Античные писатели

ПИНДАР; Pin­da­ros, из Фив, ок. 518 — ок. 438 гг. до н. э., гре­че­ский лири­че­ский поэт. Родил­ся в при­ле­жа­щей к Фивам мест­но­сти Кено­ке­лаф. Про­ис­хо­дил из ари­сто­кра­ти­че­ской семьи. Вос­пи­ты­вал­ся и учил­ся в Фивах, после чего уехал в Афи­ны, чтобы попол­нить музы­каль­ное обра­зо­ва­ние. Рано начал поэ­ти­че­скую дея­тель­ность. По леген­де, он сорев­но­вал­ся с поэтес­сой Корин­ной, кото­рая сме­ла его поучать, как писать пес­ни. Веро­ят­но, он сопер­ни­чал с Симо­нидом и его пле­мян­ни­ком Вак­хи­лидом. Во вре­ме­на упад­ка хоро­вой лири­ки, когда вырос­шая из нее тра­гедия бур­но цве­ла в демо­кра­ти­че­ских Афи­нах, Пин­дар про­дол­жал зани­мать­ся хоро­вой лири­кой в раз­ных ее жан­рах. Он нашел цени­те­лей сре­ди бога­тых ари­сто­кра­тов, вла­дык и тира­нов. Самое ран­нее из извест­ных нам про­из­веде­ний Пин­да­ра — Пифий­ская ода X, напи­сан­ное для Гип­пок­ла Фес­са­лий­ско­го из рода Але­а­дов, победи­те­ля в двой­ном беге в 498 г. В 490 г. в Дель­фах Пин­дар в пер­вый раз завя­зал отно­ше­ния со дво­ром Феро­на, тира­на Акра­ган­та на Сици­лии. Во вре­мя пер­сид­ских войн род­ные Пин­да­ру Фивы ока­за­лись на сто­роне захват­чи­ков. После победы гре­ков Фивы пере­жи­ли ост­рый кри­зис, кото­рый невы­год­ным обра­зом отра­зил­ся на поло­же­нии Пин­да­ра. Он попы­тал­ся най­ти покро­ви­тель­ства у бла­го­склон­ных к нему ари­сто­кра­тов ост­ро­ва Эги­ны, для кото­рых позд­нее писал эпи­ни­кии. Затем по при­гла­ше­нию уехал на Сици­лию, жил в 476—474 гг. при дво­рах Гиеро­на I в Сира­ку­зах и Феро­на в Акра­ган­те. Там он про­слав­лял в сво­их пес­нях победы, одер­жан­ные на играх эти­ми вла­ды­ка­ми (Олим­пий­ские оды I, II, III; Пифий­ские оды I, II, III) или их род­ст­вен­ни­ка­ми и дру­зья­ми (Олим­пий­ская ода VI, Немей­ские оды I, IX). Он так­же писал хва­леб­ные и пир­ше­ст­вен­ные пес­ни. На вер­шине сла­вы и успе­ха Пин­дар вер­нул­ся на роди­ну, где полу­чал зака­зы от самых зна­ме­ни­тых спортс­ме­нов гре­че­ско­го мира. Отно­ше­ния с сици­лий­ски­ми вла­ды­ка­ми под­дер­жи­ва­лись еще неко­то­рое вре­мя, но Ферон вско­ре умер (472 г.), а Гиерон скло­нил­ся к поэ­зии Вак­хи­лида. Послед­няя ода на победу колес­ни­цы Гиеро­на была напи­са­на Пин­да­ром в 470 г. (Пифий­ская ода I). В 462—461 гг. Пин­дар писал для Арке­си­лая, царя Кире­ны, победы кото­ро­го на состя­за­ни­ях колес­ниц он почтил длин­ны­ми и пре­крас­ны­ми пес­ня­ми (Пифий­ские оды IV и V). Умер, веро­ят­но, в Арго­се во вре­мя пред­став­ле­ния в теат­ре. Был похо­ро­нен в Фивах. Алек­сан­дрий­ские уче­ные разде­ли­ли твор­че­ство Пин­да­ра на 17 книг по жан­ро­во­му прин­ци­пу: гим­ны — 1 кн., пеа­ны (пес­ни в честь Апол­ло­на) — 1 кн., дифи­рам­бы — 2 кн., пар­фе­нии (пес­ни для хора деву­шек) — 2 кн., гипор­хе­ма­ты (тан­це­валь­ные пес­ни) — 2 кн., энко­мии (похва­лы) — 1 кн., тре­ны — 1 кн., эпи­ни­кии (пес­ни в честь побед на играх) — 4 кн. Пол­но­стью сохра­ни­лись толь­ко кни­ги, содер­жав­шие эпи­ни­кии, от осталь­ных уце­ле­ли лишь фраг­мен­ты (осо­бен­но изве­стен фраг­мент дифи­рам­ба, про­слав­ля­ю­ще­го «фиал­ка­ми увен­чан­ные Афи­ны», город, кото­рый Пин­дар нико­гда не любил). Состав­ля­ю­щие почти чет­верть все­го твор­че­ско­го наследия Пин­да­ра, эпи­ни­кии были наи­бо­лее извест­ны, читае­мы; имен­но они обес­пе­чи­ли поэту сла­ву в веках. Они были поде­ле­ны на кни­ги по назва­ни­ям боль­ших обще­гре­че­ских игр, с кото­ры­ми они были свя­за­ны: I. Олим­пий­ские, II. Пифий­ские, III. Немей­ские, IV. Ист­мий­ские. Это про­из­веде­ния раз­лич­но­го харак­те­ра. Боль­шин­ство состав­ля­ют эпи­ни­кии двух родов: корот­кие, не содер­жа­щие мифи­че­ско­го повест­во­ва­ния, кото­рые пелись сра­зу же после победы (Ол. IV, V, XI, XII, XIV; Пиф. VII, Нем. II), и длин­ные, раз­вер­ну­тые пес­ни, кото­рые обыч­но испол­ня­лись на родине победи­те­ля на устро­ен­ном по это­му слу­чаю празд­ни­ке. Но неко­то­рые оды из это­го собра­ния не явля­ют­ся эпи­ни­ки­я­ми в узком смыс­ле это­го сло­ва, напри­мер Пиф. II и III пред­став­ля­ют собой поэ­ти­че­ские посла­ния к Гиеро­ну, Истм. III напи­са­на в честь Ксе­но­кра­та из Акра­ган­та уже после его смер­ти, а Нем. XI про­слав­ля­ет вступ­ле­ние Ари­ста­го­ра из Тенеды в долж­ность при­та­на. Одна из песен, Пиф. XII для Мида­са из Акра­ган­та, сла­вит победу в музы­каль­ном состя­за­нии. Эпи­ни­кии Пин­да­ра — это празд­нич­ные и офи­ци­аль­ные пес­ни, с силь­ной рели­ги­оз­ной окрас­кой, состав­лен­ные соглас­но тра­ди­ци­он­ным пра­ви­лам хоро­вой пес­ни. Они име­ют стро­фи­че­ское стро­е­ние, чаще все­го пред­став­ля­ют собой три­а­ду (стро­фа, анти­стро­фа, эпод). Каж­дая песнь име­ла соб­ст­вен­ный ритм и мело­дию. Содер­жа­ние их было тра­ди­ци­он­ным. В каж­дой из них нали­че­ст­во­ва­ли опре­де­лен­ные состав­ля­ю­щие: сооб­ще­ние о победе и сведе­ния о победи­те­ле, про­слав­ле­ние атле­та, его рода и отчиз­ны, молит­вы и прось­бы к богам, нрав­ст­вен­ные запо­веди и настав­ле­ния, и нако­нец, гно­мы — сен­тен­ции. Более длин­ные эпи­ни­кии содер­жа­ли так­же какое-либо пре­да­ние, а ино­гда и несколь­ко. Основ­ной зада­чей оды было вос­хва­ле­ние победи­те­ля. Она как бы допол­ня­ла победу и при­да­ва­ла ей осо­бый смысл. Она так­же долж­на была обес­пе­чить посмерт­ную сла­ву у буду­щих поко­ле­ний. Миф спо­соб­ст­во­вал выпол­не­нию одой ее функ­ций. Его содер­жа­ние каса­лось исто­рии рода или отчиз­ны адре­са­та, легенд, свя­зан­ных с местом, где про­во­ди­лись игры, или исто­рии самих игр. Ино­гда миф иллю­ст­ри­ро­вал нрав­ст­вен­ные настав­ле­ния. Миф пре­под­но­сил­ся Пин­да­ром в мане­ре, совер­шен­но отлич­ной от эпи­че­ской. Пин­дар опи­сы­вал толь­ко куль­ми­на­ци­он­ные момен­ты леген­ды, остав­ляя осталь­ное зна­ни­ям и вооб­ра­же­нию слу­ша­те­лей. Он нигде не начи­на­ет миф с само­го нача­ла и не дово­дит повест­во­ва­ния до кон­ца; пере­хо­ды меж­ду частя­ми оды доволь­но рез­ки (часто это лишь поло­ви­на фра­зы) и как бы слу­чай­ны. Свя­зу­ю­щим зве­ном часто явля­ет­ся мораль­ная сен­тен­ция. Мир нрав­ст­вен­ных пред­став­ле­ний Пин­да­ра тра­ди­ци­о­нен для ари­сто­кра­та. Суще­ст­вен­ную роль игра­ет врож­ден­ное бла­го­род­ство, уна­сле­до­ван­ное от пред­ков. Но необ­хо­ди­мы и соб­ст­вен­ные уси­лия, и готов­ность к тем издерж­кам, кото­рые вле­чет за собой уча­стие в играх. Про­слав­ляя победи­те­лей, Пин­дар пред­став­лял их вопло­ще­ни­ем ари­сто­кра­ти­че­ской are­te (это сло­во не име­ет точ­но­го ана­ло­га в рус­ском язы­ке, его мож­но пере­во­дить как «досто­ин­ство», «лов­кость», «доб­лесть»), в это поня­тие вхо­ди­ли: при­над­леж­ность к знат­но­му роду, богат­ство, кра­сота, физи­че­ская сила и лов­кость. Важ­ную роль в мире Пин­да­ра игра­ли боги, а в осо­бен­но­сти Апол­лон Дель­фий­ский, покро­ви­тель ари­сто­кра­тии. Ее пред­ста­ви­те­ли все­гда долж­ны пом­нить о гра­ни­цах, постав­лен­ных людям. В пес­нях Пин­да­ра перед нами пред­ста­ют не столь­ко сами боги, сколь­ко их дея­ния, изме­ня­ю­щие мир и про­ни­каю­щие все и вся. Язык Пин­да­ра труд­ный, насы­щен­ный сме­лы­ми мета­фо­ра­ми слож­ных пери­фраз, часто встре­ча­ют­ся эллип­сы. Изоби­лие сти­ли­сти­че­ских фигур и семан­ти­че­ской игры вку­пе с тех­ни­кой стре­ми­тель­но­го пере­хо­да от одно­го моти­ва к дру­го­му дела­ют его поэ­зию нелег­кой для вос­при­я­тия. Еще при жиз­ни Пин­дар заво­е­вал гром­кую сла­ву. Когда в 335 г. Алек­сандр Вели­кий взял Фивы, он убе­рег от раз­ру­ше­ния дом Пин­да­ра в знак ува­же­ния к поэту. В Алек­сан­дрий­ской биб­лио­те­ке усерд­но изу­ча­ли его твор­че­ство. В каноне лири­ков ему при­суж­де­но пер­вое место. В Риме Пин­да­ра почи­та­ли, но пола­га­ли так­же, что ему слиш­ком труд­но под­ра­жать, что и выра­зил Гора­ций в сво­ей про­слав­лен­ной оде (IV 2). Позд­не­ан­тич­ные авто­ры тео­ре­ти­че­ских трудов, напри­мер Дио­ни­сий Гали­кар­насский и ано­ним­ный автор трак­та­та О воз­вы­шен­но­сти, виде­ли в Пин­да­ре гени­аль­но­го поэта. В IV в. н. э. Пруден­ций пытал­ся ему под­ра­жать в напи­са­нии эпи­ни­ки­ев в честь свя­тых муче­ни­ков. Эпи­ни­кии и дру­гие пес­ни Пин­да­ра дол­гое вре­мя чита­ли в Егип­те; это­му фак­ту мы обя­за­ны мно­же­ст­вом папи­рус­ных нахо­док. Пер­вое изда­ние эпи­ни­ки­ев в новое вре­мя появи­лось в XVI в. и побуди­ло поэтов Ренес­сан­са к под­ра­жа­нию. К наи­бо­лее выдаю­щим­ся под­ра­жа­те­лям при­над­ле­жал «фран­цуз­ский Пин­дар» Пьер Рон­сар. Так назы­вае­мая Пин­да­ро­ва ода была мод­ным поэ­ти­че­ским жан­ром клас­си­ци­сти­че­ской поэ­ти­ки в Англии, Фран­ции, Рос­сии (Княж­нин) и Поль­ше.

Антич­ные писа­те­ли. Сло­варь. — СПб.: Изда­тель­ство «Лань», 1999.
См. по теме: ДОССЕНН • ДРЕПАНИЙ • ДЕМАД • ДИФИЛ •
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА