Ф. Любкер. Реальный словарь классических древностей

КАРФАГЕ́Н

Car­tha­go и bel­la pu­ni­ca, Καρ­χη­δών, Car­tha­go, соб­ст­вен­но Kar­tha­da, т. е. Нов-город, лежал на одном полу­ост­ро­ве афри­кан­ской про­вин­ции Зев­ги­та­ны, соеди­нен­ном пере­шей­ком с мате­ри­ком. При­бли­зи­тель­но на середине полу­ост­ро­ва на воз­вы­ше­нии лежал замок, осно­ван­ный, веро­ят­но, еще Дидо­ною, по име­ни Бир­са (от сирий­ско­го bîrtha, т. е. замок, отче­го и воз­ник­ло у гре­ков пре­да­ние о бычьей шку­ре, βύρ­σα), в самой высо­кой части зам­ка — свя­ти­ли­ще бога-цели­те­ля Эсму­на, по-гре­че­ски Аскле­пия. App. 8, 1. Pol. 1, 73. Окруж­ность зам­ка про­сти­ра­лась до двух рим­ских милей. Мало-пома­лу при его подош­ве и вокруг него воз­ник город, глав­ные ули­цы кото­ро­го направ­ля­лись пря­мо к зам­ку и состо­я­ли из высо­ких шести­этаж­ных домов. Бла­го­да­ря такой вышине домов ста­но­вит­ся понят­ным, если гово­рят, что насе­ле­ние горо­да дости­га­ло до 700 тысяч чело­век, хотя в это чис­ло мог­ли быть вклю­че­ны, что и слу­чи­лось, напр., с Гаде­сом, не пре­бы­вав­шие посто­ян­но в горо­де, но жив­шие в сосед­ней при­го­род­ной обла­сти урож­ден­ные кар­фа­ге­няне. Вслед­ст­вие кру­тиз­ны и мало­до­ступ­но­сти бере­гов укреп­ле­ния с этой сто­ро­ны были про­сты и состо­я­ли все­го из одной сте­ны, меж­ду тем как со сто­ро­ны мате­ри­ка город защи­ща­ла трой­ная высо­кая сте­на, снаб­жен­ная креп­ки­ми баш­ня­ми. Вся окруж­ность про­сти­ра­лась до 80 ста­дий. Трой­ная сте­на состо­я­ла из 3 террас, каж­дая в 40 лок­тей выши­ны и 22 шири­ны, и заклю­ча­ла в себе казар­мы для сол­дат, про­ви­ант­ские мага­зи­ны и конюш­ни для 300 сло­нов. На пере­шей­ке нахо­ди­лись обе гава­ни, из кото­рых одна была тор­го­вой гава­нью, а дру­гая воен­ным пор­том. В послед­нем лежал неболь­шой ост­ров Кофон, от кото­ро­го этот порт полу­чил свое назва­ние (App. 8, 96). Меж­ду обе­и­ми гава­ня­ми про­сти­ра­лась боль­шая трой­ная сте­на, так что воен­ный порт вклю­ча­ла в чер­ту горо­да, а тор­го­вую гавань выде­ля­ла. Мага­лия была чем-то вро­де пред­ме­стья на север­ной сто­роне зам­ка. Здесь так­же нахо­ди­лись мно­го­чис­лен­ные вил­лы, кото­рые наравне с вели­ко­ле­пи­ем хра­мов и двор­цов свиде­тель­ст­во­ва­ли о неиз­ме­ри­мых богат­ствах это­го тор­го­во­го горо­да, это­го Лон­до­на древ­не­го мира. В 146 г. он был раз­ру­шен рим­ля­на­ми. Гракх хотел на его раз­ва­ли­нах постро­ить новый город, но этот план был остав­лен. Толь­ко Август при­вел его в испол­не­ние и насе­лил новую коло­нию рим­ски­ми граж­да­на­ми. Мало-пома­лу она захва­ти­ла в свой круг всю терри­то­рию ста­ро­го горо­да и достиг­ла боль­шо­го про­цве­та­ния в пери­од импе­ра­то­ров. Ван­да­лы, заво­е­вав Север­ную Афри­ку, сде­ла­ли Кар­фа­ген глав­ным горо­дом сво­его ново­го государ­ства и точ­но так же, как неко­гда ста­рый Кар­фа­ген, он сде­лал­ся сре­дото­чи­ем тор­гов­ли в дан­ной мест­но­сти. Не менее важ­ное зна­че­ние имел он как рези­ден­ция хри­сти­ан­ских епи­ско­пов. От раз­ва­лин ста­ро­го горо­да вид­не­ют­ся еще толь­ко незна­чи­тель­ные остат­ки; часть полу­ост­ро­ва, на кото­ром лежал Кар­фа­ген, была, кажет­ся, мало-пома­лу погло­ще­на морем, одна­ко новей­шие рас­коп­ки выве­ли на свет нема­ло раз­ва­лин и древ­но­стей. Сравн. Da­vis, Kar­tha­go und sei­ne Ueber­res­te (на нем. яз., 1863). Beu­lé. Nachgra­bun­gen in Kar­tha­go (на нем. яз., 1863).

Кар­фа­ген был осно­ван, по обще­при­ня­то­му обо­зна­че­нию, в 9 в. (по Юсти­ну, 18, 6 — в 826 г., по дру­гим — в 861 или 819 гг., или же в 888 г.) Дидо­ной, доче­рью тир­ско­го царя Аге­но­ра, или Мут­го­на, сест­рой Пиг­ма­ли­о­на, женою жре­ца Акер­ба­са; по уби­е­нии его Пиг­ма­ли­о­ном, Дидо­на или Елис­са, про­ис­хо­див­шая из пер­во­на­чаль­но сидон­ско­го рода, с тол­пою тирий­цев поки­ну­ла оте­че­ство, при­бы­ла к север­но­му бере­гу Афри­ки, где фини­кий­цы уже за несколь­ко сто­ле­тий до того осно­ва­ли Ути­ку и дру­гие коло­нии, из кото­рых, без сомне­ния, при­мкну­ли к ее дру­жине мно­го­чис­лен­ные посе­лен­цы, и осно­ва­ла Кар­фа­ген, полу­чив для посе­ле­ния кусок зем­ли от либий­ских тузем­цев. Ско­ро воз­ник­ли дру­же­ст­вен­ные сно­ше­ния с ними, мно­гие из тузем­цев при­со­еди­ни­лись к при­шель­цам, и новый город вско­ре так рас­цвел, что мог отка­зать­ся от дани, кото­рую вна­ча­ле пла­тил по дого­во­ру вла­де­те­лю стра­ны. Посред­ст­вом заво­е­ва­ний и осно­ва­ния коло­ний в заво­е­ван­ных местах терри­то­рия горо­да посте­пен­но рас­ши­ри­лась до гра­ниц Нуми­дии, Три­то­ний­ско­го зали­ва и Кире­на­и­ки. При помо­щи коло­ний они дер­жа­ли в пови­но­ве­нии поко­рен­ных тузем­цев и в то же вре­мя про­кла­ды­ва­ли доро­гу посте­пен­но­му сли­я­нию обо­их наро­дов (Λι­βοφοίνι­κες), не будучи, одна­ко, в состо­я­нии упо­ко­ить нена­висть тузем­цев к сво­им с.252 при­тес­ни­те­лям за жесто­кое и суро­вое обра­ще­ние и за тяжесть пода­тей, падав­шую на либий­цев. Огра­ни­чен­ные с запа­да Нуми­ди­ей, они не про­ни­ка­ли дале­ко в этом направ­ле­нии внутрь стра­ны, но зато вдоль бере­гов осно­ва­ли мно­го­чис­лен­ные коло­нии и, бла­го­да­ря это­му, забра­ли в свои руки тор­гов­лю, кото­рая при­но­си­ла гро­мад­ные богат­ства мет­ро­по­лии. Вме­сте с тем, будучи наро­дом мор­ским, они рас­про­стра­ня­ли свое вла­ды­че­ство и на ост­ро­ва Сре­ди­зем­но­го моря и во вре­ме­на Мал­ха, Маго­на и дру­гих пред­во­ди­те­лей овла­де­ли, по край­ней мере, бере­га­ми Сици­лии, Сар­ди­нии, Кор­си­ки меж­ду 600 и 550 гг.; в 536 г. (Hdt. 1, 166), в сою­зе с этрус­ка­ми, они дали из-за Кор­си­ки мор­ское сра­же­ние фокей­цам, изгнан­ным Киром из их род­но­го горо­да, и заклю­чи­ли несколь­ко тор­го­вых трак­та­тов с Римом, впер­вые в 509 г. Pol. 3, 33. Ок. 500 г., бла­го­да­ря сво­им отваж­ным моря­кам, они при­сту­пи­ли к экс­пе­ди­ци­ям с целью откры­тий. Ган­нон, сочи­не­ние кото­ро­го, под загла­ви­ем πε­ρίπ­λους, мы и поныне име­ем в гре­че­ском пере­во­де, объ­е­хал вдоль запад­но­го бере­га Афри­ки до Керне (может быть, Зеле­ный мыс или при­бреж­ный пункт в Сене­гам­бии), меж­ду тем как Гимиль­кон пустил­ся в Атлан­ти­че­ский оке­ан и иссле­до­вал бере­га Испа­нии и Гал­лии. Plin. 2, 67. Этим при­бли­зи­тель­но окан­чи­ва­ет­ся пер­вый пери­од кар­фа­ген­ской рес­пуб­ли­ки. Вто­рой, с 480 г., охва­ты­ва­ет вой­ны могу­ще­ст­вен­но­го горо­да с Сира­ку­за­ми за обла­да­ние Сици­ли­ей. Сна­ча­ла кар­фа­ге­няне при­влек­ли на свою сто­ро­ну нахо­див­ши­е­ся на ост­ро­ве древ­ние фини­кий­ские коло­нии и затем откры­ли вой­ну про­тив осталь­ной части ост­ро­ва напа­де­ни­ем на Феро­на агри­гент­ско­го. Но их боль­шое вой­ско, буд­то бы из 300000 чело­век, под началь­ст­вом Гамиль­ка­ра, потер­пе­ло пол­ное пора­же­ние, по пре­да­нию, в день сала­мин­ской победы гре­ков, от сира­куз­ско­го тира­на Гело­на. О сою­зе кар­фа­ге­нян с пер­са­ми неко­то­рые толь­ко дога­ды­ва­ют­ся, дру­гие же утвер­жда­ют это как нечто поло­жи­тель­ное (Just. 19, 1. Diod. Sic. 11, 21 сл.); впро­чем, это сомни­тель­но. Затем они заклю­чи­ли с Гело­ном мир. После того дол­гое вре­мя мы ниче­го не зна­ем о даль­ней­ших пред­при­я­ти­ях про­тив Сици­лии; лишь в 416 г. нача­лась новая вой­на, вызван­ная жите­ля­ми Еге­сты, кото­рую удач­но, хотя и жесто­ко, вел в тече­ние сле­дую­щих годов Ган­ни­бал, кар­фа­ген­ский пол­ко­во­дец; но он умер в 406 г. у Агри­ген­та от моро­вой язвы. Пре­ем­ник его Гимиль­кон заво­е­вал (405 г.) боль­шую часть Сици­лии, и тиран Дио­ни­сий не мог поме­шать его успе­хам. Вой­на закон­чи­лась трак­та­том. Но в 398 г. Дио­ни­сий сно­ва напал на кар­фа­ге­нян, отнял у них боль­шую часть их заво­е­ва­ний и два года спу­стя при­нудил Гимиль­ко­на, вой­ско кото­ро­го стра­да­ло от болез­ней, к позор­но­му миру. Diod. Sic. 14, 41 слл. Слу­чив­ше­е­ся одно­вре­мен­но вос­ста­ние либий­цев было удач­но подав­ле­но. В после­дую­щие годы кар­фа­ге­няне долж­ны были усту­пить почти всю Сици­лию, пока Магон не победил Дио­ни­сия в кро­во­про­лит­ной бит­ве при Кро­ни­оне и не про­дик­то­вал ему мира, в 382 г. Новая вой­на в 368 г. ско­ро кон­чи­лась вслед­ст­вие смер­ти Дио­ни­сия. Удач­но воюя с его пре­ем­ни­ком, Дио­ни­си­ем II, они потер­пе­ли, одна­ко, в 340 г. при Кри­мис­се пора­же­ние от Тимо­ле­он­та (Plut. Ti­mol. 28); с тех пор река Галик пред­став­ля­ла гра­ни­цу меж­ду обе­и­ми обла­стя­ми. В бли­жай­шее за этим вре­мя Кар­фа­ген стра­дал от внут­рен­них раздо­ров често­лю­би­вой зна­ти и от мяте­жей сво­их под­дан­ных (Just. 21, 4), ему гро­зи­ла опас­ность со сто­ро­ны Алек­сандра Вели­ко­го, пред­по­ла­гав­ше­го сде­лать напа­де­ние на Кар­фа­ген, потом, в лице Ага­фок­ла, при­шлось бороть­ся с опас­ным про­тив­ни­ком не толь­ко в Сици­лии, но и в Афри­ке, куда пере­пра­вил­ся этот отваж­ный воин, про­ник­ший до самых ворот могу­ще­ст­вен­но­го горо­да. Diod. Sic. 17, 113. Лишь после его смер­ти реши­лись кар­фа­ге­няне сно­ва всту­пить в тор­го­вые сно­ше­ния с Сици­ли­ей, но в 277 г. они столк­ну­лись с Пирром епир­ским, при­шед­шим на помощь сици­лий­цам, и поте­ря­ли почти всю Сици­лию. Еще серь­ез­нее сде­ла­лись отно­ше­ния их к рим­ля­нам, с кото­ры­ми они в 348, 305 (или 306), 281 (или 278) гг. воз­об­нов­ля­ли дого­вор, заклю­чен­ный впер­вые в 509 г. Мамер­тин­цы, овла­дев Мес­са­ной и тес­ни­мые Гиеро­ном сира­куз­ским, разде­ли­лись на две пар­тии: одни из этих наем­ни­ков зва­ли на помощь Кар­фа­ген, дру­гие — Рим. Так нача­лась в 264 г. пер­вая пуни­че­ская вой­на. Рим­ский кон­сул Аппий Клав­дий при­вел в Сици­лию на быст­ро постро­ен­ном фло­те вой­ско, изгнал кар­фа­ге­нян из Мес­са­ны и нанес им боль­шое пора­же­ние. Кар­фа­ге­няне собра­лись с сила­ми и вели вой­ну с пере­мен­ным сча­стьем. Но Гиерон поки­нул их и заклю­чил союз с рим­ля­на­ми, кото­рые овла­де­ли важ­ным Агри­ген­том. Дуи­лий в 260 г. одер­жал первую мор­скую победу над кар­фа­ге­ня­на­ми при Милах (My­lae), на север­ном бере­гу Сици­лии; в 256 г. Регул выиг­рал мор­скую бит­ву при Екно­ме и затем пере­пра­вил­ся в Афри­ку. Сна­ча­ла он имел успех, но вско­ре спар­та­нец Ксан­фипп, началь­ник кар­фа­ген­ско­го вой­ска, окон­ча­тель­но раз­бил его и взял его само­го в плен, 255 г. Pol. 1, 29 слл. Рим­ляне, еще неопыт­ные в мор­ском деле, поте­ря­ли несколь­ко фло­ти­лий вслед­ст­вие бурь и непо­год и хотя одер­жа­ли сухо­пут­ную победу при Панор­ме (250 г.), тем не менее тер­пе­ли страш­ные пора­же­ния и на суше и на море. При всем том, Кар­фа­ген был крайне исто­щен, и не будь у них гени­аль­но­го, вели­ко­го пол­ко­во­д­ца Гамиль­ка­ра Бар­ки, кото­рый с 248—242 гг. сто­ял на Ерик­се, на севе­ро-запа­де Сици­лии и при­чи­нял мно­го вреда рим­ля­нам, кар­фа­ге­няне еще рань­ше поте­ря­ли бы Сици­лию. Пора­же­ние их флота К. Луци­ем Ка́тулом при Эгат­ских ост­ро­вах в 242 г. так силь­но с.253 сму­ти­ло их, что они долж­ны были заклю­чить мир, по кото­ро­му отка­за­лись от Сици­лии и вокруг лежа­щих ост­ро­вов. Pol. 1, 62 слл. 3, 27. Ср. Hal­taus. Ge­sch. Roms im Zei­tal­ter der pu­ni­schen Krie­ge (1 том, 1846); Brö­cker Ge­sch. des 1 pu­ni­schen Krie­ges (1846). Но мера их несча­стья еще не испол­ни­лась. Едва Гамиль­кар при­вел обрат­но в Афри­ку тол­пы наем­ни­ков, как они ста­ли тре­бо­вать у исто­щен­но­го горо­да сле­ду­е­мое им жало­ва­нье, и, так как город не мог рас­пла­тить­ся с ними, они воз­му­ти­лись; к ним при­мкну­ли угне­тен­ные и недо­воль­ные под­дан­ные, и Кар­фа­ген дол­жен был 3 года и 4 меся­ца (в 241—238 гг.) вести с ними кро­во­про­лит­ную вой­ну, кото­рая пре­кра­ти­лась лишь бла­го­да­ря муд­ро­сти и соеди­нен­ной с мяг­ко­стью энер­гии Гамиль­ка­ра. Сна­ча­ла рим­ляне раз­ре­ши­ли сво­им под­дан­ным достав­лять про­ви­ант кар­фа­ге­ня­нам, но затем, овла­дев Сар­ди­ни­ей, где так­же воз­му­ти­лись наем­ни­ки, удер­жа­ли ост­ров за собою, несмот­ря на жало­бы кар­фа­ге­нян, кото­рые, боясь, вслед­ст­вие пол­но­го сво­его исто­ще­ния, воз­будить про­тив себя новую вой­ну, при­нуж­де­ны были отка­зать­ся от Сар­ди­нии, рав­но как и от Кор­си­ки (Pol. 1, 65 сл.). В то же вре­мя Кар­фа­ген стра­дал и от внут­рен­них раздо­ров, так как ари­сто­кра­тия, с Ган­но­ном во гла­ве, боро­лась с пар­ти­ей демо­кра­ти­че­ской, вожа­ком кото­рой был Гамиль­кар. Послед­няя одер­жа­ла верх, и Гамиль­кар, пода­вив новое вос­ста­ние в Афри­ке, пере­пра­вил­ся с вой­ском в Испа­нию, мине­раль­ные богат­ства кото­рой были дав­но извест­ны кар­фа­ге­ня­нам. Он думал заво­е­вать ее и при помо­щи испан­ско­го сереб­ра и воин­ст­вен­ных жите­лей дать сво­е­му оте­че­ству новые сред­ства к борь­бе с Римом. В тече­ние 9 лет (с 237 г.) он поко­рил зна­чи­тель­ную часть стра­ны, но пал в бит­ве в 228 г. Его зять Гасдру­бал, идя по его сто­пам, бла­го­да­ря сво­ей мяг­ко­сти и сво­е­му воен­но­му талан­ту, поко­рил Испа­нию до Эбро. В 221 г. он был убит и ему насле­до­вал вели­кий сын Гамиль­ка­ра Ган­ни­бал, кото­рый еще ребен­ком был при­ве­зен отцом в Испа­нию, где и про­шел отлич­ную воен­ную шко­лу под руко­вод­ст­вом сво­его уби­то­го зятя. Вой­ско с вос­тор­гом при­вет­ст­во­ва­ло его, и так вели­ко было зна­че­ние его фами­лии, что его утвер­ди­ли в Кар­фа­гене, несмот­ря на все интри­ги его про­тив­ни­ков. Pol. 2, 1. 36. Liv. 21, 2 слл. Он обес­пе­чил заво­е­ва­ние сво­их пред­ше­ст­вен­ни­ков и в 219 г. пред­при­нял оса­ду Сагун­та, кото­рый сдал­ся ему после герой­ско­го сопро­тив­ле­ния сво­их жите­лей. Но он не пере­шел через Эбро, пото­му что эта река по дого­во­ру, заклю­чен­но­му Гасдру­ба­лом с Римом, долж­на была состав­лять гра­ни­цу кар­фа­ген­ской обла­сти. Pol. 3, 16. Liv. 21, 6 слл. При изве­стии о взя­тии Сагун­та рим­ляне отпра­ви­ли посоль­ство в Кар­фа­ген тре­бо­вать удо­вле­тво­ре­ния и выда­чи Ган­ни­ба­ла. И в том и в дру­гом было отка­за­но, и нача­лась вто­рая пуни­че­ская вой­на (218—201 гг.). Меж­ду тем как рим­ляне жда­ли напа­де­ния с моря, Ган­ни­бал оста­вил в Испа­нии сво­его искус­но­го бра­та Гасдру­ба­ла, дви­нул­ся из Сагун­та в 218 г. со 100000 сол­дат, пере­пра­вил­ся через Пире­неи, затем, прой­дя через Гал­лию, пере­шел через Аль­пы по недо­ступ­ной почти доро­ге и спу­стил­ся с третьей лишь частью сво­его вой­ска в доли­ну По. При Тичи­но он раз­бил Сци­пи­о­на, при Тре­бии реши­тель­но уни­что­жил Сем­п­ро­ния, затем, прой­дя по болотам Этру­рии, победил (в апре­ле 217 г.) при Тра­зи­мен­ском озе­ре Фла­ми­ния и уда­лил­ся в Пицен. Задер­жан­ный надол­го мед­ли­тель­но­стью и уверт­ка­ми Фабия Мак­си­ма Кунк­та­то­ра и изба­вив­шись нако­нец от него, Ган­ни­бал одер­жал бле­стя­щую победу при Кан­нах, в кото­рой уни­что­жил рим­ское 80000 вой­ско (216 г.). Теперь к нему со всех сто­рон устре­ми­лись наро­ды Ита­лии, все еще с неудо­воль­ст­ви­ем пере­но­сив­шие гос­под­ство рим­лян, и попол­ни­ли его осла­бев­шее вой­ско. Но вре­мя вели­чай­ше­го блес­ка, каза­лось, про­шло для Ган­ни­ба­ла в рос­кош­ной Капуе, и Рим нашел в Клав­дии Мар­цел­ле пол­ко­во­д­ца, достой­но­го быть про­тив­ни­ком Ган­ни­ба­ла. Потер­пев от него пора­же­ние при Ноле (214 г.), Ган­ни­бал тщет­но пытал­ся под­кре­пить себя сою­зом с Филип­пом Македон­ским; от сво­его род­но­го горо­да он полу­чал лишь незна­чи­тель­ное под­креп­ле­ние. Заво­е­ва­ние союз­ных с Кар­фа­ге­ном Сира­куз Мар­цел­лом еще более раз­би­ло его надеж­ды (212 г.), Капуа была поте­ря­на (211 г.), ита­ли­ки коле­ба­лись. И все-таки он несколь­ко раз раз­бил рим­лян, при­чи­нив им боль­шой урон, и даже пред­при­нял поход на Рим, но повер­нул назад, не сде­лав на него напа­де­ния. Мало-пома­лу рим­ляне вер­ну­ли отня­тые у них горо­да, меж­ду про­чим и Тарент в 210 г. Все свои надеж­ды Ган­ни­бал воз­ла­гал на послан­ное в Ита­лию вой­ско сво­его бра­та Гасдру­ба­ла, кото­рый до сих пор удач­но сопро­тив­лял­ся обо­им Сци­пи­о­нам, Гнею и Пуб­лию и уни­что­жил их вой­ско, пока моло­дой П. Кор­не­лий Сци­пи­он не овла­дел в 210 г. бога­тым Новым Кар­фа­ге­ном с его сокро­ви­ща­ми и запа­са­ми. Про­иг­рав сра­же­ние при Беку­ле, Гасдру­бал с 56000 чело­век пере­пра­вил­ся через Пире­неи и Аль­пы в Ита­лию, но был совер­шен­но раз­бит рим­ля­на­ми при Сене, на реч­ке Метав­ре в Умбрии (207 г.) и был убит. С его смер­тью руши­лась послед­няя надеж­да Ган­ни­ба­ла, пото­му что и дру­гой его брат, Магон, погиб в Лигу­рии. Когда же Сци­пи­он под­чи­нил рим­ля­нам Испа­нию и затем в 203 г. пере­пра­вил­ся в Афри­ку, Ган­ни­бал полу­чил при­ка­за­ние вер­нуть­ся домой. Он повел свое вой­ско в Афри­ку, зна­чи­тель­но уси­лил его и ста­рал­ся посред­ст­вом неболь­ших сты­чек при­учить и при­гото­вить его к пред­сто­я­ще­му реши­тель­но­му сра­же­нию; одна­ко, стес­нен­ный Сци­пи­о­ном, Ган­ни­бал дал сра­же­ние при Нара­га­ре, или Заме, в 202 г., с.254 но про­иг­рал его. Оста­ва­лось заклю­чить мир, кото­рый и состо­ял­ся на тяже­лых для Кар­фа­ге­на усло­ви­ях: кар­фа­ге­няне долж­ны были не толь­ко отка­зать­ся от Испа­нии, но и упла­тить 10000 талан­тов, а так­же выдать свой воен­ный флот и сло­нов. Ср. v. Vin­ke, Der 2 pu­ni­sche Krieg und der Kriegsplan der Kar­tha­ger (1841). Su­se­mihl, Krit. Skiz­zen zur Vor­ge­schich­te des 2 pun. Krie­ges (1853). Micke, Ge­sch. des 2 pun. pu­ni­schen Krie­ges (1851).

В каче­стве суф­фе­та Ган­ни­бал стал во гла­ве государ­ства и, бла­го­да­ря его искус­но­му управ­ле­нию, оно ско­ро сно­ва попра­ви­лось. Но нена­висть к нему ари­сто­кра­ти­че­ской пар­тии и рим­лян заста­ви­ла Ган­ни­ба­ла поки­нуть оте­че­ство, чтобы не быть выдан­ным послед­ним. С того вре­ме­ни стал воз­вы­шать­ся нуми­дий­ский царь Маси­нис­са, кото­рый захва­ты­вал у кар­фа­ге­нян одну часть вла­де­ний за дру­гою, и кар­фа­ге­няне не нахо­ди­ли в Риме ника­кой защи­ты. Когда же, несмот­ря на все невзго­ды, Кар­фа­ген все более и более поправ­лял­ся, вли­я­тель­ные рим­ляне убеди­лись в необ­хо­ди­мо­сти раз­ру­шить его, пола­гая, что он может сде­лать­ся опас­ным для Рима, и зна­ме­ни­тое изре­че­ние Като­на все креп­че уко­ре­ня­лось в умах рим­лян; нако­нец в 149 г. по пово­ду воз­об­но­вив­ших­ся раздо­ров кар­фа­ге­нян с Маси­нис­сой рим­ляне посла­ли в Афри­ку свое вой­ско. Испу­ган­ные кар­фа­ге­няне испол­ня­ли одно за дру­гим пред­ло­жен­ные рим­ля­на­ми тяже­лые усло­вия, лишь послед­нее тре­бо­ва­ние, поки­нуть род­ной город и посе­лить­ся внут­ри стра­ны, они отка­за­лись испол­нить. Почти без­оруж­ные, без раз­ли­чия сосло­вий, даже жен­щи­ны, все под­ня­лись на бой, с ред­кою наход­чи­во­стью они хва­та­лись за все, что мог­ло дать сред­ство к сопро­тив­ле­нию, и с заме­ча­тель­ным герой­ст­вом боро­лись про­тив чис­лен­но­го пре­вос­ход­ства. Лишь после 3-лет­ней бло­ка­ды в 146 г. П. Кор­не­лий Сци­пи­он Млад­ший овла­дел горо­дом, но даже и теперь на каж­дой ули­це, у каж­до­го дома при­хо­ди­лось встре­чать страш­ное сопро­тив­ле­ние (Ap­pian. кни­га 8. Po­lyb. кни­га 36. 39). Пла­мя раз­ру­ши­ло город, руки рим­лян довер­ши­ли разо­ре­ние, жал­кий оста­ток жите­лей был про­дан в раб­ство. Впро­чем, впо­след­ст­вии, в 122 г. при Грак­хах и затем при Цеза­ре рим­ляне пыта­лись осно­вать коло­нию на месте древ­не­го горо­да; лишь Август вновь ухва­тил­ся за этот план и осно­вал новый Кар­фа­ген, кото­рый с боль­шим блес­ком про­су­ще­ст­во­вал до самых сред­них веков и в 647 по Р. Х. был раз­ру­шен ара­ба­ми.

Отно­си­тель­но кар­фа­ген­ской рели­гии долж­но ска­зать, что пер­вые коло­ни­сты из Тира при­нес­ли с собой культ Ваа­ла, кото­ро­му они при­но­си­ли в жерт­ву детей и даже взрос­лых. Вот поче­му неред­ко при заклю­че­нии мир­ных дого­во­ров им ста­ви­ли в чис­ло усло­вий тре­бо­ва­ние уни­что­жить этот ужас­ный обряд. На их и без того уже суро­вый харак­тер чело­ве­че­ские жерт­вы ока­зы­ва­ли дур­ное вли­я­ние тем, что они с ран­них лет, бла­го­да­ря им, при­вы­ка­ли к жесто­ко­сти и пре­зре­нию чело­ве­че­ской жиз­ни. Кро­ме того, они обо­жа­ли Гер­ку­ле­са, празд­ник кото­ро­го был общим празд­ни­ком для всех коло­ний Тира и справ­лял­ся в этом горо­де. Этот Гер­ку­лес у фини­ки­ян назы­ва­ет­ся Мель­кар­фом, может быть, в фини­кий­ском звезд­ном куль­те он пред­став­лял пла­не­ту Юпи­тер, рав­но как Астар­та озна­ча­ла Вене­ру. И Дидо­на, осно­ва­тель­ни­ца горо­да, поль­зо­ва­лась боже­ски­ми поче­стя­ми. Наряду с эти­ми нацио­наль­ны­ми куль­та­ми тор­гов­ля позна­ко­ми­ла их и с боже­ства­ми дру­гих наро­дов, при­чем долж­но заме­тить, что и из этих божеств удо­сто­и­лись осо­бых поче­стей те, сама внеш­ность кото­рых пред­став­ля­лась суро­вою, како­вы Цере­ра и Про­зер­пи­на.

Прав­ле­ние пред­став­ля­ло гос­под­ство бога­тых и зна­ме­ни­тых сво­и­ми дела­ми людей, ста­ло быть, было ари­сто­кра­ти­че­ское. Государ­ст­вом руко­во­ди­ли 2 суф­фе­та, или судьи (Liv. 28, 37; re­ges, Nep. Han­nib. 7), кото­рые, по край­ней мере вна­ча­ле, отправ­ля­ли свою долж­ность все­го один год; они пред­седа­тель­ст­во­ва­ли в сена­те и ино­гда коман­до­ва­ли так­же вой­ска­ми. Пол­ко­вод­цев назна­чал сенат, а впо­след­ст­вии так­же и народ, как пока­зы­ва­ют при­ме­ры из фами­лии Бар­кидов. Сенат состо­ял из боль­ше­го, или более обшир­но­го, и мень­ше­го, или более узко­го, сена­та. На его обя­зан­но­сти лежа­ло следить за управ­ле­ни­ем. Из него выби­ра­лось 100 чело­век, кото­рые вхо­ди­ли в состав осо­бых комис­сий и позд­нее при­сво­и­ли себе чрез­вы­чай­ную власть. Лишь потом народ добил­ся бо́льших прав, напр. пра­ва утвер­ждать чинов­ни­ков, пра­ва решаю­ще­го голо­са, когда выс­шие вла­сти в государ­стве не мог­ли прий­ти к согла­ше­нию, но сна­ча­ла его зна­че­ние было неболь­шое, как ина­че быть не мог­ло в ари­сто­кра­ти­че­ском государ­стве.

Незна­чи­тель­ная часть кар­фа­ген­ско­го сухо­пут­но­го вой­ска состо­я­ла из при­род­ных кар­фа­ге­нян, кото­рые и состав­ля­ли ядро вой­ска; из них-то обык­но­вен­но назна­ча­ли пол­ко­вод­цев. Они состав­ля­ли свя­щен­ный отряд. Plut. Ti­mol. 27. Pol. 15, 13. Нуми­дий­цы пред­став­ля­ли пре­вос­ход­ную кон­ни­цу. К это­му при­со­еди­ня­лись либий­цы, состав­ляв­шие тяже­ло­во­ору­жен­ную пехоту, затем мно­го­чис­лен­ные наем­ни­ки из Испа­нии (осо­бен­но в вой­ске Ган­ни­ба­ла), Лигу­рии, Сар­ди­нии, Гал­лии, бале­ар­ские пращ­ни­ки, а так­же гре­ки (4000 чело­век в вой­ске Ган­ни­ба­ла при Заме). Будучи бога­тым тор­го­вым государ­ст­вом, Кар­фа­ген обла­дал сред­ства­ми вер­бо­вать мно­го­чис­лен­ных наем­ни­ков, щадя кровь соб­ст­вен­ных граж­дан. Употреб­ле­ние сло­нов было в боль­шом ходу в их вой­сках.

Мор­ские силы были пре­вос­ход­ны. Воен­ный порт Кофон мог вме­щать более 200 воен­ных кораб­лей, боль­шие запа­сы были все­гда нагото­ве на слу­чай, если нуж­но было воору­жить флот. Их кораб­ли отли­ча­лись быст­ро­тою дви­же­ния. Во вре­ме­на пуни­че­ских войн их фло­ти­лии состо­я­ли более чем из 300 кораб­лей. Как народ с.255 тор­го­вый, кар­фа­ге­няне, есте­ствен­но, были хоро­шо зна­ко­мы с мор­ским делом; их моло­дежь, так ска­зать, вырас­та­ла на море.

Издерж­ки на содер­жа­ние вой­ска покры­ва­лись за счет пода­тей, взи­мае­мых с поко­рен­ных земель; дань с ливий­цев, тамо­жен­ные сбо­ры с мор­ских горо­дов, дохо­ды с руд­ни­ков, полей состав­ля­ли глав­ный источ­ник денеж­ных сбо­ров, кото­рые ино­гда были очень зна­чи­тель­ны и все-таки не все­гда покры­ва­ли рас­хо­ды, так что на под­дан­ных, обя­зан­ных чуть ли не содер­жать сто­ли­цу, нала­га­лись с чрез­мер­ною суро­во­стью все новые и новые тяго­сти. Сам Кар­фа­ген, бла­го­да­ря сво­ей все­свет­ной тор­гов­ле, был богат. Цен­тра­ми его тор­гов­ли кро­ме Афри­ки были Испа­ния и Сици­лия; сверх того они тор­го­ва­ли с Гал­ли­ей, Сар­ди­ни­ей, Лигу­ри­ей, даже с Бри­та­ни­ей и ост­ро­ва­ми, лежа­щи­ми вдоль запад­но­го афри­кан­ско­го побе­ре­жья, на что ука­зы­ва­ют их путе­ше­ст­вия и откры­тия. На суше дале­ко в глубь Афри­ки тяну­лись их кара­ва­ны. Рабы, сло­но­вая кость, золо­то из внут­рен­ней Афри­ки, сереб­ро из Испа­нии, воск с Кор­си­ки, хлоп­ча­то­бу­маж­ные тка­ни с ост­ро­ва Мели­ты, или Маль­ты, вино с Бале­ар­ских ост­ро­вов, мас­ло и вино из Сици­лии — вот неко­то­рые пред­ме­ты ожив­лен­ных тор­го­вых сно­ше­ний. Кар­фа­ге­няне явля­лись мало­до­ступ­ным и замкну­тым наро­дом, не лишен­ным недо­ве­рия, подоб­но их родо­на­чаль­ни­кам фини­ки­я­нам, и при этом были склон­ны к суро­во­сти и жесто­ко­сти. Несмот­ря на их при­стра­стие к тор­гов­ле и нажи­ве, они име­ли свою лите­ра­ту­ру, о кото­рой мы, впро­чем, зна­ем лишь по скуд­ным ука­за­ни­ям гре­че­ских и рим­ских писа­те­лей. Толь­ко «Перипл» Ган­но­на суще­ст­ву­ет еще в гре­че­ском пере­во­де, рав­но как тор­го­вые трак­та­ты с Римом сохра­ни­лись у Поли­бия; Магон напи­сал сочи­не­ние о зем­леде­лии, от кото­ро­го сохра­ни­лись лишь неболь­шие отрыв­ки, все осталь­ное поте­ря­но. Сверх того в комедии Плав­та «Poe­nu­lus» мы име­ем остат­ки пуни­че­ско­го язы­ка, а так­же лишь недав­но откры­ты над­пи­си. Всем, что извест­но нам о поло­же­нии и исто­рии Кар­фа­ге­на, мы обя­за­ны гре­кам и рим­ля­нам. Ср. Böt­ti­cher, Ge­schich­te der Kar­tha­ger (1827). Mom­msen, röm. Ge­schich­te, т. I, кн. 3, гл. 1. Mün­ter. Re­li­gion der Kar­tha­ger (1821); и особ. O. Meltzer. Ge­sch. d. Kar­tha­ger (т. 1, 1879).

Их важ­ней­шей коло­ни­ей и глав­ным сбор­ным пунк­том в Испа­нии явля­ет­ся Новый Кар­фа­ген, Car­tha­go no­va, в тарра­кон­ской Испа­нии, непо­да­ле­ку от гра­ни­цы с Бети­кой, на бере­гу Сре­ди­зем­но­го моря, ныне Кар­та­ге­на; он был постро­ен кар­фа­ге­ня­ни­ном Гасдру­ба­лом в 227 г. до Р. Х., в 210 г. взят рим­ля­на­ми (Сци­пи­о­ном) и обра­щен в коло­нию. Его проч­ное место­по­ло­же­ние, его пре­крас­ная гавань, тор­гов­ля и сосед­ние сереб­ря­ные и оло­вян­ные руд­ни­ки при­да­ва­ли горо­ду боль­шое зна­че­ние. Здесь (наравне с Тарра­ко­ном) была рези­ден­ция рим­ско­го пре­то­ра Испа­нии Tar­ra­co­nen­sis. Liv. 26, 42 сл. 28, 17. Strab. 3, 158.

См. также:
КАРФАГЕН (Словарь античности)
«Реаль­ный сло­варь клас­си­че­ских древ­но­стей по Люб­ке­ру». Изда­ние Обще­ства клас­си­че­ской фило­ло­гии и педа­го­ги­ки. СПб, 1885, с. 251—255.
См. по теме: ЭБОРАК • ЭЛАТЕЯ, ЕЛАТЕЯ • ЭЛЕВТЕРЫ, ЕЛЕВТЕРЫ • ЭЛЕЯ •
ИЛЛЮСТРАЦИИ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. АРХИТЕКТУРА. Северная Африка.
Термы Антонина Пия.
145—149 гг.
Карфаген.
2. АРХИТЕКТУРА. Северная Африка.
Термы Антонина Пия.
145—149 гг.
Карфаген.
3. АРХИТЕКТУРА. Северная Африка.
Термы Антонина Пия.
145—149 гг.
Карфаген.
4. АРХИТЕКТУРА. Северная Африка.
Пунийский Карфаген. Реконструкция.

Карфаген.
5. АРХИТЕКТУРА. Северная Африка.
Римский Карфаген. Реконструкция.

Карфаген.
МОНЕТЫ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. Фоллис, медь
Константин I
Карфаген, 307 г.
АВЕРС: CONSTANTINVS NOB. CAES. — голова Константина в лавровом венке вправо.
РЕВЕРС: CONSERVATORES KART. SVAE — внутри шестиколонного храма с простым фронтоном стоит анфас персонификация Карфагена, с обращенной влево головой, держит фрукты в обеих руках.
В обрезе обозначение монетного двора: ΡΚΔ.
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА