Античные писатели

ПЕРСИЙ, Авл Пер­сий Флакк; Aulus Per­sius Flac­cus, 34—62 гг. н. э., рим­ский поэт-сати­рик. Сохра­ни­лось антич­ное жиз­не­опи­са­ние Про­ба, толь­ко в нем мы нахо­дим досто­вер­ные сведе­ния о Пер­сии. Он родил­ся в Вола­тер­ре в Этру­рии, в состо­я­тель­ной семье. На шестом году жиз­ни поте­рял отца. С 12 лет учил­ся в Риме у грам­ма­ти­ка Рем­мия Пале­мо­на и рито­ра Вер­ги­ния Фла­ва. Подру­жил­ся со сто­и­ка­ми Кор­ну­том и Петом Тра­зе­ей, был зна­ком с Лука­ном и Сене­кой Млад­шим. Скон­чал­ся на 28 году жиз­ни, все иму­ще­ство отпи­сал мате­ри и сест­ре, а биб­лио­те­ку заве­щал Кор­ну­ту, кото­рый ото­брал из его наследия 6 сатир, а осталь­ное — в част­но­сти, рим­ские тра­гедии (пре­текста­ты) — при­знал неудач­ны­ми юно­ше­ски­ми опы­та­ми. Сати­ры вме­сте с ямби­че­ским про­ло­гом издал друг Пер­сия поэт Цезий Басс. Живя и тво­ря в прав­ле­ние Кали­гу­лы, Клав­дия и Неро­на, Пер­сий был свиде­те­лем про­грес­си­ру­ю­щей без­нрав­ст­вен­но­сти, осо­бен­но в выс­ших кру­гах рим­ско­го обще­ства и при импе­ра­тор­ском дво­ре. Сам будучи пра­вед­ным, испо­ве­дуя прин­ци­пы стои­че­ской эти­ки, он, под вли­я­ни­ем чте­ния Луци­лия, начал в сво­ей поэ­зии борь­бу с про­яв­ле­ни­я­ми это­го зла. Но в стро­гом смыс­ле сло­ва толь­ко самая ран­няя сати­ра I име­ет все при­зна­ки дан­но­го жан­ра: в фор­ме диа­ло­га с ано­ним­ным собе­сед­ни­ком, тон­ким, иро­нич­ным сло­вом он напа­да­ет на лите­ра­тур­ные направ­ле­ния, гос­под­ст­ву­ю­щие в совре­мен­ном ему Риме, при­спо­соб­ле­ние писа­те­лей к запро­сам пуб­ли­ки, искус­ст­вен­ность их сти­ля, пере­гру­жен­но­го рито­ри­че­ски­ми фигу­ра­ми. Осталь­ные сати­ры изла­га­ют избран­ные поло­же­ния стои­че­ской фило­со­фии. Оттал­ки­ва­ясь от них, Пер­сий пока­зы­ва­ет кра­соту эти­ки сто­и­ков и клей­мит тех, кто этих пра­вил не при­дер­жи­ва­ет­ся. Сати­ра II в фор­ме посла­ния к Мак­си­му в день его рож­де­ния направ­ле­на про­тив лице­ме­ров — их фаль­ши­вой набож­но­сти и неис­крен­них молитв. Сати­ра III гово­рит о цен­но­сти фило­со­фии и пори­ца­ет раз­гуль­ную жизнь моло­де­жи; сати­ра IV посвя­ще­на запо­веди: «Познай само­го себя»; сати­ра V выра­жа­ет сер­деч­ную бла­го­дар­ность поэта Кор­ну­ту за его друж­бу и настав­ни­че­ство, в то же вре­мя пори­цая его за сла­бость харак­те­ра и пота­ка­ние сво­им стра­стям; сати­ра VI обра­ще­на к Цезию Бас­су и про­слав­ля­ет уме­рен­ность в повсе­днев­ной жиз­ни. Пер­сий не может срав­нить­ся со сво­и­ми пред­ше­ст­вен­ни­ка­ми Луци­ли­ем или Гора­ци­ем, вли­я­ние кото­рых оче­вид­но в его твор­че­стве, осо­бен­но в язы­ке и сти­ле сатир. Поэт умер слиш­ком моло­дым и пло­хо знал жизнь, он не успел научить­ся созда­вать закон­чен­ные кар­ти­ны из дета­лей, кото­ры­ми изоби­лу­ют его про­из­веде­ния. Не избе­жал он неко­то­рой искус­ст­вен­но­сти и пафо­са, из-за чего порой он ста­но­вит­ся тем­ным и труд­но­чи­тае­мым. Не хва­та­ло ему и юмо­ра, а преж­де все­го — талан­та Гора­ция выхва­ты­вать из жиз­ни «горя­чие» ситу­а­ции. Но обла­го­ра­жи­ваю­щее содер­жа­ние сатир, хотя и не новое, а повто­ря­ю­щее стои­че­ские прин­ци­пы, искрен­ний энту­зи­азм поэта и сме­лая борь­ба с поро­ком снис­ка­ли Пер­сию при­зна­ние и сла­ву у совре­мен­ни­ков и потом­ков, осо­бен­но в сред­ние века.

Антич­ные писа­те­ли. Сло­варь. — СПб.: Изда­тель­ство «Лань», 1999.
См. по теме: ДОССЕНН • ДРЕПАНИЙ • ДОСИФЕЙ МАГИСТР • ДРАКОНТИЙ, ДРАКОНЦИЙ •
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА