С. Б. Платнер, Т. Эшби. Топографический словарь Древнего Рима

ДОМ АВГУСТА (Do­mus Augus­ti). Дом Авгу­ста на Пала­тине, впо­след­ст­вии слу­жив­ший его рези­ден­ци­ей; ha­bi­ta­vit… pos­tea in Pa­la­tio, sed ni­hi­lo mi­nus aedi­bus mo­di­cis Hor­ten­sia­nis, et ne­que la­xi­ta­te ne­que cul­tu con­spi­cuis, ut in qui­bus por­ti­cus bre­ves es­sent Al­ba­na­rum co­lum­na­rum, et si­ne mar­mo­re ul­lo aut in­sig­ni pa­vi­men­to concla­via[1] (Suet. Aug. 72; ср. 29: templum Apol­li­nis in ea par­te Pa­la­ti­nae do­mus ex­ci­ta­vit, quam ful­mi­ne ic­tum de­si­de­ra­ri a deo ha­rus­pi­ces pro­nun­tia­rant[2]). Таким обра­зом, пер­во­на­чаль­но дом при­над­ле­жал Гор­тен­зию, и неда­ле­ко от него был постро­ен храм Апол­ло­на (q. v.); и если иден­ти­фи­ци­ро­вать с этим послед­ним поди­ум на юго-запад­ном склоне хол­ма, то домом Гор­тен­зия ока­жет­ся тот том, кото­рый обыч­но зовёт­ся домом Ливии. Август при­об­рёл так­же дом Квин­та Лута­ция Кату­ла (q. v.), место­по­ло­же­ние кото­ро­го точ­но не извест­но.

с.157 Итак, Све­то­ний сооб­ща­ет, что часть дома Авгу­ста была пора­же­на мол­нией и на этом месте был постро­ен храм Апол­ло­на; в воз­ме­ще­ние за это сенат поста­но­вил постро­ить Авгу­сту дом на обще­ст­вен­ные сред­ства (Cass. Dio XLIX. 15. 5). Стро­и­тель­ство рас­ши­рен­но­го дома, види­мо, было завер­ше­но тогда же, когда и воз­веде­ние хра­ма Апол­ло­на, ибо 13 янва­ря 27 г. до н. э. сенат решил поме­стить над две­рью дома дубо­вый венок (Fast. Praen. за 13 янва­ря; RGDA. VI. 13; Cass. Dio LIII. 16. 4; Ovid. Fas­ti, I. 509; IV. 951; ср. изо­бра­же­ние на базе из Соррен­то (Hey­de­mann H. Due mo­nu­men­ti dell’Ita­lia me­ri­dio­na­le // MDAIR. Bd. 4. 1889. S. 307—313; Taf. X; Huel­sen Ch. Zur Sor­ren­ti­ner Ba­sis // MDAIR. Bd. 9. 1894. S. 238—245; Strong E. Scul­tu­ra Ro­ma­na da Augus­to a Cos­tan­ti­no. Vol. 1. Fi­ren­ze, 1924. P. 70) и Co­hen, Aug. 385 = BMC. Aug. 126). Ср. Ros­toftzeff M. A. A His­to­ry of the An­cient World: Vo­lu­me II Ro­me. Ox­ford, 1927. Pl. xxxvii.2; RM 1925. 290 об алта­ре с Ромой, дер­жа­щей колон­ну с одним из щитов, укра­шав­ших этот дом, и см.: Hül­sen Ch. The Fo­rum and the Pa­la­ti­ne / Transl. H. H. Tan­zer. New York, 1928. P. 63—65.

Све­то­ний гово­рит о боль­шой скром­но­сти дома и о ком­на­те на верх­нем эта­же, куда импе­ра­тор любил уда­лять­ся (Suet. Aug. 72, 73, см. Sy­ra­cu­sae et Tech­ny­phion) а так­же о свя­ти­ли­ще и алта­ре Весты (Aedi­cu­la et Ara Ves­tae, q. v.). В 3 г. н. э. дом сго­рел (Cass. Dio LV. 12; Suet. Aug. 57), но Август лишь для виду (pro for­ma) при­нял взно­сы на его вос­ста­нов­ле­ние.

Хюль­зен пред­по­ла­га­ет, что более древ­ние руи­ны под бази­ли­кой, пери­сти­лем и три­кли­ни­ем двор­ца Авгу­стов (Do­mus Augus­tia­na, см. с. 161) могут отно­сить­ся к дому Авгу­ста (Huel­sen Ch. To­po­gra­phie der Stadt Rom in Al­ter­tum. Bd. I, H. 3. Ber­lin, 1906. S. 90). Но даже если при­нять его тео­рию о хра­ме Апол­ло­на, на кото­рой осно­ва­но это пред­по­ло­же­ние, оно будет воз­мож­но толь­ко для пер­вой груп­пы руин, к кото­рой, одна­ко, сле­ду­ет доба­вить ком­на­ты под боль­шим залом к юго-восто­ку и так назы­вае­мый лара­рий, если они не отно­сят­ся к дру­го­му дому. А посколь­ку храм был постро­ен там, где изна­чаль­но нахо­ди­лась часть дома (см. выше), послед­ний ока­зал­ся бы слиш­ком велик (Rich­mond O. L. The Augus­tan Pa­la­tium // JRS. Vol. 4. 1914. P. 193—194). С дру­гой сто­ро­ны, если иден­ти­фи­ци­ро­вать поди­ум на юго-запа­де с хра­мом Апол­ло­на (ср. von Re­ber F. Die Rui­nen Roms / 2 Aufl. Leip­zig, 1879. S. 382), то дом Гор­тен­зия, куп­лен­ный Авгу­стом, вполне мож­но иден­ти­фи­ци­ро­вать (как уже пред­ло­жил Пар­кер: Par­ker J. H. Ca­ta­lo­gue of three thou­sand three hundred pho­to­graphs of an­ti­qui­ties in Ro­me and Ita­ly now in the Ashmo­lean Mu­seum. Lon­don. 1879. Pho­to 2250) с домом, кото­рый обыч­но назы­ва­ют домом Ливии. Дей­ст­ви­тель­но, он, ско­рее все­го, пере­шёл в её соб­ст­вен­ность, судя по обна­ру­жен­ным в нём свин­цо­вым водо­про­вод­ным тру­бам с име­нем Юлии Авгу­сты (Iuliae Aug(us­tae), CIL. XV. 7264), кото­рые боль­шин­ство иссле­до­ва­те­лей свя­зы­ва­ют с ней. Пред­ла­га­лось так­же иден­ти­фи­ци­ро­вать этот дом как дом Гер­ма­ни­ка, отца Кали­гу­лы, где пря­та­лись убий­цы послед­не­го (Flav. Ios. Ant. Iud. XIX. 1. 15 (117); см., напр.: Lan­cia­ni R. The Ruins and Ex­ca­va­tions of An­cient Ro­me. Lon­don; New York, 1898. 149—151; ср. Huel­sen Ch. To­po­gra­phie S. 63 (но там же эта тео­рия отвер­га­ет­ся: ibid. S. 85, Anm. 109). Но толь­ко иден­ти­фи­ка­ция с домом Авгу­ста поз­во­ля­ет объ­яс­нить тот факт, что до само­го кон­ца клас­си­че­ско­го пери­о­да в нём не про­из­во­ди­лось ника­ких изме­не­ний, слов­но он был объ­ек­том покло­не­ния (см. Do­mus Ti­be­ria­na). Водо­про­вод­ные тру­бы свиде­тель­ст­ву­ют о том, что он оста­вал­ся импе­ра­тор­ской соб­ст­вен­но­стью до прав­ле­ния Доми­ци­а­на (CIL. XV. 7265—7285. Луций Пес­цен­ний Эрот, раб Цеза­рей, может быть почти совре­мен­ни­ком над­пи­си CIL. XV. 7264, а Цеза­ри — либо Гаем и Луци­ем, либо Тибе­ри­ем, Дру­зом и Гер­ма­ни­ком).

К дому ведёт малень­кий про­ход, в кото­рый мож­но было попасть через крип­то­пор­тик дома Тибе­рия; он откры­ва­ет­ся во внут­рен­ний двор, с.158 бо́льшую часть кото­ро­го покры­ва­ет моза­и­ка. Спра­ва нахо­дит­ся малень­кий три­кли­ний, а рядом с ним — вин­ный погреб; напро­тив вхо­да рас­по­ло­же­ны три свод­ча­тые ком­на­ты, выхо­дя­щие на севе­ро-запад и пер­во­на­чаль­но осве­щав­ши­е­ся через боль­шие круг­лые окна над кры­шей дво­ра. Фрес­ки похо­жи на те, кото­рые в Пом­пе­ях отне­се­ны ко Вто­ро­му сти­лю и их пер­спек­ти­ва (осо­бен­но в цен­траль­ной ком­на­те из трёх, кото­рую оши­боч­но назы­ва­ют таб­ли­ни­ем) име­ет мно­го обще­го со сце­ни­че­ской живо­пи­сью (Mau A. Due pa­re­ti d’una stan­za sul Pa­la­ti­no // An­na­li dell’Insti­tu­to di cor­ris­pon­den­za ar­cheo­lo­gi­ca. Vol. 52. 1880. P. 136—149; Mau A. Ge­schich­te der de­co­ra­ti­ven Wandma­le­rei in Pom­peji. Ber­lin, 1882. S. 167—174; 196—205; ср. Huel­sen Ch. To­po­gra­phie… S. 62 Anm. 62)1. Фрес­ки отно­сят­ся ко вто­ро­му пери­о­ду Вто­ро­го пом­пей­ско­го сти­ля (Wirth F. Der Stil der Kam­pa­ni­schen Wandge­mäl­de im Ver­hältnis zur Wandde­ko­ra­tion // MDAIR. Bd. 42. 1927. S. 24 ff., 66). Хотя дом был пол­но­стью рас­ко­пан толь­ко в 1869 г., иссле­до­ва­ние, про­ведён­ное в 1730 г. (или при­бли­зи­тель­но в это вре­мя) опре­де­лён­но достиг­ло южной сте­ны три­кли­ния, посколь­ку её фраг­мент нахо­дил­ся во двор­це Фар­не­зе уже в 1740 г., а сего­дня хра­нит­ся в Неа­по­ле (Huel­sen Ch. Un­ter­su­chun­gen zur To­po­gra­phie des Pa­la­tins // MDAIR. Bd. 10. 1895. P. 271, 272)

В дру­гую часть дома (веро­ят­но, пере­д­нюю) мож­но было попасть из выше­опи­сан­ных поме­ще­ний толь­ко по узкой дере­вян­ной лест­ни­це. Спер­ва она состо­я­ла из внут­рен­не­го дво­ра, окру­жён­но­го пор­ти­ком с пря­мо­уголь­ны­ми колон­на­ми, по обе­им сто­ро­нам от кото­ро­го (на севе­ро-запа­де и юго-восто­ке) нахо­ди­лись ком­на­ты; затем в цен­тре дво­ра была устро­е­на боль­шая ком­на­та; ещё позд­нее пор­тик был раз­бит на мно­же­ство малень­ких ком­нат; нако­нец, восточ­ный угол про­ре­зал узкий крип­то­пор­тик (Whib­ley L. The Year’s Work in Clas­si­cal Stu­dies. Lon­don, 1911. P. 10), раз­ру­шив­ший этот фасад дома — если он суще­ст­во­вал. Име­ет­ся и ниж­ний этаж дома, о кото­ром пока нет ника­ких сведе­ний.

На юго-запа­де име­ют­ся скуд­ные руи­ны пери­сти­ля, сего­дня отре­зан­ные от осталь­но­го дома доро­гой, кото­рая не явля­ет­ся антич­ной, но была реста­ври­ро­ва­на Розой (кото­рый рас­ка­пы­вал дом в 1869 г.); он иден­ти­фи­ци­ро­ван как атрий, в кото­ром заседал сенат (Rich­mond O. I. Op. cit. P. 207, 213 sqq.; Tac. Ann. II. 37; XIII. 5. 2; Serv. ad Aen. VII. 170—175; XI. 235). Его раз­ме­ры состав­ля­ют как мини­мум 14,20 × 15 м или даже 22,7 × 20 м (Pin­za G. Nuo­ve os­ser­va­zio­ni in­tor­no al tem­pio di Apol­lo Pa­la­ti­no // BCAR. Vol. 41. 1913. P. 199—224); несо­мнен­но боль­ше, чем 6 × 15 м (Huel­zen Ch. La rappre­sen­ta­zio­ne deg­li edi­fi­zi pa­la­ti­ni nel­la For­ma Ur­bis Ro­mae dei tem­pi se­ve­ria­ni // Dis­ser­ta­zio­ni dell’ Ac­ca­de­mia Pon­ti­fi­cia Ro­ma­na in ar­cheo­lo­gia. Ser. 2. Vol. 11. 1914. P. 113). Он был постро­ен на руи­нах дру­го­го дома, белое моза­ич­ное покры­тие кото­ро­го до сих пор сохра­ни­лось в под­ва­ле крип­то­пор­ти­ка. Этот под­вал, види­мо, был устро­ен в остат­ках преды­ду­ще­го зда­ния и, хотя и имел окна, нико­гда не рас­чи­щал­ся и не был досту­пен. К севе­ро-запа­ду и юго-восто­ку были най­де­ны и дру­гие руи­ны, дати­ру­е­мые обо­и­ми пери­о­да­ми, но их опи­са­ние отсут­ст­ву­ет. См. Huel­sen Ch. To­po­gra­phie… S. 60—63, 74—76; Chro­na­ca del­le bel­le ar­ti // Bol­let­ti­no d’Ar­te. Ser. 1. 1914. Suppl. 10. p. 73; Jones W. H. S. Year’s Work in Clas­si­cal Stu­dies. Lon­don, 1920. P. 83—84; Lug­li G. La Zo­na Ar­cheo­lo­gi­ca di Ro­ma. Ro­ma, 1925. P. 178—186.

См. также:
Дом Августа (Ричардсон. Новый топографический словарь Древнего Рима)

ПРИМЕЧАНИЯ


  • 1 Ср. так­же Ros­towzew M. Die hel­le­nis­ti­sch-rö­mi­sche Ar­chi­tek­tur­land­schaft // MDAIR. Bd. 26. 1911. S. 6—22.
  • ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИЦЫ:

  • [1]Жил он сна­ча­ла близ рим­ско­го фору­ма, над Колеч­ни­ко­вой лест­ни­цей, в доме, при­над­ле­жав­шем когда-то ора­то­ру Каль­ву, а потом — на Пала­тине, в доме Гор­тен­зия; но и этот дом был скром­ный, не при­ме­ча­тель­ный ни раз­ме­ром, ни убран­ст­вом, — даже пор­ти­ки были корот­кие, с колон­на­ми аль­бан­ско­го кам­ня, а в ком­на­тах не было ни мра­мо­ра, ни штуч­ных полов. (Здесь и далее пер. М. Л. Гас­па­ро­ва).
  • [2]Свя­ти­ли­ще Апол­ло­на он воз­двиг в той части пала­тин­ско­го двор­ца, кото­рую, по сло­вам гада­те­лей, избрал себе бог уда­ром мол­нии.

  • © 1929 г. Samuel Ball Platner, Thomas Ashby. A Topographical Dictionary of Ancient Rome. Augustus, Domus, с. 156—158. Серым цве­том выде­ле­ны допол­не­ния к ста­тье со стр. 604.
    © 2017 г. Пере­вод с англ. О. В. Люби­мо­вой.
    См. по теме: ЭРЕХТЕЙОН, ЕРЕХФЕЙОН • ВЕРХНИЙ ЭТАЖ • Проходной дом • Храм Юпитера Долихена •
    ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА