Античные писатели

ФУКИДИД; Thu­ky­di­des, ок. 460 — ок. 396 гг. до н. э., гре­че­ский исто­рик. Сын Оло­ра (фра­кий­ское имя), афин­ско­го ари­сто­кра­та, полу­чил глу­бо­кое обра­зо­ва­ние (веро­ят­но, уче­ник фило­со­фа Ана­к­са­го­ра и софи­стов Анти­фон­та из Рам­на и Про­ди­ка с Кео­са). В Пело­пон­нес­ской войне был стра­те­гом, но ему не уда­лось вос­пре­пят­ст­во­вать заня­тию спар­тан­ца­ми горо­да Амфи­по­ля в 424 г., за что он был осуж­ден афи­ня­на­ми на изгна­ние и пре­бы­вал в нем 20 лет, в основ­ном в сво­их родо­вых вла­де­ни­ях во Фра­кии, где у него был золо­той при­иск. По-види­мо­му, про­вел неко­то­рое вре­мя при македон­ском дво­ре. В Афи­ны воз­вра­тил­ся толь­ко в 404 г. до н. э., уже после взя­тия горо­да спар­тан­ца­ми, умер несколь­ки­ми года­ми поз­же. По поли­ти­че­ским убеж­де­ни­ям был уме­рен­ным оли­гар­хом, в демо­кра­ти­че­ском устрой­стве Афин при Перик­ле его более все­го устра­и­ва­ла лич­ность само­го Перик­ла, кото­рый бла­го­да­ря сво­е­му огром­но­му авто­ри­те­ту дол­гие годы руко­во­дил государ­ст­вом, фор­маль­но демо­кра­ти­че­ским. Про­из­веде­ние Фукидида, кото­рое сего­дня извест­но нам под загла­ви­ем Пело­пон­нес­ская вой­на (в рус­ской тра­ди­ции «Исто­рия»), явля­ет­ся неокон­чен­ной исто­ри­ей Пело­пон­нес­ской вой­ны (431—404 гг. до н. э.). Алек­сан­дрий­ские уче­ные разде­ли­ли его на 8 книг: Кн. I заклю­ча­ет в себе вступ­ле­ние и опи­сы­ва­ет при­чи­ны вой­ны; кн. II, III, IV и один­на­дцать разде­лов кн. V опи­сы­ва­ют так назы­вае­мую Архида­мо­ву вой­ну (430—421 гг. до н. э.); кн. V (осталь­ные разде­лы) — собы­тия после Ники­е­ва мира до 415 г.; VI и VII — Сици­лий­ская экс­пе­ди­ция афи­нян; VIII — Афи­ны после пора­же­ния на Сици­лии, вой­ну на побе­ре­жье Малой Азии, поли­ти­че­ские пере­во­роты в Афи­нах в 411 г. до н. э. Про­из­веде­ние обры­ва­ет­ся 411 годом, сле­до­ва­тель­но, недо­ста­ет опи­са­ния послед­них семи лет вой­ны. Пело­пон­нес­ская вой­на Фукидида явля­ет­ся пер­вой в гре­че­ской исто­рио­гра­фии моно­гра­фи­ей — автор созна­тель­но огра­ни­чил пред­мет сво­его рас­смот­ре­ния толь­ко исто­ри­ей Пело­пон­нес­ской вой­ны, исклю­чив из исто­рио­гра­фии гео­гра­фию и этно­гра­фию. Он опи­сал воен­ные собы­тия в хро­но­ло­ги­че­ском поряд­ке, год за годом, разде­ляя лето и зиму. В нача­ле кн. I нахо­дит­ся так назы­вае­мая архео­ло­гия, или кар­ти­на древ­ней­ших отно­ше­ний в Гре­ции (до и после Тро­ян­ской вой­ны). Этот обзор слу­жил исто­ри­ку сре­ди про­че­го для дока­за­тель­ства того, что до Пело­пон­нес­ской вой­ны не было и не мог­ло быть более зна­чи­тель­ной. В момент нача­ла этой вой­ны Афи­ны и Спар­та сто­я­ли на вер­шине сво­ей мощи. В вой­ну вклю­чи­лись все осталь­ные гре­че­ские горо­да, высту­пая на той или дру­гой сто­роне. Вой­на охва­ти­ла так­же часть вар­вар­ских наро­дов. Про­тя­жен­ность во вре­ме­ни, мас­штаб пора­же­ния и ката­строф, кото­рые она за собой повлек­ла, ста­вят ее над все­ми вой­на­ми, что велись до того дня. Архео­ло­гия послу­жи­ла Фукидиду не толь­ко дока­за­тель­ст­вом необыч­но­сти Пело­пон­нес­ской вой­ны, но и обес­пе­чи­ла воз­мож­ность пред­став­ле­ния на прак­ти­ке новых прин­ци­пов исто­ри­че­ско­го ана­ли­за (вычле­не­ние прав­ды из поэ­ти­че­ской и лого­гра­фи­че­ской тра­ди­ций, поиск исто­ри­че­ских свиде­тельств в мате­ри­а­ле, кото­рый сего­дня назва­ли бы архео­ло­ги­че­ским). В ходе даль­ней­ше­го повест­во­ва­ния в кн. I Фукидид изло­жил свой исто­ри­че­ский метод, пред­став­ля­ю­щий­ся вер­ши­ной дости­же­ний антич­ной исто­рио­гра­фии. Автор Пело­пон­нес­ской вой­ны про­ти­во­сто­ит сво­им про­тив­ни­кам, а осо­бен­но Геро­до­ту, утвер­ждая, что его про­из­веде­ние не носит леген­дар­но­го харак­те­ра («чуж­до басен»), оно не явля­ет­ся про­из­веде­ни­ем для раз­вле­че­ния слу­ша­те­лей, но «досто­я­ни­ем наве­ки». Оно долж­но в буду­щем слу­жить поли­ти­кам и государ­ст­вен­ным дея­те­лям, кото­рые на осно­ве зна­ния собы­тий про­шло­го мог­ли бы лег­че при­нять реше­ние в кон­крет­ной ситу­а­ции. Глав­ной зада­чей исто­ри­ка, по Фукидиду, явля­ет­ся отыс­ка­ние исти­ны и вер­ная пере­да­ча собы­тий. Но прий­ти к прав­де мож­но толь­ко через кри­ти­че­ское рас­смот­ре­ние свиде­тельств о собы­ти­ях. Фукидид про­из­во­дит отбор и кри­ти­че­ский ана­лиз источ­ни­ков — бла­го­да­ря это­му он стал созда­те­лем исто­ри­че­ской кри­ти­ки. Воен­ные дей­ст­вия и собы­тия он опи­сы­ва­ет на осно­ва­нии лич­ных наблюде­ний и рас­ска­зов оче­вид­цев; одна­ко он не доволь­ст­ву­ет­ся вер­си­ей пер­во­го инфор­ма­то­ра, а про­из­во­дит вдум­чи­вый, порой дотош­ный ана­лиз раз­лич­ных извест­ных ему вер­сий дан­но­го собы­тия. Лич­ные впе­чат­ле­ния и свиде­тель­ства оче­вид­цев — не един­ст­вен­ный для Фукидида источ­ник иссле­до­ва­ния совре­мен­ных ему собы­тий. Он исполь­зо­вал так­же доку­мен­ты и офи­ци­аль­ные дипло­ма­ти­че­ские акты, не раз цити­руя их в ори­ги­на­ле (напри­мер, прото­кол пере­ми­рия 423 г. до н. э., текст Ники­е­ва мира, текст афи­но-спар­тан­ско­го мира). Фукидид вклю­ча­ет в свое про­из­веде­ние и речи (все­го их ок. 40), но при­во­дит их, как он сам об этом пред­у­преж­да­ет, не в дослов­ной пере­да­че, а выст­ра­и­ва­ет сам соот­вет­ст­вен­но ситу­а­ции, хотя и при­дер­жи­ва­ет­ся смыс­ла в дей­ст­ви­тель­но­сти про­из­не­сен­ных речей. Часто, ста­ра­ясь пока­зать какую-либо про­бле­му или ситу­а­цию с раз­лич­ных сто­рон, Фукидид дает сло­во защит­ни­кам двух про­ти­во­по­лож­ных мне­ний (напри­мер, зачин­щи­ка­ми вой­ны в Афи­нах назы­ва­ли кер­ки­рян и корин­фян, а в Спар­те — корин­фян и афи­нян, отно­си­тель­но Сици­лий­ской экс­пе­ди­ции — Никий и Алки­ви­ад в Афи­нах, Гер­мо­крат и Афи­на­гор в Сира­ку­зах стал­ки­ва­ют­ся в про­цес­се про­из­не­се­ния 15 пар корот­ких речей и отве­тов на них). В речах это­го рода Фукидид неод­но­крат­но изла­га­ет соб­ст­вен­ный взгляд на скры­тые при­чи­ны собы­тий. Луч­ши­ми сре­ди речей Фукидида явля­ют­ся речи Перик­ла, а осо­бен­но про­сла­ви­лась речь в честь погиб­ших афи­нян, в кото­рой Перикл непре­взой­ден­но опи­сал сущ­ность афин­ской демо­кра­тии и ее заслу­ги перед гре­че­ской куль­ту­рой. Речи слу­жат так­же сред­ст­вом опо­сре­до­ван­ной харак­те­ри­сти­ки лиц, кото­рые их про­из­но­сят, в чем Фукидид пока­зы­ва­ет себя хоро­шим наблюда­те­лем и пси­хо­ло­гом, хотя он ред­ко пря­мо харак­те­ри­зу­ет сво­их геро­ев (исклю­че­ние пред­став­ля­ют, напри­мер, крат­кие харак­те­ри­сти­ки Феми­сток­ла или Никия). Пси­хо­ло­ги­че­ская глу­би­на поз­во­ля­ла Фукидиду оха­рак­те­ри­зо­вать не толь­ко отдель­ных людей, но и все обще­ство (афи­няне, спар­тан­цы). Соглас­но Фукидиду, судь­ба государ­ства опре­де­ля­ет­ся поступ­ка­ми его жите­лей, подоб­но тому как судь­бу одно­го чело­ве­ка опре­де­ля­ют его соб­ст­вен­ные дей­ст­вия. Зна­че­ние Фукидида осно­ва­но на его праг­ма­тиз­ме, а сле­до­ва­тель­но, стрем­ле­нии к позна­нию исто­ри­че­ской дей­ст­ви­тель­но­сти и объ­яс­не­нию это­го поло­же­ния дел дей­ст­ви­ем поли­ти­че­ских, нрав­ст­вен­ных и интел­лек­ту­аль­ных сил, исклю­чая вся­ко­го рода сверхъ­есте­ствен­ные фак­то­ры (Фукидид не верит в чуде­са, про­ро­че­ства, пред­ска­за­ния и при­во­дит их исклю­чи­тель­но для отра­же­ния настро­е­ний тол­пы). Бла­го­да­ря это­му он смог пока­зать Пело­пон­нес­скую вой­ну как вели­кий исто­ри­че­ский про­цесс. Он пони­мал, что поли­ти­че­ское раз­ви­тие долж­но вести к появ­ле­нию дер­жав, кото­рые затем столк­нут­ся друг с дру­гом в войне. Поэто­му в све­те взглядов Фукидида есте­ствен­ная экс­пан­сия Афин и столь же есте­ствен­ные попыт­ки Спар­ты сохра­нить сфе­ру сво­его вли­я­ния неуклон­но вели к войне. Фукидид вер­но пред­ста­вил внут­рен­ние при­чи­ны вой­ны (все клю­че­вые про­бле­мы афин­ской и спар­тан­ской поли­ти­ки), но одно­вре­мен­но с этим ука­зал един­ст­вен­ную под­лин­ную ее при­чи­ну, выте­каю­щую из внут­рен­ней свя­зи собы­тий в исто­ри­че­ском про­цес­се: вой­на эта нача­лась пото­му, что спар­тан­цы пре­пят­ст­во­ва­ли даль­ней­ше­му росту мощи Афин, кото­рые уже гос­под­ст­во­ва­ли в боль­шей части гре­че­ско­го мира. А даль­ней­ший рост этой мощи был неот­вра­тим, ибо на том уровне раз­ви­тия, кото­ро­го Афи­ны достиг­ли к нача­лу вой­ны, уже невоз­мож­но было его огра­ни­чить. Мощь явля­ет­ся, в пони­ма­нии Фукидида, сущ­но­стью государ­ства, в то вре­мя как Пла­тон при­зна­вал его осно­вой спра­вед­ли­вость. Пело­пон­нес­ская вой­на явля­ет­ся пер­вым вели­ким про­из­веде­ни­ем, напи­сан­ным на атти­че­ском диа­лек­те. Стиль стра­да­ет неко­то­рой нестрой­но­стью (избы­ток мыс­лей выра­жен через еще не совер­шен­ный син­та­к­сис), его отли­ча­ет суро­вость, а серь­ез­ность авто­ра неред­ко окра­ши­ва­ет его пафо­сом. Ком­по­зи­ция все­го про­из­веде­ния дра­ма­тич­на. Вер­ши­ны дра­ма­тиз­ма Фукидид достиг в опи­са­нии Сици­лий­ской экс­пе­ди­ции афи­нян, пред­ста­вив ката­стро­фу, надви­гаю­щу­ю­ся неот­вра­ти­мо, как в тра­гедии. Фукидид обо­зна­чил прин­ци­пы исто­рио­гра­фии как лите­ра­тур­но­го жан­ра. Он нашел мно­го­чис­лен­ных после­до­ва­те­лей, ни один из кото­рых не смог с ним срав­нить­ся. Про­из­веде­ние Фукидида про­дол­жа­ли ано­ним из Окси­рин­ха, Ксе­но­фонт, Фео­помп. Ему под­ра­жа­ли в Риме Сал­лю­стий, Тацит, Амми­ан Мар­цел­лин. В XV в. его пере­вел на латин­ский язык Ф. Лорен­цо Вал­ла, но этот факт не обес­пе­чил Фукидиду осо­бо­го успе­ха ни в эпо­ху Ренес­сан­са, ни поз­же. Вос­хи­ще­ние и при­зна­ние при­шли к нему толь­ко в XVIII и XIX вв., осо­бен­но в Англии. Тогда же появи­лись пере­во­ды его про­из­веде­ния на все новые язы­ки.

Антич­ные писа­те­ли. Сло­варь. — СПб.: Изда­тель­ство «Лань», 1999.
См. по теме: ДРЕПАНИЙ • ДОССЕНН • ДЕМАД • КИНЕФ •
ИЛЛЮСТРАЦИИ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Бюст Фукидида.
Мрамор.
Холкем, Холкем-холл (Норфолк, Англия).
2. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Герма Фукидида.
Мрамор.
Рим, Капитолийские музеи, Новый дворец, Зал философов.
3. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Бюст Фукидида.
Мрамор.
Холкем, Холкем-холл (Норфолк, Англия).
4. СКУЛЬПТУРА. Греция.
Двойная герма Геродота и Фукидида.
Мрамор.
Неаполь, Национальный археологический музей.
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА