Ф. Любкер. Реальный словарь классических древностей

ЛАГЕРЬ

[1] Castra. До нас дошли два опи­са­ния рим­ско­го лаге­ря, отно­ся­щи­е­ся к совер­шен­но раз­ным вре­ме­нам: одно при­над­ле­жит Поли­бию и отно­сит­ся ко вре­ме­ни пуни­че­ских войн, сле­до­ва­тель­но, к эпо­хе, имев­шей вооб­ще важ­ное зна­че­ние для раз­ви­тия воен­но­го дела у рим­лян под вли­я­ни­ем вели­ких непри­я­тель­ских пол­ко­вод­цев Пир­ра и Ган­ни­ба­ла, дру­гое при­над­ле­жит Гиги­ну (Hy­gi­nus), жив­ше­му при Тра­яне, сле­до­ва­тель­но, отно­сит­ся к тому вре­ме­ни, когда воен­ное искус­ство у рим­лян, бла­го­да­ря соб­ст­вен­ным вели­ким пол­ко­во­д­цам и борь­бе рим­ско­го ору­жия и рим­ской так­ти­ки с рав­ны­ми сила­ми, дав­но уже достиг­ло выс­шей сте­пе­ни совер­шен­ства. Поли­бию извест­но толь­ко деле­ние леги­о­на на мани­пу­лы и, по отно­ше­нию к ору­жию, на prin­ci­pes, has­ta­ti, tria­rii и ve­li­tes, и он опи­сы­ва­ет лагерь тогдаш­не­го кон­суль­ско­го вой­ска, состо­яв­ше­го из двух леги­о­нов с при­над­ле­жа­щи­ми к нему союз­ни­ка­ми (so­cii). Гигин, напро­тив, делит леги­он по обык­но­ве­нию, уста­но­вив­ше­му­ся со вре­ме­ни пер­вых граж­дан­ских войн, на когор­ты с оди­на­ко­вым воору­же­ни­ем (ср. Acies и Le­gio) и опи­сы­ва­ет лагерь, состо­яв­ший из трех леги­о­нов и зна­чи­тель­но­го чис­ла отрядов войск, конеч­но, не необ­хо­ди­мо к нему при­над­ле­жав­ших. Меж­ду эти­ми дву­мя опи­са­ни­я­ми лежат три сто­ле­тия, что в раз­ви­тии воен­но­го искус­ства рим­лян состав­ля­ет для нас замет­ный про­бел, но этот недо­ста­ток почти совсем вос­пол­ня­ет­ся обсто­я­тель­ным срав­не­ни­ем обо­их дошед­ших до нас опи­са­ний лаге­ря, если взять к тому же ука­за­ния Цеза­ря, Ливия и Таци­та. Лагерь Поли­бия, судя по ука­зан­ным эти­ми писа­те­ля­ми воен­ным рефор­мам, уже при пер­вых граж­дан­ских вой­нах дол­жен был под­верг­нуть­ся изме­не­ни­ям, и эти послед­ние в свою оче­редь, при раз­лич­ных деле­ни­ях леги­о­на и при пере­ме­нах в бое­вом поряд­ке, долж­ны были посто­ян­но сно­ва повто­рять­ся, но при всем том основ­ные чер­ты его слу­жи­ли образ­цом для все­го после­дую­ще­го вре­ме­ни, и лагерь Гиги­на есть не дру­гой какой-нибудь лагерь, а толь­ко видо­из­ме­не­ние лаге­ря Поли­бия, и позд­ней­ше­го нель­зя понять без точ­но­го ура­зу­ме­ния древ­ней­ше­го.

[2] Вооб­ще, рим­ское вой­ско нико­гда не про­во­ди­ло ночи, не огра­див себя валом и рвом; если лагерь пред­на­зна­чал­ся толь­ко для одной ночи, то он назы­вал­ся castra, в позд­ней­шие вре­ме­на — man­sio; если же вой­ско оста­ва­лось доль­ше, то лагерь назы­вал­ся castra sta­ti­va, с разде­ле­ни­ем на castra aes­ti­va и hi­ber­na. Из лаге­ря начи­на­лось сра­же­ние; после пора­же­ния он слу­жил местом убе­жи­ща (Liv. 44, 39); поэто­му он дол­жен был устра­и­вать­ся с вели­чай­шей осмот­ри­тель­но­стью и забот­ли­во­стью. Самым бла­го­при­ят­ным местом для него счи­тал­ся склон посте­пен­но пони­жаю­ще­го­ся хол­ма; пре­иму­ще­ст­вен­ное вни­ма­ние при этом обра­ща­лось на доступ­ную бли­зость воды, леса и фура­жа и на здо­ро­вое место­по­ло­же­ние. Tac. hist. 2, 93. Чтобы забла­говре­мен­но раз­ведать все это и выбрать место для лаге­ря, пол­ко­во­дец посы­лал три­бу­на с бо́льшим или мень­шим отрядом вои­нов, смот­ря по бли­зо­сти непри­я­те­ля, и при­том пер­во­на­чаль­но в сопро­вож­де­нии авгу­ра для изме­ре­ния про­стран­ства, избран­но­го для лаге­ря, поче­му рим­ский лагерь счи­тал­ся чем-то свя­щен­ным (ср. Dis­cip­li­na mi­li­ta­ris); впо­след­ст­вии его заме­нял осо­бый me­ta­tor (castra me­ta­ri). [3] У Поли­бия лагерь пред­став­ля­ет­ся в фор­ме квад­ра­та (quad­ra­ta), а у Гиги­на на одну треть более в дли­ну, чем в шири­ну (ter­tia­ta, но не тре­уголь­ный). Пер­вым делом было назна­чить место для палат­ки пол­ко­во­д­ца (prae­to­rium, так как кон­су­лы издав­на назы­ва­лись prae­to­res) по воз­мож­но­сти бли­же к непри­я­те­лю (см. рис. I). (a) Здесь ста­но­вил­ся авгур, обра­тив­шись лицом в ту сто­ро­ну, откуда шло рим­ское вой­ско, а спи­ной — к непри­я­те­лю. Сооб­раз­но с этим поло­же­ни­ем авгу­ра Поли­бий ту сто­ро­ну лаге­ря, кото­рая лежа­ла перед ним и откуда долж­ны были всту­пить в лагерь сле­до­вав­шие рим­ляне, назвал фрон­том (πρό­σωπον, frons). Так­же соот­вет­ст­вен­но поло­же­нию авгу­ра двое боко­вых ворот полу­чи­ли назва­ние dextra и si­nistra (ср. ниже). Избран­ное для пре­то­рия место (квад­рат в 200′ боко­вой дли­ны) обо­зна­ча­лось белым знач­ком (ve­xil­lum). Впе­ре­ди пре­то­рия (по поло­же­нию авгу­ра) с.261 откры­ва­лось сво­бод­ное про­стран­ство (prin­ci­pium, prin­ci­pia), где нахо­ди­лись алта­ри (arae), зна­ме­на (sig­na) и ора­тор­ская кафед­ра пол­ко­во­д­ца (tri­bu­nal); оно слу­жи­ло так­же местом собра­ния сол­дат (b). Рядом с пре­то­ри­ем, в неко­то­ром рас­сто­я­нии от него, вле­во, ста­ви­лась палат­ка (c) кве­сто­ра (quaes­to­rium), а впра­во палат­ка (d) для обо­их лега­тов (fo­rum); две­ри их выхо­ди­ли к зад­не­му фрон­ту. По обе­им сто­ро­нам прин­ци­пия (b), в рас­сто­я­нии 50′ от кве­сто­рия (c) и фору­ма (d) были палат­ки (e) для 12 три­бу­нов (в каж­дом леги­оне по 6) и 12 пре­фек­тов союз­ни­ков (f); они обо­зна­ча­лись крас­ны­ми знач­ка­ми. Перед этим рядом пала­ток про­ле­га­ла ули­ца в 100′ шири­ны (via prin­ci­pa­lis) (g); она вела к обо­им боко­вым воротам, por­tae prin­ci­pa­les, dextra (h) и si­nistra (i). Эта ули­ца дели­ла весь лагерь в шири­ну на две нерав­ные части, так что фронт (обра­щен­ный к всту­паю­щим рим­ля­нам) зани­мал две тре­ти, а тыл (обра­щен­ный к непри­я­те­лю) — одну треть. [4] В дли­ну лагерь разде­лял­ся на две поло­ви­ны ули­цей (k) в 50′ шири­ны (via prae­to­ria); она вела к середине пре­то­рия и прин­ци­пия от пере­д­не­го фрон­та и про­дол­жа­лась на про­ти­во­по­лож­ной сто­роне поза­ди пре­то­рия (k′). На обо­их кон­цах этой ули­цы нахо­ди­лись двое глав­ных ворот: por­ta de­cu­ma­na (l) в пере­д­нем фрон­те, на сто­роне, про­ти­во­по­лож­ной непри­я­те­лю (позд­нее назы­вав­ша­я­ся так­же por­ta quaes­to­ria, ср. ниже. Liv. 10, 32. 34. 47. 41, 2), ворота, через кото­рые рим­ское вой­ско всту­па­ло, и por­ta prae­to­ria (m), обра­щен­ные к непри­я­те­лю, из кото­рых рим­ское вой­ско высту­па­ло. Если мы воз­вра­тим­ся опять к via prin­ci­pa­lis (g), то увидим, что вся мас­са леги­он­ных сол­дат и союз­ни­ков (за исклю­че­ни­ем так назы­вае­мых extraor­di­na­rii, ср. Le­gio) раз­ме­ща­лась в пере­д­нем фрон­те по одно­му с.262 леги­о­ну на обе­их сто­ро­нах viae prae­to­riae (k) так, что союз­ни­ки, как и в сра­же­нии, зани­ма­ли флан­ги. Ряды пала­ток обо­зна­ча­лись воткну­ты­ми копья­ми (has­tae), так что всту­пав­шее вой­ско без затруд­не­ния нахо­ди­ло себе место; по обе­им сто­ро­нам про­доль­ной ули­цы (via prae­to­ria) рас­по­ла­га­лись палат­ки рим­ских всад­ни­ков (n), по 10 взво­дов (tur­mae) на каж­дой сто­роне; непо­сред­ст­вен­но за ними сле­до­ва­ли палат­ки три­а­ри­ев (o), кото­рые вслед­ст­вие сво­ей напо­ло­ви­ну мень­шей чис­лен­но­сти (ср. Le­gio) тре­бо­ва­ли места для пала­ток напо­ло­ви­ну мень­ше. Две­ри их пала­ток выхо­ди­ли на побоч­ную ули­цу в 50′ шири­ны (stri­gae, впро­чем, так назы­ва­лись пре­иму­ще­ст­вен­но и самые ряды пала­ток). Про­тив них на дру­гой сто­роне обе­их побоч­ных улиц рас­по­ла­га­лись prin­ci­pes (p), а непо­сред­ст­вен­но за ними — has­ta­ti, палат­ки кото­рых выхо­ди­ли на две дру­гие побоч­ные ули­цы такой же шири­ны. Из 10 когорт каж­до­го леги­о­на (заклю­чав­ших в себе во вре­мя Поли­бия каж­дая по одно­му мани­пу­лу гаста­тов, прин­ци­пов и три­а­ри­ев с соот­вет­ст­ву­ю­щим чис­лом лег­ко­во­ору­жен­ных, ve­li­tes) пер­вая когор­та нахо­ди­лась близ via prin­ci­pa­lis, а деся­тая у por­ta de­cu­ma­na (l). Меж­ду пяты­ми и шесты­ми когор­та­ми для боль­ше­го рас­чле­не­ния лаге­ря устра­и­ва­лась еще попе­ре­ч­ная ули­ца в 50′ шири­ны, via quin­ta­na (r), назван­ная так по рас­по­ла­гав­шей­ся там co­hors quin­ta. Нако­нец на обо­их флан­гах, про­тив гаста­тов, раз­ме­ща­лись союз­ни­ки: equi­tes (s) лицом внутрь лаге­ря, а pe­di­tes (t) — нару­жу, к валу.



[5] Отдель­ные отряды экс­тра­ор­ди­на­ри­ев (extraor­di­na­rii, ἐπί­λεκ­τοι, пятая часть при­над­ле­жав­ших к каж­до­му леги­о­ну союз­ни­ков) рас­по­ла­га­лись в зад­ней части лаге­ря у por­ta prae­to­ria (m) и имен­но по обе­им сто­ро­нам веду­щей к этим воротам viae prae­to­riae (k′). Ряды их пала­ток шли парал­лель­но с валом, а на дру­гой сто­роне меж­ду ними и prae­to­rium (a) был про­ме­жу­ток шири­ной в 100′. Equi­tes extraor­di­na­rii рас­по­ла­га­лись опять лицом внутрь (u), а pe­di­tes (v) — к валу. Отдель­ные от этих extraor­di­na­rii тело­хра­ни­те­ли пол­ко­во­д­ца ab­lec­ti pe­di­tes и equi­tes (ἀπό­λεκ­τοι, ср. Le­gio) поме­ща­лись рядом с quaes­to­rium (c) и fo­rum (d), и таким же обра­зом equi­tes (w) лицом внутрь, а pe­di­tes (x) нару­жу. К ним непо­сред­ст­вен­но при­мы­ка­ли палат­ки так назы­вае­мых evo­ca­ti (ср. Di­lec­tus mi­li­tum, 4), как equi­tes (y), так и pe­di­tes (z), воль­но­опре­де­ля­ю­щи­е­ся, кото­рые, соб­ст­вен­но, не были при­вле­кае­мы к обык­но­вен­ной поле­вой и лагер­ной служ­бе. Нако­нец, если слу­чай­но нахо­ди­лись еще дру­гие вой­ска, вро­де ex­ter­na auxi­lia (ср. Auxi­lia), то они ста­ви­лись рядом с экс­тра­ор­ди­на­ри­я­ми.

[6] Меж­ду этим, толь­ко что опи­сан­ным, внут­рен­ним про­стран­ст­вом лаге­ря и валом на всех сто­ро­нах его оста­вал­ся про­ме­жу­ток в 200′ шири­ны для того, чтобы непри­я­тель при вне­зап­ных напа­де­ни­ях не мог бро­сать огонь в палат­ки. Отсюда так­же отдель­ные отряды отправ­ля­лись по местам, назна­чен­ным для их пала­ток, и, нако­нец, здесь же уста­нав­ли­вал­ся обоз и поме­ща­лась воен­ная добы­ча. Кре­пость вала и глу­би­на рва были раз­лич­ны, смот­ря по обсто­я­тель­ствам: бли­зость непри­я­те­ля тре­бо­ва­ла более силь­но­го укреп­ле­ния. В пере­д­нем и зад­нем фрон­те работа­ли оба леги­о­на, на боко­вых укреп­ле­ни­ях — союз­ни­ки, все — под глав­ным над­зо­ром двух три­бу­нов, а при импе­ра­то­рах наблюдал за ними осо­бый prae­fec­tus castro­rum. Когда лагерь устра­и­вал­ся на про­дол­жи­тель­ное вре­мя (castra sta­ti­va), то есте­ствен­но, он тре­бо­вал еще более силь­ных укреп­ле­ний баш­ня­ми, рав­но как и вал ограж­дал­ся тогда пали­са­да­ми и пара­пе­та­ми (lo­ri­cae). Caes. b. g. 5, 40. 7, 72. 8, 9. Вдоль вала днем рас­став­ля­лись лег­ко­во­ору­жен­ные (ve­li­tes), а ночью, осо­бен­но когда непри­я­тель нахо­дил­ся близ­ко, они сто­я­ли перед ворота­ми на бива­ках (отсюда pro­cu­bi­to­res). Aga­so­nes, коню­хи офи­це­ров и всад­ни­ков, и ca­lo­nes, обоз­ные слу­жи­те­ли, поме­ща­лись в лаге­ре там, где тре­бо­ва­лась их служ­ба (Caes. b. g. 6, 36) и пре­иму­ще­ст­вен­но при бага­же стар­ших офи­це­ров, кото­рый, кро­ме места, назна­чен­но­го для бага­жа, поме­щал­ся вдоль вала, меж­ду рядом пала­ток три­бу­нов (e), кве­сто­ри­ем (c) и фору­мом (d) и палат­ка­ми так назы­вае­мых ab­lec­ti (w и x). Мар­ки­тан­ты (mer­ca­to­res, li­xae) сто­я­ли за por­ta de­cu­ma­na, вдоль вала (Caes. b. g. 6, 37. Sall. Jug. 44, 5), где они, уда­лен­ные от непри­я­те­ля, были в наи­бо­лее без­опас­ном поло­же­нии. Tac. ann. 1, 66. Палат­ки (ten­to­ria, pel­les) дела­лись из кожи и верев­ка­ми рас­тя­ги­ва­лись и при­креп­ля­лись к кольям; палат­ки стар­ших офи­це­ров назы­ва­лись ta­ber­na­cu­la. В зим­них лаге­рях для защи­ты от непо­го­ды стро­и­лись насто­я­щие хижи­ны, кото­рые покры­ва­лись кожа­ми или соло­мой, ca­sae stra­men­ti­tiae. Tac. ann. 13, 35. Caes. b. g. 5, 43. В каж­дой палат­ке обык­но­вен­но поме­ща­лось 10 чело­век, кото­рые состав­ля­ли con­tu­ber­nium, това­ри­ще­ство, и назы­ва­лись con­tu­ber­na­les; над­зи­ра­тель их назы­вал­ся de­ca­nus.



[7] При посте­пен­ном раз­ви­тии и совер­шен­ст­во­ва­нии рим­ско­го лаге­ря глав­ное вни­ма­ние обра­ща­лось на два усло­вия: на внут­рен­нюю и внеш­нюю без­опас­ность и удоб­ство раз­ме­ще­ния. Усло­вия эти име­лись в виду и во вре­мя Гиги­на точ­но так же, как и во вре­мя Поли­бия; но, с одной сто­ро­ны, этих целей оди­на­ко­во мож­но было вполне дости­гать раз­лич­ны­ми путя­ми и дру­ги­ми сред­ства­ми, с дру­гой сто­ро­ны, пере­ме­ны во внут­рен­нем устрой­стве лаге­ря обу­слов­ли­ва­лись изме­не­ни­я­ми во всем, что сюда отно­сит­ся, как, напри­мер, весь­ма зна­чи­тель­ным усо­вер­шен­ст­во­ва­ни­ем мета­тель­но­го и тяже­ло­го ору­жия, раз­лич­ны­ми деле­ни­я­ми леги­о­на, уни­что­же­ни­ем раз­ни­цы в воору­же­нии и, нако­нец, пре­об­ра­зо­ва­ни­ем во всем воен­ном деле. Так как теперь все части леги­о­на име­ли рав­ное чис­ло сол­дат, то и рас­пре­де­ле­ние мест для пала­ток было так­же рав­ное; толь­ко пер­вая с.263 когор­та каж­до­го леги­о­на заклю­ча­ла в себе двой­ное чис­ло, а пото­му и зани­ма­ла двой­ное про­стран­ство в лаге­ре. Но, кро­ме того, рядом с леги­о­на­ми яви­лось теперь мно­же­ство само­сто­я­тель­ных отрядов войск с раз­лич­ным зна­че­ни­ем, кото­рые, смот­ря по сво­им отно­ше­ни­ям к осо­бе пол­ко­во­д­ца, рас­по­ла­га­лись в боль­шей или мень­шей бли­зо­сти к пре­то­рию (ср. при­ло­жен­ную таб­ли­цу II лаге­ря Гиги­на): бли­же всех на одной сто­роне поме­ща­лась сви­та пол­ко­во­д­ца, состо­яв­шая из моло­дых знат­ных рим­лян (co­mi­tes im­pe­ra­to­ris), а на дру­гой сто­роне — долж­ност­ные лица (of­fi­cia­les im­pe­ra­to­ris); потом сле­до­ва­ли раз­лич­ные co­hor­tes prae­to­riae, тепе­реш­ние тело­хра­ни­те­ли, и вме­сте с выс­шим окла­дом жало­ва­нья имев­шие и выс­ший чин equi­tes prae­to­ria­ni и sin­gu­la­res. Про­стран­ство меж­ду валом и палат­ка­ми вме­сто преж­них 200′ сокра­ще­но было до 60′, так как тако­го рас­сто­я­ния было вполне доста­точ­но для дости­же­ния выше­при­веден­ных целей, а про­тив непри­я­тель­ско­го огня при уси­лен­ном дей­ст­вии мета­тель­ных машин и преж­няя шири­на в 200′ не достав­ля­ла без­опас­но­сти. [8] Внут­рен­ней без­опас­но­сти, т. е. от тай­ной непри­яз­ни союз­ни­ков — в древ­нее вре­мя иска­ли в разде­ле­нии их, поче­му рим­ское вой­ско рас­по­ла­га­лось лицом внутрь, а союз­ни­ки — нару­жу. На это пере­ста­ли обра­щать вни­ма­ние после того, как всем ита­лий­ским наро­дам был открыт доступ к служ­бе в леги­оне, а со вре­мен Авгу­ста и в само­сто­я­тель­ных когор­тах наравне с леги­о­на­ми (co­hor­tes pe­di­tum и equi­tum, quin­ge­na­riae и mil­lia­riae, ср. табл.), и когда заме­нив­шие теперь преж­них so­cii auxi­lia (Pan­no­nii ve­re­da­rii, Mau­ri equi­tes, Ge­tae, Da­ci, Bri­to­nes, Can­tab­ri, Pal­my­re­ni) были так раз­лич­ны по про­ис­хож­де­нию и стрем­ле­ни­ям, что от них нель­зя было ожидать вне­зап­ных опас­но­стей. Сверх того, вся­кое вол­не­ние столь же лег­ко и вер­но мож­но было пред­от­вра­щать и подав­лять через раз­ме­ще­ние союз­ных войск внут­ри лаге­ря, как и через отде­ле­ние их от рим­ско­го вой­ска. Отсюда теперь то явле­ние, что леги­о­ны рас­по­ла­га­лись близ вала и окру­жа­ли всю внут­рен­ность лаге­ря как бы сте­ною. Палат­ки их отде­ля­лись от осталь­но­го лагер­но­го про­стран­ства четырь­мя viae sa­gu­la­res шири­ною в 30′ каж­дая. Про­чие глав­ные ули­цы преж­не­го лаге­ря оста­лись те же и сохра­ни­ли свои назва­ния: via prae­to­ria шири­ною в 60′ вела теперь от prae­to­rium к por­ta prae­to­ria; две дру­гие ули­цы шли попе­рек лаге­ря: via prin­ci­pa­lis име­ла в шири­ну так­же 60′, а via quin­ta­na — 30′. Боко­вые ули­цы (viae vi­ci­na­riae) меж­ду ряда­ми пала­ток (stri­gae) были шири­ною в 10′ или 20′, смот­ря по тому, насколь­ко [9] Ули­ца­ми prin­ci­pa­lis и quin­ta­na весь лагерь, дли­на кото­ро­го на одну треть была боль­ше шири­ны (ter­tia­ta), разде­лял­ся на три части; это были: 1) prae­ten­tu­ra, пере­д­няя сто­ро­на (теперь обра­щен­ная к непри­я­те­лю), меж­ду por­ta prae­to­ria и via prin­ci­pa­lis; 2) la­te­ra prae­to­rii, сто­ро­ны пре­то­рия, в середине лаге­ря, меж­ду via prin­ci­pa­lis и quin­ta­na; 3) re­ten­tu­ra, зад­няя сто­ро­на, от via quin­tan­ta до por­ta de­cu­ma­na. С пере­ме­ной фрон­та лаге­ря и боко­вые ворота, por­ta prin­ci­pa­les — dextra и si­nistra, были пере­име­но­ва­ны соот­вет­ст­вен­но сво­е­му поло­же­нию. Если с уве­ли­че­ни­ем чис­ла леги­о­нов тре­бо­ва­лось уве­ли­чить и чис­ло выхо­дов и ворот, то устра­и­ва­лись ворота так­же на обо­их кон­цах viae quin­ta­nae. Caes. b. g. 6, 37. Пре­то­рий поме­щал­ся в середине лаге­ря, меж­ду via prin­ci­pa­lis и quin­ta­na, как это слу­ча­лось и преж­де, когда рас­по­ла­гал­ся лаге­рем толь­ко один леги­он. Перед ним нахо­дил­ся prin­ci­pium или fo­rum, место собра­ния сол­дат (Tac. ann. 1, 61. hist. 1, 48. 54. 3, 12. 13) — с жерт­вен­ни­ка­ми, авгу­ра­то­ри­ем и три­бу­на­лом. (Отсюда и me­ta­tor изме­рял лагерь; само место назы­ва­лось gro­ma, поче­му и изме­ри­тель назы­вал­ся так­же gro­ma­ti­cus). По сто­ро­нам пре­то­рия рас­по­ла­га­лись выше­на­зван­ная сви­та и тело­хра­ни­те­ли пол­ко­во­д­ца. В re­ten­tu­ra, тот­час за пре­то­ри­ем, на дру­гой сто­роне viae quin­ta­nae нахо­дил­ся quaes­to­rium, где теперь под над­зо­ром лега­тов содер­жа­лись залож­ни­ки и хра­ни­лась добы­ча. [10] Кве­сто­ра в преж­нем зна­че­нии уже не было при вой­ске, а если он и был, то ему пору­ча­лось коман­до­ва­ние отрядом (Caes. b. g. 1, 52. 4, 22), и он сто­ял наравне с лега­та­ми.

В prae­ten­tu­ra, по обе­им сто­ро­нам viae prae­to­riae, парал­лель­но с via prin­ci­pa­lis, раз­би­ва­лись палат­ки лега­тов и три­бу­нов в два ряда (scam­num), одни за дру­ги­ми. В лаге­ре Гиги­на впер­вые явля­ют­ся еще палат­ки масте­ро­вых (fab­ri­ca), кото­рые сле­до­ва­ли за вой­ском в осо­бом отряде под началь­ст­вом prae­fec­tus fab­rum; рядом с ними нахо­дил­ся ve­te­ri­na­rium для боль­ных живот­ных; на дру­гой сто­роне viae prae­to­riae поме­ща­лись палат­ки для заболев­ших сол­дат, va­le­tu­di­na­rium, ср. Caes. b. g. 6, 36.

См. также:
ЛАГЕРЬ (Словарь античности)
«Реаль­ный сло­варь клас­си­че­ских древ­но­стей по Люб­ке­ру». Изда­ние Обще­ства клас­си­че­ской фило­ло­гии и педа­го­ги­ки. СПб, 1885, с. 260.
Иллю­ст­ра­ции: Люб­кер Ф. Иллю­ст­ри­ро­ван­ный сло­варь антич­но­сти. — М.: Изд-во Экс­мо, 2005.
См. по теме: БОЕВАЯ КОЛЕСНИЦА • ДЕЗЕРТИР • КОННИЦА • ДЕКУМАНСКИЕ ВОРОТА •
ИЛЛЮСТРАЦИИ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. АРХИТЕКТУРА. Рим.
Арка Септимия Севера.
Левая панель со стороны Форума.
Рим, Римский Форум, Арка Септимия Севера.
2. АРХИТЕКТУРА. Рим.
Арка Септимия Севера.
Правая панель со стороны Форума.
Рим, Римский Форум, Арка Септимия Севера.
3. ВОЕННОЕ ИСКУССТВО. Рим.
Масштабная модель поперечного сечения внешней границы римского лагеря, защищённого рвом и валом с палисадом.
Пластик.
Рим, Музей Римской культуры.
4. ВОЕННОЕ ИСКУССТВО. Рим.
Масштабная модель поперечного сечения внешней границы римского лагеря, защищённого рвом и валом с палисадом.
Пластик.
Рим, Музей Римской культуры.
5. ВОЕННОЕ ИСКУССТВО. Рим.
Масштабная модель поперечного сечения внешней границы римского лагеря, защищённого рвом и валом с палисадом.
Пластик.
Рим, Музей Римской культуры.
6. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Римский военный лагерь на берегу Дуная (нижний регистр).
Мрамор.
180—193 гг.
Рим, Колонна Марка Аврелия, I.
7. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Римский военный лагерь на берегу Дуная (нижний регистр).
Мрамор.
180—193 гг.
Рим, Колонна Марка Аврелия, I.
8. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Римский военный лагерь на берегу Дуная (нижний регистр).
Мрамор.
180—193 гг.
Рим, Колонна Марка Аврелия, I.
9. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Римский военный лагерь на берегу Дуная (нижний регистр).
Мрамор.
180—193 гг.
Рим, Колонна Марка Аврелия, I.
10. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Римский военный лагерь на берегу Дуная (нижний регистр).
Мрамор.
180—193 гг.
Рим, Колонна Марка Аврелия, I.
МОНЕТЫ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. Денарий, серебро
Клавдий
Рим, 44—45 гг.
АВЕРС: TI. CLAVD. CAESAR AVG. P. M. TR. P. IIII — голова Клавдия в лавровом венке вправо.
РЕВЕРС: Вид преторианского лагеря; спереди — стена с двумя небольшими открытыми арками внизу и пятью зубцами наверху; сверху за зубцами стоит влево на страже солдат, держа копье в правой руке; справа от него стоит аквила; позади него фронтон, на котором изображен полумесяц, на двух колоннах, по сторонам, слева и справа, — стены, каждая с зубцом вверху и аркой внизу. По всей длине главной стены надпись: IMPER. RECEPT.
2. Аурей, золото
Клавдий
Рим, 46—47 гг.
АВЕРС: TI. CLAVD. CAESAR AVG. P. M. TR. P. VI IMP. XI — голова Клавдия в лавровом венке вправо.
РЕВЕРС: Вид преторианского лагеря; спереди — стена с двумя небольшими открытыми арками внизу и пятью зубцами наверху; сверху за зубцами стоит влево на страже солдат, держа копье в правой руке; справа от него стоит аквила; позади него фронтон, на котором изображен полумесяц, на двух колоннах, по сторонам, слева и справа, — стены, каждая с зубцом вверху и аркой внизу. По всей длине главной стены надпись: IMPER. RECEPT.
3. Денарий, серебро
Клавдий
Рим, 43—44 гг.
АВЕРС: TI. CLAVD. CAESAR AVG. P. M. TR. P. III — голова Клавдия в лавровом венке вправо.
РЕВЕРС: Вид преторианского лагеря; спереди — стена с двумя небольшими открытыми арками внизу и пятью зубцами наверху; сверху за зубцами стоит влево на страже солдат, держа копье в правой руке; справа от него стоит аквила; позади него фронтон, на котором изображен полумесяц, на двух колоннах, по сторонам, слева и справа, — стены, каждая с зубцом вверху и аркой внизу. По всей длине главной стены надпись: IMPER. RECEPT.
4. Денарий, серебро
Клавдий
Рим, 46—47 гг.
АВЕРС: TI. CLAVD. CAESAR AVG. P. M. TR. P. VI IMP. XI — голова Клавдия в лавровом венке вправо.
РЕВЕРС: Вид преторианского лагеря; спереди — стена с двумя небольшими открытыми арками внизу и пятью зубцами наверху; сверху за зубцами стоит влево на страже солдат, держа копье в правой руке; справа от него стоит аквила; позади него фронтон, на котором изображен полумесяц, на двух колоннах, по сторонам, слева и справа, — стены, каждая с зубцом вверху и аркой внизу. По всей длине главной стены надпись: IMPER. RECEPT.
5. Аурей, золото
Клавдий
Рим, 41—42 гг.
АВЕРС: TI. CLAVD. CAESAR AVG. P. M. TR. P. — голова Клавдия, в лавровом венке, вправо.
РЕВЕРС: Вид преторианского лагеря; спереди — стена с двумя небольшими открытыми арками внизу и пятью зубцами наверху; сверху за зубцами стоит влево на страже солдат, держа копье в правой руке; справа от него стоит аквила; позади него фронтон, на котором изображен полумесяц, на двух колоннах, по сторонам, слева и справа, — стены, каждая с зубцом вверху и аркой внизу. По всей длине главной стены надпись: IMPER. RECEPT.
6. Аурей, золото
Клавдий
Рим, 43—44 гг.
АВЕРС: TI. CLAVD. CAESAR AVG. P. M. TR. P. III — голова Клавдия в лавровом венке вправо.
РЕВЕРС: Вид преторианского лагеря; спереди — стена с двумя небольшими открытыми арками внизу и пятью зубцами наверху; сверху за зубцами стоит влево на страже солдат, держа копье в правой руке; справа от него стоит аквила; позади него фронтон, на котором изображен полумесяц, на двух колоннах, по сторонам, слева и справа, — стены, каждая с зубцом вверху и аркой внизу. По всей длине главной стены надпись: IMPER. RECEPT.
7. Аурей, золото
Клавдий
Рим, 44—45 гг.
АВЕРС: TI. CLAVD. CAESAR AVG. P. M. TR. P. IIII — голова Клавдия, в лавровом венке, вправо.
РЕВЕРС: Вид преторианского лагеря; спереди — стена с двумя небольшими открытыми арками внизу и пятью зубцами наверху; сверху за зубцами стоит влево на страже солдат, держа копье в правой руке; справа от него стоит аквила; позади него фронтон, на котором изображен полумесяц, на двух колоннах, по сторонам, слева и справа, — стены, каждая с зубцом вверху и аркой внизу. По всей длине главной стены надпись: IMPER. RECEPT.
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА