сто­кра­ти­че­ском афин­ском сове­те на Аре­о­па­ге см. Areo­pa­gus). Совет состо­ял, по учреж­де­нию Соло­на, из 400 чле­нов, имев­ших более 30 лет от роду, по 100 на каж­дую из 4 ионий­ских фил. К этой долж­но­сти сна­ча­ла не допус­ка­лись при­над­ле­жав­шие к послед­не­му соло­нов­ско­му клас­су, феты. Кли­сфен уве­ли­чил чис­ло чле­нов до 500, по 50 на каж­дую из 10 вновь учреж­ден­ных им же фил, и ввел, веро­ят­но, вме­сто выбо­ров жре­бий (бобы, поэто­му ἀπὸ κυάμου λα­χεῖν). Ари­стид нако­нец дал и фетам пра­во быть булев­та­ми, так что каж­дый граж­да­нин, пере­шед­ший за 30 лет и быв­ший в обла­да­нии всех поли­ти­че­ских прав, мог сде­лать­ся чле­ном сове­та. В 306 г. чис­ло булев­тов воз­рос­ло до 600 вслед­ст­вие того, что были при­со­еди­не­ны две новые филы, назван­ные по име­ни Анти­го­на и его сына Димит­рия Поли­ор­ке­та. Впо­след­ст­вии сно­ва воз­вра­ти­лись на неко­то­рое вре­мя к преж­ним 10 филам и 500 булев­там, пока в 265 г. не была учреж­де­на фила Пто­ле­ма­ида (по име­ни Пто­ле­мея Фила­дель­фа) и в 200 г. Атта­лида (по име­ни Атта­ла I, царя пер­гам­ско­го); при Адри­ане была учреж­де­на даже 13-я фила, Адри­а­нида. Чис­ло чле­нов, состо­яв­шее со вре­ме­ни при­со­еди­не­ния Пто­ле­ма­иды и Атта­лиды, во вся­ком слу­чае, из 600, было сно­ва доведе­но до 500. Перед вступ­ле­ни­ем в долж­ность чле­ны долж­ны были давать клят­ву: забо­тить­ся о бла­ге государ­ства и не пытать­ся пре­сту­пать сво­их пол­но­мо­чий. Лич­ны­ми пре­иму­ще­ства­ми булев­тов во вре­мя нахож­де­ния их в долж­но­сти была сво­бо­да от воен­ной служ­бы, осо­бое место в теат­ре и пра­во носить мир­то­вый венок. Кро­ме того, вся­кий булевт полу­чал за каж­дый день, когда быва­ло заседа­ние, в виде жало­ва­нья, драх­му, μισ­θὸς βου­λευ­τικός. По исте­че­нии года весь совет, после того как им был отдан отчет, был награж­да­ем от наро­да золотым вен­ком, если толь­ко он удо­вле­тво­ри­тель­но испол­нял свои обя­зан­но­сти. Жерт­во­при­но­ше­ния при вступ­ле­нии булев­тов в долж­ность назы­ва­лись εἰσι­τήρια, а по окон­ча­нии долж­но­сти ἐξι­τήρια.

Обя­зан­ность это­го сена­та заклю­ча­лась преж­де все­го в том, что он сове­щал­ся пред­ва­ри­тель­но обо всем, что долж­но было быть пред­ло­же­но наро­ду (Plut. Sol. 19), неко­то­рое огра­ни­че­ние демо­кра­тии, кото­рое, впро­чем, впо­след­ст­вии нару­ша­лось ино­гда. Это­му поло­же­нию его соот­вет­ст­во­ва­ло и то, что он при­ни­мал докла­ды пол­ко­вод­цев и вво­дил в народ­ное собра­ние чуже­зем­ных послов. Кро­ме того, у сове­та была очень широ­кая адми­ни­ст­ра­тив­ная дея­тель­ность. Xen. rep. Athen. 3, 2. Он имел наблюде­ние за всем управ­ле­ни­ем, осо­бен­но за финан­са­ми: был обя­зан отда­вать в арен­ду государ­ст­вен­ные дохо­ды, имен­но дохо­ды с государ­ст­вен­ных иму­ществ, пошли­ны, подуш­ную подать и подать с про­мыс­лов для неграж­дан, и соби­рать аренд­ную пла­ту, при­чем мог даже заклю­чать в тюрь­му неис­прав­ных пла­тель­щи­ков и их пору­чи­те­лей (De­mosth. Ti­mocr. 146). Далее перед ним про­ис­хо­ди­ла доки­ма­сия архон­тов и, может быть, всех осталь­ных долж­ност­ных лиц. Кро­ме того, он имел и судеб­ную власть, но огра­ни­чен­ную, так как мог толь­ко нала­гать денеж­ный штраф до 500 драхм, тогда как более тяж­кие пре­ступ­ле­ния, о кото­рых ему доно­си­ли, дол­жен был пере­да­вать в суды.

Реше­ния, кото­рые он при­ни­мал (конеч­но, по тем вопро­сам, кото­рые под­ле­жа­ли кру­гу его дея­тель­но­сти), име­ли силу толь­ко на тот год, когда он был обле­чен вла­стью. De­mosth. Aris­tocr. 92. Само­сто­я­тель­ную власть он имел толь­ко тогда, когда народ делал αὐτοκ­ρά­τωρ’ом. An­doc. myst. 15. De­mosth. fals. leg. 154.

Собра­ния сове­та про­ис­хо­ди­ли еже­днев­но кро­ме празд­нич­ных дней, имен­но в Βου­λευ­τήριον. Для облег­че­ния хода дел и для все­го управ­ле­ния, так­же чтобы не остав­лять государ­ство нико­гда без сове­ща­тель­ной вла­сти, весь совет был разде­лен на 10 частей, по чис­лу фил, так что каж­дое отде­ле­ние состо­я­ло из 50 чле­нов. Каж­дое отде­ле­ние было обя­за­но деся­тую часть года под­ряд быть в тече­ние цело­го дня в сбо­ре, в Θό­λος, близ Βου­λευ­τήριον, в древ­ние вре­ме­на в Πρυ­τανεῖον, в зара­нее опре­де­лен­ном по жре­бию поряд­ке, т. е. по 35 или 36 дней (атти­че­ский лун­ный год имел 354 дня, висо­кос­ный год 384 дня), а в висо­кос­ном году по 38 или 39 дней; в Πρυ­τανεῖον же чле­ны сове­та обеда­ли преж­де с почет­ны­ми гостя­ми государ­ства (см. Ἀεἰσι­τοι и Σί­τη­σις), впо­след­ст­вии в Θό­λος, тогда как обед со сто­ро­ны государ­ства остал­ся в Πρυ­τανεῖον. Обя­зан­ность одно­го из этих 50 и вре­мя испол­не­ния им этой обя­зан­но­сти назы­ва­лись при­та­ни­ей (πρυ­τανεία); те 50, кото­рые были на оче­реди, назы­ва­лись πρυ­τάνεις (дру­гие зна­че­ния см. Πρύ­τανις); φυλὴ πρυ­τανεύουσα, пред­седа­тель­ст­ву­ю­щая фила. При­та­ны выби­ра­ли на каж­дый день по жре­бию одно­го ἐπισ­τά­της из сво­ей среды, кото­рый пред­седа­тель­ст­во­вал в сове­те и в народ­ном собра­нии и хра­нил клю­чи от кре­по­сти и от архи­ва, рав­но как государ­ст­вен­ную печать. Поз­же, вско­ре после архон­та Нав­си­ни­ка (378 г. до Р. Х.), выше­упо­мя­ну­тый ἐπισ­τά­της, созвав совет, выби­рал по жре­бию 9 πρόεδ­ροι, по одно­му из каж­дой филы, кро­ме φυλὴ πρυ­τανεύουσα, и одно­му из этих девя­ти и «его συμπροέδ­ροι», как мы чита­ем на над­пи­сях, пере­да­вал пред­седа­тель­ство в сове­те и в народ­ном собра­нии. Этот уже назы­ва­ет­ся тогда так­же ἐπισ­τά­της. Ἐπισ­τά­της пред­седа­тель­ст­ву­ю­щей филы, φυλὴ πρυ­τανεύουσα, имел теперь толь­ко пред­седа­тель­ство меж­ду при­та­на­ми, хра­нил клю­чи и печать и изби­рал выше­на­зван­ных πρόεδ­ροι, а φυλὴ πρυ­τανεύουσα более ниче­го не дела­ла, как толь­ко оста­ва­лась в Θό­λος и выби­ра­ла еже­днев­но одно­го ἐπισ­τά­της.

К сове­ту при­над­ле­жал далее γραμ­μα­τεὺς ὁ κα­τὰ πρυ­τανείαν κλη­ρωθείς, кото­рый был выби­ра­ем по жре­бию для каж­дой при­та­нии, обык­но­вен­но из чис­ла при­та­нов (по име­ни сек­ре­та­ря пер­вой при­та­нии, ὃς πρῶ­τος ἐγραμ­μά­τευε, обо­зна­чал­ся ино­гда год); он дол­жен был забо­тить­ся о хра­не­нии поста­нов­ле­ний; далее изби­рае­мый сове­том γραμ­μα­τεὺς τῶν βου­λευ­τῶν; в-третьих, назна­чен­ный народ­ным собра­ни­ем γραμ­μα­τεὺς, читав­ший в сове­те и в народ­ном собра­нии поста­нов­ле­ния. Все трое были булев­та­ми. Кро­ме того был еще кон­тро­лер (ἀντιγ­ρα­φεὺς τῆς βου­λῆς) и несколь­ко вто­ро­сте­пен­ных γραμ­μα­τεῖς, ὑπογ­ραμμα­τεῖς и т. д.

См. также:
БУЛЕ (Словарь античности)
«Реаль­ный сло­варь клас­си­че­ских древ­но­стей по Люб­ке­ру». Изда­ние Обще­ства клас­си­че­ской фило­ло­гии и педа­го­ги­ки. СПб, 1885, с. 224—225.
См. по теме: AESTIMATIO LITIS • КОНСТИТУЦИИ • ЛИБЕРТИН • АБОЛИЦИЯ •
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА