Античные писатели

ОВИДИЙ НАЗОН, Пуб­лий; Ovi­dius Na­so, Pub­lius, 43 г. до н. э. — 18 (или 17) г. н. э., рим­ский поэт. Родил­ся в Суль­моне у под­но­жия Апен­нин. Про­ис­хо­дил из состо­я­тель­ной всад­ни­че­ской семьи. В соот­вет­ст­вии с жела­ни­ем отца, он был послан учить­ся в Рим, чтобы посвя­тить себя карье­ре поли­ти­ка и юри­ста. В допол­не­ние к уче­бе совер­шил путе­ше­ст­вие в Афи­ны, Малую Азию и на Сици­лию. После воз­вра­ще­ния в Рим быст­ро отка­зал­ся от карье­ры чинов­ни­ка и цели­ком посвя­тил себя поэ­зии. Пер­вые про­из­веде­ния сра­зу при­нес­ли Овидию гром­кую сла­ву. Он был свя­зан с поэ­ти­че­ским круж­ком Мес­са­лы. Знал Гора­ция, вос­хи­щал­ся Вер­ги­ли­ем, дру­жил с Про­пер­ци­ем, а памя­ти Тибул­ла посвя­тил одну из пре­крас­ней­ших сво­их эле­гий. Овидий был три­жды женат, имел дочь. В 8 г. н. э., на вер­шине извест­но­сти и сла­вы, Овидий неожидан­но был при­го­во­рен Авгу­стом к изгна­нию на Чер­ное море в Томы (совр. Кон­стан­ца). При­чи­на высыл­ки неиз­вест­на. Сам Овидий гово­рит, что един­ст­вен­ной его виной были кар­ми­ны (пес­ни) (Нау­ка люб­ви?) и ошиб­ка. Но нам неиз­вест­но, в чем эта ошиб­ка заклю­ча­лась. Одна­ко Август был силь­но задет, ибо несмот­ря на мно­го­чис­лен­ные прось­бы о поми­ло­ва­нии, кото­рые поэт слал в Рим, при­го­вор так и не был отме­нен. Овидий умер в Томах после 10 лет изгна­ния. Все про­из­веде­ния Овидия, кро­ме Мета­мор­фоз и несо­хра­нив­шей­ся тра­гедии Медея, были напи­са­ны эле­ги­че­ским дисти­хом. Ран­ний пери­од твор­че­ства Овидия посвя­щен про­из­веде­ни­ям на любов­ные темы. Ок. 20 г. до н. э. Овидий издал пер­вый сбор­ник Любов­ные эле­гии (Amo­res) в 5 кни­гах. Сохра­ни­лось толь­ко 3 кни­ги из вто­ро­го изда­ния. Это любов­ные про­из­веде­ния (исклю­че­ние состав­ля­ет одна эле­гия, опи­сы­ваю­щая про­цес­сию в честь Юно­ны, и упо­мя­ну­тая ранее эле­гия на смерть Тибул­ла), посвя­щен­ные Коринне. Корин­на — вымыш­лен­ный образ, фик­ци­ей явля­ют­ся и опи­сы­вае­мые чув­ства и пере­жи­ва­ния поэта. Чер­пая из арха­и­че­ской и элли­ни­сти­че­ской гре­че­ской лири­ки, а так­же исполь­зуя упраж­не­ния, кото­рые он выпол­нял в рито­ри­че­ской шко­ле, Овидий пред­ста­вил извест­ные из лите­ра­ту­ры любов­ные сюже­ты, ситу­а­ции, пере­жи­ва­ния: ожида­ние у две­рей воз­люб­лен­ной, ссо­ры, радость, изме­ны, рев­ность. Сти­хи Овидия испол­не­ны оча­ро­ва­ния и юмо­ра, а порой — циниз­ма и иро­нии. Меж­ду пер­вым и вто­рым изда­ни­ем любов­ных эле­гий появи­лась на свет пер­вая часть сбор­ни­ка Геро­иды (He­roi­des или Epis­tu­lae He­roi­dum) — 15 посла­ний мифи­че­ских геро­инь: Пене­ло­пы, Медеи, Дидо­ны, Ари­ад­ны и др., адре­со­ван­ных невер­ным мужьям или воз­люб­лен­ным. Вто­рая часть, по-види­мо­му, была созда­на позд­нее, она вклю­ча­ет три пары писем, напи­сан­ных любов­ни­ка­ми друг дру­гу. В этих эле­ги­ях чув­ст­ву­ет­ся вли­я­ние рито­ри­че­ской шко­лы, они ско­рее напо­ми­на­ют моно­ло­ги, иллю­ст­ри­ру­ю­щие пере­жи­ва­ния геро­инь. Из дидак­ти­че­ских поэм, пред­став­ля­ю­щих собой как бы паро­дий­ный вари­ант элли­ни­сти­че­ских дидак­ти­че­ских поэм (Арат, Никандр), самой ста­рой явля­ет­ся поэ­ма О рас­кра­ши­ва­нии жен­щи­на­ми лица (De me­di­ca­mi­ne fa­ciei fe­mi­neae), от кото­рой сохра­ни­лось 50 дисти­хов; в ней Овидий рас­ска­зы­вал девуш­кам о том, как надо забо­тить­ся о сво­ей внеш­но­сти. В Нау­ке люб­ви (Ars ama­to­ria), издан­ной, види­мо, в 1 г. до н. э., Овидий изло­жил нау­ку соблаз­не­ния. Вна­ча­ле он соста­вил толь­ко 2 кни­ги сове­тов муж­чи­нам, потом доба­вил кн. III, пред­на­зна­чен­ную для деву­шек. Овидий дал точ­ные ука­за­ния, где нуж­но искать пре­крас­ных деву­шек, как их обо­льщать (кн. I), как про­длить связь (кн. II). Часть, адре­со­ван­ная жен­щи­нам, тоже содер­жит подоб­ные сове­ты. Поэ­ма испол­не­на юмо­ра, пол­на забав­ных обо­ротов и сен­тен­ций, коми­че­ских ситу­а­ций. Ее реа­лизм отли­ча­ют изыс­кан­ность и куль­ту­ра, чув­ст­ви­тель­ность и утон­чен­ность. Пре­крас­но напи­сан­ная кар­ти­на рим­ско­го обще­ства эпо­хи Авгу­ста иллю­ст­ри­ру­ет­ся мно­го­чис­лен­ны­ми при­ме­ра­ми из мифо­ло­гии, в поэ­ме мно­же­ство срав­не­ний и отступ­ле­ний. Про­дол­же­ни­ем Нау­ки люб­ви ста­ла поэ­ма Лекар­ство от люб­ви (Re­me­dia amo­ris) в 1 кни­ге, издан­ная ок. 2 г. н. э. Она выдер­жа­на в том же тоне, что и Нау­ка люб­ви, и учит чита­те­ля, как нуж­но посту­пать, чтобы изле­чить­ся от несчаст­ной люб­ви. Зре­лое твор­че­ство Овидия пред­став­ле­но дву­мя боль­ши­ми поэ­ма­ми: Мета­мор­фо­зы (Me­ta­mor­pho­seon lib­ri XV) в 15 кни­гах и Фасты (Fas­ti); оба напи­са­ны после 1 г. н. э. В Мета­мор­фо­зах Овидий ори­ен­ти­ро­вал­ся на гре­че­ских поэтов: Кал­ли­ма­ха, Эра­то­сфе­на, Никанд­ра, Пар­фе­ния Никей­ско­го, а так­же на рим­ских — Катул­ла, Цин­ну, Мак­ра. Сюже­ты он взял из неис­чер­пае­мой сокро­вищ­ни­цы гре­ко-рим­ских мифов, выби­рая сна­ча­ла те, что рас­ска­зы­ва­ли о каких-либо пре­вра­ще­ни­ях. Овидий замыс­лил пред­ста­вить мифы в хро­но­ло­ги­че­ском поряд­ке от нача­ла мира до сво­ей эпо­хи. Поэ­ма начи­на­ет­ся рож­де­ни­ем мира из Хао­са и закан­чи­ва­ет­ся апо­фе­о­зом Цеза­ря. Кн. I—V вклю­ча­ют самые древ­ние мифы о пото­пе, о четы­рех веках чело­ве­че­ства, о миро­вом пожа­ре — до эпо­хи Фив; кн. VI—X содер­жат пре­да­ния, касаю­щи­е­ся Гер­ку­ле­са, с кн. XI начи­на­ют­ся леген­ды тро­ян­ские, ита­лий­ские и рим­ские. В пре­де­лах всей эпо­пеи Овидий рас­ска­зы­ва­ет или упо­ми­на­ет 250 мифов о пре­вра­ще­ни­ях. Стре­мясь при­дать повест­во­ва­нию связ­ность, он исполь­зу­ет прин­цип хро­но­ло­ги­че­ской и гене­а­ло­ги­че­ской после­до­ва­тель­но­сти, груп­пи­ру­ет локаль­ные мифы, пре­да­ния, свя­зан­ные еди­ной темой или кон­тра­сти­ру­ю­щие меж­ду собой, вклю­ча­ет мно­же­ство эпи­зо­дов. Раз­но­об­ра­зие содер­жа­ния порож­да­ет раз­но­об­ра­зие сти­ля и настро­е­ния: нача­ло и конец Мета­мор­фоз напи­са­ны в фило­соф­ском тоне, а, напри­мер, уха­жи­ва­ния Цик­ло­па напо­ми­на­ют идил­лию. Целое, одна­ко, выдер­жа­но в эпи­че­ском сти­ле, что под­чер­ки­ва­ют мно­го­чис­лен­ные гоме­ров­ские срав­не­ния, опи­са­ния при­ро­ды и про­из­веде­ний искус­ства, боль­шие эпи­че­ские сце­ны, ката­ло­ги, а преж­де все­го раз­мер — гекза­метр. Одно­вре­мен­но с Мета­мор­фо­за­ми, Овидий созда­ет Фасты (dies fas­ti — это дни, в кото­рые были доз­во­ле­ны пуб­лич­ные выступ­ле­ния и дея­тель­ность, в отли­чие от запрет­ных дней — dies ne­fas­ti). При созда­нии это­го поэ­ти­че­ско­го кален­да­ря, рас­ска­зы­ваю­ще­го об учреж­де­нии рим­ских празд­ни­ков, рож­де­нии обы­ча­ев и обрядов, Овидий вдох­нов­лял­ся про­из­веде­ни­я­ми Ара­та и Кал­ли­ма­ха, а по неко­то­рым сведе­ни­ям, так­же сочи­не­ни­я­ми Варро­на, Като­на, Веррия, Флак­ка. Изгна­ние поме­ша­ло Овидию закон­чить про­из­веде­ние. Ему уда­лось напи­сать толь­ко 6 книг, каж­дая из кото­рых посвя­ще­на одно­му меся­цу, от янва­ря до июня. Изгна­ние над­ло­ми­ло Овидия. Про­из­веде­ния, создан­ные в этот пери­од, харак­те­ри­зу­ет монотон­ность содер­жа­ния и инто­на­ции. Три­стии (Скорб­ные эле­гии) в 5 кни­гах вклю­ча­ют эле­гии к жене, дру­зьям и импе­ра­то­ру с прось­бой о заступ­ни­че­стве и поми­ло­ва­нии. Они дышат тос­кой по Риму, пол­ны вос­по­ми­на­ний, рису­ют груст­ную кар­ти­ну жиз­ни изгнан­ни­ка. Вто­рую кни­гу состав­ля­ет толь­ко одна эле­гия, адре­со­ван­ная Авгу­сту, в кото­рой поэт объ­яс­ня­ет­ся по пово­ду обви­не­ний в адрес Нау­ки люб­ви. Эле­гия 10 в кн. IV пред­став­ля­ет собой авто­био­гра­фию поэта. Пись­ма с Пон­та (Epis­tu­lae ex Pon­to) в 4 кни­гах были изда­ны позд­нее, кн. IV, по-види­мо­му, уже после смер­ти поэта. Их содер­жа­ние напо­ми­на­ет Три­стии, но каж­дое посла­ние адре­со­ва­но кон­крет­но­му чело­ве­ку. В изгна­нии Овидий, веро­ят­но, выучил язык гетов и на нем напи­сал хва­леб­ную песнь в честь Авгу­ста. К это­му же пери­о­ду при­над­ле­жат: ори­ен­ти­ро­ван­ный на про­из­веде­ние Кал­ли­ма­ха Ибис, пол­ный про­кля­тий вра­гам Овидия, поэ­ма о рыбах Ha­lieu­ti­ca (фр.) и эле­гия Орех (Nux), в кото­рой зву­чат жало­бы дере­ва. В отли­чие от Вер­ги­лия и Гора­ция, Овидий не при­нял про­воз­гла­шен­ной Авгу­стом про­грам­мы оздо­ров­ле­ния рим­ско­го обще­ства. О люб­ви и о богах он все­гда гово­рил сво­бод­но. Одна­ко он вос­хва­лял свое вре­мя, вос­пе­вал Рим и его кра­соту. Рим­ская дей­ст­ви­тель­ность про­све­чи­ва­ет даже сквозь миф: Зевс в поэ­мах Овидия напо­ми­на­ет Авгу­ста, Олимп — Пала­тин, ним­фы и боги­ни — рим­ских кра­са­виц. Овидий — бле­стя­щий зна­ток чело­ве­че­ской пси­хо­ло­гии, в осо­бен­но­сти жен­ской. Его сове­ты влюб­лен­ным удив­ля­ют сво­ей мет­ко­стью, пись­ма геро­инь дышат под­лин­ным чув­ст­вом. Овидий явля­ет­ся так­же масте­ром повест­во­ва­ния. Он захва­ты­ва­ет живо­стью и кра­соч­но­стью опи­са­ний, фан­та­зи­ей, раз­но­об­ра­зи­ем настро­е­ний, чув­ст­вом юмо­ра. Вли­я­ние рито­ри­ки про­яв­ля­ет­ся в мно­го­чис­лен­ных сен­тен­ци­ях, шут­ли­вых обо­ротах, игре слов. Язык и стих Овидия совер­шен­ны, пол­ны оча­ро­ва­ния и изыс­кан­ной про­стоты. Овидий поль­зо­вал­ся популяр­но­стью уже у сво­их совре­мен­ни­ков. В сред­не­ве­ко­вье чита­ли преж­де все­го его любов­ные сти­хотво­ре­ния, трак­туя их алле­го­ри­че­ски. Мета­мор­фо­зы назы­ва­ли «Биб­ли­ей языч­ни­ков» и «Биб­ли­ей поэтов». Овидий ока­зал огром­ное вли­я­ние не толь­ко на лите­ра­ту­ру: он пре­до­ста­вил мате­ри­ал для созда­ния драм и опер, а так­же про­из­веде­ний живо­пи­си.

Антич­ные писа­те­ли. Сло­варь. — СПб.: Изда­тель­ство «Лань», 1999.
См. по теме: ДОССЕНН • ДРАКОНТИЙ, ДРАКОНЦИЙ • ДРЕПАНИЙ • ЭМПЕДОКЛ, ЕМПЕДОКЛ •
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА