Ф. Любкер. Реальный словарь классических древностей

КОННИЦА

[1] Equi­ta­tus. У древ­них вар­вар­ских наро­дов мы видим вме­сто кон­ни­цы частью бое­вые колес­ни­цы. Одни лишь пер­сы, быв­шие пер­во­на­чаль­но кочев­ни­ка­ми, смот­ре­ли на кон­ни­цу, как на ядро сво­его вой­ска, и это пере­шло к позд­ней­шим пар­фя­нам. В Гре­ции в геро­и­че­ский пери­од кон­ни­цы так­же не было, а были бое­вые колес­ни­цы, хотя фес­са­лий­цы еще в очень ран­ние вре­ме­на извест­ны были как наезд­ни­ки. Hdt. 7, 173. 196. Даже так назы­вае­мые всад­ни­ки (ἱπ­πεῖς) у спар­тан­цев, состав­ляв­шие отряд в 300 чело­век (Hdt. 8, 124. Dion. Hal. 2, 13) и быв­шие тело­хра­ни­те­ля­ми царей, сра­жа­лись все­гда пеши­ми; так­же и ски­ри­ты, на севе­ро-восто­ке Лако­нии, выстав­ля­ли в каче­стве осо­бо­го кон­тин­ген­та не кон­ни­цу, как неспра­вед­ли­во заклю­чи­ли из Ксе­но­фон­та (Cyr. 4, 2, 1), а пехоту. Thuc. 5, 67. Xen. Hell. 5, 4, 52 сл. Лишь во вре­мя пело­пон­нес­ской вой­ны упо­ми­на­ет­ся, как нечто необык­но­вен­ное, что спар­тан­цы выста­ви­ли отряд кон­ни­цы. Xen. Hell. 4, 5, 11. r. L. 11, 2. И позд­нее, когда к каж­дой море гопли­тов при­со­еди­ня­лась мора кон­ни­цы под началь­ст­вом гип­пар­мо­ста (Xen. Hell. 6, 4, 10 сл.), кон­ное вой­ско оста­ва­лось все-таки незна­чи­тель­ным. В несколь­ко луч­шем состо­я­нии была кон­ни­ца у афи­нян, у кото­рых сна­ча­ла было толь­ко 100 всад­ни­ков; в мара­фон­ской бит­ве кон­ни­цы вовсе не было, но зато тот­час же после пер­сид­ских войн они нача­ли выстав­лять 300, а потом и 600 всад­ни­ков, и в нача­ле пело­пон­нес­ской вой­ны уве­ли­чи­ли это чис­ло до 1200 (Thuc. 2, 13), из кото­рых 200 воору­же­ны были лука­ми (ἱπ­πο­τοξό­ται). Употреб­ле­ние кон­ни­цы в сра­же­нии было весь­ма огра­ни­че­но и доволь­но несу­ще­ст­вен­но, на сомкну­тую пехоту она вовсе не напа­да­ла, как и вооб­ще она была лише­на нынеш­не­го зна­че­ния уда­ра, натис­ка; пред­ме­том ее напа­де­ния была толь­ко кон­ни­ца же, да обра­тив­ша­я­ся в бег­ство пехота. Местом кон­ни­цы во вре­мя сра­же­ния были оба кры­ла, поче­му и гип­пар­хов было двое.

[2] У бео­тий­цев мы нахо­дим при­бли­жаю­ще­е­ся к гер­ман­ско­му обы­чаю соеди­не­ние кон­ни­цы и лег­кой пехоты (ἅμιπ­ποι) — Филипп и Алек­сандр Македон­ские луч­ше пони­ма­ли зна­че­ние кон­ни­цы, поче­му пер­вый заклю­чал сою­зы с фес­са­лий­ца­ми и не толь­ко добы­вал от них хоро­ших лоша­дей, но и убеж­дал раз­лич­ные пле­ме­на посту­пать к себе на служ­бу. Они состав­ля­ли кор­пус сариссо­фо­ров, лег­кую кон­ни­цу чис­лом око­ло 1000 чело­век. Тяже­лая кон­ни­ца, око­ло 3000 чело­век, состо­я­ла из македо­нян и разде­ля­лась (веро­ят­но) на 15 ил, а сариссо­фо­ры — на 8. Осо­бая 16-я ила состав­ля­ла цар­скую кон­ную гвар­дию, как аге­ма (см. Age­ma). Алек­сандр уве­ли­чил свою кон­ни­цу фес­са­лий­ца­ми, а кро­ме того, и кон­ни­цей гре­че­ских союз­ни­ков. Diod. Sic. 17, 57. Вооб­ще, он нуж­дал­ся в боль­шом коли­че­стве кон­ни­цы после раз­гро­ма пер­сид­ско­го цар­ства, чтобы иметь воз­мож­ность энер­ги­че­ски пре­сле­до­вать раз­лич­ные раз­бе­жав­ши­е­ся, но посто­ян­но ока­зы­вав­шие сопро­тив­ле­ние мел­кие наро­ды. Для боль­шей лег­ко­сти пере­дви­же­ния он делил илу на два лоха, а всю кон­ни­цу — на две хили­ар­хии; но все это, как и дру­гие позд­ней­шие пере­ме­ны в устрой­стве кон­ни­цы, было лишь вре­мен­ным.

[3] У рим­лян с само­го же нача­ла наряду с пехотой явля­ет­ся и кон­ни­ца. Уже при Рому­ле в рим­ском вой­ске были ce­le­res (см.), 300 всад­ни­ков, разде­лен­ные на 3 цен­ту­рии, но в сра­же­ни­ях они не име­ли ника­ко­го решаю­ще­го зна­че­ния, а во все вре­ме­на сила вой­ска заклю­ча­лась в пехо­те (леги­он). Если пред­став­ля­лась надоб­ность в боль­шем коли­че­стве кон­ни­цы, чем было у самих рим­лян, то это допол­не­ние воз­ла­га­лось на союз­ни­ков (в двой­ном чис­ле про­тив рим­ской кон­ни­цы). Equi­tes ala­rii (кон­ни­ца союз­ни­ков) ста­ви­лись в сра­же­нии на кры­лах вой­ска и тем отли­ча­лись от equi­tes le­gio­na­rii (рим­ской кон­ни­цы). О воору­же­нии рим­ской кон­ни­цы ср. Ar­ma, II. Надо заме­тить еще equi­tes ca­taph­rac­ti или lo­ri­ca­ti (Tac. hist. 1, 79), кото­рые с голо­вы до ног покры­ты были, рав­но как и лоша­ди их, чешуй­ча­тым пан­ци­рем из желез­ной жести на кожа­ной или полот­ня­ной под­клад­ке. О под­разде­ле­ни­ях и началь­ни­ках ср. Ce­le­res и Dux, 4. Мало-пома­лу нача­ли дей­ст­во­вать кон­ни­цей неза­ви­си­мо от леги­о­нов, как это было уже в югур­тин­скую вой­ну. Sall. Iug. 55. 99. Отсюда явле­ние, что сами рим­ляне уже не выстав­ля­ли более кон­ни­цы, как это вполне досто­вер­но, по край­ней мере, отно­си­тель­но войн Цеза­ря (b. g. 1, 42, 2, 11, 27). После Авгу­ста суще­ст­во­ва­ли alae quin­ge­na­riae и mi­lia­riae, так как уже со вре­мен Мария под alae разу­ме­лись не вой­ска союз­ни­ков во всем их соста­ве, а толь­ко кон­ни­ца. Gell. 11, 4. Cic. off. 2, 13, 45. Alae quin­ge­na­riae разде­ля­лись на 16 (ср. Tac. hist. 2, 14), а alae mi­lia­riae — на 24 тур­мы и состо­я­ли под началь­ст­вом prae­fec­ti ala­rum, в три­бун­ском ран­ге, что, одна­ко, изме­не­но было Клав­ди­ем. Suet. Claud. 25. Воору­же­ние их состо­я­ло вооб­ще, по Иоси­фу (b. Iud. 3, 5, 5), из меча на пра­вой сто­роне и длин­но­го мета­тель­но­го копья has­ta, Tac. ann. 14, 37), кол­ча­на и 3 длин­ных стрел, груд­ных лат и шле­ма. При Вес­па­си­ане соеди­не­ние кон­ни­цы с пехотой сде­ла­лось все­об­щим, но уже Цезарь ввел в сво­ем вой­ске этот гер­ман­ский обы­чай, застав­ляя сра­жать­ся анте­сигна­нов вме­сте с кон­ни­цей и впе­ре­меж­ку с ней (Caes. b. c. 3, 75, 84), точ­но так же и Тацит (ann. 2, 15) упо­ми­на­ет о соеди­не­нии лег­кой пехоты с кон­ни­цей, воору­жен­ной лука­ми, в вой­ске Гер­ма­ни­ка. Вес­па­си­ан обра­зо­вал лег­ко­во­ору­жен­ные, так назы­вае­мые co­hor­tes equi­ta­tae или equestres, 120 всад­ни­ков и 600 пехо­тин­цев. Ioseph. b. Iud. 3, 4, 2. Позд­нее были co­hor­tes equi­ta­tae quin­ge­na­riae и mi­lia­riae (120 всад­ни­ков и 380 пехо­тин­цев, 240 всад­ни­ков и 760 пехо­тин­цев). Со вре­мен Гад­ри­а­на ve­xil­la­tio­nes equi­tum были то же, что преж­ние alae, и служ­ба в кон­ни­це equi­tes auxi­lia­rii была столь же почет­на, как и служ­ба в леги­о­нах. И воору­же­ние кон­ни­цы было совер­шен­но оди­на­ко­во с воору­же­ни­ем тяже­лой пехоты.

См. также:
КОННИЦА (Словарь античности)
«Реаль­ный сло­варь клас­си­че­ских древ­но­стей по Люб­ке­ру». Изда­ние Обще­ства клас­си­че­ской фило­ло­гии и педа­го­ги­ки. СПб, 1885, с. 489—490.
См. по теме: БОЕВАЯ КОЛЕСНИЦА • ДЕЗЕРТИР • ДЕКУМАНСКИЕ ВОРОТА • ДОРИФОРЫ •
ИЛЛЮСТРАЦИИ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Саркофаг со сценой битвы римлян с варварами, известный как Малый саркофаг Лудовизи. Левая боковая панель.
Мрамор. 170—180 гг.
Рим, Римский национальный музей, Палаццо Альтемпс.
2. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Саркофаг со сценой битвы римлян с варварами, известный как Малый саркофаг Лудовизи. Фронтальная панель.
Мрамор. 170—180 гг.
Рим, Римский национальный музей, Палаццо Альтемпс.
3. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Саркофаг со сценой битвы римлян с варварами, известный как Малый саркофаг Лудовизи. Фронтальная панель (деталь).
Мрамор. 170—180 гг.
Рим, Римский национальный музей, Палаццо Альтемпс.
4. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Саркофаг со сценой битвы римлян с варварами, известный как Малый саркофаг Лудовизи. Фронтальная панель (деталь).
Мрамор. 170—180 гг.
Рим, Римский национальный музей, Палаццо Альтемпс.
5. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Саркофаг со сценой битвы римлян с варварами, известный как Малый саркофаг Лудовизи. Фронтальная панель (деталь).
Мрамор. 170—180 гг.
Рим, Римский национальный музей, Палаццо Альтемпс.
6. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Саркофаг со сценой битвы римлян с варварами, известный как Малый саркофаг Лудовизи. Фронтальная панель (деталь).
Мрамор. 170—180 гг.
Рим, Римский национальный музей, Палаццо Альтемпс.
7. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Левая сторона постамента колонны Антонина Пия, вид в три четверти.
Белый италийский мрамор.
161 г.
Рим, Ватиканские музеи, Двор доспехов.
8. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Правая сторона постамента колонны Антонина Пия, вид в одну четверть.
Белый италийский мрамор.
161 г.
Рим, Ватиканские музеи, Двор доспехов.
9. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Левая сторона постамента колонны Антонина Пия.
Белый италийский мрамор.
161 г.
Рим, Ватиканские музеи, Двор доспехов.
10. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Левая сторона постамента колонны Антонина Пия: Decursio Equitum.
Белый италийский мрамор.
161 г.
Рим, Ватиканские музеи, Двор доспехов.
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА